Ника Читадзе. Фото http://www.1news.az/

25 октября 2013, 22:53

Ника Читадзе: Обещания кандидатов о восстановлении справедливости заведомо невыполнимы

Грузинский политолог Ника Читадзе в интервью «Кавказскому узлу» подробно рассказал о том, с какими программами идут на выборы три лидера президентской гонки: Давид Бакрадзе, Нино Бурджанадзе и Георгий Маргвелашвили. Эксперт проанализировал, какие меры предлагают кандидаты для решения внутри- и внешнеполитических вопросов, стоящих перед Грузией, а также оценил, на поддержку какого электората может претендовать каждый из трех фаворитов.

По мнению Н.Читадзе, Давид Бакрадзе в целом ориентирован на тот же либеральный прозападный вектор, что и действующий президент Грузии Михаил Саакашвили. В то время, как Нино Бурджанадзе и Георгий Маргвелашвили больше говорят в ходе гонки о социальных программах и планах восстановления справедливости в стране.

Внутренняя политика

"Кавказский узел" ("КУ"): Расскажите, пожалуйста, в чем, на ваш взгляд, состоят основные особенности программ фаворитов президентской гонки — Д.Бакрадзе, Н.Бурджанадзе и Г.Маргвелашвили?

Ника Читадзе (НЧ): Я думаю, что Георгий Маргвелашвили продолжает тактику «Грузинской мечты», обещая населению развитие разного рода социальных программ. Мы знаем, что бюджет Министерства здравоохранения и социальной защиты увеличен на 355 миллионов лари и составит в 2015 году 2,7 млрд лари(около 52 млрд. рублей — прим. "Кавказского узла").

Раньше Маргвелашвили пытался с философской позиции говорить и о демократии, и о политике, и о социальной справедливости. Но несколько дней назад в рамках своей предвыборной кампании он сказал, например, об окончании коабитации (Коабитация, или сohabitation, в переводе с французского – "сожительство", "сосуществование" — прим. "Кавказского узла"). А что означает конец коабитации? Ведь, если правительство собирается проводить демократическую политику, то и кабинету, и парламентскому большинству придется все равно находить общий язык с оппозицией. Я думаю, что имеет место давление со стороны господина Иванишвили, под влиянием которого Маргвелашвили несколько меняет риторику.

Что касается господина Бакрадзе, то он больший акцент делает на контроле над правительством. Его лозунг «Вместе будем контролировать правительство». Этот лозунг связан с тем, что если он станет президентом, то он сможет воздействовать на правительство таким образом, чтобы оно выполнило именно те обещания, которые давала «Грузинская мечта» на парламентских выборах 1 октября 2012 года.

Что же до госпожи Нино Бурджанадзе, то она много говорит о восстановлении справедливости. На мой взгляд, она больше склоняется к радикальным идеям и намерена привлечь именно людей, которые выступают за радикальные меры — например, за арест представителей команды М.Саакашвили. Кроме этого, она также акцентирует внимание на социальных программах. По этому направлению она тоже развивает тему справедливости.

"КУ": Можно ли по программам кандидатов судить о том, на какую категорию избирателей в основном ориентирована их кампания? На поддержку каких слоев населения рассчитывает каждый из кандидатов?

НЧ: Как я уже сказал, госпожа Нино Бурджанадзе рассчитывает на радикально настроенное население. Это то самое население, которое надеялось на восстановление справедливости во время правления «Грузинской мечты». Но «Грузинская мечта» их не удовлетворила и теперь эта часть населения голосует за Нино Бурджанадзе.

Что касается Маргвелашвили, то в его электорат, думаю, входят те, кто связывал проблемы периода правления «Грузинской мечты» с личностью  Саакашвили. Они полагают, когда Саакашвили не будет и вся власть отойдет собственно партии «Грузинская мечта», проблемы людей будут решаться.

Электорат господина Бакрадзе - это, конечно, сторонники «Единого национального движения», прозападные, мыслящие люди, настоящие интеллектуалы, которые серьезно оценивают ситуацию.

"КУ": В период президентства М.Саакашвили в экономике последовательно проводился курс на либерализацию. Сохраняются ли эти установки в программе, с которой идет на выборы Бакрадзе?

НЧ: Михаил Саакашвили продвигал скорее «американскую» модель экономики. С акцентом на поддержку предпринимателей, сокращение размеров налогов и их количества. Это была политика правого толка. Были там и радикальные реформы, которые вызывали, может быть, у кого-то недовольство. При этом ориентиром было не социальное равенство как таковое, а принцип меритократии (Меритократия от лат. meritus достойный и греч. власть  букв. власть, основанная на заслугах— прим. "Кавказского узла").

Можно говорить о том, что программа Давида Бакрадзе также скорее правого толка, но все же она ближе к центру, чем программа Саакашвили. Бакрадзе тоже заявляет о неизбежности роста в бюджете Грузии социальных программ.

"КУ": Отличается ли программа, с которой идет на выборы Д.Бакрадзе от политического курса, который во время своего президентства проводил М.Саакашвили?

НЧ: Есть там и сходства, и различия. Например, сходство в том, что Саакашвили в свое время обещал снижение налогов - и действительно налоги были снижены. Например, налог на добавленную стоимость сокращен с 20 до 18 процентов, налог на прибыль снизился с 20 до 15 процентов и т. д. Бакрадзе также выступает с обещанием снизить налоги, так что он может рассчитывать на поддержку со стороны частных предпринимателей.

С другой стороны, можно говорить о том, что между Саакашвили и Бакрадзе есть различия, поскольку последний понимает: в том случае, если он станет президентом, ему придется сотрудничать с «Грузинской мечтой». Соответственно, он теперь много говорит о контроле над правящей партией в правительстве и в парламенте.

"КУ": Михаил Саакашвили, который скоро уже покинет свой пост, в период своего президентства произвел в Грузии существенную конституционную реформу. Закладывает ли возможность каких-то фундаментальных политических преобразований в своей политической программе фаворит нынешней президентской гонки Г.Маргвелашвили?

НЧ: Я думаю, что у него будет меньше рычагов и ресурсов, учитывая тот факт, что, согласно реформированной конституции, президент не будет обладать правом законодательной инициативы. Хотя, я думаю, он все же будет пытаться осуществить политические реформы при поддержке правящей коалиции в парламенте.

Когда в 2011 году принимались поправки в конституцию, то авторы поправок указывали, что Президент становится не правителем, а арбитром между тремя ветвями власти. Но сегодня «Грузинская мечта» уже возглавила все ветви власти — и законодательную, и исполнительную, и министерство юстиции. Зачем в таком случае «Грузинской мечте» еще нужно иметь своего арбитра между тремя подконтрольными ей ветвями?

"КУ": Как можно охарактеризовать экономический курс, который предлагает в своей программе Маргвелашвили?

НЧ: Он ведет речь о более социально ориентированной экономике. Уже известно, что в следующем году расход на социальные программы будет составлять 30 процентов расходной части бюджета Грузии. Но, с другой стороны, не совсем понятно, за счет чего будет пополняться доходная часть бюджета. Они говорят о социальных программах, но осуществление этих программ невозможно на данном этапе. И, я думаю, что это осуществление будет невозможно и в последующем, поскольку в прошлом году рост ВВП Грузии составлял 6 процентов, а в этом году он меньше 2 процентов. Соответственно, это будет влиять и на доходную часть бюджета.

"КУ": Какие из предвыборных обещаний, заложенных в программы Д.Бакрадзе, Н.Бурджанадзе и Г.Маргвелашвили заведомо, на ваш взгляд, невыполнимы?

НЧ: В первую очередь это касается так называемого «восстановления справедливости», о котором говорят Маргвелашвили и Бурджанадзе. Я думаю, что если Маргвелашвили победит, то со стороны западных структур будет иметь место определенное давление, не допускающее «восстановления справедливости» как  нарушающего демократический баланс в стране. Осуществление «справедливых» социальных программ тоже не будет таким уж легким. Это касается и сферы сельского хозяйства, поддержки фермеров, выплаты повышенной пенсии. В бюджете на будущий год, например, повышенные пенсии не предусмотрены.

Внешняя политика

"КУ": Насколько разнятся внешнеполитические ориентиры Д.Бакрадзе, Н.Бурджанадзе и Г.Маргвелашвили, очерченные в их программах?

НЧ: В этом случае мы наблюдаем сходство в программах Маргвелашвили и Бакрадзе. Оба говорят, что Грузия должна идти европейским путем, что она должна стать членом европейской семьи. У Маргвелашвили, однако, при этом более лояльная позиция к России, чем у Бакрадзе.

Бурджанадзе более склонна говорить о пророссийской ориентации Грузии. Но, я думаю, что это проигрышный ход. Тот факт, что Бурджанадзе в свое время встречались с Владимиром Путиным, будет влиять на ее рейтинг. И, несмотря на то что ее штаб получил определенную сумму денег в течение июля-августа — говорится о сумме в 200 тысяч лари — я думаю, что все же повысить рейтинг Бурджанадзе будет не так уж легко.

Впрочем, есть определенная часть населения, которая думает о том, что в советское время Грузии жилось хорошо, и настроена пророссийски. Эта часть населения, к сожалению, не отличается высоким интеллектом.

"КУ": Можно ли проследить, чем различаются позиции кандидатов-лидеров по вопросу об урегулировании конфликтов в Южной Осетии и Абхазии? Какими кандидатам видятся пути и условия нормализации отношений с Россией?

НЧ: Госпожа Бурджанадзе предлагает путь прямого диалога с Россией и выступает за налаживание контактов с абхазской и южноосетинской общественностью без западного вмешательства. И, соответственно, она хочет предъявить своим избирателям программу, по которой Россия должна играть важную роль в восстановлении территориальной целостности Грузии.

Я думаю, она заняла определенную нишу и возлагает определенную надежду на нее. На то, что в Грузии есть такие люди, которые верят, что это Грузия начала войну с Россией. Такой избиратель есть. Хотим мы этого или нет.

Господин Бакрадзе тем временем предлагает другой путь. Согласно его концепции, путь восстановления территориальной целостности Грузии лежит через Европу, через западную цивилизацию, через демократическое сообщество.

Впрочем, оба эти кандидата сходятся в том, что Грузия должна быть сильна с экономической точки зрения, чтобы вызвать интерес как абхазской, так и южноосетинской общественности.

Что касается Маргвелашвили, то он скорее нейтрален. Но Иванишвили обещает уйти из политики, и, что будет потом, если Маргвелашвили станет президентом, спрогнозировать трудно. Ведь у него, например, нет своей партии, на которую он мог бы опереться...

"КУ": Что говорят в своих программах кандидаты о перспективах европейской и евроатлантической интеграции Грузии? Будет ли этот внешнеполитический вектор оставаться приоритетным в случае победы кандидата от «Грузинской мечты»?

НЧ: Господин Бакрадзе заявил об этом достаточно решительно: если он будет президентом, то, конечно, Грузия сохранит вектор на европейскую интеграцию. В случае победы кандидата «Грузинской мечты» этот вектор также сохранит свое направление. Что касается Бурджанадзе, то она вообще ничего не говорит об этой теме, как будто этого вопроса просто не существует.

Общая картина выборов

"КУ": В предстоящих выборах президента примут участие более 20 кандидатов. Есть ли в числе аутсайдеров гонки кто-то, кто предлагает оригинальную, вызывающую интерес предвыборную программу?

НЧ: Господин Хараташвили - интересный политик. Он приверженец европейской политики. Я не говорю сейчас о его рейтинге, но он интересный умеренный политик. У него очень мало шансов победить, но он предлагает очень интересные программы. То есть он вряд ли сможет как-то повлиять на итоги выборов, но то, что он предлагает, было бы полезно для страны.

"КУ": Насколько важным фактором на предстоящих выборах станут программы кандидатов? Если программы не играют особой роли, то что в первую очередь может повлиять на мнение избирателей?

Конечно же, программы - это важный фактор, хотя, с другой стороны, в Грузии, к сожалению, часто  в ходе кампаний  преобладает «черный пиар», то есть атаки на конкурентов. Все это, конечно, негативно влияет на предвыборный процесс...

"КУ": Каков ваш прогноз на итоги выборов? Вероятен ли второй тур?

НЧ: Я думаю, что второй тур возможен. Учитывая расклад политических сил, это совершенно не исключено. И, я думаю, это будет способствовать развитию грузинской демократии - если все отнесутся ко второму туру с пониманием.

С другой стороны, прозвучало заявление премьер-министра о том, что господин Маргвелашвили не будет участвовать во втором туре. Мне это представляется политическим блефом. Потому что я думаю: у Маргвелашвили есть большой шанс пройти во второй тур и победить именно во втором туре. В противном случае он потеряет тех сторонников, которые проголосуют за него, явившись на избирательные участки в ходе первого тура. Фактически это заявление является политическим ультиматумом.

С Никой Читадзе беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" в Грузии Беслан Кмузов.

23 октября 2013 года

 

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

21 июля 2017, 10:09

21 июля 2017, 10:01

21 июля 2017, 09:27

21 июля 2017, 09:22

21 июля 2017, 09:21

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей