16 августа 2002, 13:02

Не поджигатели, а миротворцы. Ислам и православие на Северном Кавказе.

Экстремизм является, пожалуй, одним из самых страшных явлений, завещанных двадцатым веком и, к сожалению, нет никаких оснований для оптимистических прогнозов, что этот бич человечества будет преодолен в наступившем XXI столетии. И все же, можно ли бороться с этим злом? Можно ли погасить уже возникшие конфликты и не допустить их возникновения в будущем?
Совершенно очевидно, что экстремизм и его производные (терроризм, захват заложников, угон самолетов и т.п.) возникают вследствие невозможности разрешения возникающих проблем в рамках существующего законодательства отдельных государств и международного права. Эффективное противодействие экстремизму невозможно без понимания сущности конфликта, правильного представления о его исторических предпосылках и геополитической ситуации, на фоне которой происходит развитие конфронтации.
Проблема борьбы с экстремизмом, в том числе и с такими его формами, как терроризм и религиозный экстремизм, встала перед Россией задолго до того, как разразилась сентябрьская трагедия в США. Причем эпицентром российского терроризма и экстремизма общепризнанно считается регион Северного Кавказа. Война в Чечне, перманентное напряжение в отношениях между многочисленными кавказскими народами, перерастающее порой в открытые конфликты практически во всех северокавказских республиках, самым серьезным образом влияет на ситуацию не только в регионе, но и во всей России. Но почему Кавказ? Это случайность или закономерность? Есть ли выход из ситуации, которая кажется проклятием? На эти вопросы можно отвечать долго и не ответить совсем.
В 1993 году была опубликована статья профессора Гарвардского университета, директора Института стратегических исследований им. Дж.Олина при Гарвардском университете Сэмюэля Хантингтона "Столкновение цивилизаций?", доступная сейчас и российскому читателю. Исследователем предложена интересная трактовка современных конфликтов, которые рассматриваются как результат антагонистического взаимодействия разных цивилизаций. С.Хантингтон подчеркивает: "Идентичность на уровне цивилизации будет становиться все более важной, и облик мира будет в значительной мере формироваться в ходе взаимодействия семи-восьми крупных цивилизаций. К ним относятся западная, конфуцианская, японская, исламская, индуистская, православно-славянская, латиноамериканская и, возможно, африканская цивилизации. Самые значительные конфликты будущего развернутся вдоль линий разлома между цивилизациями". Конфликты будут происходить на двух уровнях - с одной стороны, между группами, обитающими вдоль этих линий цивилизационного разлома? - за земли и власть друг над другом, с другой стороны, между государствами, принадлежащими к различным цивилизациям - из-за влияния в военной и экономической сферах.
Стремление осмыслить геополитическую обстановку в мире после конфликтов на Кавказе, на Балканах, катастрофы 11 сентября 2001 года и последовавших действиях США вызвало к жизни немало размышлений о судьбах современного мира. Следует признать, что определенную популярность приобрели рассуждения в хантингтоновском духе о непреодолимых цивилизационных противоречиях между христианским и исламским мирами, являющихся объективной основой большинства современных конфликтов и возможных конфронтаций будущего. Конечно, события на Балканах, Ближнем Востоке, Кавказе в какой-то мере дают почву для подобного рода рассуждений. Упомянутые регионы уже долгое время являются ареной серьезных межэтнических конфликтов. Здесь непосредственно соприкасаются культуры, в основе которых лежат такие мировые религии, как христианство и ислам. И все же, несмотря на кажущуюся обоснованность и понятность подобных концепций, согласиться с ними нельзя.
Совершенно очевидно, что любая теоретическая схема геополитической ситуации в мире должна строиться исходя из анализа ключевых факторов, способных оказать позитивное либо негативное влияние на ее развитие. Ошибка в определении таких факторов приводит не только к неправильному пониманию складывающейся ситуации, но и ориентирует общество на постановку и решение ложных задач, что не только не способствует разрешению конфликтов, но и способствует их углублению.
Попытка обосновать современные конфликты цивилизационными противоречиями христианской и исламской культур, на наш взгляд, не просто уводит нас от понимания сущности проблем, но и ставит серьезные препоны для их разрешения, поскольку провоцирует конфронтацию двух сил, изначально обладающих огромным интеграционным потенциалом, - ислама и христианства.
Безусловно, глубокий анализ причин возникновения современных конфликтов - тема отдельного серьезного исследования. Однако очевидно, что она является основной проблемой современности.
События на Северном Кавказе - война в Чечне, межэтнические конфликты в национальных республиках, - дают нам достаточно оснований, чтобы утверждать: христианство и ислам не только не являются объективной основой возникших конфликтов, но, напротив, сыграли огромную роль в их урегулировании. Отношения между Русской Православной Церковью и исламом можно назвать образцом межконфессионального сотрудничества, оказавшего огромное влияние на стабилизацию ситуации в отдельных регионах и на Северном Кавказе в целом.
Активное использование религиозной фразеологии международными бандформированиями, действующими в Чечне, а также группами религиозно-политических экстремистов из других регионов Северного Кавказа создает весьма стойкую иллюзию экстремистской направленности самого исламского вероучения. Такое понимание ислама распространяется благодаря некоторым недобросовестным журналистам и политикам. Из-за политической конъюнктуры забывается тот факт, что религиозный экстремизм угрожает в первую очередь самому исламу - тому исламу, который на протяжении столетий исповедуется многими российскими народами, исламу, оказавшему огромное влияние на культуру этих народов и позволившему им занять достойное место в российском и мировом сообществе.
Даже поверхностное ознакомление с новейшей постсоветской историей республик Северного Кавказа позволяет увидеть, что ислам являлся лишь ширмой для деятельности экстремистских группировок, ставящих, прежде всего, политические задачи. Ярким примером подобной политической экстремистской группировки является Исламская партия возрождения. Развернутая этой партией борьба за возрождение ислама привела на деле к попытке государственного переворота в Таджикистане и активной сепаратистской деятельности на Северном Кавказе. Важно отметить, что первыми забили тревогу по поводу деятельности этой "партии" не государственные и правоохранительные органы, парализованные демократическими реформами начала 1990-х, а сами мусульмане. Впервые деятельность экстремистов была осуждена на III Съезде мусульман Карачаево-Черкесии и Ставрополья в 1991 г. Именно жесткая и последовательная позиция большинства мусульман и руководства Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставрополья (ДУМКЧиС) стала одной из причин прекращения деятельности экстремистов на территории республики и края.
Изучение литературы, листовок, аудио и видео материалов, распространяемых экстремистскими религиозно-политическими группами, подтверждает, что экстремисты дистанцируют себя от основной массы мусульманского населения и рассматривают традиционное исламское духовенство в качестве своего основного оппонента.
Таким образом, нет никаких оснований рассматривать ислам в качестве идейной основы экстремизма. Абсолютное большинство мусульман не только не восприняло специфическую экстремистскую трактовку аятов Корана, но и активно выступило против деятельности самих экстремистских групп.
Отношения между исламом и православием - как на институциональном, так и на бытовом уровнях - также не дают оснований для утверждений о каком-либо культурном антагонизме. Напротив, проживание в течение длительного времени на одной территории народов, принадлежащих к различным языковым группам, исповедующим разные религии, способствовало выработке специфической культуры межэтнической коммуникации, которую характеризуют высокий уровень толерантности, уважительное отношение к чужим обычаям и религии. Возникающие межэтнические конфликты связаны, как правило, не с культурными противоречиями, а с территориальными проблемами, корни которых уходят в глубокое советское прошлое, либо политическими претензиями современных политических этноэлит. Причем следует отметить, что совершенно не наблюдается корреляции между возникающими конфликтами и религиозной принадлежностью субъектов конфликта. Конфронтация могла возникнуть как между разноконфессиональными осетинами и ингушами, так и между карачаевцами и черкесами, исповедующими ислам. Наоборот, во всех известных конфликтах религиозный вопрос никогда не поднимался. Религия выступала достаточно сильным фактором, сдерживающим развитие конфликтов. Важно отметить, объективные условия, при которых религия могла бы стать реальным конфронтационным фактором, попросту отсутствуют. Так, православные и мусульмане не совершают в отношении друг друга прозелитических и каких-либо других действий, способных спровоцировать конфликт. Горское население традиционно исповедует ислам, славянское - православие. С другой стороны внутри самих конфессий, в том числе ислама, отсутствуют институты, организованные по этническому признаку. Напротив, при формировании руководящих органов ДУМКЧиС? обеспечивается представительство всех народов региона, исповедующих ислам. Между православным и мусульманским духовенством налажены доброжелательные, конструктивные отношения. Как правило, по возникающим общественно-политическим проблемам они демонстрируют единую позицию. Собственно, и Русская Православная Церковь, и северокавказские мусульманские духовные управления вынуждены решать практически одинаковые проблемы. Отсутствие средств, низкая религиозность населения, активная прозелитическая деятельность протестантских и других религиозных объединений, активно вовлекающих в свои ряды как горское, так и славянское население, - все это делает ислам и православие объективными союзниками.
С другой стороны, сложно представить эффективную борьбу с экстремистскими объединениями и, прежде всего, с идеями экстремизма без содействия самих религиозных объединений. Ислам является главным союзником государства в борьбе с исламским экстремизмом.

Автор: Евгений Кратов, кандидат исторических наук; источник: Журнал "Гражданин", N 4, май 2002 г

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 октября 2017, 23:59

22 октября 2017, 23:36

22 октября 2017, 22:27

22 октября 2017, 21:22

22 октября 2017, 20:47

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей