23 января 2015, 18:57

В Азербайджане начался судебный процесс по делу Интигама Алиева

Подготовительное заседание по делу правозащитника Интигама Алиева состоялось сегодня в Бакинском суде по тяжким преступлениям. В ходе заседания суд отказался удовлетворить все ходатайства защиты.

 Как сообщал "Кавказский узел"Интигам Алиев был задержан 8 августа 2014 года после того, как в начале месяца счета его организации были арестованы. 26 декабря 2014 года адвокат Алиева сообщил, что следствие завершено, а 5 января следственные органы направили материалы дела в суд, который постановил начать рассмотрение дела 16 января.

Первоначально Интигам Алиев обвинялся в уклонении от уплаты налогов, злоупотреблении полномочиями, повлекшими тяжкие последствия, и незаконном предпринимательстве. В декабре 2014 года обвинения были дополнены более тяжелой статьей о присвоении или растрате в крупном размере, по которой Алиеву грозит 12 лет тюрьмы.

"В Азербайджане нет справедливого правосудия"

К зданию суда сегодня пришли свыше 100 представителей оппозиционных партий и активистов, около 10 журналистов, а также порядка 10 сотрудников посольств стран Запада, передает корреспондент "Кавказского узла".

В зал, рассчитанный на 40 человек, все желающие попасть не смогли. Многие оставались у дверей на протяжении всего процесса, в надежде занять места выходящих из зала.

В начале заседания обвиняемый Алиев сказал, что Азербайджан "относится к числу стран, где нет справедливого правосудия". "В такой ситуации не имеет никакого значения, кто рассматривает дело, кто обвиняет", - сказал Алиев.

Адвокат Эльтон Гулиев от имени всех защитников Алиева выступил с ходатайством о "прекращении уголовного производства ввиду несостоятельности обвинения и непредставления следствием обоснованных доказательств вины правозащитника".

По его словам, в обвинительном акте не представлены "источники и сущность доказательств". Суть обвинения сводится к тому, что Интигам Алиев, получая гранты от иностранных доноров, не регистрировал их и тем самым занимался незаконным предпринимательством.

Из этого следуют и другие пункты обвинения. В частности, следствие инкриминирует Алиеву незаконное использование 13 грантов и трактует это как "незаконное выполнение работ и услуг".

"Однако из 13 грантов семь грантов вообще относятся к периоду до 25 декабря 2009 года, когда законодательство не обязывало делать регистрацию грантов и не предусматривало за это меры ответственности", - продолжил адвокат Гулиева.

Что касается других шести грантов, то договоры по ним были представлены в Минюст, сказал адвокат.

"Квалифицировать действия Интигама Алиева как "незаконное предпринимательство" неправомерно. Для этого должно быть два признака: деятельность без государственной регистрации юридического лица и отсутствие соответствующей лицензии. Общество правового просвещения имело государственную регистрацию, а на то, чем оно занималось, не было необходимости получать лицензии", - продолжил адвокат Гулиев.

Адвокат также указал на отсутствие в деле признаков преступления о "присвоении". "Так, в обвинительном акте не поясняется, чье имущество присвоено", - заметил Гулиев.

"В деле присутствуют 29 платежных поручений, и утверждается о наличии "других платежных поручений", на основе которых бухгалтер Общества правового просвещения Гюльшан Оруджева переводила деньги организации на личный счет своей сестры Афсаны Оруджевой. Потом якобы эти деньги обналичивались и передавались Интигаму Алиеву. Всего за период с 2009 по 2013 год Алиевым якобы было присвоено 119 тыс. манатов (152 тыс. долларов). Но по представленным следствием 29 платежным поручениям получается, что присвоено было около 44 тыс. манатов (56 тыс. долларов)", - сказал Гулиев.

 На его взгляд, также непонятно, на каком основании "обе сестры Оруджевы признаны следствием потерпевшими". Адвокат при этом обратил внимание на то, что на платежных поручениях нет личной подписи Алиева.

Защита считает, что "доказательства были сфальсифицированы" и "взяты с потерпевших под давлением". По мнению адвоката, других доказательств, подтверждающих показания сестер, нет.

Возглавляемая Алиевым организация оказывала правовую поддержку гражданам, вела образовательные программы для молодых юристов, многие из которых позднее в качестве адвокатов защищали права политзаключенных. Интигам Алиев был номинирован на конкурс "Кавказского узла" "Герой Кавказа-2013".

"Правила Минюста позволяют держать Алиева в железной клетке"

Сам правозащитник Алиев в первую очередь выразил протест по поводу его содержания в клетке на заседаниях суда.

"В клетке содержат зверей. И Европейский суд по правам человека признал содержание подсудимых в клетке как действие, унижающее честь и достоинство арестованного. Кроме того, это лишает меня возможности конфиденциального общения с адвокатами, то есть нарушает право на защиту», - сказал Алиев и ходатайствовал, чтобы ему разрешили сесть рядом с адвокатами.

Однако государственный обвинитель Фарид Бекиров выступил против ходатайства обвиняемого.

"Интигам Алиев обвиняется по тяжким статьям, и правила министерства юстиции позволяют держать таких лиц в железной клетке. Это также в интересах безопасности обвиняемого. С другой стороны в любой момент к нему могут подходить адвокаты", - сказал Бекиров.

В итоге судья оставил ходатайство без удовлетворения. "Что ж, пусть будет так. Мы свободные люди независимо от того, мы на воле или за решеткой. Арест – часть нашей борьбы. Мы и так знали о плачевной ситуации в тюрьмах. Оказавшись за решеткой, мы еще лучше понимаем это", - прокомментировал решение судьи Интигам Алиев.

Интигам Алиев в ходе сегодняшнего заседания суда также заявил о нарушении прав политзаключенных на конфиденциальное общение с адвокатами. Так, перед встречами с адвокатами у них изымают все записи. А перед этапом в суд обыскивают, раздевая, отметил правозащитник.

"Стыдно об этом говорить здесь. Но пусть стыдятся власти, которые совершают это", - сказал Алиев.

"Следствие выполняет заказ властей Азербайджана"

Алиев также указал, что заключенных перевозят в тесном автозаке. Автомобиль, рассчитанный на девять человек, заполняют 12-13 заключенными.

При этом самого Алиева, по его утверждению, посадили в автомобиле в специальный отсек. "Это место как гроб, там нет воздуха вообще, не встанешь, не повернешься. Но наш арест – мой,  правозащитников Лейлы ЮнусРасула Джафароважурналистки Хадиджи Исмайловой, главы Центра мониторинга выборов и обучения демократии Анара Мамедли, является продолжением нашей борьбы. Сейчас мы на практике испытываем беззаконие тюремной системы", - сказал Алиев.

Правозащитник считает, что обыск в офисе Общества правового просвещения был произведен незаконно, а документы и электронные носители были изъяты без описи. Таким образом, исчезли документы, подтверждающие направление грантовых договоров в Минюст на регистрацию, сказал Интигам Алиев.

Минюст, по словам Алиева, отказался удовлетворить запрос защиты о предоставлении имеющихся в этом ведомстве документов о представлении грантов под предлогом "проведения работы по обобщению и систематизации информации о грантах".

Кроме того, были изъяты дела о защите прав граждан Азербайджана в Европейском суде по правам человека, в том числе по делам, связанным "с фальсификацией выборов, нарушениями свободы медиа, жалобами на пытки".

"Именно за это нас преследуют, за то, что мы выявляем фальсификации на выборах, помогаем гражданам защищать свои права в Европейском суде. Меня обвиняют по политическим мотивам. Следствие выполняет заказ. В Азербайджане критика власти расценивается как антигосударственная деятельность, и судебно-правовая система используется для расправы над критиками правительства", - сказал Алиев.

Помимо того, изъятие финансовых документов и опечатывание офиса организации создает трудности защите детально опровергнуть обвинения в присвоении.

Алиев также заявил о фальсификации подписей на платежных поручениях, которые, по данным следствия, использовались для присвоения средств.

"Эти подписи не мои. Они настолько очевидно сфальсифицированы, что следственный орган не рискнул направить их на экспертизу. А под одним документом стоит моя "подпись", когда меня вообще не было в стране", - сказал Алиев.

"Норма о регистрации грантов в Минюсте существует с 2002 года"

Однако гособвинитель Бекиров выступил против ходатайства о прекращении уголовного производства.

"Норма о регистрации грантов в Минюсте была в законодательстве с 2002 года. В 2009 году законодательство было дополнено тем, что без регистрации грантов не допускается осуществление банковских операций по грантам. Поэтому семь грантов, использованных до 2009 года, надо было также регистрировать, их использование было незаконным", - сказал гособвинитель.

На его взгляд, речь идет о "незаконном предпринимательстве", поскольку "грантовые средства использовались в целях извлечения личной выгоды".

В свою очередь сторона защиты выступила с новыми ходатайствами. В частности, адвокат Шахла Гумбатова выдвинула ходатайство о проверке других банковских счетов, а также запроса сведений о недвижимом имуществе бухгалтера организации.

По данным защиты, бухгалтер работала и в других организациях, поэтому необходимо расследовать происхождение всех средств, поступивших на счет ее сестры.

Адвокат Гумбатова также ходатайствовала о проведении судебного процесса в более просторном зале, поскольку не все желающие могут наблюдать за процессом. Судья обещал провести следующее заседание в большом зале суда.

Кроме того, адвокат Гумбатова ходатайствовала о проведении видео- и аудиозаписи процесса. В свою очередь адвокат Фахраддин Мехтиев ходатайствовал об исключении из материалов дела показаний лиц, признанных потерпевшими, и снять с них этот статус.

"В законодательстве дано понятия "потерпевший". Так, основанием для признания лица потерпевшим является наличие признаков причинения физического, материального и морального ущерба. Но этого в деле нет. В этом деле два человека, Садиг Багиров и Кенуль Байрамова, признаны следствием потерпевшими на основе некоего документа о том, что на их имена выписывались деньги, которые потом присваивались. Подлинность документа вызывает сомнения. Сами они не имеют никаких претензий к Алиеву. Но если бы у них были претензии, то все равно это предмет спора в рамках трудового законодательства", - сказал адвокат.

Что касается признания потерпевшими бухгалтера Г.Оруджевой и ее сестры А.Оруджевой, то следствие не поясняет, какой ущерб им был нанесен, сказал адвокат.

"Алиев не сможет оказать давление на свидетелей"

Потерпевшая Г.Оруджева выступила против запроса информации о ее имуществе и других банковских счетах. "В этом нет необходимости, и в течение четырех месяцев шло прозрачное следствие", - сказала потерпевшая.

Адвокат Джавад Джавадлы ходатайствовал о замене меры пресечения ареста на домашний арест.

"Предварительное следствие уже завершено, и Интигам Алиев не может никак оказать давление на свидетелей. Скрыться также он не может, потому как у него нет загранпаспорта. Прошу также учесть состояние здоровья Интигама Алиева. Есть заключение о результатах обследования из клиники Чехии", - сказал Джавадов.

Однако сам Алиев попросил адвоката пока не оглашать медицинское заключение о состоянии здоровья.

Гособвинитель Бекиров выступил против всех ходатайств. При этом он отметил, что отсутствие загранпаспорта еще не означает, что лицо не может незаконно пересечь границу.

После этого суд удалился на совещание. Через пять минут судьи вернулись, и председательствующий Садыхов объявил, что "на данном этапе следствия все ходатайства отклоняются".

Судья Расим Садыхов объявил, что слушания по существу назначаются на 11.00 3 февраля.

"Обязательный порядок регистрации грантов был введен в 2009 году"

Суд уже с первого заседания демонстрирует свою необъективность, прокомментировал корреспонденту "Кавказского узла" итоги подготовительного заседания адвокат Алиева Мехтиев.

"Что тут сказать, если суд не удовлетворил даже ходатайство об освобождении Интигама Алиева из железной клетки. С другой стороны уже на первом заседании стало ясно, что обвинение рассыпается. Обвинительный акт словно является не юридическим документом, а каким-то сочинением. Речь идет о "присвоении", однако доказательства неполные. На основе неких "других поручений" делаются обобщенные выводы и называется сумма присвоения", - сказал Мехтиев.

Версия обвинения "действительно разваливается", считает юрист Института свободы и безопасности репортеров (ИСБР) Гюнай Исмайлова.

"Заявление гособвинителя о том, что в законе с 2002 года содержались требования о регистрации грантов, является неверным. Тогда в законе было написано, что гранты регистрируются соответствующим органом исполнительной власти. Но механизм регистрации не был прописан, и ответственность не предусматривалась. Обязательный порядок регистрации грантов был введен в 2009 году. Но законодательство часто меняется, и до сих пор многие НПО не могут получить от Минюста ответы на обращения о регистрации. Говорилось, что Минюст будет отвечать посредством информации, выставляемой на своем сайте. Но пока этого нет", - заметила Исмайлова.

Государственный обвинитель оказался недоступным для комментариев относительно хода судебного процесса по делу Интигама Алиева.

Летом 2014 года в Азербайджане прошла волна арестов оппозиционных политических деятелей, журналистов, правозащитников. Случаи преследования активистов в регионах Кавказа, освещаемые "Кавказским узлом", собраны на тематической странице "Преследование активистов".

Автор: Фаик Меджид; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Прикреплённые файлы
Лента новостей

26 июля 2017, 13:39

26 июля 2017, 13:25

26 июля 2017, 13:04

26 июля 2017, 12:28

26 июля 2017, 12:14

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей