14 февраля 2014, 14:55

Уроженец Чечни заявляет о том, что пограничная полиция Грузии не выпускает его в Лондон на обучение

Гражданин Грузии, уроженец Чечни Сайхан Музаев заявляет, что пограничная полиция Грузии не допускает его на авиарейс Тбилиси-Трабзон-Лондон. По его словам, он направлялся на обучение, которое уже оплатил, но несколько раз его снимали с рейса. Сам Музаев объясняет это конфликтом с представителями отдела контрразведки министерства внутренних дел Грузии, которые, по его словам, пытались заставить его дать показания по делу о спецоперации в ущелье Лопота в 2012 году.

"Кавказский узел" сообщал о том, что в Грузии продолжается расследование событий, произошедших в августе 2012 года в ущелье Лопота. Согласно официальной версии МВД, в ходе спецоперации были убиты три спецназовца и 11 боевиков, прибывших в Грузию из Дагестана и взявших в заложники группу местных жителей. Во время спецоперации в окрестностях села Лапанкури, завершившейся, по информации грузинских силовиков, 30 августа, были освобождены мирные жители.

После того как стали известны некоторые подробности о спецоперации, грузинские эксперты заявили, что, возможно, она могла оказаться инсценировкой. Появились данные, что предполагаемые боевики, убитые в ущелье Лопота, проходили подготовку при участии сотрудников Антитеррористического центра Грузии и намеревались отправиться на Северный Кавказ. При этом бывший в то время главой МВД Вано Мерабишвили заявил, что информация о причастности Грузии к подготовке чеченских боевиков не имеет отношения к истине и направлена на дискредитацию грузинского государства.

Музаев: меня не выпускают из Грузии, пытаясь склонить к даче показаний о спецоперации в ущелье Лопота

Последний инцидент с Сайханом Музаевым в аэропорту Тбилиси произошел 10 февраля. По словам уроженца Чечни, при прохождении пограничного контроля на вопрос, почему ему отказано в посадке на рейс, офицер пограничной полиции посоветовал обратиться за разъяснениями в МВД.

Как считает Музаев, на самолет его не допустили из-за конфликта с представителями отдела контрразведки министерства внутренних дел Грузии. "В октябре 2013 года меня вызвали на неформальную беседу сотрудники МВД. Один из них, представившийся Георгием, предложил мне дать свидетельские показания против бывшего заместителя министра внутренних дел Грузии Георгия Лорткипанидзе и бывшего офицера полиции Сандро Америдзе. Но я ответил, что не знал никогда этих людей, и не могу давать против них каких-либо показаний", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Сайхан Музаев.

По его словам, человек, представившийся Георгием, пытался уговорить его дать показания о том, что Лорткипанидзе и Америдзе были причастны к подготовке группы северокавказцев, которая пыталась перейти на территорию РФ из Грузии и была уничтожена силами грузинского МВД в августе 2012 года.

По данным омбудсмена Грузии Учи Нануашвили, с чеченскими боевиками, которые были убиты в ходе спецоперации, поддерживал связь и решал все вопросы заместитель министра внутренних дел Гия Лорткипанидзе. Сам Лорткипанидзе заявил, что обвинение "абсурдное" и является клеветой.

"Я никогда не видел этих людей - Америдзе и Лорткипанидзе, поэтому ничего не могу о них сказать. Только Сандро Америдзе видел издали, когда жил в Дуиси (селение в Панкисском ущелье)", - утверждает Сайхан Музаев.

По окончании разговора на конспиративной квартире в Тбилиси, по словам Музаева, Георгий пригрозил, что если он не примет предложение полиции, то у него возникнут трудности.

"Он мне прямо сказал, что, если я не дам согласие, то меня переправят обратно в Россию и передадут меня в руки ФСБ. Когда я ответил, что это им не удастся, мне сказали, что устроят из моей жизни ад уже здесь, в Грузии", - говорит Музаев. Впоследствии, как рассказывает уроженец Чечни, он выяснил, что на самом деле беседовавшего с ним офицера звали Валерий Зумбадзе.

По словам Музаева, после беседы с Зумбдзе его через некоторое время пригласили для беседы в здание МВД на улице Важа Пшавела (так называемый "Модуль").

"Меня встретил начальник следственного отдела департамента контрразведки Георгий Георгадзе. Он вел себя очень вежливо. Сначала он спросил меня по поводу того, что я знаю о причастности Америдзе и Лорткипанидзе к лапанкурской операции. А потом он снова перевел меня к Валерию Зумбадзе. Зумбадзе положил передо мной на стол пачку стодолларовых купюр и сказал, что это мне на карманные расходы. А если, мол, дам показания против Лорткипанидзе и Америдзе, то они дадут еще больше денег, дом, машину и обеспечат работой. Я снова отказался, и снова мне пригрозили, что устроят ад в Грузии", - рассказывает Сайхан Музаев.

Вскоре после этого разговора Сайхан должен был лететь в Лондон для прохождения обучения английскому языку. Однако 13 января его не допустили на рейс Тбилиси-Трабзон-Лондон.

"У меня на руках было все - и въездная виза в Великобританию, и билет на самолет. Однако офицер пограничной службы не допустил меня к рейсу, сославшись на то, что МВД запретило мой выезд из Грузии. После этого я обратился в МВД за разъяснением, и меня после этого уже официально, повесткой, снова вызвали в "Модуль" и потребовали дать показания против Лорткипанидзе и Америдзе", - рассказывает Сайхан Музаев.

По словам Музаева, ему никаких обвинений следствие не предъявляло. "Только Зумбадзе сказал мне, что я не смогу выехать в Лондон. Я ответил, что все равно выеду на обучение. Но как оказалось, они меня действительно решили никуда не пускать", - отмечает Сайхан Музаев.

18 января и 23 января его снова сняли с рейса Тбилиси-Трабзон-Лондон. "24 января мы с моим адвокатом снова были вызваны в "Модуль". Когда мы спросили, есть ли против меня какое-то обвинение, мне ответили, что нет. Вопрос стоял о том, что я могу быть привлечен только в качестве свидетеля", - рассказывает Сайхан.

В Ассоциации молодых юристов Грузии, куда Сайхан Музаев обратился за помощью, корреспонденту "Кавказского узла" подтвердили информацию о том, что офицер Георгий Георгадзе лично пообещал Музаеву, что он вылетит в Лондон 10 февраля (на этот срок Музаев продлил билеты).

"Георгадзе сам мне лично сказал, что по грузинскому законодательству свидетель не может быть ограничен в свободе передвижения, и, глядя мне в глаза, сказал: "Даю тебе слово, что ты улетишь", но, как оказалось, он соврал!" - указывает Музаев.

22 января Сайхан Музаев направил запрос о причине запрета на выезд на имя главного прокурора Грузии, а также на имя министра внутренних дел. Кроме того, он подал официальную жалобу на имя народного защитника Грузии Учи Нануашвили. Аппарат омбудсмена также направил запрос в МВД и прокуратуру о том, почему Сайхана Музаева не выпускают из Грузии.

10 февраля народный защитник Уча Нануашвили лично принял Сайхана Музаева и рассказал, что не получил никакого ответа ни от главного прокурора, ни от министра внутренних дел. При этом, как отметил Нануашвили, законы Грузии отводят ведомствам срок не более 10 рабочих дней, в течение которых необходимо дать ответ по запросу от частного лица, и ни МВД, ни прокуратура не уложились в отведенный срок.

"Если я опять не смогу выехать в Лондон, то пропадет и мой билет, и плата за обучение. Мне предстояло находиться в Лондоне два месяца, и каждый из них обходится в 3 тысячи долларов. Я эти деньги собирал в течение года, и еще мне родители помогли. Так получается, что я теряю около 10 тысяч долларов", - заявляет Сайхан Музаев.

Гражданином Грузии он стал в 2011 году. С 1998 по 2004 год он учился в Майкопском государственном университете на экономическом факультете. В 2004 году родители направили его на учебу в Саудовскую Аравию. В Эр-Рияде Сайхан Музаев проходил обучение специальности "экономист" и дополнительно получил теологическое образование в исламском университете.

"В Саудовской Аравии я не только изучил Коран, но также выучил арабский язык и смог работать переводчиком", - отмечает Сайхан Музаев.

В 2008 году он вернулся в Чечню, где женился и завел детей. Однако, по словам Музаева, в родном городе Грозный он не смог долго находиться, и родители настояли, чтобы он уехал из республики. В 2011 году Музаев поселился в грузинском селе Дуиси среди кистинцев и беженцев из Чечни. В том же году ему было предоставлено грузинское гражданство. "При этом я не отказывался от российского паспорта, так что у меня, получается, два гражданства", - говорит Музаев.

С 2011 года он работал внештатным переводчиком в министерстве по делам беженцев и внутренне перемещенных лиц Грузии. "17 декабря истек срок моего контракта в министерстве, и я не стал его продлевать, потому что ожидал выезда в Великобританию. Таким образом, я сегодня оказался безработным", - говорит Сайхан Музаев.

По словам Музаева, после обучения английскому языку он планировал найти более прибыльную работу в Грузии. "Я уже неплохо знаю английский. Но чтобы освоить язык на уровне переводчика, нужно пройти обучение в стране этого языка. Я мог бы быть переводчиком со знанием четырех языков - русского, чеченского, арабского и английского. Но теперь эти планы разрушены. Как кормить трех детей, я не представляю", - отмечает Сайхан Музаев.

Сайхан Музаев говорит, что ничего не знает по поводу Лапанкурской операции в 2012 году. "Я сам в это время находился в Дуиси. Как вы знаете, несколько человек оттуда погибли в Лапанкури. Но, хотя я сам прожил в селе около года в общей сложности, я не видел этих людей. Может, видел, но не обратил внимания", - говорит Сайхан Музаев.

При этом, он отмечает, что в перестрелке участвовали кистинцы - уроженцы Панкисского ущелья, которые говорят на чеченском языке и носят огрузиненные фамилии.

"Беженцы-чеченцы и кистинцы живут двумя обособленными группами. Отношения нормальные. Но так сложилось, что дела одних редко пересекаются с делами других. Так что среди беженцев никто толком ничего не знает об этой операции", - утверждает Сайхан Музаев. 

Шошикелашвили: надежда, что дело Музаева будет быстро рассмотрено, есть

Руководитель Института по правам человека Алекс Шошикелашвили, который 10 февраля вместе с Музаевым прибыл в аэропорт Тбилиси, считает, что уроженец Чечни оказался в непростой ситуации.

"Это очень каверзная ситуация: департамент пограничной полиции будет говорить, что не имеет никакого отношения к этому делу, а всего лишь исполняет распоряжение главного управления или антитеррористического центра при МВД. Те в свою очередь будут ссылаться на то, что это инициатива пограничного департамента или прокуратуры. А между тем живой человек вынужден терять деньги и ломать себе жизнь", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Алекс Шошикелашвили. 

Он отмечает, что, пронаблюдав ситуацию собственными глазами, он обратился с устным запросом в генеральную инспекцию МВД с просьбой объяснить, почему Музаева не выпускают из Тбилиси. На следующий день сотрудники генеральной инспекции перезвонили правозащитнику и попросили его предоставить письменное заявление с подробным описанием ситуации. 

"Это неплохой знак – то, что они так оперативно отреагировали на устное заявление. Значит, есть надежда, что дело Сайхана Музаева будет быстро рассмотрено", - указывает Алекс Шошикелашвили. 

Оператор "горячей линии" генеральной инспекции МВД заверил правозащитника, что его запрос будет удовлетворен в ближайшее время.

Попытка корреспондента "Кавказского узла" узнать о причинах отказа Сайхану Музаеву в выезде из Грузии в пресс-службе МВД не увенчалась успехом. Телефоны, указанные на официальном сайте министерства, не отвечают. 

Автор: Беслан Кмузов; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 08:10

24 сентября 2017, 07:55

24 сентября 2017, 07:47

24 сентября 2017, 06:58

24 сентября 2017, 05:57

Архив новостей