Дорогой читатель! С 13 июля мы переехали на kavkaz-uzel.eu :)
Саид Амиров (слева) и Юсуп Джапаров в зале суда. Ростов-на-Дону, май 2014 г. Фото Олега Пчелова для "Кавказского узла"

25 июня 2014, 17:13

Выступление Саида Амирова в Северо-Кавказском окружном военном суде

6 июня в Ростове-на-Дону в Северо-Кавказском окружном военном суде был допрошен временно отстраненный от должности мэра Махачкалы Саид Амиров. В своих показаниях С. Амиров заявил о своей невиновности и ответил на все основные выдвинутые против него обвинения. Саид Амиров отрицал попытки распространения своего политического влияния, отверг свое участие в финансировании политических партий. Он также заявил, что не способствовал занятию важных государственных должностей своими родственниками и сам не стремился занять пост главы Дагестана. Саид Амиров отверг выводы следствия о конфликте с Муртазалиевым по поводу его назначения руководителем ПФ РД или политической конкуренции с ним. С. Амиров заявил, что не контролировал предприятия в Махачкале и о конфликта с ПФ РД по поводу задолженности не имел. В заключении Амиров заявил, что дело против него сфальсифицировано.

"Кавказский узел" представляет вниманию своих читателей фрагменты стенограммы выступления Саида Амирова в Северо-Кавказском окружном военном суде 6 июня 2014 года.

Я внимательно выслушал показания каждого свидетеля и специалиста, привлеченного стороной обвинения для дачи показаний против меня и Джапарова Юсупа.

В настоящее время я хочу заявить, что ни я, ни Джапаров Юсуп не причастны к совершению какого-либо преступления, придуманного следствием и иными правоохранительными органами.

Саид Амиров и его племянник Юсуп Джапаров, по данным следствия, планировали при помощи зенитно-ракетного комплекса (ПЗРК) сбить пассажирский самолет, в котором должен был лететь глава Пенсионного фонда РФ по Дагестану Сайгид Муртазалиев. По версии следствия, приобрести ПЗРК Амиров попросил экс-помощника прокурора Кизляра Магомеда Абдулгалимова. Дело слушается с 24 апреля в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону. Подсудимые не признают вину. "Кавказский узел" ведет тематическую страницу "Саид Амиров: из мэрии в СИЗО", в которой публикуются материалы о деле отстраненного мэра. 

Мы все были очевидцами, как Мутаев, Ахмедов и Абулгалимов рассказывали как их пытают. Трудно представить, что так могли поступать люди, а тем более представители правоохранительных органов, которые должны бороться с преступлениями.

Теперь подробнее об обстоятельствах, указанных в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.

Следователи утверждают, что я хотел распространить свое влияние на сферы политической и общественной жизни Дагестана.

Ни один из свидетелей, допрошенных по уголовному делу в суде, не сообщил, каким образом я это делал.

Про финансирование партий СПС, КПРФ, Патриоты России, Единая Россия.

Все свидетели достоверно сказали, что я такие партии не финансировал и не преследовал в их существовании свои личные цели. Руководители партий мне не подчинялись и не могли подчиняться.

Некоторые свидетели обвинения, считают, что я это делал, но это им известно на уровне слухов. Именно об этом они заявили в судебном заседании. Какими они вообще могут быть свидетелями, если они рассказывают нам о слухах и своих предположениях. В данном случае суд должен судить слухи, но не меня.

Следователи считают, что я сформировал группу политиков, руководителей организаций, отстаивающих мои интересы, готовых принимать решения в моих интересах.

Кто это? Кто это такие? Где они есть?

Здесь допросили в суде много лиц, много руководителей организаций, предприятий, министерств, ведомств, председателя (или представителей) правительства Республики Дагестан. Кто из них отстаивал мои интересы? Следователи специально не указывают имена и фамилии данных лиц, так как таких нет и не было. В суде они не допрошены и не описывают эти обстоятельства. Назовите хотя бы одного такого человека!

Ряд значимых руководящих должностей заняли мои близкие родственники, утверждает следствие.

Следствие основывает данные доводы только на основании показаний Муртазалиева Сагида. Но в суде он смог назвать только одного человека – моего сына Амирова Магомеда, который избран всенародным голосованием. Один человек не может составлять "ряд лиц". Как по версии следствия с помощью одного человека я могу принимать решения в свою пользу. Это полный бред. Иного, следствием не предоставлено.

Следователи хотя бы предоставили список из нескольких лиц, которые принимали решения в моих интересах. Нужно отметить, что количество данных лиц, должно быть достаточное, чтобы принять нужное решение в Народном Собрании. Все прекрасно понимают, что один человек ничего не решит в Народном Собрании и более того, следствие и государственные обвинители в суде не доказали, что Амиров Магомед действовал в моих интересах, а не вопреки им.

На заседании суда 13 мая 2014 года глава Тарумовского района Дагестана Марина Абрамкина отметила, что Муртазалиев входил в так называемый "Северный альянс", в составе которого были видные политические и общественные деятели северных равнинных областей Дагестана, наиболее экономически развитых в республике. По  словам свидетельницы, влияние на север давало возможность влиять на всю республику, поэтому "Северному альянсу" противостоял Амиров со своими сподвижниками.

Теперь про Северный Альянс, созданный Умахановым, в который вошел Муртазалиев и про конкуренцию данного альянса Амирову.

Умаханов в суде пояснил, что он создал иную организацию, к противодействию Амирова которая не имела отношения. Ни Умаханов, ни Муртазалиев в судебном заседании не сообщили что такое Северный альянс. Более того Муртазалиев сообщил, что он никогда не входил в данный альянс.

Так называемый создатель Северного альянса – Умаханов и Муртазалиев в суде не сообщили, что они тем самым создавали этим конкуренцию Амирову. Однако следствие утверждает обратное. Следователи делают те выводы, которые им нужны, но об этом никто не говорит.

Именно созданием данной организации следствие связывает мотив преступления, но это противоречит всем доказательствам исследованным в судебном процессе.

Следователи настаивают, что придуманный ими Северный альянс противостоял принятию решений, выгодных Амирову. О каких решениях вообще идет речь? Пусть государственные обвинители сообщат хотя бы одно решение за весь период моей работы, выгодное мне, которое благодаря Умаханову и Муртазалиеву принято не было. Таких решений не было, и быть не могло! Об этом и говорит Умаханов. Как ни странно Муртазалиев даже не мог вспомнить такого решения. Откуда следователям это известно остается только догадываться.

13 мая 2014 года, давая свидетельские показания в суде, глава Кизлярского района Дагестана Андрей Виноградов сообщил о неприязненных отношениях между Амировым и Муртазалиевым, которые, по его мнению, возникли из-за того, что Амирову не нравилось наличие в республике молодого перспективного политика, чье влияние все время росло.

Теперь про политический авторитет Муртазалиева.

Муртазалиев никогда не имел политический авторитет в Дагестане и в Махачкале. Он имеет авторитет как спортсмен, но не как политик. Все допрошенные лица по делу говорят единогласно, что Муртазалиев ни разу не принял какого-либо политического решения, способного его хоть как-то охарактеризовать как политика.

14 мая 2014 года глава Цумадинского района Магомед Абдуразаков в своих показаниях  пояснил, что в 2006 году принял решение участвовать в выборах в Народное Собрание Дагестана после того, как на ему позвонил неизвестный мужчина с предложением якобы от тогдашнего мэра Махачкалы Сида Амирова выдвинуть свою кандидатуру. Однако Муртазалиев и полицейское начальство были против участия Абдуразакова в выборах, дело дошло чуть ли не до увольнения его со службы в МВД. По словам Абдуразакова, он решил отказаться от участия в выборах и тут же начал получать угрозы по телефону от неизвестных людей, ссылавшихся на мэра Махачкалы.

Теперь про выборы 2007 года.

Я думаю, суду и всем присутствующим уже давно стало понятно, что к выборам партии СПС в 2007 году я не имею никакого отношения. Абдуразаков сообщил, что на него давили руководители МВД, Муртазалиев. Но он не говорит что на него давил я. Я не заставлял его баллотироваться, не заставлял его снимать кандидатуру. Привлекайте к ответственности руководство МВД и Муртазалиева! Я при чем?

Абдуразаков говорит, что ему звонили люди и угрожали по телефону. Они не говорили, что они звонят по моему поручению. Я ему тоже не звонил.

Теперь про назначение Муртазалиева на должность руководителя ПФ РД.

Следователи считают, что это обстоятельство стало причиной конфликтной ситуации между нами. Во-первых, у меня никто разрешения не спрашивал, назначать Муртазалиева на данную должность или нет. Таких свидетелей нет и быть не может. Во-вторых, мне было без разницы кто займет данную должность, Муртазалиев либо кто-то другой. В-третьих, моя должность не предполагала согласование назначения на должность Муртазалиева. Свидетелей или нормативных актов, предполагающих согласование данной должности со мной, суду также не представлено.

Ни один допрошенный свидетель по делу не сообщил, что я хотел занять эту должность и предпринимал попытки ее занять. Моя жизнь и работа никак не была связана с руководством ПФ РД. Таким образом, мне было совершенно без разницы кто займет данную должность Муртазалиев, либо кто-то другой.

По версии следователей, имела место "миллиардная задолженность" муниципальных предприятий города Махачкалы перед Пенсионным фондом Дагестана, что могло являться мотивом для устранения Муртазалиева. В суде Муртазалиев ранее заявил, что Саид Амиров просил списать более чем миллиардную задолженность подконтрольных ему предприятий перед Пенсионным фондом. Однако выступившие 27 мая в суде глава сначала Ленинского, а затем Советского района Махачкалы Шихахмед Омаров и работавшая ранее начальником финансового управления администрации Махачкалы Маржанат Исалова отрицали существование крупных задолженностей. Кроме того, они усомнились в достоверности справок, приобщенных к материалам дела.

Далее – попытки Муртазалиева принудительно истребовать задолженности у предприятий, подконтрольных Амирову.

В судебном заседании категорично установлено, что я не контролировал в личных целях предприятия города. Следствием и государственным обвинением не предоставлено, что я являлся учредителем, собственником, либо акционером организаций, которые умышленно, в моих интересах, не платили задолженности.

В судебном заседании выступили начальник финансового управления Администрации Махачкалы, доктор наук Исалова и руководитель районных администраций в разное время – Омаров. Они пояснили, что предоставленные следствием справки о задолженностях содержат перечень организаций, которые к администрации Махачкалы отношения не имеют. Детский сад и школа интернат действительно относятся к Администрации, но у них задолженности были не более 2 миллионов рублей. И это не 1 миллиард, о котором утверждает Муртазалиев.
Следователи приписали ко мне все имеющиеся в Махачкале организации ООО, ЗАО, ФГУП, но я к ним в силу закона отношения никакого иметь не могу, и не имел. Часть из них являются республиканскими, федеральными.

Руководители данных организаций не допрошены. Никто из них никогда не скажет, что я имею к ним какое-либо отношения. В данных справках следователи забыли указать бабушек с семечками и частных таксистов, которые всю жизнь не платят налоги. Все это необоснованно.

"Амиров С.Д. увидел возможность занять пост высшего лица республики" – это одно из самых странных утверждений следствия.

Я никогда не говорил о том, что хочу стать президентом или занять иную должность. Ни следователю, ни Муртазалиеву, ни Умаханову, я об этом никогда не говорил. Я об этом никогда не говорил на совещаниях, съездах партии, на пресс-конференциях и других собраниях. Откуда известно следователям то, что не известно мне, остается только догадываться. Никто из допрошенных свидетелей не говорит о том, что я ему говорил о своем желании занять пост президента. К тому же мое здоровье не позволяло мне даже думать о такой должности. В связи с этим, данные доводы не соответствуют действительности.

Далее про то, что указание о давлении на избирателей Муртазалиеву поступало от действующих президентов.

Следователи специально не допросили президента Республики Магомедова по данным обстоятельствам, так как он никогда бы не подтвердил данное обстоятельство. Следователи, допросив первого Президента – Алиева М.Г. умышлено не отразили в протоколе то, что он не вызывал Муртазалиева и не давал ему указание о воздействии на избирательные права граждан, так как в действительности этого не было. Следствием это сделано специально, чтобы не создавать противоречия в своих же сфальсифицированных доказательствах.     

Теперь про желание устранить Муртазалиева как политического конкурента или оппонента.

Зачем мне было устранять Муртазалиева, если он мне конкурентом не был. В суде Муртазалиев сказал, что он Президентом быть не хочет. Он никому не говорил о своем желании стать президентом или баллотироваться в президенты. Муртазалиева никто не предлагал руководству РФ или республики как возможную кандидатуру.
Муртазалиев сам не знает, что получил бы Амиров в случае его устранения. Аналогичное мнение высказывает Умаханов.

Все в один голос говорят, что Муртазалиев не был мне конкурентом. Данные социологических опросов, предоставленные Багандовой в судебном заседании об этом ясно говорят. Это мнение или мотив искусственно создали следователи. Мы с Муртазалиевым разные люди. Его просто использовали следователи в своих целях.

Теперь про выборы в 2010 году.

Я уверен, что допрошенные по делу свидетели и доказательства стороны обвинения всем дали понять, что Джапаров никогда не баллотировался в депутаты городского собрания Каспийска. Ни он, ни я не предпринимали мер, чтобы Джапаров стал депутатом. Доказательства того, что Джапаров или я, каким-либо образом предпринимали меры для того, чтобы Джапаров стал депутатом не представлены в суде, так как их нет в природе.

Про посещение родственниками, в том числе Джапаровым Юсупом моего служебного кабинета.

Я ходил на работу не для того, чтобы принимать в рабочее время родственников. Все родственники, в том числе и Юсуп, приходили ко мне домой в не рабочее время, утром или вечером. Родственники, как дети или племянник Джапаров Юсуп, приходили на работу ко мне крайне редко, чтобы оказать мне помощь. Джапаров Юсуп приходил ко мне очень редко, так как достаточно часто мы общались дома, утром или вечером. И в ходе разговоров мы никогда не говорили о каком-либо оружии.

Про охрану Джапарова Юсупа.

Приблизительно с 2010 года у Джапарова Юсупа была личная охрана в количестве 2-х человек, чтобы исключить риск покушения на его жизнь. Данные лица, как и моя личная охрана, сопровождали его везде и всегда.  

Про Асхабова Арслана.

Данный человек был всегда со мной рядом. Если я ехал в командировку, то он ехал со мной. Он всегда помогал мне. Не было ни дня, когда я был на работе без Асхабова Арслана. Своего кабинета у него не было, и он находился либо у меня в кабинете, в приемной у Канаевой или вместе с охраной в фойе. Он всегда приходил на работу раньше меня. Он также не видел никогда Абдулгалимова в здании Администрации Махачкалы.

Про охрану.

У меня была достаточно серьезная и строгая охрана. Это было связано с количеством покушений на мою жизнь. Данная охрана была со мной все время, когда я был на работе. Абдулгалимова они также никогда не видели.

Про пропуска, удостоверения и регистрацию Канаевой.

Мне было известно, что при входе в администрацию всегда выдают пропуск и проверяют удостоверение. Как именно это происходило, я не знаю, но уверен, что это было строго. Всем родственникам также выдавались пропуска, и документы предъявлялись сотрудникам личной охраны. Они должны показывать пример всем посетителям. Каких-либо исключений Канаева не делала и регистрировала всех. Было в самом начале работы, в конце 90-х годов, Канаева кого-то не зарегистрировала. Я ее предупредил, что регистрировать нужно всех без исключения, руководителей, прокуроров, министров. Это она и исполняла.  

Я никогда не сообщал Джапарову Юсупу планы какого-либо преступления, так как я их не совершал. По версии следствия, Джапаров приходил ко мне с Абдулгалимовым и в Администрации я ему поручал купить ПЗРК и совершить преступление. Можно было следователям придумать что-то изящнее. Зачем приходить с такими вопросами в Администрацию, где огромная толпа свидетелей, можно было это сделать дома или в другом месте.

Абдулгалимов утверждает, что у меня с ним были очень хорошие отношения. О каких отношениях он говорит. Согласно его показаний он пришел ко мне в 2006 году, и я ему не помог в его просьбе. И после этого у нас возникли прекрасные отношения в связи с чем я ему поручил купить ПЗРК? Это чушь!

После 2006 года, у Абдулгалимова ко мне, могли быть только негативные отношения, так как я ему не помог.
Но я категорично заявляю, что в 2006, в 2012 году и в любое другое время он ко мне не приходил. Как можно поручить совершение ужасного преступления человеку, которого, по версии следствия, я вижу второй раз в жизни.
Как он мог ко мне пройти, не предъявляя ни разу документы удостоверяющие личность? Как он мог прийти, не зарегистрировавшись в журнале у Канаевой, которая регистрирует всех без исключения? Как он мог прийти не получив пропуск у сотрудников охраны? Как он мог прийти ко мне и не запомнить мраморные дорогие панели? Это говорит только о том, что он в Администрации не был.

Все допрошенные по делу лица говорят, что даже если они один раз приходили в мой кабинет, то они обращали внимание на мраморные панели, в том числе об этом говорит Абрамкина.

Описание кабинета Абдурагимовым свидетельствует о том, что ему просто показали фотографию кабинета из уголовного дела. Именно на фотографии кабинета из уголовного дела видно, что панели кабинета похожи на дерево.

Описание Абдулгалимовым обстоятельств встреч с Джапаровым Юсупом и их проход в администрацию говорит о том, что данные показания лживые и созданы сотрудниками правоохранительных органов, которые ни разу не приходили в администрацию.

В Администрации на первом этаже два поста охраны, где проверяют каждого посетителя и выдают пропуск. Абдулгалимов говорит только про один пост. В Администрации никогда не было поста милиции на 4-м этаже. Абдулгалимов говорит что был. В Администрации всегда было 2 лифта, один для меня, один для посетителей. Абдулгалимов говорит, что лифт только один. Все допрошенные по делу свидетели утверждают, что не заметить 2-й лифт просто невозможно. Абдулгалимов говорит, что прошел беспрепятственно, однако это невозможно. У него должны были проверить документы на 1, 2 посту и личная охрана. Кроме того ему должны были выписать пропуск.

Канаева Тамара Ивановна никогда не видела Абдулгалимова в Администрации и никогда не регистрировала его как посетителя. Кроме того в журнале регистрации отсутствует запись о проходе ко мне Абдулгалимова. Канаева в суде утверждала, что она участвовала в опознании, где ей представляли Абдулгалимова, но в связи с тем, что она его не опознала как посетителя, данный протокол был попросту уничтожен следствием.

Абдулгалимов не мог встречаться с Джапаровым без охраны, так как с 2010 года у него была охрана и без охраны он не передвигался по городу, так же как и я. Вся моя личная охрана утверждает, что Абдулгалимов ко мне никогда не приходил. Асхабов Арслан, который со мной находится на работе все время также никогда не видел Абдулгалимова.

Посетители 26 апреля 2012 года, в том числе и прокурор города Алибеков сообщили суду, что Абдулгалимов не приходил ко мне в указанный день и тем более не заходил после прокурора в мой кабинет. Предоставленные стороной обвинения доказательства свидетельствуют о том, что Абдулгалимов и Джапаров никогда не были вместе в месте захоронения ПЗРК в один и тот же день.

Детализацией телефонных переговоров Абдулгалимова и Джапарова подтверждается то, что 26 апреля 2012 года они не могли приходить ко мне на прием, так как весь день они находились в разных местах. Абдулгалимов весь этот день в Махачкале даже не был.

Считаю, что все перечисленные сведения являются фактом того, что Абдулгалимов ко мне никогда не приходил, и он оговаривает себя и меня в связи с пытками, которые в отношении него применялись.

Правоохранительные органы как установлено достоверно в судебном заседании долгое время пытали Абдулгалимова, Алиева, Ахмедова, Мутаева и других, чтобы они сказали то, что нужно оперативным работникам и следователям. Очевидцами этого быть страшно, но те, кто набрался смелости, в суде это заявили.

Бесчеловечное отношение правоохранительных органов к указанным лицам очевидно. Страшно представить, что с ними делали, чтобы они подписали протоколы, которые составили заранее следователи. Ни один из них не давал показаний, эти показания записаны следователями и иными правоохранителями.

Многие свидетели, в том числе Алиев А., Багомаев М., Бученко Н. утверждали, что они даже не читали свои показания и их заставили подписать протоколы фактически их не читая. На свидетеля Канаеву Т.И. давили как только могли, чтобы записать то, что нужно следствию. Абдуразаков говорил, что его протокол допроса состоит из 95% его слов, соответственно остальные 5% записано самим следователем.

Мутаев З.С.-М., который является свидетелем обвинения, раскрыл заговор в отношении меня и сказал, что составлением всех показаний в отношении меня занимались следователи, которые были в курсе всех пыток и бесчеловечного обращения со свидетелями обвинения. Он же говорит, что следователь [...] 1 угрожал ему, членам его семьи, чтобы он только подписал протокол, составленный следователем самостоятельно без участия Мутаева.   

Эксперт Магомедов Р. также подтвердил данные слова, сообщив суду, что Абдулгалимова, Мутаева, Алиева и Ахмедова пытали только для того, чтобы получить показания в отношении меня и Джапарова Юсупа.

О пытках в отношении Алиева М. утверждала также его жена Алиева Р. в судебном заседании. Она пояснила. Что его мужа пытали и заставляли оговорить Амирова. Доказательство этим словам, равно как и доказательство оговора меня Алиевым Мурадом, являются письма его из Следственного изолятора предоставленные суду. Данные письма составлены собственноручно Алиевым Мурадом.

Уважаемый суд! Я уверен, что вам, как и всем остальным стало известно, что предоставленные доказательства категорично свидетельствуют о том, что все показания в отношении меня и Джапарова получены незаконным путем, с помощью пыток, истязаний, избиений, пыток током, стрельбой над головой.

Я был всегда против преступности, я боролся с ней и меня пытаются оговорить таким ужасным способом.
Я никаких преступлений не совершал, при этом имею государственные награды, связанные с борьбой с преступностью.

Представители правоохранительных органов, в том числе ставший нам известный в суде сотрудник ФСБ [...], сотрудники ЦП [...], [...], [...], следователи следственной группы [...], [...], [...], [...], сотрудники МВД [...], [...], сфабриковали все уголовное дело в отношении меня и Джапарова Ю., незаконно оговаривая ни в чем неповинных людей.

Про мотив фальсификации уголовного дела.

На меня было совершено большое количество покушений. В результате одного из них я остался инвалидом.
Некоторые лица и заказчики данных покушений до настоящего времени не установлены.

Поскольку у меня была действительно серьезная охрана, которая предпринимала все меры для сохранения моей жизни, вышеуказанные лица поняли, что реализовать покушение на мою жизнь у них не удается. Я считаю, что лица, которые хотели устранить меня физически, в связи с невозможностью выполнения своей цели, решили устранить меня путем возбуждения уголовного дела и фальсификацией различных доказательств.

Почему Абдулгалимов М. и Муртазалиев С. дают показания в отношении Амирова?

Следствию никто не интересен, кроме Амирова. Они готовы простить [Абдулгалимова] [...], если он оговорит меня. И ему выгодно оговорить меня, чтобы не сесть в тюрьму на долгий срок [...].

Что касается Муртазалиева, то его показания появились в деле после масштабных проверок ФСБ России ОПФ РФ по РД 2. [...] Муртазалиеву тоже готовы все простить, если он даст лживые показания в отношении меня. Именно это обстоятельство держит его за границей на протяжении долгого времени, несмотря на то, что сотрудники ФСБ обещают ему простить [...].

Ну, в общем вот, все обвинения, предъявленные мне со стороны обвинения, я по пунктам постарался пояснить суду. Если у кого есть какие вопросы, я готов ответить на любые вопросы. Спасибо.

6 июня 2014 года

Примечания:

  1. Здесь и далее имена следователей, сотрудников ФСБ и других силовых структур убраны в соответствии с требованием российского законодательства. - прим. "Кавказского узла".
  2. Отделение Пенсионного фонда РФ по Республике Дагестан - прим. "Кавказского узла".

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 июля 2016, 17:30

23 июля 2016, 16:34

23 июля 2016, 16:21

23 июля 2016, 15:40

23 июля 2016, 14:49

Архив новостей