Галина Арапова. Фото: Юлия Репринцева Центр защиты прав СМИ http://www.mmdc.ru/

16 апреля 2015, 19:34

Мировой суд оштрафовал Центр защиты прав СМИ на 300 тысяч рублей

Мировой суд в Воронеже оштрафовал Центр защиты прав СМИ на 300 тысяч рублей. Директор организации Галина Арапова решила обжаловать решение суда.

Как сообщал "Кавказский узел" 26 февраля Минюст России внес в реестр "иностранных агентов" Центр защиты прав СМИ, активно работающий с кавказскими изданиями и журналистами. 2 апреля в Воронеже начался процесс, в котором Центр оспаривал протокол об административном правонарушении, составленный воронежским управлением Минюста по ст.19.34 КоАП (нарушение порядка деятельности некоммерческой организации, выполняющей функции иностранного агента).

Центру грозил штраф до 500 тысяч рублей. 7 апреля опрошенные в суде свидетели опровергли сведения о наличии в работе центра признаков политической деятельности. 13 апреля в суде по делу о внесении Центра защиты прав СМИ в реестр "иноагентов" был показан фильм "Журналисты под прицелом".

Арапова: решение мирового суда будет обжаловано

В судебном участке №1 под председательством мирового судьи Центрального района Татьяны Дейнеко завершилось рассмотрение дела об административном правонарушении в отношении Центра защиты прав СМИ. В результативной части решения, оглашенного 15 апреля, суд постановил "привлечь региональный фонд "Центр защиты прав СМИ" к административной ответственности и наложить штраф в размере 300 тысяч рублей".

Мотивировочная часть на руки представителям центра не выдана, однако после ее получения организация намерена обжаловать решение суда, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" руководитель Центра защиты прав СМИ Галина Арапова.

"У нас будет 10 дней на обжалование этого решения, и мы, конечно, будем это делать. У нас сложилось мнение, что решение выносилось не в суде. В деле множество нарушений, в том числе и по вопросу проведении проверки. Что исключает признание нами допустимым протокола об административном нарушении, который основан на доказательствах, полученных с нарушением закона", - сказала Арапова.

За день до вынесения решения суд допросил сотрудницу воронежского Минюста Елену Подвигину, составлявшую протокол об административном правонарушении. Допрос продолжался в течение четырех часов и, по мнению Араповой, "явился демонстрацией полного непонимания предмета проверки".

"Люди, которые являются юристами, тем более работающие в таких органах, должны иметь хорошее юридическое образование и уметь анализировать закон и качественно его применять. Свидетель, а именно лицо, которое проводило проверку, и подписывало протокол, этого сделать не смогла. На банальные вопросы она не могла ответить, путалась. Но больше всего расстраивает то, что был продемонстрирован страх перед любой критикой. Мои высказывания, от очень-очень мягких до критических, выбраны в прессе. Там, где я называю чиновников "власть предержащими" или словосочетание "ранимые чиновники", выбранное из публикации, - подчеркнуто как крамола. Если человек боится этих слов, можно понять, что человек будет бояться собственной тени. Такой человек, не понимающий ничего в области медиаправа, пытался нас оценить и понять, почему "закон о блогерах" я называю нонсенсом? Это также было подчеркнуто", - отметила Галина Арапова.

Подвигина: деятельность центра направлена на изменение государственной политики

Как считают представители Центра защиты прав СМИ, к любой критике законодательства "в Минюсте подошли, как к нарушению закона".

"Это означает, что нас лишают права на какую-либо критику вообще. Причем я государственную власть не критиковала, там были комментарии конкретных судебных решений, изменений законодательства и рекомендации журналистам, как себя в этой ситуации вести. Все это было пугливо подчеркнуто как недопустимая критика государственной власти", - сказала Арапова.

В судебном заседании свою позицию относительно деятельности центра выразила сотрудница воронежского Минюста, составлявшая протокол об административном нарушении Елена Подвигина.

Представитель Минюста заявила, что "критические высказывания центра и его представителей направлены на создание негативного образа деятельности государственной власти и судебной системы", что, в свою очередь, "направлено на изменение государственной политики".

На вопрос представителей центра, какую именно государственную политику Галина Арапова пыталась изменить, Елена Подвигина ответить не смогла.

"Государственная политика - это не некий абстрактный политологический термин, означающий, куда движется государство, управляемое нашим правительством. Госполитика в юридическом понимании - очень узкий термин, это совокупность специальных стратегических нормативных актов, которые называются "основы госполитики" в области просвещения, в области противодействия терроризму. Это документ юридический, подписанный президентом, на основе которого затем принимаются законы. А она этого не знает, и при этом говорит, что мы пытаемся изменить госполитику", - считает Галина Арапова.

"После такого допроса суд, по-хорошему, должен был прекратить производство по делу. Потому что Минюст продемонстрировал полное непонимание предмета того, что нам вменяет. Но исходя из того, что судья приняла другое решение, нам стало понятно, что решение принималось, исходя не из законов, а на другом уровне", - заявила Галина Арапова.

Также представитель центра заявила, что "наблюдается заинтересованность руководства воронежского управления Минюста".

"Руководитель Минюста продемонстрировал личную заинтересованность, он лично ездил к нотариусу фиксировать нарушения в протоколах интернет-страниц, при этом не являясь лицом, проводящим проверку лично. И это не было записано в специальном распоряжении. Это показывает, что это была не работа в рамках закона и полномочий по контролю за деятельностью НКО. А показывает, что это просто "охота на ведьм", активная, куда вовлечены какие-то силы, которые не должны в этом участвовать. Это свидетельствует о политизации, они не должны этого делать, это госорган, который должен выполнять закон четко, аккуратно и педантично. Ничего общего это не имеет с обычным госконтролем", - считает Арапова.

Центр оштрафовали за "нецензурную лексику" и "железный занавес"

Один из признаков попытки оказания влияния на государственную политику и создания негативного образа государственной власти Минюст нашел в словосочетании Араповой.

По словам Галины Араповой, сотрудники Минюста обратили внимание на словосочетание "железный занавес", которое руководитель Центра защиты прав СМИ употребила в одном из материалов.

"Они подчеркнули мою фразу о том, что за последние два года было принято больше ограничений свободы и прав журналистов, чем за предшествовавшие 15 лет. Я спросила представителей Минюста, что им здесь не нравится, почему они это подчеркнули и предъявили нам как нарушение законодательства? Тут даже критики нет — это констатация факта. И я как специалист в области прав медиа могу подсчитать количество этих новых ограничений. И сказать, что их стало больше за последние два года, чем за предыдущие 15. Их просто пугает слово "ограничение". При этом любой юрист вам скажет, что права человека не абсолютны, они могут быть ограничены. Например, свобода слова может быть абсолютно законно ограничена запретом на разжигание межнациональной розни. Это правовой термин, а они его боятся. Это демонстрация полного отсутствия компетентности за пределами закона об НКО. Но они обязаны хотя бы Конституцию страны знать, это основной закон, который закрепляет право на выражение слова, но похоже не знают", - сказала Арапова.

Также в материалах проверки деятельности центра выражено критическое отношение к высказыванию медиаюристов о термине "нецензурная лексика", отметила Арапова.

"В частности, мною было сказано, что над словосочетанием "нецензурная лексика" лингвисты смеются в голос. А далее я объясняла журналистам, почему. Потому, что цензура у нас в стране запрещена. И, соответственно, само понятие "нецензурное лексика" - оно не лингвистическое. Не может быть лексика нецензурой", - отметила Арапова.

"[Представители Минюста] думают, что мы не имеем никакого права на критику, потому что у нас иностранное финансирование. Они думают, я эту критику высказываю по заказу зарубежных государств, но это смешно, это "охота на ведьм", - заключила Арапова.

В 2012 году Госдума приняла закон "Об иностранных агентах", требующий от некоммерческих организаций (НКО), финансируемых из-за рубежа и занимающихся при этом политической деятельностью, принять статус "иностранного агента". Это, в частности, подразумевает необходимость маркировать всю информационную продукцию, выпускаемую в рамках деятельности, соответствующей отметкой. После принятия закона последовали многочисленные проверки НКО. Закон вызвал критику со стороны правозащитных организаций. Они оспорили нормативный акт, но Конституционный суд признал его соответствующим основному закону страны.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

17 октября 2017, 18:22

17 октября 2017, 17:46

17 октября 2017, 17:23

17 октября 2017, 17:21

17 октября 2017, 17:12

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей