31 марта 2013, 20:58

Мать осужденного в РФ жителя Южной Осетии заявила о нарушении его прав в ИК-22

Администрация колонии ИК-22 в Мордовии нарушает права жителя Южной Осетии Марика Тадтаева, утверждает мать заключенного Марина Усович.

Марик Тадтаев регулярно подвергается физическому насилию со стороны сотрудников исправительного учреждения, об этом Марина Усович рассказала в сообщении, отправленном на смс-сервис "Кавказского узла".  По словам женщины, ее сын отбывает наказание в ИК-22 Мордовии по ст.111 п.4 УК РФ (умышленное причинение тяжкого вреда здоровью).

"Заключенные порезали себе руки, а Марик еще и живот порезал"

Мать осужденного Марика Тадтаева рассказала корреспонденту "Кавказского узла", что ее сын сначала находился в ИК-17 строгого режима в поселке Озерный, а в начале этого года его и еще трех осетин и одного ингуша перевели в ИК-22 поселка Леплей.

"Как мне сообщили, их со второго дня их стали избивать. Мне и сам начальник колонии Андрей Топольник по телефону сказал, что сын нарушает режим и к нему применяют спецсредства. Это я потом узнала, что такое спецсредства – наручники и дубинка. И тех, кто поступает в ИК по этапу, подвергают "ломке". Прибывших из ИК-17 всячески унижали, заставляли мыть туалеты. За то, что они отказывались это делать, их избивали. Потом они порезали себе руки, а Марик еще и живот порезал", - рассказала Марина Усович.

По ее словам, о том, что происходило с ее сыном и еще четырьмя осужденными после того, как их перевели в ИК-22, ей сообщил один из заключенных.

"Я стала звонить начальнику колонии, спрашиваю, что там случилось. Он долго отнекивался, ничего мне не говорил, но потом сказал, что пусть сын оставит свои кавказские выходки. Иначе он будет наказан, и ему добавят срок. Я не думаю, чтобы они полезли на рожон. Я спрашиваю, в каком состоянии мой сын, он мне отвечает, что нормально, ходит и что ему разрешено пользоваться костылем. У моего сына была операция на ноге", - рассказала женщина.

"Марик был ранен в 2008 году, а через год его посадили"

Марина Усович говорит, что у нее вызывает опасение здоровье сына.

"Когда во время свидания, это было месяц назад, я его увидела – это был узник концлагеря: худой, скрюченный, глаза запали. Он болен, ему нужно провести полное обследование головы. Ведь на воле мы не успели сделать обследование, он был ранен в 2008 году, а через год его посадили", - пожаловалась Усович.

Как утверждает мать заключенного, сейчас Марик Тадтаев сильно хромает. "Хорошо, что администрация колонии разрешила ему пользоваться костылем. Во время свидания, которое мне разрешили только через месяц после того, как я узнала о том, что сын себя порезал, я пыталась посмотреть рану на ноге сына. Но он все время одергивал мою руку – не хотел меня волновать", - заявила женщина.

Она также сказала, что свидание длилось четыре часа, и все снималось на видеокамеру. "Поговорить по душам не удалось. И только когда я наклонилась к ноге Марика, он успел мне сказать, что открыто жаловаться на порядки в колонии не принято. Скажут, что покончил жизнь самоубийством или же поставят диагноз – сердечно-сосудистая недостаточность. И еще он просил, чтобы я попыталась найти кого-нибудь из Абхазии и сказать, что осужденного Кодахия в колонии избивают жестоко каждый день почти, а родственники, видно, ничего об этом не знают. И никто к нему не приезжает", - заявила мать Марика Тадтаева.

Тревогу у Марины Усович вызывает тот факт, что ее сына поместили в помещение камерного типа (ПКТ), где он пробудет четыре месяца и в это время свидания запрещены и не принимаются передачи.

После появления информации об избиениях ее сына в ИК-22 Марина Усович связалась по телефону с правозащитником Сергеем Марьиным и попросила встретиться с ее сыном.

"Мне в свидании с осужденным Тадтаевым было отказано. Но я сообщил о заявлении Марины Усович в прокуратуру с просьбой расследовать этот случай", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Сергей Марьин.

Права выходцев из кавказских республик нарушаются в исправительных учреждениях, они часто становятся жертвами ненависти по национальному и религиозному признаку, заявили участники "круглого стола", прошедшего 22 марта в Независимом пресс-центре в Москве. На заседании был озвучен ряд заявлений пострадавших, участники "круглого стола" обсудили возможности решения проблем авторов обращений.

"Сотрудники прокуратуры разбираются с жалобами на избиения"

В производстве надзорного ведомства находятся жалобы о том, что в ИК-22 к осужденным применяется физическая сила, сообщил корреспонденту "Кавказского узла" прокурор Дубравной прокуратуры Владимир Мельников.

"Сотрудники прокуратуры сейчас разбираются с этими жалобами", - сказал старший советник юстиции.

Судя по сопроводительным документам, осужденный Марик Тадтаев часто нарушает режим содержания, в свою очередь отметила врач лечебно-профилактического учреждения (ЛПУ) №21 УФСИН РФ по Мордовии Людмила Николаева.

В ЛПУ №21 осужденный Тадтаев находился на лечении из-за головных болей, появившихся в результате черепно-мозговой травмы (ЧМТ), полученной во время боевых действий в 2008 году, сказала врач медучреждения. "Об этом говорит тот факт, что его часто помещают в ПКТ", - сказала Людмила Николаева.

Кроме ЧМТ, Марик Тадтаев в 2008 году также был ранен в ногу, осколки кости врачи скрепили специальными пластинами.

Никаких правонарушений со стороны администрации ИК-22 по отношению к Тадтаеву не было, заявил в интервью корреспонденту "Кавказского узла" адвокат Рубен Вартанян.

"Я видел этого осужденного, он нормально выглядит. Никто его не бьет. Всякие разговоры о пытках и физической расправе – это сказки. Обстановка в колонии нормальная, никаких жутких вещей не происходит. Нормальные условия для осужденных. Здесь сейчас с этим строго, никто никого пальцем не трогает", - сказал адвокат.

В доказательство своих слов он привел пример годичной давности, когда сотрудник одной из колоний Мордовии "только за то, что он хотел ударить осужденного, заработал три года лишения свободы".

"Что же касается осужденного Тадтаева, то он – злостный нарушитель режима содержания. Если человек нарушил режим его наказывают в дисциплинарном порядке. Все по закону", - сказал Рубен Варданян.

Сейчас жалобы на избиения осужденного Тадтаева изучает прокуратура, отметил начальник ИК-22 Андрей Топольник.

"Все документы находятся там. Если бы этот осужденный не нарушал режим содержания, он был бы нам не интересен", - сказал начальник ИК-22.

"В ОНК состоят бывшие сотрудники УФСИН Мордовии и МВД"

Общественной наблюдательной комиссии по Мордовии пока ничего не известно о жалобах осужденных из ИК-22, сказал корреспонденту "Кавказского узла" председатель ОНК по Мордовии Геннадий Морозов.

"Практически каждый день я бываю в колониях. Вот вы бы сами приехали, и я бы вас повозил по колониям. Посмотрели бы, как они живут, как питаются, а питаются они лучше, чем жители многих наших сел", - заявил председатель ОНК.

Он также просил прислать ему жалобу матери осужденного Тадтаева. "Мы тщательно разберемся, что там случилось", - пообещал он.

Однако эксперт общероссийского общественного движения "За права человека" по Республике Мордовия, правозащитник Сергей Марьин сомневается в том, что члены ОНК окажут помощь матери осужденного Тадтаева.

"Нынешний состав ОНК – это бывшие сотрудники УФСИН Мордовии и МВД. Председатель ОНК Мордовии, Геннадий Морозов, бывший заместитель начальника УФСИН Мордовии. А еще он председатель профсоюза вольнонаемных работников УФСИН. Кроме него в ОНК работает Николай Осипов, бывший работник прокуратуры. В комиссии также состоит бывший начальник ИК-10. Два правозащитника, представляющие Мордовский правозащитный центр - это свадебные генералы", - привел свою точку зрения Сергей Марьин.

Общественные наблюдательные комиссии создавались как независимые от администраций колоний правозащитные структуры, осуществляющие контроль за соблюдением законности при исполнении наказаний, напомнил Сергей Марьин. "А какая может быть независимость, если ОНК в Мордовии "оккупирована" бывшими сотрудниками УФСИН и МВД", - отметил правозащитник.

У самого Марьина, по его утверждению, права сильно ограничены.

"Чтобы получить свидание с осужденным, я должен обратиться с заявлением к начальнику колонии с просьбой предоставить мне встречу с тем или иным осужденным. А он, начальник колонии, уже спрашивает осужденного – хочет ли тот со мной встретиться. Как правило, начальники колоний особенно не "заморачиваются" и не интересуются у осужденных, хотят ли те встретиться с правозащитником. Просто ставят меня в известность, что осужденный не хочет ни с кем встречаться. Правда, есть и такие начальники колоний, которые всегда идут навстречу и способствуют тому, чтобы такие свидания с правозащитников с осужденными состоялись. Нормальные, рабочие отношения. Но таких начальников колоний очень мало", - сказал Сергей Марьин.

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

18 октября 2017, 23:18

18 октября 2017, 22:04

18 октября 2017, 22:04

  • Элисашвили обвинил ЦИК Грузии в работе на правящую партию

    Партия “Грузинская мечта” готовится к фальсификациям на выборах в органы местного самоуправления, об этом свидетельствует отказ ЦИК разрешить наблюдателям проверять списки избирателей, заявил кандидат на пост мэра Тбилиси Александр Элисашвили.

18 октября 2017, 21:04

18 октября 2017, 21:02

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей