12 августа 2002, 10:11

"Зачистка" в селе Цоцин-Юрт

С 25 по 29 июля в с. Цоцин-Юрт (Октябрьское) Курчалоевского района прошла очередная "зачистка".

По сообщениям ряда информационных агентств, накануне спецоперации произошло боестолкновение федеральных сил с вооруженными формированиями ЧРИ.

Так, агентство "Интерфакс-АВН" в сообщении от 29 июля 2002 года, ссылаясь на источник в штабе группировки ВВ МВД РФ на Северном Кавказе, утверждает: "Военнослужащие 33-й отдельной бригады оперативного назначения ВВ совместно с отрядом спецназа Минобороны в районе н.п. Октябрьское Курчалоевского района при попытке проверить документы у водителя легковой машины "ВАЗ-2107" вступили в боестолкновение с находившимися в автомобиле вооруженными неизвестными. В ходе боя два бандита были уничтожены. В понедельник установлены их личности. По оперативной информации, один из них - некто Эмим-Салта Идалов, 1958 г. р., - был главным тыловиком в бандформировании Басаева, второй, Исланбек Межиев, 1972 г. р., также известен как активный участник этого незаконного вооруженного формирования. У обоих уничтоженных экстремистов изъято автоматическое оружие".

По сообщению ИТАР-ТАСС от 26 июля 2002 года, со ссылкой на региональный оперативный штаб (РОШ) по управлению контртеррористической операцией на Северном Кавказе, Идалов и Межиев были убиты своими соратниками: "Минувшей ночью в селении Цоцин-Юрт Курчалоевского района бандиты расстреляли Идалова и Межиева, которые отказались от дальнейшего участия в незаконных вооруженных формированиях и перешли к мирной жизни. Ранее они входили в состав бандгруппы "Пираты". Налицо противоречие - два ведомства (РОШ и ВВ МВД) выдали две взаимоисключающие версии гибели двух человек, скорее всего действительно участников ВФ ЧРИ.

Большинство источников (ИМА-пресс, Маяк, ИТАР-ТАСС, ИНТЕРФАКС-АВН, РИА "Новости") утверждают, что в автомашине было четыре человека; трое были убиты, точнее, взорваны, т.к. "по автомашине был открыт огонь, после чего произошел взрыв. Военные считают, что в ней находилось значительное количество взрывчатых веществ или подготовленный к действию фугас", а одному удалось убежать. "Через некоторое время беглец, как предполагают военные, вызвал по рации подмогу, из населенного пункта к нему на помощь выдвинулись две группы боевиков. В бою с подразделениями федеральных сил группировка была уничтожена. 10 боевиков убиты; среди личного состава нет потерь. С места боя изъяты три гранатомета, 5 автоматов, 1 пистолет, 2 ручных пулемета и боеприпасы" (РИА "Новости", 26 июля 2002 года). При этом число участников ВФ ЧРИ, прибывших на "подмогу", в источниках разное: 10 человек ("Интерфакс-АВН", 26.07.02), 20 человек ("Маяк", Новости 26.07.02), 30 человек ("ИТАР-ТАСС", 25.07.02). Среди убитых называют: "Абубакара Бакаева, главаря действовавшей в районе бандгруппы (кличка "Шах"), Сулеймана Бакаева (кличка "Шаха"), а также главаря еще одной банды Руслана Хасимикова (кличка и радиопозывной "Ленин" [sic!] "Мемориал")" ("Интерфакс-АВН", 1.08.02), "полевых командиров Умара Магомедова по кличке "Марк", бандгруппа которого проводила теракты в Курчалоевском районе Чечни, и Висита Цукоева по кличке "Абусаяф" ("Интерфакс", 27.07.02).

*   *   *

Сотрудники ПЦ "Мемориал" несколько раз побывали в с. Цоцин-Юрт после "зачистки" и смогли составить на основании опроса местных жителей и других источников собственную картину событий, произошедших в селе с 24 по 29 июля 2002 года .

24 июля рано утром в селе произошла перестрелка между милиционерами-чеченцами и неизвестными вооруженными людьми. После этого в село вошла военная техника: БТРы, БМП, автомобили "Урал". Ближе к вечеру на окраину Цоцин-Юрта был высажен десант. Местные жители поняли, что на следующий день в селе начнется спецоперация. Поэтому с наступлением темноты из села стали уходить те, кто не был прописан в этом населенном пункте, участники вооруженных формирований ЧРИ и просто молодые люди - местные жители, опасавшиеся, что их могут задержать и избить военнослужащие, как это не раз бывало в ходе подобных мероприятий. Мужчины выходили из Цоцин-Юрта пешком и выезжали на машинах. Выбравшись за околицу села, на поле они попали в засаду федеральных сил, которые открыли огонь по выходящим из села людям. Первой была взорвана автомашина с тремя молодыми людьми, после чего остальные мужчины, попавшие под автоматный и пулеметный огонь, бросились обратно в Цоцин-Юрт. Из села выбежали женщины, которые начали подбирать разбросанные останки людей, но военные открыли огонь и по женщинам, которые были вынуждены вернуться обратно. Оставшиеся на поле трупы военные забрали и увезли с собой в Курчалой.

На следующий день вечером по телевизору, в "Новостях", показали "группу уничтоженных боевиков", в которых цоцин-юртовцы узнали своих близких. Однако на снимках этих людей было видно, что некоторые из них были одеты уже не в ту одежду, в которой уходили из села, а в камуфляж.

25 июля в селе началась "зачистка". По словам жителей с. Цоцин-Юрт, всего с 1 октября 1999 года в селе было проведено около 40 "зачисток".

По методам проведения очередное спецмероприятие ничем не отличалось от предыдущих - всех мужчин в возрасте от 15 лет и старше забирали из их домов и препровождали на территорию "временного фильтрационного пункта", развернутого на окраине села. Местные жители утверждают, что, как и во время других "зачисток", военнослужащие систематически нарушали приказ командования ОГВ (с) №80 от 27 марта 2002 года, регулирующий действия военнослужащих при проведении подобного рода мероприятий.

Так же, как и раньше, военные занимались откровенным вымогательством и грабежом. По словам жителей села, военные, увидев в доме молодого человека или мужчину, тут же требовали выкуп, который составлял от пятисот до двух тысяч рублей. На ул. Советской деньги взяли со всех жителей. Тех, кому откупиться не удалось, увозили на окраину села в сторону с. Гелдагана, где в пустующем доме был устроен "фильтрационный пункт". Там в течение нескольких часов задержанных избивали и пытали током. Провода присоединяли, в том числе, к половым органам, говоря при этом, что детей у задержанных больше не будет.

26 июля в спецоперации "приняли участие" сотрудники РОВД Курчалоевского района. В село чеченских милиционеров, однако, не допустили, остановив их на восточной окраине. В этот день в Цоцин-Юрте были задержаны около 60 человек. Все эти люди были доставлены на "временный фильтрационный пункт", где практически каждый из них подвергся пытке электротоком. Сам процесс задержания сопровождался жестокими избиениями и издевательствами, как над задерживаемым, так и над членами его семьи.

Так, в одном из домов (точный адрес и фамилии потерпевших не называются по их просьбе), военнослужащие, не застав дома человека, которого они в чем-то подозревали, жестоко избили его брата и отца. В доме в это время находились пожилая хозяйка, две ее дочери, 16-ти и 19-ти лет, и ее беременная сноха с годовалым ребенком. Хозяйка и ее сноха попытались защитить избиваемых мужчин, но военнослужащие стали избивать и женщин. В результате у пожилой женщины все руки в синяках, а у снохи - в глубоких порезах от дверного стекла. Молодой беременной женщине военные разорвали мочку уха; выпавшую сережку потом так и не нашли. 16-летнюю девушку из этого дома, которая от страха не знала, в какую комнату бежать, военные схватили за горло и едва не задушили. Побили также и ее старшую 19-летнюю сестру. Не тронули только годовалого ребенка, который все это время находился в той же комнате. Над семьей издевались около двух часов. Все это время военнослужащие по очереди избивали молодого человека, остальные внимательно осматривали помещение, забирая все ценное: золотые украшения, магнитофон, вентиляторы, постельное белье - новое и бывшее в употреблении. Уходя, военные увели еле живого молодого человека, забрали ценные вещи и деньги 70 000 рублей. (вырученные от продажи скота и помидоров и предназначенные в приданое 19-ти летней дочери, которая на днях должна была выйти замуж). Двое суток семья задержанного не знала, где тот находится. Родители через главу администрации села обратились в комендатуру, прокуратуру, милицию. 27 июля он появился на окраине села. Молодой человек был в таком состоянии, что не мог идти самостоятельно, его подхватили односельчане и доставили домой. Дома он сказал, что не знает, где первое время находился, очнулся в яме, которая была вырыта военными возле заброшенного дома на окраине села. Оттуда его и выпустили военные - не те, кто его забирал.

От этой же группы военнослужащих пострадали и соседи первой из пострадавших семей, о которых рассказывалось выше. Военные зашли к ним, якобы кого-то искали. Увидев в доме 18-летнюю девушку, приказали ей лечь на пол. Девушка растерялась и не выполнила приказание. Тогда один из военных ударил ее так, что она упала. Обыскав дом, военные нашли около восьмисот рублей денег. Забрав пятьсот рублей, они удалились, не причинив больше никому вреда.

Другая группа военных ворвалась в дом Сулима Ведраева, 50-ти лет, на северо-восточной окраине села. Они вынесли и погрузили на свои машины все ценное, что было в доме, избили всех, кто там находился, включая женщин, потом схватили и увезли с собой Сулима и его 15-тилетнего сына. Мальчика продержали на "фильтрационном пункте" несколько часов, подвергнув побоям и пыткам. Сулима пытали всю ночь. Наутро дали ему полчаса на то, чтобы принести им еду, - меню они установили сами. В противном случае военные пригрозили убить всю его семью. Когда Сулим вернулся с выполненным заказом, то от нервного и физического перенапряжения потерял сознание. В настоящее время он лежит дома в тяжелом состоянии.

26 июля днем дом семьи Салтаевых, расположенный на ул. Советская, окружили российские военнослужащие. В это время в доме находилась молодая женщина Иман Салтаева с 11-месячным ребенком, ее деверь, психический больной, и его жена. Муж Иман, Иса Салтаев, 30-ти лет, незадолго до этого ушел к соседям за сигаретами. Ворвавшиеся в дом военные спросили у Иман фамилию, а затем поинтересовались, где находится ее муж и есть ли в доме еще мужчины. Иман ответила, что ее муж ушел за сигаретами, а в доме, кроме больного деверя и его жены, никого больше нет. Военные схватили деверя, поставили его к стене и сказали Иман, что расстреляют его, если ее муж не придет через пять минут. Жена деверя побежала к соседям позвать мужа Иман. Саму же Иман один из военных схватил за руку и потащил на чердак. На чердаке солдат повалил ее на пол лицом вниз, сел на нее сверху и схватил за волосы. В то же время другой солдат, находящийся внизу, подошел к детской кроватке, взял ребенка, обвязал его шею ползунками и, держа на весу, стал бить скрученным полотенцем, приговаривая: "Чеченская тварь". Ребенок задыхался от крика. Иман, лежащая наверху, видела все происходившее внизу, но ничего не могла сделать. Одновременно во дворе избивали ее мужа, которого военные привели от соседей. Самих же соседей военные не подпускали к дому. Затем военнослужащие спустили Иман с чердака, сковали руки наручниками за головой и вывели во двор, где возле ворот избивали мужа. На улице Иман стала кричать и звать на помощь, тогда ее потащили по земле обратно в дом - идти самостоятельно женщина уже не могла. Ее опять втащили на чердак и бросили там. Когда она спустилась, военных уже не было - они уехали, забрав с собой ее мужа. Из дома были украдены все ценные вещи и одежда, детские игрушки были сломаны. Ночевать в своем доме Иман побоялась и ночь вместе с ребенком провела у соседей.

27 июля в дом к соседям Солтаевых пришли военные. Соседка Иман сказал, что это "другие военные из ФСБ", и, что их можно не бояться. Военнослужащие проверили дом соседей и вышли во двор, где вместе с остальными женщинами стояла Иман Салтаева. Военный обратились к Иман с вопрос: "Где твой муж?". Женщина ответила, что мужа вчера забрали. Тогда военные затащили ее в дом к соседям и стали над ней издеваться, унижая ее женское достоинство. А когда Иман закричала, ее стали избивать: били коленом в живот, по почкам. Затем повалили на диван и сделали инъекцию - вколов в живот жидкость зеленого цвета. Пригрозив Иман расправой в случае, если она кому-нибудь расскажет о том, что с ней делали, военные ушли. Однако вскоре они вернулись и стали спрашивать, где Иман. К счастью, соседки успели увести ее огородами и спрятать в другом доме. После разблокирования села Иман Салтаева была отправлена в больницу.

29 июля был освобожден Иса Салтаев. Военные выбросили его на дороге, ведущей в с. Автуры. Он не знает, где его содержали: это было маленькое помещение, закрытое мешками с песком. Все это время он был в наручниках, и его постоянно избивали и пытали током.

27 и 28 июля задержаний было меньше, но грабежей больше. В коммерческие ларьки и магазины военные врывались с криком: "Вооруженное ограбление!" и хватали все, что заблагорассудится. У некоторых жителей села забрали автомашины, несмотря на то, что документы на них были в порядке.

Те, кто проводил зачистку в с. Цоцин-Юрт, были уверены в своей полной безнаказанности. Среди них жители села узнавали тех, кто принимал участие в "зачистке" в январе 2002 года. Но военные и не пытались скрыть этот факт, даже напоминали: "Вы нас помните? Мы еще вам покажем!"

Нападениям подверглись не только граждане - в ходе "зачистки" военнослужащими без всяких причин был сожжен государственный коровник, в котором хранилось 16 рулонов сена люцерны на сумму около 30000 рублей; стоимость самого здания - 734 тысячи рублей.

27 июля трупы убитых 24 июля были выданы жителям села. Тела уже были раздуты, и родственники узнавали их с трудом. Все это время, с 24 по 27 июля, трупы лежали во дворе районной комендатуры в с. Курчалой, где не было условий для их хранения. Военные требовали за тела убитых выкуп - оружие. Доведенные до отчаяния позорным торгом глава администрации и старейшины с. Цоцин-Юрт сказали: "Тогда оставьте эти трупы себе!" - и только после этого военные отдали тела.

Никакого контроля за действиями военнослужащих в ходе проведения спецоперации не было. Глава администрации не мог защитить не только жителей села, но и самого себя от произвола военных. Его дом также подвергся несанкционированному обыску, а когда его заместитель попытался остановить произвол, представившись и предъявив удостоверение, военные прогнали его, пригрозив расправой. Ни жители, ни глава администрации за все это время не видели в селе ни сотрудников прокуратуры и комендатуры района, ни представителей районной администрации.

"Спецоперация" закончилась 29 июля. Нет никаких сведений о возбуждении уголовных дел против кого-либо из подвергнутых "фильтрации", никому из жителей села не предъявлено обвинение в совершении каких-либо преступлений, никто из них не передан в распоряжение правоохранительных органов. Не найдено также и оружие - кроме того, которое было при людях, пытавшихся уйти из села поздно вечером 24 июля; среди убитых в тот день - семеро цоцин-юртовцев, остальные - жители Гелдагана, Сержен-Юрт и Ведено.

источник: Международное общество "Мемориал"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

19 октября 2017, 18:12

19 октября 2017, 18:11

19 октября 2017, 18:11

19 октября 2017, 17:48

19 октября 2017, 17:21

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей