Из-за падения драма, по мнению Анаит Сараджян, ни смогут приобрести однокомнатную квартиру, вместо полагающейся им двухкомнатной. Фото Тиграна Петросяна

14 февраля 2015, 10:20

Для решения жилищных проблем Гюмри нужно придать городу особый статус, заявил мэр

Жилищные проблемы армянского города Гюмри, в 1988 году сильно пострадавшего в результате Спитакского землетрясения, до сих пор остаются не решенными окончательно. Гюмри необходимо придать особый статус, предполагающий отдельное финансирование, заявил корреспонденту «Кавказского узла» мэр города Самвел Баласанян.

Как писал «Кавказский узел», Спитакское землетрясение произошло 7 декабря 1988 года. Наибольшая сейсмоактивность была зафиксирована под селом Налбанд, которое полностью ушло под землю. От удара стихии серьезно пострадали еще более 340 деревень и 20 городов. Полностью был разрушен город Спитак, частично – Ленинакан (ныне Гюмри), Степанаван и Ванадзор. Жертвами землетрясения стали более 25 тысяч человек, не менее 500 тысяч потеряли свое жилье.

Мэр: для восстановления Гюмри нужны особый закон и отдельное финансирование

По данным администрации Гюмри, более 9 000 горожан продолжают жить в вагончиках без отопления и коммунальных условий. Из 3 520 вагончиков в городе заселены 2 970. Кроме того, еще около 1 000 семей проживают в 88 домах, признанных аварийными. 

Город нуждается в государственной поддержке для решения жилищных проблем людей, проживающих в вагончиках и в аварийных домах, заявил корреспонденту «Кавказского узла» мэр Гюмри Самвел Баласанян. «Для решения проблем Гюмри необходимо придать ему особый статус для ряда градостроительных программ. Для восстановления города нужны особый закон и отдельное финансирование», – убежден Баласанян.

По его словам, своей очереди на приобретение жилья по государственной программе ожидают 1 038 семьи. «По причине задержки предоставления документов на получение квартиры или же из-за того, что не смогли собрать необходимый пакет документов, им квартира не была выделена. Но этот вопрос является приоритетным для городской администрации», – отметил мэр.

 Жилищные проблемы армянского города Гюмри, февраль 2015 года.
Фоторепортаж корреспондента "Кавказского узла" Тиграна Петросяна

За 26 лет после землетрясения в Гюмри были построены дома на 21 225 квартиры, но для окончательно решения проблемы все еще необходимы значительные вложения, подчеркнул Баласанян.

Из-за падения драма, по мнению Анаит Сараджян, ни смогут приобрести однокомнатную квартиру, вместо полагающейся им двухкомнатной. Фото Тиграна Петросяна«Землетрясением было разрушено 24 159 квартир, в том числе и одноэтажные частные дома. С учетом миграции, строительства жилья собственными силами, по сути, баланс должен был быть нулевой, но до сих пор люди живут во времянках», – отметил он.

По мнению главы города, необходимо составить дорожную карту и изучить проблему за все прошедшие 26 лет, чтобы понять, почему квартирный вопрос все еще столь актуален.

«Семья, которой полагается, к примеру, двухкомнатная квартира, за 26 лет разрослась, дети выросли, женились. Но выдают такой семье одну квартиру. Часть семьи переселяется в новую квартиру, часть же остается жить в вагончике», – привел пример Баласанян.

Около 1 000 семей, по данным мэрии,
поселились в Гюмри уже после землетрясения и проживают в вагончиках. Кроме этого, со слов мэра, есть случаи, когда человек получил деньги по сертификату или продал выделенное ему жилье, а сам продолжил жить в вагончике. Предоставленная по сертификату сумма не соответствует рыночной стоимости жилья, добавил Баласанян.

«Рыночная цена квартир привязана к доллару. Когда принималось решение, учитывалась кадастровая стоимость, но из-за падения драма суммы, выделяемой на приобретение квартиры, не хватает. Покупатель сам добавляет недостающую стоимость для покупки жилья», – пояснил градоначальник.

Строить жилье, как считает Баласанян, было бы намного выгодней, но, по результатам опроса, проведенного среди 444 ожидающих своей очереди семей перед принятием решения, оказалось, что 329 семьи согласны на получение сертификата.

2 октября 2014 года министр градостроительства Армении Нарек Саркисян заявил, что в Гюмри остается около 450 очередников на жилье, и власти страны выделили 1,5 млрд драмов (на тот момент около 3,7 млн долларов) на обеспечение горожан квартирами. 

Тумасян: многие квартиры в Гюмри были реализованы не по назначению

То, что выделяемая сумма меньше рыночной стоимости недвижимости в Гюмри, корреспонденту «Кавказского узла» подтвердил и руководитель неправительственной организации «Ширак Центр» Ваан Тумасян.

«Один квадратный метр оценивается в 109 тысяч драмов (около 227 долларов). Если до падения драма эта сумма соответствовала рыночной стоимости, то теперь ее не хватит, поскольку рыночная цена квартир формируется в долларах», – сказал он.

«Ширак Центр» обратился к руководству Армении с просьбой пересмотреть сумму, выделяемую на приобретение жилья, сказал Тумасян. Он подчеркнул, что если после землетрясения в вагончиках еще можно было жить, то сегодня они окончательно пришли в негодность.

«Условия проживания крайне тяжелые. Если не отапливать вагончики, то спустя короткое время температура в помещении сравнится с температурой на улице», – отметил он.

По словам Тумасяна, жилье семьям предоставляют в соответствии с той жилплощадью, которую люди потеряли во время землетрясения.

«Если потерял однокомнатную квартиру, то спустя 26 лет предоставляют однокомнатную, не учитывая, что за это время число членов одной семьи увеличилась. Вынужденно кто-то из них переселяется в новую квартиру, а часть семьи остается без статуса бездомных в вагончике», – рассказал глава «Ширак Центра».


Зимой остро стоит проблема с отоплением, иначе вагончик отсыревает. Фото Тиграна ПетросянаЧисло жителей Гюмри сократилось после землетрясения более чем вдвое, но проблема жилья в Гюмри не решена, из чего можно сделать вывод, что многие из построенных квартир были реализованы не по назначению, добавил Тумасян.

"Жить в вагончиках стало невыносимо"

Опрошенные корреспондентом «Кавказского узла» горожане, до сих пор продолжающие жить в вагончиках, рассказали о том, какие трудности им приходится претерпевать и насколько сложно сейчас получить полноценное жилье.

В семье Сурена Гикиняна десять человек, но им была выделена только двухкомнатная квартира. «В ней сейчас проживает мой сын со своей семьей, а мне пришлось со вторым сыном остаться жить в вагончике», – пояснил он.

По словам Гикиняна, городские власти требуют от него освободить временное жилье. «Сказали, чтобы мы разместились в полученной квартире вдесятером», – сообщил мужчина.

Другой житель Гюмри на условиях анонимности рассказал о том, как сам создал условия для проживания в приватизированном вагончике. При этом пожилой мужчина отметил, что живет здесь с больной женой.

Переселиться, чтобы 2-3 года жить в государственном жилье? Я лучше гордо умру

«Мы с женой уже пожилые люди. Переселиться, чтобы еще два-три года прожить в государственном жилье? Нет, я лучше гордо умру», – заявил он.

Жительница Гюмри Анаит Сараджян выразила опасение, что на сертификат приобретения жилья, полученный в рамках государственной программы, она не сможет купить полагающуюся ей двухкомнатную квартиру.

«Я записана в очередь во втором списке на получение сертификата жилья. Я боюсь, что не смогу приобрести квартиру за эту сумм», – сказала Сараджян, добавив, что за двухкомнатную квартиру ей полагается сумма 6 миллионов 115 тысяч драмов (12 752 доллара).

По ее словам, владевшие трехкомнатной квартирой люди, получив сертификаты, могут приобрести лишь двухкомнатные. «Я в таком случае могу приобрести однокомнатную квартиру», – считает женщина.

Родные Анаит Сараджян после землетрясения перебрались в Джавахк (армянонаселенный район в Грузии – прим. «Кавказского узла»), откуда она родом. В вагончике Анаит живет уже 20 лет.

«У нас была двухкомнатная квартира в доме, который был основательно разрушен во время землетрясения. Нам повезло, что мы жили на первом этаже, успели выбежать. Муж с трехлетней дочерью выбежал из подъезда, я успела выпрыгнуть с балкона», – вспоминает Сараджян.

Анаит Сараджян с трудом удается обогревать свое жилье, чтобы не было сырости. Сейчас в вагончике подрастает ее внучка.

«Невозможно столько лет в этих крошечных стенах, уже не выдерживаем. Ребенок подрастает, не имея возможности двигаться. На каждом шагу спотыкается, падает», – рассказала женщина, показав корреспонденту «Кавказского узла» сгнивший пол вагончика.

Эту времянку семья Светланы Григорян купила в прошлом году за 1300 долларов. Фото Тиграна ПетросянаСветлана Григорян получила в 1991 году четырехкомнатную квартиру, но из-за болезни и смерти мужа недвижимость пришлось продать, чтобы расплатиться с долгами. С 2002 года семья григорян проживает в вагончике. В прошлом году они купили новый вагончик за 1 300 долларов.

«Здесь условия лучше. Но мы не можем получить новую квартиру. Нам говорят, что не полагается, так как свою продали», – рассказала Григорян.

Маро Симонян проживает в вагончике с 1996 года, хотя жилье во время землетрясения не теряла. Женщина проживала в доме брата, но по семейным обстоятельствам вынуждена была переехать. «Этот вагончик мне купил брат за 700 долларов», – рассказала Симонян.

Маро Симонян воспитывает сына-инвалида третьей группы, и они подпадают под программу благоустройства.

«Условий нет. Вода на улице, пользуюсь туалетом соседей, за что ежемесячно плачу», – отметила женщина.

36-летний Арман Асланян в конце 2014 года приобрел квартиру за 16 500 долларов (около 12 миллионов 800 тысяч драмов).

«В доме, который был полностью разрушен землетрясением, мы потеряли четырехкомнатную квартиру. Позже, когда умерли родители, мою семью записали в очередь на получение трехкомнатной квартиры», – рассказал Асланян.

Квартиру Асланян приобрел по сертификату, государство перечислило ему 7 миллионов 100 тысяч драмов (14 800 долларов), однако этой суммы не хватило на покупку квартиры. Асланяну пришлось доложить собственные средства и занять деньги в долг, чтобы купить двухкомнатную квартиру. Недостающие деньги пришлось взять в банке, оформив потребительский кредит.

«Получается, что я потерял две комнаты: вначале после смерти родителей, теперь вот из-за падения драма», – отметил он, добавив, что жить в вагончике, где не было никаких удобств, стало уже невыносимо.

Жена Асланяна Вардуи Мартиросян в свою очередь рассказала, что многие их знакомые из вагончиков переселяются к родственникам или в съемные квартиры.

«За шесть лет нашего замужества мы тоже жили у родственников, условия проживания в вагончике были ужасные. Не было ни воды, ни канализации», – рассказала Мартиросян.

Однако, по ее словам, многие еще продолжают жить в вагончиках. «От безысходности – им некуда податься», – сказала Вардуи Мартиросян.

 

 

 

Автор: Тигран Петросян; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 июля 2017, 00:29

21 июля 2017, 00:15

  • Супруга задержанного в Италии уроженца Чечни опровергла его причастность к ИГ

    Депортированная из Италии 49-летняя уроженка Северной Осетии Марьям Качмазова заявила о фабрикации обвинения в терроризме в отношении нее и ее мужа, 38-летнего Али Бамбаталиева. В Италии Али Бамбаталиев подозревается в причастности к запрещенной в России судом террористической организации "Исламское государство" и подготовке теракта.

20 июля 2017, 23:50

20 июля 2017, 23:49

20 июля 2017, 23:13

Архив новостей