18 февраля 2015, 10:12

Суд по делу Интигама Алиева в Баку допросил главбуха "Общества правового просвещения"

В Азербайджане на судебном процессе по делу руководителя НПО "Общество правового просвещения" Интигама Алиева правозащитник потребовал отвод составу судей, однако его ходатайство было отклонено. После этого суд допросил потерпевшую по делу, которая работала главным бухгалтером организации, возглавляемой Алиевым.

Как сообщал "Кавказский узел"Интигам Алиев был задержан 8 августа 2014 года после того, как были арестованы счета его организации. Сначала он был обвинен в уклонении от уплаты налогов и незаконном предпринимательстве, но в декабре 2014 года обвинения были дополнены статьей о присвоении или растрате в крупном размере, по которой Алиеву грозит 12 лет тюрьмы. 

23 января прошло подготовительное заседание по делу правозащитника. На нем суд отклонил ходатайства защиты Алиева о прекращении уголовного производства, об изменении меры пресечения, о ведении аудио- и видеозаписи процесса. 3 февраля начались слушания дела по существу. На нем Алиев отказался от дачи показаний в знак протеста против отклонения ряда его ходатайств.

Интигам Алиев включен в список политзаключенных Азербайджана, совместно подготовленный активистами ряда общественных организаций. Возглавляемое Алиевым "Общество правового просвещения" оказывало правовую поддержку подающим заявления в Европейский суд по правам человека и вело образовательные программы для юристов, многие из которых позднее защищали в судах политзаключенных. Читатели "Кавказского узла" присудили Интигаму Алиеву третье место в семерке равных по итогам конкурса "Герой Кавказа-2013".

Отвод Интигама Алиева составу суда не был принят

17 февраля в Бакинском суде по тяжким преступлениям состоялось очередное судебное заседание по делу Алиева. Многие желающие не смогли попасть на процесс из-за того, что судебное заседание проводилось в маленьком зале суда, передает корреспондент "Кавказского узла".

Судья Расим Садыхов предложил начать слушания показаний потерпевших ввиду того, что на прошлом заседании Алиев после оглашения обвинительного акта отказался от дачи показаний.

Однако Интигам Алиев стал возражать этому, заявив, что суть обвинения ему непонятна. Он также выразил возмущение тем, что заседание проводится в маленьком зале, и на него не попали все желающие, в том числе проводящие мониторинг процесса представители иностранных посольств. Алиев расценил это как нарушение принципа открытости.

В ответ судья Садыхов заявил, что "никто не вправе проводить мониторинг, и это  вмешательство в дела суда". "Наблюдать за процессом можно, но никому не дано право проводить мониторинги", - сказал судья, что вызвало смех в зале.

Алиев в ответ на это заявил, что "мониторинг могут вести не только дипломаты и международные организации, но и обычные граждане".

В спор Алиева с судьей вмешался гособвинитель Фарид Бекиров. "Если за процессом наблюдает даже один человек, то это значит, он открытый. Если же возможности вместимости зала ограничены, то наблюдатели пусть сами решают между собой, кому присутствовать", - заметил Фарид Бекиров. Вместе с тем он не стал возражать пояснению Алиеву сути обвинения.

После этого судья стал заново зачитывать резолютивную часть обвинительного акта. Но Алиев потребовал разъяснений сути обвинения.

Правозащитник сам пояснил, что инкриминируемое ему незаконное предпринимательство заключается в деятельности без регистрации в качестве налогоплательщика с целью получения доходов или же осуществление без лицензии деятельности, требующей особого разрешения. При этом, как пояснил Алиев, возглавляемое им "Общество правового просвещения" не занималось коммерческой деятельностью и не преследовало цели получения доходов, а проводило тренинги для юристов, обеспечивало правовую защиту граждан и др.

"Наши тренинги прошли около 2 тысяч юристов, журналистов, активистов. Среди них теперь есть адвокаты, прокуроры и даже судьи Верховного суда", - заметил Интигам Алиев.

В ответ судья Садыхов заявил, что Алиев юрист, и он должен "хорошо понимать суть обвинения".

"В том-то и дело, что как юрист не понимаю, в чем меня обвиняют", - сказал Алиев.

В ответ на попытки судьи остановить выступление Алиева правозащитник выступил с отводом составу суда ввиду его необъективности.

В связи с этим судья объявил перерыв для написания текста отвода и распорядился вывести из зала всех присутствующих.

После перерыва Алиев выступил с обоснованием отводу состава суда. При этом он указал на предвзятость суда, который, по его словам, полностью солидаризуясь с прокурором, отклонил все важные ходатайства защиты.

"Мы ходатайствовали о ведении аудиозаписи процесса, поскольку на практике  протоколы заседаний искажаются, но прокурор выступил против, и суд отклонил его. Мы ходатайствовали исключить из материалов дела как недопустимые доказательства  изъятые в офисе "Общества правового просвещения" документы, поскольку не было проведено описи, но гособвинитель вновь выступил против, и судья отклонил ходатайство. Мы запрашивали данные с банковских счетов потерпевших, суд это также отклонил по настоянию прокурора. Суд также не изменил меру пресечения на домашний арест только потому, что прокурор заявил, что я могу нелегально покинуть страну. Как же я покину страну, если домашний арест предусматривает установление полицейского надзора", - заявил Алиев.

Он высказал мнение о политическом характере судебного процесса по его делу, как и по делам других арестованных активистов.

это процесс над гражданским обществом. Но меня невозможно запугать арестом, заключением в карцер, мне вы не закроете рот

"Процесс над каждым из нас – это процесс над гражданским обществом. Но меня невозможно запугать арестом, заключением в карцер, мне вы не закроете рот", - сказал Алиев.

Во второй половине дня после обеденного перерыва судья Садыхов заявил, что отвод составу суда остается без удовлетворения.

"Мы только сейчас начали судебное следствие, еще не расследовали доказательство, и неправильно потому обвинять суд в необъективности", - заявил судья.

Главбух "Общества правового просвещения" заявила о присвоении Алиевым 119 тыс. манатов

После отклонения ходатайства об отводе судьи на процессе были заслушаны показания потерпевшей Гюльшан Оруджевой, работавшей главным бухгалтером в "Обществе правового просвещения" с 2005 по 2013 годы.

По данным следствия, главный бухгалтер "Общества правового просвещения" Гюльшан Оруджева переводила деньги организации на личный счет своей сестры Афсаны Оруджевой. Потом якобы эти деньги обналичивались и передавались Интигаму Алиеву. Всего за период с 2009 по 2013 год Алиевым якобы было присвоено 119 тыс. манатов (152 тыс. долларов).

На процессе Гюльшан Оруджева стала утверждать, что Интигам Алиев предложил ей переводить на банковский счет ее сестры Афсаны Оруджевой часть денежных средств, поступающих в виде грантов. Эти средства якобы обналичивались и передавались Алиеву.

Оруджева объяснила, что она согласилась с предложением Алиева только в связи с тем, что в пользу ее сестры отчислялись платежи по социальному страхованию, и "это было важно для ее будущего".

Всего, по утверждению Оруджевой, в 2009-2013 годах Алиеву таким способом были переданы 119 тыс. манатов.  

Государственный обвинитель стал задавать женщине вопросы, которые больше касались непосредственно проектов, реализуемых "Обществом правового просвещения".

Это вызвало возражения защиты, обратившей внимание суда на то, что Оруджева допрашивается как потерпевшая, а не как свидетель, и вопросы следует задавать по существу ее статуса.

Сам Интигам Алиев вновь отметил необходимость запроса из банков сведений о счетах самой Гюльшан Оруджевой и ее сестры Афсаны Оруджевой и выразил сожаление, что суд упорно отказывается удовлетворять соответствующие ходатайства защиты.

При этом Алиев подчеркнул, что без указанных сведений утверждения об обналичивании 119 тыс. манатов голословны. Он напомнил, что из 77 платежных поручений, о которых говорит следствие, в деле присутствуют только 29. Причем, заявил Интигам Алиев, на этих документах его подписи сфальсифицированы.

В ответ представитель Оруджевой заявил, что, если 119 тыс. манатов были присвоены главбухом, то как же Алиев не выявил недостачу при реализации проектов.

"Так в том-то и дело, что мы полной информации о банковском счете Афсаны Оруджевой не имели. С другой стороны финансовую отчетность по расходам составляла сама Гюльшан Оруджева", - сказал Алиев.

Он также обратил внимание на то, что в связи с изъятием документов "Общества правового просвещения" они могли быть сфальсифицированы следствием.

При этом адвокат Эльчин Садыгов обратил внимание на то, что нумерация платежных поручений, составленных главбухом, хронологически не совпадают. Так, платежное поручение от 14 июня 2010 года пронумеровано как 266-е, в то время как следующее по дате от 18 июня 2010 года – 265-е.

Адвокат также указал на то, что в то время как потерпевшая утверждает о снятии со счетов ее сестры всех денег, перечисляемых от "Общества правового просвещения", в деле есть банковский документ о том, что с 1230 манатов поступления она сняла всего 470 манатов.

Отвечая на вопросы адвоката Шахлы Гумбатовой, Гюльшан Оруджева подтвердила, что как главбух она представляла отчетность в Минналогов, Госфонд соцзащиты, Минфин, донорским организациям.

При этом адвокат процитировала потерпевшую из ее показаний предварительному следствию, когда та говорила, что была "формальным главным бухгалтером".

Потерпевшая также не смогла даже приблизительно назвать суммы своей зарплаты во время работы в "Обществе правового просвещения", заметив, что "в некоторых проектах работала вообще безвозмездно".

На вопрос, почему Оруджева открыла для себя банковскую карту для получения зарплаты, в то время как все остальные получали зарплату наличными, она объяснила это требованиями некоторых доноров, но не уточнила каких.

Адвокаты также напомнили потерпевшей, что на предварительном следствии она объяснила согласие на перевод денег своей сестре для последующей передачи Алиеву "материальной зависимостью от Интигама Алиева". Женщина признала, что работала главбухом в нескольких НПО. На вопрос, о какой же тогда материальной зависимости могла идти речь, она ответить не смогла.

Чем больше вопросов задавала защита, тем тише и растеряннее говорила потерпевшая.

В такой ситуации судья внезапно объявил о завершении заседания и назначил следующее заседание на 3 марта.

Адвокат Алиева не исключил давления на Оруджеву

Потерпевшая Гюльшан Оруджева запуталась в своих показаниях, заявил Адвокат Эльчин Садыгов, комментируя итоги заседания

"Оруджеву неофициально около 10 раз допрашивали. Только официально она трижды давала показания против Алиева и каждый раз меняла их. Очевидно, что на нее оказывалось давление. У нас есть сведения, что она переводила на счета своей сестры деньги по грантам и других НПО. Поэтому суд для объективного следствия должен запросить банковские счета самой Гюльшан Оруджевой и ее сестры", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Эльчин Садыгов.

Интигам Алиев хронически страдает бессонницей, сильными головными болями. На процессе, правда, он стремится выглядеть бодрым, но это ему дается путем неимоверных усилий

По его словам, у Алиева продолжаются проблемы со здоровьем. "Проблемы те же. Интигам Алиев хронически страдает бессонницей, сильными головными болями. На процессе, правда, он стремится выглядеть бодрым, но это ему дается путем неимоверных усилий",  - заметил адвокат.

Вместе с тем он сказал, что в этот раз Алиева доставили в суд в автозаке в нормальных условиях, а не в специальной камере, предусмотренной для особо опасных преступников.

Садыгов сказал, что Алиев выступит с показаниями после того, как суд заслушает свидетелей и потерпевших. "Это важно с точки зрения выражения отношения ко всем эпизодам и пунктам обвинения", -  сказал адвокат.

Отметим, что Алиев выглядел бледным. В его речи хотя и чувствовалась нервозность, однако говорил он ясной и уверенной речью.  

Судья помогал потерпевшей, считает координатор "Альянса защиты политических свобод", правозащитник Самир Казымлы, наблюдавший за процессом.

"Судья вмешивался, напоминал потерпевшей ее предыдущие показания, а когда она совсем запуталась, объявил перерыв, видимо, чтобы та сторона взяла "тайм-аут" и к продолжению допроса хорошо подготовилась", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Самир Казымлы.  

Гособвинитель Бекиров оказался недоступным для комментариев.

Отметим, что летом 2014 года в Азербайджане прошла волна арестов оппозиционных политических деятелей, журналистов, правозащитников. Информацию об этих арестах "Кавказский узел" объединил в справочном материале "Преследование правозащитников и гражданских активистов в Азербайджане (2014)". 

Случаи преследования активистов в регионах Кавказа освещаются "Кавказским узлом" на тематической странице "Преследование активистов".

Автор: Фаик Меджид; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 23:59

25 марта 2017, 23:56

25 марта 2017, 23:49

25 марта 2017, 23:04

  • Оппозиция в Армении потребовала от ЦИК снять правящую партию с выборов

    Оппозиционный блок "Оганян-Раффи-Осканян" подал в Центризбирком заявление о снятии с предвыборной гонки "Республиканской партии Армении". Основанием для такого требования стала публикация записей телефонных разговоров с директорами школ и детсадов, согласно которым они предоставили республиканцам списки избирателей, готовых поддержать РПА.

25 марта 2017, 22:49

  • Родственники заявили об исчезновении жителя Чечни Апти Хараева

    Житель Урус-Мартановского района Чечни Апти Хараев пропал 14 марта при невыясненных обстоятельствах и с тех пор о его местонахождении ничего не известно, сообщили родственники мужчины, которые обратилась в правозащитный центр «Мемориал». Ранее Апти Хараев был осужден за участие в НВФ и обвинялся в убийствах сотрудников силовых структур, сообщили в правоохранительных органах.

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии