21 мая 2014, 11:30

Решение о возможности обжалования приговора Анзору Цечоеву еще не принято, сообщил его адвокат

Анзор Цечоев, осужденный Северо-Кавказским окружным военным судом в Ростове-на-Дону на 15 лет колонии, имеет право на обжалование срока наказания, однако, воспользуется ли он этим правом, пока неизвестно, сообщил адвокат Сергей Калашник. В обвинительном заключении указывается, что Цечоев был участником структурного подразделения сообщества "Вилайят Галгайче", которое совершало преступления не только из идейных соображений, но и для личного обогащения.

Цечоев обвинялся в том, что в составе группы боевиков в августе 2011 года в Ингушетии совместно с сообщниками совершил убийство сотрудника полиции. В июне 2011 года, по данным следствия, участники группировки дважды подорвали самодельные взрывные устройства, повредив имущество двух жителей республики. В 2012 году под угрозой насилия Цечоев, как установили следователи, вымогал 18 миллионов рублей у замгендиректора ОАО "МРСК Северного Кавказа" и управляющего филиалом ОАО "Россельхозбанк", а также совершил поджог торгового павильона.

Как сообщал "Кавказский узел", с обвиняемым было заключено досудебное соглашение, и его дело 20 мая рассматривалось в особом порядке, без исследования доказательств. Приговором суда Цечоеву назначено наказание в виде 15 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима с ограничением свободы на 1,5 года.

Заседание суда по делу 20 мая началось с опозданием из-за доставки в зал суда 81 тома уголовного дела. Суд постановил фото- и видеосъемку разрешить только в начале и конце процесса. Фото- и видеосъемка судьи, обвинителя запрещена, так как они находятся под госзащитой. Такой же запрет на показ лиц относится к конвойным и судебным приставам.

Группировка, в которую входил Цечоев, в своих преступлениях исходила не только из идейных соображений, но и для личного обогащения, заявил прокурор

Прокурор зачитал обвинение на 90 листах, в котором подсудимый обвиняется в бандитизме, вымогательстве, посягательстве на жизнь сотрудников правоохранительных органов и военнослужащих, незаконном обороте оружия и других преступлениях.

Также гособвинитель заявил, что Анзору Цечоеву вменяется – совместно с организацией в которой он состоял - планирование изменения конституционного строя Российской Федерации, нарушение целостности государства, борьба против российской государственности на Северном Кавказе, создание исламского государства с шариатской формой правления, распространение радикального ислама.

Эпизоды преступной деятельности Цечоева в виде обвинения были собраны в увесистый том, прокурор зачитывал их быстрой скороговоркой, чтобы уложиться в максимально короткие сроки.

Председательствующий прервал прокурора, обратившись к подсудимому с вопросом, переводить ли ему каждую главу обвинения или потом все вместе, на что Цечоев, посоветовавшись с переводчиком, дал согласие на перевод всего объема обвинительного текста.

Прокурор отметил, что Цечоев обвиняется в незаконном обороте оружия – автоматов АК-74 и АКМ-47, пулеметов, гранатометов, гранат, взрывных устройств, пороховых зарядов, пулеметных лент, снаряженных патронами, реактивных противотанковых гранат, взрывчатого вещества гексоген. Участниками устойчивой преступной вооруженной группы, в которую входил Цечоев, по данным обвинителя, покупалась аммиачная селитра – составная часть для создания взрывчатого вещества, ее хранили в полимерных бочках в схронах, тайниках, таким же способом закопанными в земле в бочках хранили огнестрельное оружие и боеприпасы.

У этой незаконной группы был план по моральному подавлению сотрудников правоохранительных органов с целью показать свою безнаказанность, вседозволенность и беспомощность силовиков при выполнении ими своих обязанностей по обеспечению общественного порядка и соблюдения законности на вверенной территории, подчеркнул прокурор. По его словам, для этой цели члены группы занимались уничтожением и повреждением имущества, принадлежащего сотрудникам правоохранительных органов и их родственников.

Также участники группы, в которую входил Цечоев, отметил гособвинитель, преследовали цель разжечь у мирного населения недоверие к судебно-правоохранительной системе, посеять страх.

Обвинитель подчеркнул в суде, что Цечоев добровольно вступил в устойчивую преступную вооруженную группу, являющуюся структурным подразделением сообщества "Вилайят Галгайче".

"Вилайят Галгайче" - ингушское административное образование самопровозглашенного исламского сепаратистского государственно-территориального образования на Северном Кавказе "Имарата Кавказ".

Прокурор в своем обвинении отметил, что действия устойчивой преступной вооруженной группы, в которой состоял Цечоев, отличались сплоченностью, организованностью, в ней строго соблюдалась конспирация. В частности, указал гособвинитель, номера мобильных телефонов были оформлены на других лиц, и сим-карты периодически менялись, для мобильного передвижения после совершения преступлений использовали автомобили, оформленные на других лиц.

Членами группы проводились разведывательные действия в отношении объектов, на которые планировалось совершить нападение, составлялись план, схемы для нападения и беспрепятственного отхода, указал прокурор.

В обвинении отмечено, что группировка при нападении на организации и граждан действовала не только из идейных соображений, но и для личного обогащения. Нападение на те же торговые павильоны – добыча алкогольной продукции для личного употребления, хоть это и расходится с их религиозными убеждениями. Денежные средства, полученные путем вымогательства, использовались для финансирования ведения противоправной деятельности, указал прокурор.

В заключение он отметил, что вина подсудимого "подтверждается полностью".

Решение об обжаловании приговора Цечоеву будет принято позже, отмечает его адвокат

Анзор Цечоев в ходе суда признал себя виновным.

Прокурор запросил для подсудимого по совокупности 17 лет строгого режима с ограничением свободы. Но при этом просил суд учесть, что подсудимый сотрудничал со следствием, выполнил обязательство по досудебному соглашению. По словам прокурора, кроме того, есть еще ряд смягчающих обстоятельств – Цечоев женат, имеет двухлетнего ребенка, характеристика с места жительства положительная. Отягчающих обстоятельств нет.

Защита в прениях отметила, что их подзащитный вину признал, раскаялся, сотрудничал со следствием. Помимо этого адвокат предъявил суду амбулаторную карту сельского стационара и медсправку, в которой отмечено, что подсудимый в 2009 году обращался за помощью по поводу эпилептического припадка. Адвокат ходатайствовал о приобщении к материалам дела справки и просил учесть состояние здоровья подсудимого при вынесении приговора.

Обвинение, ознакомившись с медицинскими документами, было против их приобщения к материалам дела, отметив, что не указана дата выдачи справки.

Однако суд удовлетворил ходатайство защиты.

Назначенный адвокат попросил суд назначить своему подзащитному наказание, не связанное с ограничением свободы, т.к. Цечоев, по его словам, уже понес наказание и осознал свою вину, готов ее искупить.

Адвокат, приехавший из Ингушетии, выступая в прениях, просил суд назначить наказание ниже низшего предела, но не более 10 лет.

После перерыва суд огласил Анзору Цечоеву обвинительный приговор.

Право на обжалование срока наказания у Цечоева есть, однако, воспользуется ли он этим правом, пока неизвестно. Срок обжалования вердикта суда – в течение 10 дней после получения приговора на ингушском языке в письменном виде, пояснил корреспонденту "Кавказского узла" назначенный адвокат Сергей Калашник после окончания заседания суда.

Автор: Олег Пчелов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 01:40

24 марта 2017, 00:56

  • Прокурор в суде признал недоказанной причастность Гасангусейновых к боевикам

    При рассмотрении жалобы отца убитых братьев-чабанов Муртазали Гасангусейнова прокурор сообщил суду, что проверка его ведомства подтвердила версию заявителя о недоказанности связи убитых с боевиками. Он поддержал позицию следствия, которое решило не рассматривать возможность возбуждения дела об убийстве братьев, но адвокатам отца Гасангусейнова удалось убедить суд в том, что сделать это следствие было обязано.

24 марта 2017, 00:03

24 марта 2017, 00:00

23 марта 2017, 23:43

Архив новостей
Все SMS-новости