Свадьба главы Ножай-Юртовского РОВД с 17-летней девушкой. Грозный, 16 мая 2015 г. Кадр из видео пользователя Кавказская политика https://www.youtube.com/watch?v=2xpRgf28g90

18 мая 2015, 12:05

Действия Милашиной в ситуации со свадьбой Гучигова не несли уголовного характера

Призывы властей Чечни к уголовному преследованию журналистки Елены Милашиной, освещавшей ситуацию со свадьбой главы Ножай-Юртовского РОВД с 17-летней девушкой, не имеют под собой достаточных оснований, заявили опрошенные "Кавказским узлом" эксперты.

Как писал "Кавказский узел", 30 апреля Елена Милашина сообщила, что начальник РОВД Ножай-Юртовского района Нажуд Гучигов, угрожая родственникам, потребовал выдать несовершеннолетнюю жительницу села Байтарки за него замуж в качестве второй жены. Сам Гучигов, руководство региона и детский омбудсмен Павел Астахов информацию о нарушении прав девушки опровергли. Свадьба состоялась 16 мая

Родственники невесты Гучигова обратились в чеченский Совет по правам человека с просьбой ограничить вмешательство журналистки в частную жизнь девушки, заявив о ее преследовании. Министр печати и информации Чечни Джамбулат Умаров заявил, что усматривает в действиях Елены Милашиной состав преступления и будет настаивать на ее привлечении к ответственности.

Освещение ситуации со свадьбой нельзя расценивать как клевету

Закон о СМИ не устанавливает никаких преступлений, и когда в нем говорится о компенсации морального вреда, то речь идет о возможности привлечения редакции к гражданско-правовой ответственности, если есть на то основания, рассказала медиаюрист, руководитель Центра защиты прав СМИ Галина Арапова

"Требовать право на ответ может только тот, о ком было написано, и это точно не министр печати Чечни. Поскольку Елена Милашина писала о судьбе девушки и предполагаемом принуждении к свадьбе, то воспользоваться правом на ответ могут разве что жених и родители девушки, раз она несовершеннолетняя, – если сочтут, что публикация затрагивает их интересы", – отметила Арапова.

Право на ответ – это процедура обнародования другой точки зрения по той же ситуации, подчеркнула эксперт.

"В данной ситуации нет оснований для уголовного пафоса, который звучит в оценках министра. Такая риторика, на мой взгляд, выходит за рамки его полномочий", – считает Галина Арапова.

В публикациях Милашиной о свадьбе нет состава преступления по статье Уголовного кодекса "Клевета", отметила медиаюрист.

"Клеветы тут нет точно. Клевета – это распространение заведомо ложных сведений о нарушении закона или норм морали со стороны того, кто считает себя оклеветанным, – пояснила Арапова. – В действиях Елены Милашиной не было умысла на распространение ложных сведений, она защищала интересы несовершеннолетней девушки и в достоверности имевшейся у нее информации у нее не было оснований сомневаться".

Вопросы о том, добровольно ли девушка пошла замуж, о ее возрасте и наличии нерасторгнутого первого брака у Гучигова – это серьезные основания для публичной дискуссии о законности происходящего и защиты интересов несовершеннолетней, подчеркнула Арапова.

"Конечно, формально, в некоторых ситуациях, госорганы могут эмансипировать несовершеннолетнего и разрешить брак – например, в случае беременности. Но, как я понимаю, это не наш случай", – добавила она.

14 мая Елена Милашина покинула Чечню. По словам ее коллеги по "Новой газете", это произошло после того, как Милашина узнала, что ее ищут чеченские силовики. Позже издание опровергло информацию об угрозе жизни журналистки в Чечне.

Вмешательство в частную жизнь допустимо при защите общественного интереса

Действия Елены Милашиной были продиктованы общественным интересом, что не позволяет говорить о намеренном вмешательстве в частную жизнь, считает Галина Арапова. По ее мнению, в данной ситуации речь идет о проблемах этики, а не правовых нарушениях.

Можно предположить, что семья девушки не желала публичной огласки, но нельзя с уверенностью утверждать, что в этой огласке виновата только "Новая газета", пояснила Арапова. То, что Елена Милашина об этой ситуации писала критически, а ряд СМИ происходящее оправдывали, еще не делает ее нарушителем права на неприкосновенность частной жизни, подчеркивает эксперт.

Арапова считает, что ситуация перестала быть конфиденциальной после обращения родственников девушки к Милашиной с просьбой о помощи и активного обсуждения истории со свадьбой в Интернете. Кроме того. согласно ч.5 ст.49 закона о СМИ, журналист имеет право распространять информацию о частной жизни человека без его согласия, если действует в защиту общественного интереса, который здесь явно имеется, добавила медиаюрист.

"По процессуальному закону, такое дело, если иск будет подан, рассматриваться должно в Москве – по месту нахождения "Новой газеты" и Милашиной", – сказала Арапова.

Относительно заявления родственников девушки в чеченский Совет по правам человека эксперт заметила, что, исходя из стиля и формы, оно написано под диктовку.

"Последняя часть фразы – устойчивый юридический оборот "распространяет клевету, тем самым причиняя ей морально-нравственное страдание". Простые люди так не говорят, это юридический язык. Но когда простые люди пишут под диктовку, они делают в таких фразах ошибки, заметные, опять же, юристам. Мать написала: "Причиняя ей морально-нравственное страдание" – в единственном числе. Термин же этот всегда звучит во множественном числе, по-другому не говорится, и это бросается в глаза. Заявитель явно не является инициатором того, что пишет", – считает Арапова.

История со свадьбой Гучигова является типичной для кавказского общества, заявили ранее опрошенные "Кавказским узлом" эксперты. Жители республики подтверждают, что часто в таких ситуациях речь идет о давлении на семью девушки.

Симонов: закон о СМИ не пытается ограничить интересы журналистов

Попытка ограничить профессиональную деятельность журналиста, используя нормы закона о СМИ, бесперспективна, считает президент Фонд защиты гласности Алексей Симонов.

"Вся эта история весьма странна. То, что она вызвала желание в ней разобраться у такого серьезного специалиста по Северному Кавказу, как Елена Милашина, у меня не вызвало сомнений, учитывая, что я знаю отношение Милашиной к происходящему в Чечне много лет. Однако спрашивается, кто имеет право запретить журналисту ехать для выполнения редакционного задания или для удовлетворения собственного любопытства, что, в принципе, одно и то же?", – сказал он.

Никакого закона о СМИ, который запрещал бы писать о многоженстве, не может быть, подчеркнул эксперт.

"Многоженство, даже если оно происходит в Чечне, не является предметом только личной жизни, потому что оно нарушает российское законодательство, и, следовательно, служит обстоятельством, оправдывающим журналистский интерес в любом случае", – добавил Симонов.

Он также подтвердил, что закон о СМИ не предусматривает никаких уголовных преследований.

"Об этом нет и речи. Закон о СМИ поддерживает любознательность журналистов, а не пытается ее всячески и всеми возможными способами ограничить. Там есть ограничения, но то, о чем говорят пытающиеся возбудить уголовное дело, не относится к числу ограничений, имеющихся в законе", – заключил Симонов.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

20 октября 2017, 20:45

  • Суд отказался снизить плату за проживание в общежитии КБГУ

    Нальчикский городской суд отклонил иск жильцов общежития №6 Кабардино-Балкарского государственного университета, требовавших отменить решение руководства вуза о повышении платы за проживание. Адвокат жильцов заявила о намерении обжаловать решение суда.

20 октября 2017, 20:01

20 октября 2017, 20:00

20 октября 2017, 19:56

20 октября 2017, 19:22

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей