Председатель медиа-центра "Ир" Ирина Гаглоева (справа) и глава минэкономразвития Залина Хугати. Фото: Медиа-центр "Ир "mc-ir.ru/?tag=dina-alborova

08 мая 2014, 04:16

Руководители НКО Южной Осетии подвергли критике принятый в первом чтении законопроект о некоммерческих организациях

Принятый в первом чтении законопроект о некоммерческих организациях (НКО) Южной Осетии содержит нелогичные и репрессивные положения, считают представители гражданского сектора. Депутаты пообещали учесть замечания представителей гражданского общества, которые поступят к ним ко второму чтению законопроекта, сообщили корреспонденту "Кавказского узла" представители юго-осетинских НКО.
 
 
14 апреля правительство Южной Осетии одобрило закон, который вводит понятие "НКО, выполняющей функции иностранного агента", для всех некоммерческих организаций, получающих деньги из-за рубежа. НКО с таким статусом должны будут предоставлять в контролирующие органы информацию об источниках финансирования проектов и программ с указанием целей и задач, на которые будут истрачены эти средства.
 
Козаева-Цховребова: в законе содержатся дискриминационные положения

"На заседании 7 мая были озвучены разные позиции. Одни считают, что "иностранный агент" - это не есть шпион. Что касается нас, представителей неправительственных организаций (НПО), мы категорически против такой формулировки и считаем закон репрессивным, и в Южной Осетии он не может быть принят в том виде, в котором сегодня это было предложено", - заявила корреспонденту "Кавказского узла" директор Ресурс-центра неправительственных организаций Южной Осетии, председатель ассоциации женщин Южной Осетии "За демократию и защиту прав человека" Лира Козаева-Цховребова.

Ранее Лира Козаева-Цховребова в интервью "Кавказскому узлу" заявила, что принятие такого закона фактически подавляет всякую гражданскую инициативу.

По ее оценке, в законе содержится ряд дискриминационных положений, препятствующих нормальному функционированию НКО.

"Помимо усиления отчетности, в законе содержатся дискриминационные положения, где Минюст может по своему усмотрению признавать неэффективной работу или партнерство с международной организацией и приостанавливать любые действия НПО на срок до шести месяцев, замораживать счет, и в течение этого времени у нас вообще не будет права голоса, и мы сможем продолжить свою деятельность в том случае, если зарегистрируемся как "иностранные агенты", - сказала она.

Лира Козаева отметила, что согласно данным министерства юстиции, в Южной Осетии зарегистрировано около 60 неправительственных организаций (НПО), среди которых реально функционирующих около шести, из них четыре-пять организаций сотрудничают с международными партнерами. Среди основных направлений деятельности юго-осетинских НПО - развитие институтов гражданского общества, миротворчество, экологическая деятельность.

"Например, я сотрудничала с организацией SaferWorld из Великобритании, которая занимается выявлением потребностей и нужд местных общин и инициированием их сотрудничества с местными администрациями для решения их проблем. Это была замечательная инициатива, не имеющая никакого отношения к политике", - рассказала Козаева-Цховребова, добавив, что вместе с другими представителями некоммерческих организаций, присутствовавшими на рассмотрении законопроекта в парламенте, высказалась против его принятия.

Гаглоева: закон несвоевременен, и для республики неактуален

НКО неактивны в своей деятельности и не оказывают влияния на принятие решений в регионе, в связи с чем необходимость рассмотрения подобных законопроектов сомнительна, считает председатель медиа-центра "Ир" Ирина Гаглоева.

"Для нас совершенно непонятно, чем вызвана актуальность данной законодательной инициативы? У нас есть нормальный закон об общественных организациях, которым руководствовались люди, и проблемы в деятельности НПО связаны с их слабостью и неактивностью и, к сожалению, с отсутствием влияния, потому подобные инициативы вызывают у нас недоумение. В регионе много других сфер с гораздо большими проблемами, где нужно принимать законы", - сказала корреспонденту "Кавказского узла" Ирина Гаглоева.

Она заявила, что представителей НКО не устраивает трактовка термина "иностранный агент", содержащаяся в законе. "Термин достаточно расплывчатый, и при определенных раскладах под него может попасть любой", - полагает Гаглоева.

Согласно п.7 ст.2 закона "О некоммерческих организациях", под НКО, выполняющей функции иностранного агента, понимается юго-осетинская организация, которая получает денежные средства и иное имущество от иностранных государств, их государственных органов, международных и иностранных организаций, иностранных граждан, лиц без гражданства либо уполномоченных ими лиц и (или) от юго-осетинских юридических лиц, получающих денежные средства и иное имущество от указанных источников (за исключением открытых акционерных обществ с государственным участием и их дочерних обществ).

Гаглоева отметила, что Южная Осетия является молодым государством, которому приходится в стадии становления сотрудничать с различными организациями в разных направлениях, при этом деятельность этих организаций она называла "прозрачной, находящейся на виду".

"Если есть вопросы, то всегда их можно решить в соответствии с законом, рассмотрев, проанализировав и исправив. Потому нам непонятно, зачем создавать дополнительно тормозящий механизм. Кроме того, это оскорбительно, получается, что НПО - это некий элемент, образ которого для общества представлен негативно, создается отрицательный имидж", - сказала Гаглоева.

По ее убеждению, с практической точки зрения новый закон увеличит количество форм отчетности и отчетных периодов.

"Мы заполняем ежегодно большое количество форм отчетности, притом что мы никуда не выезжаем, работаем здесь, в основном с российскими фондами и структурами. А вот организации, которые выезжают, встречаются, притом что политическими вопросами никто не занимается, ждут проблемы, так как сфера деятельности у них расширена в плане взаимодействия, хотя они также прозрачны и для СМИ, и органов, которые этим интересуются. Для всех субъектов возрастет бумажная волокита. Отчеты сдавали один раз в год, теперь два раза, а некоторые формы чаще. Изменяются и сами формы отчетности", - сказала Гаглоева.

Описывая деятельность своей организации, Гаглоева пояснила, что медиа-центр "Ир" представляет собой дискуссионную площадку, на которую выносится обсуждение актуальных проблем юго-осетинской государственности.

"Например, сейчас выборы в парламент, и наша площадка предоставляется всем политическим партиям, они общаются, предлагают свои точки зрения, или мы им предлагаем то, что интересно и актуально. У нас практически отсутствуют независимые СМИ, а государственные проводят свою информационную политику в соответствии с законом, налагающим на них некоторые ограничения. Потому наша площадка является важным звеном коммуникации и взаимодействия государства и общества. У нас есть сайт, где мы все публикуем, не имея таких ограничений, потому что мы независимый ресурс, и это важно", - сказала Ирина Гаглоева.

Она отметила, что представители НКО нашли понимание среди некоторых депутатов. "Мы понимание увидели, и наше мнение должно быть учтено. В первом чтении закон принят, но мы должны представить ряд своих пожеланий и замечаний, которые будут учтены во втором чтении", - сообщила Гаглоева.

По ее словам, были отдельные депутаты, которые предложили вообще убрать термин "иностранный агент".

Крутиков: положения закона могут подорвать систему взаимоотношений с НКО в республике

Закон Южной Осетии "Об НКО" скопирован с российского с небольшими отклонениями и не представляет опасности для субъектов общественной деятельности, считает политолог Евгений Крутиков.

Закон "об иностранных агентах" был принят Госдумой РФ 13 июля 2012 года. Закон требует от финансируемых из-за рубежа некоммерческих организаций, занимающихся политической деятельностью, принять статус "иностранного агента". Эта инициатива вызвала критику со стороны представителей правозащитных организаций

"В законе есть несколько странных нюансов, как, например, система обозначения источников финансирования как иностранного агента, которая может подорвать вообще всю систему взаимоотношений с НКО в республике. Теряется смысл взаимоотношений с какими бы то ни было российскими организациями, будь то правительственными или неправительственными, поскольку получение финансирования из-за рубежа, в том числе и из России, подпадает под понятие иностранного агента", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Евгений Крутиков.

Он отметил, что "давлению и прессингу подвергается незначительное количество не столько НКО, как конкретных личностей, стоящих во главе этих организаций" вследствие их взаимодействия с представителями Грузии.

"Они регулярно шельмуются в СМИ, в подавляющем большинстве случаев незаслуженно. Идет охота на "пятую колонну", агентов непонятно чего... Это все эмоциональные моменты, связанные с тем, что некоторые представители НПО, работающие на постоянной основе, на такой же основе общаются с представителями Грузии, и это вызывает такую негативную реакцию в первую очередь в околоправительственных и околопрезидентских кругах", - считает политолог. При этом он отметил, что деятельность некоторых представителей НПО-сектора носит характер преследования личных интересов и никак не связана с политикой.

По его словам, у представителей власти бытует мнение, что НКО необходимы, они должны быть разными, и это, в том числе и способ общения с грузинской стороной, и способ решения каких-то внутренних проблем, в том числе с помощью России.

"Как пример - вопросы заключенных. Много других вопросов, которые можно решать через НКО. Но никакого видения, как можно с ними сотрудничать или даже если употребить термин "управлять" - ни у правительства, ни у президентского окружения, ни у самого Леонида Тибилова, нет. И потому метания вокруг закона связаны отчасти и с тем, что ни сам президент, ни его администрация еще толком не определились в том, что необходимо делать", - сказал Крутиков.

Унификацию юго-осетинского законодательства с российским политолог не связывает со стремлением Южной Осетии войти в состав РФ.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

27 июля 2017, 00:01

26 июля 2017, 23:59

26 июля 2017, 23:56

26 июля 2017, 23:37

26 июля 2017, 23:19

  • Лапшин попросил об экстрадиции в Израиль

    Блогер Александр Лапшин, осужденный по обвинению в незаконном пересечении азербайджанской границы, отказался подавать апелляцию на приговор Бакинского суда и изъявил желание быть экстрадированным в Израиль, заявил его адвокат.

Архив новостей