На месте теракта на Центральном рынке Владикавказа, 9 сентября 2010 г. Фото Феликса Киреева, «Осетия-Квайса»

21 июня 2013, 14:55

Дело о теракте на рынке во Владикавказе будет рассматривать военный суд в Ростове-на-Дону

Дело в отношении пятерых уроженцев Ингушетии, обвиняемых в причастности к теракту на рынке во Владикавказе в сентябре 2010 года, будет рассматриваться Северо-Кавказским окружным военным судом в Ростове-на-Дону. Предварительное слушание может состояться уже через месяц, сообщил адвокат одного из обвиняемых.

9 сентября 2010 г. террорист-смертник, находясь в автомобиле "Волга", привел в действие у входа на Центральный рынок Владикавказа мощную самодельную бомбу. В результате теракта, помимо смертника, погибли 19 человек: 14 - на месте, еще пятеро - позднее. Сообщалось, что по подозрению в подготовке теракта во Владикавказе были задержаны не менее восьми жителей Ингушетии. В июне 2011 года сдались двое предполагаемых организаторов взрыва на рынке во Владикавказе.

Как сообщал "Кавказский узел", в ноябре 2012 года главное следственное управление СК России по Северо-Кавказскому федеральному округу сообщило о завершении расследования уголовного дела в отношении пятерых участников группы, подозреваемых в организации теракта, в число которых входят Исса Хашагульгов, Хизар Даурбеков, Микаил Хашагульгов, Магомед Даурбеков и Юсуп Дзангиев, и о передаче дела в суд.

Дело о теракте во Владикавказе будет рассматриваться Северо-Кавказским окружным военным судом

На предварительных слушаниях дела, прошедших в Верховном суде Северной Осетии, защита обвиняемых выступила с ходатайствами о переносе процесса в Ингушетию и об отводе судье Марату Кокаеву. Адвокаты ссылались на то, что преступления, квалифицированные по одной из инкриминируемых подсудимым статей Уголовного кодекса РФ - 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа или военнослужащего) - были совершены в Ингушетии, а судья Кокаев, являющийся по национальности осетином, якобы может предвзято судить ингушей, пишет газета "Коммерсант".

Кокаев вышел из процесса, взяв самоотвод, сославшись на то, что среди пострадавших во время теракта на рынке были его родственники. А само дело о теракте по решению Верховного суда России будет рассматривать Северо-Кавказский окружной военный суд. На таком переносе настояла генпрокуратура РФ, которая сочла, что ни в Ингушетии, ни в Северной Осетии участники разбирательства не могут находиться в полной безопасности, отмечает издание, указывая, что предварительные слушания в Ростове-на-Дону намечались на первые числа июля.

По словам адвоката Батыра Ахильгова, защищающего Иссу Хашагульгова, обвиняемые будут этапированы из владикавказского СИЗО в Ростов-на-Дону в течение июля. Срок их содержания под стражей продлен до 4 августа.

"В процессе множество нарушений, аргументы слабые, мой подзащитный проходит аж по 29 статьям УК РФ", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Батыр Ахильгов.

Адвокат одного из обвиняемых Магомед Гагиев говорит, что защита попытается настоять на суде присяжных. "Мы будем настаивать на суде присяжных", - заявил Магомед Гагиев "Коммерсанту".

Плиев: изменение подсудности по уголовным делам – это способ сокрытия недостатков следствия

Адвокат адвокатского бюро "Мусаев и партнеры" Муса Плиев (представляющий интересы Иссы Хашагульгова - уточнение редакции 15:40 21.06.2013): Плиев не является адвокатом Хашагульгова) уверен, что за изменением подсудности дела стоят мотивы сокрытия погрешностей следствия и беспроблемного завершения "рассыпающихся дел".

"Есть конституционная гарантия того, что каждый человек имеет право на рассмотрение своего дела тем судом и тем судьей, в компетенции которого оно находится, т.е. в соответствии с подсудностью дела. Правила о подсудности уголовных дел основаны на принципе равенства граждан перед законом и судом (часть 1 статьи 19 Конституции РФ гласит: "Все равны перед законом и судом", - прим. "Кавказского узла"). Поэтому все, что сейчас происходит с изменением принципа подсудности под предлогом различных оснований, как-то - мотивировка сложностью собрать потерпевших, придумывание любых оснований для изменения подсудности – эта практика нарушает права человека", - заявил корреспонденту "Кавказского узла" Муса Плиев.

"Никто, сказано в статье 47 Конституции РФ, не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом”. Это право, широко известное на Западе, никогда не фигурировало у нас, даже теоретически, среди прав человека и гражданина", - говорит Плиев.

Он напомнил о процессе по "делу двенадцати" (дело о нападении на Назрань в 2004 году), обвиняемые по которому находились под следствием около пяти лет, а потом рассмотрение дела перенесли в Пятигорск, где его рассматривал Ставропольский краевой суд. "Тоже было абсурдное основание. Они исходят из того, что якобы суды в республиках будут не объективны, но таким образом [на самом деле] они покрывают пороки следствия", - убежден адвокат.

"В большинстве таких случаев преступления бывают не доказаны, для чего их отправляют в более управляемые военные суды, где без особой огласки можно быстро вынести приговор. Это один из главных мотивов, чтобы скрыть плохую работу следствия, то есть фактически скрыть недоказанность преступлений, по которым впоследствии людям назначают реальные сроки наказания и достаточно большие", - уверен адвокат.

Он указывает, что подобная практика берет начало из Чечни, где ранее это было обосновано несформированными в республике судами.

Дело о теракте во Владикавказе сфабриковано, заявляет жена одного из обвиняемых

Жена одного из обвиняемых по делу о теракте на рынке Владикавказа Пятимат Хашагульгова заявляет о нарушениях в ходе расследования преступления.

"Ни один осетинский судья не желает прикасаться к этому 300-томному сфабрикованному делу. Фабриковали его не осетины, а заезжий следственный интернационал. Потому столь "безупречное" дело осетинские судьи на себя брать в течение года не захотели", - заявила корреспонденту "Кавказского узла" Пятимат Хашагульгова.

По ее мнению, детальное изучение дела привело бы к огласке того, что участие в терактах принимали сотрудники правоохранительных органов, а в переносе громких дел в военные окружные суды "есть определенный символизм". "Военный суд отличается большой степенью закрытости и абсолютной управляемостью погонной иерархией. Приказали осудить - осудят без всякого намека на справедливость", - полагает Хашагульгова.

По ее словам, все пятеро фигурантов дела не были знакомы друг с другом, но "объединены в одно судопроизводство для того, чтобы можно было вести речь об организованной группе". "Всех их пытали, выявили самых слабых, зависимых и неподдерживаемых адвокатами, которые стали "свидетелями", показывающими в подготовленных следователями протоколах, что все остальные, в том числе мой муж якобы с ними взаимодействовали в организации терактов", - говорит Пятимат Хашагульгова.

Он отмечает, что сама из-за угрозы жизни покинула Ингушетию и сейчас находится заграницей. "Я вынуждена была покинуть страну после устроенного в моем доме театрального обыска якобы для того, чтобы найти некий план похищения моего мужа, что должно было стать обстоятельством для переноса суда в ростовский военный окружной суд - называлась такая причина", - говорит Хашагульгова.

13 февраля текущего года 51-летний Султан-Гирей Хашагульгов, брат Иссы Хашагульгова, был убит в своем доме в Назрани. Султан-Гирей Хашагульгов подозревался в подготовке нападений на судей и следователей. По версии силовиков, он открыл огонь при попытке его задержания, а у него в доме при обыске были обнаружены списки судей Верховного суда Северной Осетии и сотрудников правоохранительных органов. Родственники Хашагульгова тогда еще заявили, что не верят силовикам, и говорили, что он сам не исключал того, что будет убит.

"После убийства старшего брата Султан-Гирея Хашагульгова охотились и за моими детьми. Нам поступали открытые угрозы прямо на похоронах брата мужа и после передавались через родственников. Говорили, что следующая на расстрел - я и дети, если не заткнусь и не брошу правовую активность. А следователь настойчиво через родственников просил остановить "эту женщину". Это была цена за то, что они отдадут труп брата мужа", - говорит Пятимат Хашагульгова.

По ее словам, ее семья привлекла к себе внимание силовиков после "дела о хиджабе". Дочь Хашагульгова носит хиджаб, попытки директора школы запретить девочке носить головной убор ни к чему не привели, разгорелся скандал, и в итоге пятиклассница отстояла свое право.

"Тогда прокуратура вынуждена была оказаться на моей стороне. "Дело о хиджабе" до суда не дошло, прокуратура заявила министерству образования и представителю главы (республики), что бороться с хиджабом моей 12-летней дочери Хавы не может. Мою дочь после этого обязали пустить в школу в хиджабе. А через 15 дней они забрали моего мужа и повесили на него чуть ли не все преступления, совершенные в Осетии и Ингушетии. Мне легче сказать, в чем его не обвиняют", - заключила Пятимат Хашагульгова.

Следствие считает, что обвиняемые по делу о теракте на рынке Владикавказа действовали в составе группировки

По версии следствия, обвиняемые в 2007-2010 годах вступили в группу "Вилайят Галгайче", участники которой причастны к совершению террористического акта на Центральном рынке города Владикавказ в сентябре 2010 года. Следствие полагает, что Исса Хашагульгов являлся руководителем одного из структурных подразделений этой группы.

В зависимости от роли каждого они обвиняются в совершении преступлений, предусмотренных статьями 209, 210, 317, 205, 222, 223, 167 УК РФ (бандитизм, участие в преступном сообществе, посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, террористический акт, незаконный оборот и изготовление оружия), сообщил Следственный комитет РФ в ноябре прошлого года.

Ранее сообщалось, что в ходе расследования теракта на рынке во Владикавказе были задержаны Юсуп Дзангиев, Ислам Хашагульгов, Хизир Даурбеков, Магомед Латыров, Али Даурбеков, Ваха и Исса Хашагульговы, Ислам Галаев, сдались Микаил Хашагульгов и Магомед Даурбеков. 

В апреле 2012 года стало известно, что уроженец Ингушетии Алихан Орцханов подозревается в соучастии в подготовке теракта, и его дело предано в суд. Верховный суд Северной Осетии 19 мая 2012 года приговорил его к 14 годам лишения свободы в колонии строгого режима. 17 мая 2012 года суд приговорил Али Даурбекова к 24, Ваху Хашагульгова к 16 годам лишения свободы. 26 апреля 2012 года за причастность к теракту суд приговорил к 24 годам Ислама Хашагульгова. Еще один из фигурантов дела Сулиман Хашагульгов был приговорен 13 марта к 16 годам заключения.

Всего в ходе расследования дела о взрыве на рынке Владикавказа в 2010 году были арестованы 13 человек, восемь из которых уже осуждены, причем все эти восемь дел рассматривал в особом порядке Верховный суд Северной Осетии, пишет "Коммерсант".

Примечательно, что в настоящее время в Северо-Кавказском окружном военном суде идет процесс по делу еще одного уроженца Ингушетии Али Тазиева (известного как "Магас"), которого лидер северокавказских боевиков Доку Умаров в свое время назначал лидером всего вооруженного подполья в республике. Магас обвиняется в десятках тяжких преступлений, в том числе в организации терактов, но виновным признал себя частично. Дело Тазиева сначала было направлено генпрокуратурой в Верховный суд Ингушетии, но по соображениям безопасности слушания перенесли в Ростов-на-Дону.

Автор: Магомед Туаев; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

18 января 2017, 13:50

18 января 2017, 13:48

  • Суд приобщил к делу фотографии с места убийства Немцова

    Сегодня в Московском окружном военном суде защита подсудимых попросила приобщить к делу панорамные снимки Большого Москворецкого моста, где был убит Борис Немцов. Судья решил приобщить к делу фотографии и объявил перерыв до 1 февраля.

18 января 2017, 13:34

18 января 2017, 13:20

18 января 2017, 13:18

Архив новостей
Все SMS-новости