Главный редактор «Чегемской правды» Инал Хашиг. Фото: личная страница facebook Инала Хашига. https://www.facebook.com/inalkhashig

22 августа 2014, 13:47

Инал Хашиг: Если избранный президент заявит о вхождении в Россию – церемониться не будут

О предстоящих президентских выборах в Абхазии "Кавказскому узлу" рассказал один из видных абхазских журналистов Инал Хашиг. Главный редактор "Чегемской правды" высказал свое мнение о вероятности второго тура, о шансах кандидатов и о том, кто стоит за ними, о прогнозе отношений с Россией и Грузией после выборов. В частности, журналист пояснил, почему прогнозы социологов применительно к абхазским реалиям не всегда срабатывают, почему Рауль Хаджимба в случае второго тура гарантированно одержит победу, почему, несмотря на поддержку кандидата Бжании А.Анквабом, последнему придется уйти из политики. Красной линией для всех кандидатов, за которую не может переступить избранный президент, по мнению Хашига, является вопрос о вхождении в Россию.

Досрочные президентские выборы в Абхазии назначены на 24 августа. Необходимость в их проведении возникла после политического кризиса, закончившегося уходом в отставку президента Александра Анкваба. ЦИК Абхазии зарегистрировала кандидатами в президенты Аслана БжаниюЛеонида ДзапшбуРауля Хаджимбу и Мираба Кишмарию.

Предвыборный расклад

"Кавказский узел" (КУ): Инал Николаевич, есть данные социологов из Института социального маркетинга, согласно которым, скорее всего, победу уже в первом туре одержит Р. Хаджимба. А каково Ваше мнение относительно вероятности второго тура и исхода выборов?

Инал Хашиг (ИХ): Несмотря на то, что есть разного рода социальные опросы, применительно к Абхазии стандартная методика с ее погрешностями не может применяться. Здесь 80% в одной деревне могут быть за одного кандидата, а в соседней, ничем от нее отличающейся - 80% за другого. Что касается вероятности второго тура, то сейчас среди кандидатов лидирует Рауль Хаджимба, но сказать с уверенностью, что он победит в первом туре, я не могу. Сейчас пограничная ситуация, когда плюс-минус несколько процентов могут решить – будет второй тур или нет. Судя по теледебатам, в рамках которых три кандидата: Хаджимба, Кишмария и Дзапшба ополчились против Аслана Бжании, обвиняя его во всевозможных грехах, начиная от упущений по службе в должности председателя СГБ до подкупа избирателей - уже в ходе самой выборной кампании, если второй тур состоится, конфигурация будет следующая – если туда пройдут Хаджимба и Бжания, то Кишмария и Дзапшба поддержат Хаджимбу, и тот получит подавляющий перевес.

КУ: Как проходит агитационная кампания — есть ли особенно интересные материалы, какие?

ИХ: В принципе кампания проходила вполне стандартно – кандидаты ездили по стране, встречались с избирателями и т.д. Новым было то, что ни у одного из кандидатов не было монополии на административный ресурс. Конечно, значительная часть чиновников поддержала Аслана Бжанию, но и у Рауля Хаджимбы есть свои сторонники в органах власти. У Кишмарии есть поддержка со стороны силового блока. Так что, несмотря на всю эмоциональность, это была реальная конкуренция – борьба равноправных кандидатов.

КУ: Как проходили встречи кандидатов с общественностью, политические дебаты? Чьи выступления по ТВ запомнились больше всего?

ИХ: Больше всего, честно говоря, запомнились эмоциональные наезды Мераба Кишмарии на Аслана Бжанию. Вообще это зрелище привнесло в нашу политическую культуру много того, чего раньше не было – вроде оскорблений с переходом на личности.

КУ: Программы кандидатов — у кого они есть? В чем их основные отличия?

ИХ: В основном из-за того, что эти выборы – досрочные, кандидаты довольствуются тезисами, не успев подготовить подробных программ. Исключение - Рауль Хаджимба, который за время пребывания в оппозиции смог подготовить программу политических и экономических реформ.

КУ: В отличие от выборов в парламент Абхазии 2012 года в этой кампании среди кандидатов нет представителей бизнеса. Все четыре кандидата — генералы. Чем, по вашему мнению, объясняется такое засилье силовиков?

ИХ: Это кризис жанра. Та элита, которая доминировала последние 20 лет, это были выходцы из советского периода. Но они не смогли вырастить элиту, которая обладала бы серьезным опытом и шла бы дальше. Поэтому судьбу страны и взяли в руки силовики. Хотя Хаджимба все же больше политик, чем генерал. Он, конечно, возглавлял силовые структуры, но это было давно – более 10 лет назад.

КУ: Можно ли сказать, что Бжания близок к окружению Анкваба? Какие элиты поддерживают остальных трех кандидатов? Почему Сергей Шамба не стал выставлять свою кандидатуру и поддержал Хаджимбу?

ИХ: Конечно, Аслана Бжанию поддерживают люди из окружения Анкваба. Но нельзя сказать, что в случае его избрания он будет продолжать продвигать идеи Анкваба. Скорее наоборот – если Бжания будет избран президентом, Анкваб станет ему малоинтересен и его влияние на политические процессы резко сократится. Александр Анкваб, конечно, еще некоторое время незримо будет присутствовать в абхазской политике, но думаю, это последние выборы, когда он еще может влиять на процесс.

Рауля Хаджимбу поддерживают оппозиционные группы, а также те, кто на выборах 2011 года голосовали за Анкваба, надеясь на реформы, но разочаровались в нем. Кроме того, есть люди, которые всегда голосуют за власть. Хотя кандидата от власти сейчас нет, они чувствуют, что сила – за Хаджимбой, и тоже пойдут голосовать за него. Мераба Кишмарию поддержат люди, связанные с армией, и жители его родного Очамчирского района. За Леонида Дзапшбу будет голосовать протестный электорат. Что касается Сергея Шамбы, то, поскольку выборы были объявлены неожиданно, он просто не успел сформировать команды. Кроме того, по моим ощущениям, Шамба уже свыкся с ролью человека, ушедшего из политики. Однако он все же поддержал Рауля Хаджимбу. Я думаю, что в случае победы Хаджимбы, он предпочтет не просить какой-то пост, а станет таким независимым политическим тяжеловесом, патриархом абхазской политики.

КУ: В период выборной кампании кроме Договора об общественном согласии кандидаты подписали еще и Общественно-политический договор. Для чего понадобились эти документы? В чем их отличие? Как вы расцениваете демарш Бжании, который отказался ставить свою подпись под вторым договором?

ИХ: Эти договоры составляли Общественная палата Абхазии и фонд "Айнар". Вообще у нас стало традицией, что во время выборов различные общественные организации составляют документы такого типа. Я даже скорее удивлен, что этих договоров было только два. Это такие договоры о благих намерениях, ритуальные документы, подписание которых стало обязательным, но которые не связывают руки кандидатам. Бжания не стал подписывать договор вместе со всеми, поскольку у него был ряд претензий к этому документу. Он их отправил в письменном виде, давая понять таким образом, что присоединяется к договору, но с этими замечаниями.

Международный контекст выборов

КУ: В чем отличия кандидатов Хаджимбы и Бжания в плане видения отношений между Россией и Абхазией?

ИХ: Фундаментальной разницы между ними в этом плане нет. Может быть, есть какие-то нюансы. Но в стратегическом плане все абхазские политики понимают важность российско-абхазских отношений, но понимают и красные линии, за которые переходить нельзя – это, прежде всего, вопросы независимости Абхазии. Не думаю, что у кандидатов есть какое-то поле для маневра.

КУ: В интервью "КУ" Амелина заявила: "Постепенное осознание объективной невозможности строительства суверенного государства в условиях полной дотационности со стороны России, неблагоприятный социально-экономический фон, охватившая югоосетинское общество после президентских выборов 2011 года апатия, сделали вариант вхождения Южной Осетии в Россию практически безальтернативным". В чем отличие двух соседних и схожих по статусу регионов? Почему красная линия есть в Абхазии, а в Южной Осетии ее нет?

ИХ: В отличие от Южной Осетии, чья элита, так или иначе рассматривает независимость своей страны, как некий переходный этап перед вхождением в состав России, тем более за кавказским хребтом находится другая часть осетинского народа, в Абхазии вопрос суверенитета страны, добытого в результате кровопролитной войны с Грузией, не подлежит даже обсуждению. Кроме того, если брать в расчет географическое положение Абхазии, ее природные ресурсы, экономический потенциал и т.д., то идея построения независимого государства выглядит не столь пессимистично, как в Южной Осетии, где таких условий попросту нет.

КУ: При победе какого из кандидатов на президентский пост возможно снижение градуса напряженности в отношениях с Тбилиси?

ИХ: Я не думаю, что что-то изменится. Это не зависит от того, кто победит на выборах. Изменения произойдут только в случае каких-то глобальных геополитических изменений.

КУ: На ваш взгляд, на кого из кандидатов делает ставку Россия? Почему?

ИХ: Кремлю, по большому счету, не очень важно, кто из кандидатов будет президентом, поскольку с любым из них у Москвы, априори, будут хорошие отношения, и первый визит избранный президент, здесь даже гадать не стоит, нанесет в Москву. Открытая поддержка, скорее, отрицательно повлияет на популярность кандидата и на отношение к России со стороны местных жителей. Так уже было в 2004 году, когда поддержка Москвой одного из кандидатов привела к серьезному политическому кризису. Россия сделала из этого выводы и дистанцировалась. Но можно говорить о частной поддержке. Так, представители спецслужб незримо поддерживают Бжанию, а Сурков – Хаджимбу. Но это не поддержка Кремля, а именно поддержка со стороны отдельных лиц. Опять же, подчеркиваю, незримая.

КУ: Какие политические фигуры (помимо тех, кто выдвинулся кандидатом на выборах) и элитные группы, на ваш взгляд, наиболее влиятельны сейчас в Абхазии? Как их позиции могут повлиять на исход выборов?

ИХ: Аслана Бжанию, как я уже говорил, поддерживает Александр Анкваб. Хотя он и экс-президент, но его поддержка – это и поддержка его сторонников на выборах. С другой стороны, есть Станислав Лакоба, известный абхазский историк, человек достаточно влиятельный, и к его взглядам и заявлениями всегда прислушивается абхазское общество, считающее его одним из тех, кто стоит на страже абхазской государственности. Его поддержка стоит поддержки нескольких партий. Можно напомнить, что кризис, закончившийся свержением Анкваба, во многом стал следствием скандала с раздачей абхазского гражданства жителям пограничного с Грузией Гальского района. Эту тему, по большому счету, раскрутил именно Лакоба. Его непримиримая позиция стоила ему поста секретаря Совета безопасности, но тема была подхвачена оппозицией. Сейчас Лакоба поддерживает Хаджимбу.

КУ: В интервью "Кавказскому узлу" Алла Язькова говорила о значительной части абхазского общества, которая "смотрит на Россию, думает, что если в Абхазии пройдет крымский вариант, то уровень жизни подтянется до российского". Насколько, по вашим наблюдениям, популярна эта точка зрения?

ИХ: Крым – это совершенно другой случай. Здесь же, в Абхазии, независимость, омытую кровью, менять на полный холодильник – вещь малопопулярная . Если бы она была популярной, то обязательно нашелся бы кандидат в президенты, который бы это использовал. Сейчас для любого абхазского политика говорить о вхождении в состав, пусть даже  дружественной России – это значит загубить свою политическую карьеру на корню.

КУ: Есть ли вероятность, что после выборов новый президент поставит вопрос о вхождении в Россию? При победе какого из кандидатов это наиболее вероятно?

ИХ: Я думаю, что если избранный президент объявит об этом, то придется сразу же объявлять следующие выборы. Церемониться с этим у нас не будут.

КУ: Константин Затулин в интервью нашему изданию отметил, что одной из причин майского политического кризиса в Абхазии стали подозрения в коррупции при освоении российских денег. Вы согласны с такой трактовкой? Есть ли повод думать, что при новом президенте ситуация будет иной? Какие уроки были извлечены из кризиса?

ИХ: То, что российские деньги разворовываются – это "секрет Полишинеля". Это серьезная, но, увы, не единственная проблема в Абхазии. Корзина с проблемами все наполнялась и наполнялась последние 10-15 лет. Поэтому новый президент, кто бы им ни стал, должен будет принять серьезные шаги для изменения ситуации – хотя бы для того, чтобы удержаться у власти. Любая попытка сохранить статус-кво приведет к новому кризису с досрочными президентскими выборами.

С Иналом Хашигом беседовал корреспондент "Кавказского узла" Семен Чарный.

20 августа 2014 года

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

22 января 2017, 23:17

  • МЧС: 79 человек участвуют в поисках пропавшего на Кубани ребенка

    Поиски пропавшего 21 января в Белореченском районе Краснодарского края десятилетнего мальчика за сутки не дали результатов. Создан оперативный межведомственный штаб, участники поисково-спасательной операции повторно обследуют лесной массив, поселок Молодежный и железнодорожное полотно.

22 января 2017, 21:52

22 января 2017, 21:12

22 января 2017, 19:54

22 января 2017, 18:45

Архив новостей
Все SMS-новости