25 января 2015, 06:37

Решение ЕСПЧ по делу Юсуповой свидетельствует о ненадлежащем расследовании исчезновений людей в Чечне, заявили адвокаты

Решением ЕСПЧ по делу "Малика Юсупова и другие против России" доказано, что следственные органы не желали расследовать заявления об исчезновении людей в Чечне, считает адвокат Докку Ицлаев.  В большинстве случаев даже после решений ЕСПЧ следственные органы продолжают бездействовать, отметил адвокат Григор Аветисян. Многие потерявшие надежду родственники перестают обращаться в правоохранительные органы и лишают себя возможности добиться рассмотрения своего дела в ЕСПЧ, отметил юрист Магомед Магомадов.

Напомним, 15 января Европейский суд по правам человека принял решение по иску 14 родственников шести пропавших в 2011-2002 годах жителей Чечни и присудил компенсацию в размере 410 тысяч евро, признав, что их права были нарушены. Суд признал, что были нарушены несколько статей Европейской конвенции о правах человека: ст.2 (право на жизнь), ст.3 (запрет пыток и бесчеловечного и унижающего достоинство обращения), ст.5 (право на свободу и безопасность) и ст.13 (право на эффективное средство правовой защиты). В ходе рассмотрения дела представитель России указывал на отсутствие доказательств причастности к исчезновению властей, а также достоверных данных о гибели пропавших.

Настоящее дело было инициировано пятью жалобами (14705/09, 4386/10, 67305/10, 68860/10, 70695/10), поданными в Европейский суд против Российской Федерации в соответствии со статьей 34 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод. Все эти жалобы были объединены в дело "Малика Юсупова и другие против России".

Интересы заявителей - жителей Чечни из разных населенных пунктов республики представляли адвокат Докку Ицлаев, практикующий в Грозном, юристы из организации "Правовое содействие - Астрея" и юристы Чеченской региональной общественной организации "Матери Чечни".

Малика Зубайраева: расследование каждого из этих дел в России многократно приостанавливалось

Во всех случаях, когда в семье насильственно увозили человека, родственники обращались с жалобами в органы власти, и по каждому делу возбуждалось официальное уголовное дело, рассказала корреспонденту "Кавказского узла" юрист ЧРОО "Матери Чечни" Малика Зубайраева. "Но, как правило, каждое дело многократно приостанавливалось и возобновлялось, однако никакие существенные результаты не были получены в течение многих лет", - сказала юрист.

По мнению руководителя ЧРОО "Матери Чечни" Мадины Магомадовой, в их организацию люди обращаются, когда ими уже пройдены все инстанции. "Пройдя все круги ада, где им все эти годы говорили только одно, что никто не знает, кто похитил их брата, мужа, сына, и где он находится и жив ли он вообще, они приходят к нам", - сказала корреспонденту "Кавказского узла" Мадина Магомадова.

"Мы подготовили несколько десятков дел по поводу похищений и убийств жителей Чечни, которые рассматривал Евросуд и по которым, согласно решению ЕСПЧ, Россия была признана ответственной", - сказала Мадина Магомадова.

О пропавшем Арби Юсупове ничего неизвестно уже 13 лет

Решением Европейского Суда по правам человека от 15 января 2015 года по делу "Малика Юсупова и другие против России" (14705/09) установлено, что российские власти ответственны за исчезновение и не расследование обстоятельств преступления в отношении Арби Юсупова, пропавшего без вести 13 лет назад.

Братья Малики Юсуповой Арби и Илман Юсуповы выехали 23 марта 2002 года на своей "Ниве" в центр Гудермеса. Через неделю домой вернулся один Илман.

"По пути они были остановлены на пересечении моста группой военнослужащих. Ничего не объясняя, им завязали глаза повязкой и куда-то повезли. Судя по времени, их привезли в какое-то здание в центре Гудермеса и там бросили в подвал. Во время задержания братьев допрашивали, требовали, чтобы они признались, что являются членами НВФ. Допросы, которые продолжались пять дней и все это время братьев не кормили, об этом рассказывал впоследствии Илман", - сообщила корреспонденту "Кавказского узла" Малика Юсупова.

Илмана рассказал, что его увезли в другое место и там тоже посадили в подвал. "Опять допрашивали, а потом в УАЗе вывезли на окраину Гудермеса и отпустили", - рассказала Малика Юсупова.

Арби Юсупова с тех пор никто нигде не видел. Расследование, инициированное вследствие обращения родственников, продолжалось много лет. Однако оно не привело ни к установлению судьбы Арби, ни к установлению лиц, причастных к совершению данного преступления.

Сын жительницы Ачхой-Мартановского района, предположительно, исчез в Ханкале

Одно из дел, которое вели юристы ЧРОО "Матери Чечни", и по которому ЕСПЧ 15 января вынес постановление, касалось Кисы Джабраиловой, у которой 5 ноября 2002 года в неизвестном направлении силовики увезли 24-летнего сына Ибрагима.

"В пять утра, еще темно было. Вдруг без стука к нам врываются военные. Автоматы, маски. Ничего не объясняя, нас всех затолкали в одну комнату и закрыли. А Ибрагима, как был в трусах и в майке, выволокли во двор. Я кричу, хочу выйти, а они дверь с той стороны чем-то подперли - никак не открыть. Потом дверь нам открыли и младшего сына Алхана позвали, чтобы он вещи Ибрагима им дал: туфли, брюки, свитер. И уехали. Приезжали эти военные на УАЗике, на "Урале" и на двух БТРах. Все говорили по-русски, без акцента", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Киса Джабраилова.

Женщина в то время работала техничкой, совмещая работу в Ачхой-Мартановском военкомате и в райотделе милиции. "Тогда и в военкомате, и в милиции в основном работали русские. Только рассвело, я побежала за помощью в военкомат. Венком посадил меня в машину, и мы поехали в комендатуру. Там сказали, что они никого не забирали и ничего не знают о задержании моего сына. То же самое мы услышали и в милиции. И все говорили мне одно и тоже - Ибрагим ни в чем не виноват, значит скоро будет дома. Многие из военкомата знали моего сына - он с другими парнями занимался ремонтом. После войны для строителей работы было много", - рассказала Джабраилова.

Все, к кому обращалась мать Ибрагима, обещали ей, что сын через пару дней будет дома. Но проходили недели, а сын не возвращался. "Мне пытались помочь те, кто работал в военкомате. Я видела их участие к моему горю. Но и они были бессильны что-то узнать. А потом мне сказали, что увезли моего сына на Ханкалу. В то утро видели, как два БРТа, "Урал" и УАЗик через Урус-Мартан проехали. Уже снег выпал, такая холодная зима была. А я с сыном ходила к проходной Ханкалы, думала, может, кто-то скажет, где мой сын. Но мимо проезжали разные машины, БТРы. И никто не обращал на нас с сыном внимания", - рассказала Киса Джабраилова.

Однажды она увидела, что из ворот Ханкалы выезжают несколько машин, видно было, что это едет военное начальство, и кинулась к воротам. "Думала, брошусь под колеса, не будут же они меня давить, остановятся. Но тут часовой отпихнул меня, замахнулся автоматом: "Убирайся, бабка!". Мне потом сказал один военный из военкомата, что если кто на Ханкалу попадает, то оттуда уже не выходит - ни живым, ни мертвым", - рассказала женщина.

Женщина обращалась в правительство республики, писала письма президенту Чечни Ахмад-Хаджи Кадырову, но везде ей сообщали, что местонахождение Ибрагима Джабраилова неизвестно.

"Я все еще надеялась - вдруг сын мой найдется. Но мне сказали, что навряд ли мой Ибрагим живой, столько лет прошло. Однако помогут восстановить справедливость, хоть как-то оказать помощь", - сообщила она, отметив, что к ее горю юристы ЧРОО "Матери Чечни" отнеслись, как к собственному.

Роза Хаджиева: военные не дали возможности увидеть машины, на которых увезли брата

Интересы Роза Хаджиевой из села Гойты Урус-Иартановского района в Евросуде представлял адвокат Докка Ицлаев. Как рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Хаджиева, юридическую поддержку и помощь адвокат Докку Ицлаев оказывал ей и ее семье с первых дней, когда 30 октября 2001 года рано утром военные насильно увезли ее брата Султана Хаджиева.

"Дома были мама, я с братом, сноха и дети. Они ворвались, детей перепугали, Мадине - старшей дочке Султана было пять лет, она стала плакать. Один из военных прикрикнул на нее и пригрозил автоматом. Она испугалась, а мама уложила ее на кровать и прикрыла одеялом. Но она настолько испугалась, что во время этой шумихи спряталась под кровать за коробками. Искали ее потом по всему дому, еле нашли. Почти неделю после этого Мадина не разговаривала", - рассказала Роза Хаджиева.

Когда военные вышли из дома, забрав брата, она побежала вслед за ними, хотела посмотреть, на каких машинах приехали военные и куда повезут брата, но ей приказали сидеть дома и никуда не ходить. Утром она поехала в Урус-Мартан искать тех, кто увез ее брата. "Я подрабатывала тем, что торговала на рынке. Тогда многих ребят наших насильно увозили неизвестно куда, и они пропадали. На рынках всегда узнаешь последние новости. Мне рассказали, что в поисках пропавших парней помогает адвокат Докка Ицлаев. К нему и поехала", - рассказала женщина.

Адвокат Докку Ицлаев: у следствия не было желания расследовать дела об исчезновении людей в Чечне

К Докку Ицлаеву за помощью обратилась также жительница Урус-Мартана Мадина Минаева, у которой в ночь с 4 на 5 сентября 2002 года военные насильно увезли мужа. 

Как рассказал сам адвокат, обращения в российские следственные органы к успеху не привели.

"В рамках российского законодательства мы пытались добиться расследования этих уголовных дел, в том числе путем обращения в суд согласно статье 125 УК РФ, но наши попытки не увенчались успехом. А ведь, на наш взгляд, на тот момент были все основания для успешного расследования этих дел непосредственно в республике при наличии соответствующего желания у сотрудников следственных органов. Но такого желания у них не было. Поэтому нам пришлось обратиться с этими жалобами в Европейский суд по правам человека", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Докку Ицлаев.

Магомадов: если человек не интересуется больше пяти лет пропажей родственника, ЕСПЧ не сочтет дело приемлемым

Документы в Евросуд, как правило, готовятся 6-7 месяцев, однако ранее эти сроки были больше, рассказал корреспонденту «Кавказского узла» юрист ЧРОО "Матери Чечни" Магомед Магомадов.

"Раньше карусель, по которой гуляли жалобы по возобновлению расследований уголовных дел - следственные органы - суд - следственные органы - могла длиться до полутора лет. Киса Джабраилова к нам обратилась в 2009 году, к тому времени у нас был накоплен определенный опыт - мы выиграли в Евросуде уже 15 дел", - рассказал юрист.

По его мнению, число подобных дел в ближайшее время вряд ли увеличится, несмотря на то, что в Чечне очень много уголовных дел по факту похищений так и остаются не расследованными по 10-14 лет. 

"Не думаю, что нам придется много работать, потому что Страсбургский суд занял несколько другую позицию: если клиент не интересуется больше пяти лет, куда делся его родственник, то законодательно это становится неприемлемо. Я понимаю позицию ЕСПЧ... Это сделано, чтобы не заваливать суд этими жалобами", - сказал Магомед Магомадов.

"Страсбургский суд предназначен для изменения внутренних законодательств, чтобы эти случаи не повторялись", - пояснил свою точку зрения юрист.

Он добавил, что многие за эти годы смирились с утратой. "Они за эти годы смирились с тем, что их сын, муж, брат был похищен и пропал без вести. И парламент ничего не делает, и законодатели тоже молчат по этому поводу, ничего не меняется и в судебно-правовой системе. Само решение суда становится профанацией. Для клиента да, это выгодно, он получил моральную компенсацию, а для государства такое положение дел абсурдно", - резюмировал Магомед Магомадов.

Адвокат Аветисян: в России остаются проблемы с расследованием дел об исчезновениях

Решение по делу Малики Юсуповой стоит в одном ряду с целой группой решений, которые занимают значительную часть современной практики Европейского суда по правам человека, отметил сотрудничающий с неправительственной организацией "Правовое содействие - Астрея" адвокат Григор Аветисян.

"Мы, как обычно, надеемся на то, что властями нашей страны будут выплачены не только компенсации, назначенные Евросудом, которые, кстати, Россия выплачивает регулярно и практически без задержек. Но мы также надеемся, что данное решение будет исполнено и в части обязательства нашей страны расследовать преступление, совершенное по отношению к нашим с вами соотечественникам - в данном случае в отношении Арби Юсупова. Должен сказать, что организация, с которой я сотрудничаю, помогает заявителям, выигравшим дела против России в реализации оставшейся части постановлений ЕСПЧ. Однако, к сожалению, наш опыт показывает, что в абсолютном большинстве случаев, даже после выхода решений ЕСПЧ, наши следственные органы продолжают бездействовать", - сказал корреспонденту "Кавказского узла" адвокат. 

Даже после выхода решений ЕСПЧ следственные органы продолжают бездействовать.

Он считает, что бездействие не связано с вопросом компетентности следственного аппарата. "Бездействие, скорее всего, связано с тем, что чаще всего эффективное расследование может привести к установлению того, что фигурантами в деле станут конкретные представители вооруженных сил и силовых структур, которые осуществляли эффективный контроль на территориях, где были совершены преступления против заявителей. Об этом, кстати, не двусмысленно говорят большинство решений ЕСПЧ, включая и последнее", - сказал Григор Аветисян.

Он также заметил, что за последние три-четыре года проблема нерасследования дел, связанных с исчезновениями, неоднократно обсуждалась ЕСПЧ и исполнительным органом Совета Европы - Комитетом Министров. "Судом было выпущено ... решение по делу "Аслаханова и другие", заявители в которой были представлены юристами "Правового содействия - Астрея", в которой высшая судебная инстанция Совета Европы установила, что в России просто не существует эффективного механизма расследования исчезновений. Среди проблем, обуславливающих данную ситуацию была указана проблема независимости следственного аппарата", - сказал адвокат. 

18 декабря 2012 года Европейский суд по правам человека рассмотрел дело "Аслаханова и другие против РФ" и обязал Россию выплатить 550 тысяч евро семьям восьми жителей Чечни, пропавших без вести в первой половине 2000-х годов. Суд встал на сторону заявителей, утверждавших, что их родственников похитили представители российских силовых структур.

По словам Аветисяна, Комитет Министров и ранее указывал на неудовлетворительное положение в связи с исполнением решений ЕСПЧ по так называемым "чеченским делам", которые выделены в особую группу, контролируемую Комитетом Министров Совета Европы.

В минувшем году ЕСПЧ вынес несколько решений по делам заявителей из Чечни. Так, 10 октября Евросуд вынес решение по делу об исчезновении в 2000-2006 годах 18 жителей Чечни. Россия была признана виновной, а заявителям присуждены компенсации в общей сложности 1 млн 80 тыс. евро.

18 сентября ЕСПЧ принял решение по делу об исчезновении в 2001-2006 годах 16 жителей республики: РФ также была признана виновной в нарушении прав человека, а 43 заявителям суд присудил свыше миллиона евро компенсации.

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказаского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 января 2017, 03:18

  • Жители Сочи раскритиковали благоустройство Цветного бульвара

    Утром 22 января жители домов, расположенных возле Цветного бульвара в Сочи, обнаружили, что около трех соток зеленой зоны залиты бетоном, а здоровый полувековой платан срублен. Такие действия местные жители назвали «варварством» и «преступлением». На Цветном бульваре проводится благоустройство, заявили главы администрации Центрального района и ТОС «Гагаринский».

23 января 2017, 02:19

23 января 2017, 01:20

23 января 2017, 00:21

22 января 2017, 23:17

  • МЧС: 79 человек участвуют в поисках пропавшего на Кубани ребенка

    Поиски пропавшего 21 января в Белореченском районе Краснодарского края десятилетнего мальчика за сутки не дали результатов. Создан оперативный межведомственный штаб, участники поисково-спасательной операции повторно обследуют лесной массив, поселок Молодежный и железнодорожное полотно.

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии