15 января 2015, 11:54

В Дагестане местного жителя судят за продажу часов со встроенной камерой

В Дагестане идет суд по делу жителя Кизлярского района, который пытался продать часы со встроенной видеокамерой. По версии следствия, он совершил незаконный сбыт специальных, "шпионских", технических средств. Адвокат считает, что этот прецедент угрожает уголовным преследованием большому количеству законопослушных граждан.

Житель Дагестана обвиняется в незаконном обороте специальных технических средств

Как следует из обвинительного заключения, в сентябре 2014 года 28-летний житель села Аверьяновки Кизлярского района Дагестана Ислам Абдурашидов нашел на центральном рынке Кизляра "специальное техническое средство, предназначенное для негласного получения визуальной и акустической информации, закамуфлированное в наручные часы". Мужчина разместил на одном из интернет-порталов объявление о продаже этих часов за 2,5 тысячи рублей.

"8 сентября 2014 года Абдурашидов, осознавая общественную опасность своих действий, предвидя возможность или неизбежность наступления общественно опасных последствий и желая их наступления, действуя из корыстных побуждений, реализовал специальное техническое средство… после чего был задержан сотрудниками отдела "К" полиции, проводившими в отношении Абдурашидова оперативно-разыскное мероприятие "проверочная закупка", - говорится в обвинительном заключении, копия которого имеется в распоряжении корреспондента "Кавказского узла".

Абдурашидову инкриминировали статью 138.1 УК РФ (незаконный оборот специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации).

Доказательствами по делу являются показания самого обвиняемого и оперативников отдела "К", которые вышли на него по объявлению в Интернете и совершили проверочную закупку, а также заключение эксперта, который отнес часы с камерой к категории специальных технических средств и констатировал, что они находятся в исправном состоянии.

В суде Абдурашидов отказался от признания вины

Подобных дел в Дагестане пока еще не было, отмечает адвокат подсудимого Патимат Абдулаева.

"Все, кто узнает об этой истории, недоумевают. Так называемое "шпионское" оборудование свободно продается и в магазинах, и через Интернет. Абдурашидов даже не предполагал, что его могут привлечь за попытку продать эти часы. После беседы со следователем и назначенным адвокатом он признал свою вину и согласился на особый порядок судебного разбирательства, поскольку это на треть сокращает санкцию по статье. Но затем, поговорив с родственниками и другими юристами, решил бороться. В суде он вину не признал", - сообщила корреспонденту "Кавказского узла" Патимат Абдулаева.

По ее словам, судебный процесс начался 25 декабря и проходит в Кизлярском городском суде.

"На первом заседании были допрошены свидетели-оперативники и один из понятых. Я заявила ходатайство о вызове в суд эксперта. К нему много вопросов, так как он в своем заключении не указал ни методики проведения исследования, ни литературы, которой пользовался", - рассказала Патимат Абдулаева.

14 января должно было состояться второе заседание, но из-за неявки свидетелей оно было отложено на 16 января, сообщила адвокат.

По ее словам, статья 138.1 появилась в УК РФ в 2011 году, и с тех пор к уголовной ответственности были привлечены сотни вполне законопослушных граждан по всей России. Наказание по статье может быть разным - от штрафа в размере до 200 тысяч рублей до лишения свободы сроком 4 года.

завтра любой гражданин, пользующийся электронными устройствами с совмещенными функциями, окажется преступником

"О самых возмутительных случаях уголовного преследования за незаконный оборот "шпионского" оборудования писали в российских газетах, теперь эта волна докатилась и до Дагестана. Это просто бред. Поражаюсь, как эта статья могла набрать обороты, как судьи и адвокаты допустили такое количество обвинительных приговоров, ведь в статье нет четкого указания, что считать специальным техническим средством (СТС). Если не бороться с этими абсурдными обвинениями, завтра любой гражданин, пользующийся электронными устройствами с совмещенными функциями, окажется преступником", - считает Патимат Абдулаева.

"Должны быть четкие критерии, которые бы определяли, что такое "техническое устройство, предназначенное для негласного сбора информации"

Также неправомерным применение статьи 138.1 УК РФ без четкой регламентации, какие именно товары являются запрещенными, считает адвокат, помощник члена Общественной палаты России Николай Семенов.

"Два года назад Общественная палата России помогала защищать жительницу Калининграда, купившую в китайском интернет-магазине аналогичные часы. Ситуация глупейшая, я считаю, что норма в таком виде не должна работать. Верховный суд России должен дать разъяснение в целях единообразного ее применения", - заявил в интервью корреспонденту "Кавказского узла" Николай Семенов.

Если правовая норма в законе указывается нечетко, непонятно, Верховный суд дает толкование, издает постановления пленума ВС, отмечает адвокат.

"Про эту норму права забыли, видимо, потому что "неходовая", нет большой практики. Но должны быть четкие критерии, которые бы определяли, что такое "техническое устройство, предназначенное для негласного сбора информации". Сейчас его дают криминалисту, он указывает, что данное устройство действительно предназначено для этого. Извините, а мой мобильный телефон – он предназначен для негласного сбора информации? Ведь в нем есть диктофон, видеокамера", - сказал Николай Семенов.

Комментариями представителей следствия по делу Ислама Абдурашидова относительно заявлений Патимат Абдулаевой и Николая Семенова "Кавказский узел" не располагает.

Автор: Наталья Крайнова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 мая 2017, 06:53

25 мая 2017, 05:54

25 мая 2017, 04:55

25 мая 2017, 04:00

25 мая 2017, 03:12

  • Проблемы реабилитации радикальной молодежи Северного Кавказа стали темой "круглого стола" в Москве

    В заключительный день круглого стола «Проблемы и лучшие практики противодействия радикализации части молодежи на Северном Кавказе» дискуссии участников мероприятия развернулись вокруг проблем исламского образования для женщин и возможностей создания в условиях России неформальной и не модерируемой правоохранительными органами структуры для реабилитации молодых людей, отказавшихся от участия в экстремистской деятельности.

Архив новостей