Заключенные в исправительной колонии. Фото: ufsin.karelia.r

23 марта 2013, 22:53

Пономарев: выходцы с Северного Кавказа становятся жертвами пыток в тюрьмах просто из ненависти

Права выходцев из республик Северного Кавказа нарушаются в исправительных учреждениях, они часто становятся жертвами ненависти по национальному и религиозному признаку, заявили участники "круглого стола", прошедшего 22 марта в Независимом пресс-центре в Москве. На заседании был озвучен ряд заявлений пострадавших, участники "круглого стола" обсудили возможности решения проблем авторов обращений, передает корреспондент "Кавказского узла"

Организатором "круглого стола" выступил Единый Кавказский форум

Как отметила руководитель информационно-аналитического агентства "Объектив" член правления Единого Кавказского форума (ЕКФ) Хеда Саратова, в 2012 году помимо получившего широкий резонанс бунта в Копейске, произошел не менее негативный случай в "ИК-1 Салын" в Калмыкии, где выходцы из кавказских республик, протестуя против побоев, вскрыли себе вены, еще несколько заключенных совершили самоподжег.

"На фоне громких событий в исправительных учреждениях также случаются истории, которые проходят незамеченными в СМИ. Многие из пострадавших либо их родственники обращаются в Единый Кавказский форум за поддержкой", - отметила Саратова.

На мероприятии были зачитаны обращения заключенных-выходцев из республик Северного Кавказа, которые, отбывая наказание за пределами региона, сталкиваются с дискриминацией по национальной и религиозной принадлежности, отсутствием возможности видеть близких.

Как отметил адвокат, член ЕКФ Заурбек Садаханов, выходцы из республик Северного Кавказа являются одной из самых уязвимых групп осужденных, подвергаемых пыткам, права которых в исправительных учреждениях нарушаются по национальному и религиозному признаку.

Заурбек Садаханов зачитал обращение Миланы Эниевой.

Напомним, в январе 2012 года Милана Эниева сообщила о нарушении прав ее супруга, выходца из Чечни Муслима Байбатырова, осужденного по ст. 228 УК РФ (незаконное хранение без цели сбыта наркотического средства), отбывающего срок заключения в ИК-14 УФСИН России по ХМАО-Югре. Эниева заявила, что опасается перевода своего мужа в другую колонию, при котором его жизни и здоровью будет угрожать опасность. 28 января Байбатыров был этапирован в колонию в Свердловской области

По словам Заурбека Садаханова, жена потерпевшего обращалась во всевозможные инстанции, не найдя ответа в ХМАО-Югре.

"Однако все ее обращения остались без ответа и были переадресованы первоначальному адресату - в региональную прокуратуру, отдел по надзору за соблюдением законов в исправительных учреждения, к прокурору Евгению Мураткину, который дал ответ на причину перевода. По версии Мураткина, перевод был осуществлен в целях личной безопасности Байбатырова. Как пояснил прокурор Мураткин Эниевой – у Байбатырова был конфликт с осужденным Джанбековым, который угрожал ему расправой", - рассказал Садаханов.

По словам адвоката, Эниева получила письменное объяснение от Джанбекова, который рассказал о том, что у него не было конфликта с Байбатыровым. 

В тексте самого объяснения, предоставленного корреспонденту "Кавказского узла", Висита Джанбеков, который на данный момент отбывает наказание в ИК-14, поясняет, что у него "с Байбатыровым не было никакого конфликта". "Я не угрожал ему расправой", - говорится в объяснении заключенного Джанбекова.

Еще одно заявление, на которое обратил внимание адвокат - обращение брата Вахи Цурова, осужденного на 15 лет лишения свободы по 209 ст. (бандитизм), 162 ст УК РФ (разбой).

"После вынесенного приговора Ваха Цуров был отправлен отбывать наказание в ИК-7 в город Сегеж Республики Карелия. Однако, как говорится в обращении, Цуров по дороге в колонию попал в больницу. Диагноз – поверхностные резаные раны шеи и предплечья. Как пишет брат осужденного Беслан Цуров, его брату неоднократно угрожали насилием, а также лишить жизни в ИК-7", - зачитал обращение Заурбек Садаханов.

Еще одна жалоба, на которую попросил обратить внимание присутствующих Садаханов, это обращение от Беневши Меджидовой. Ее сын отбывает наказание уже 7 лет и на данный момент находится в СИЗО–5 города Тулун Иркутской области.

«12 октября 2008 года ее сын Малик Меджидов был жестоко избит в ИР–99/11 УФСИН РФ по городу Сургут. Когда мать узнала о произошедшем, она выехала для свидания с сыном, но ей отказали. 10 ноября его перевели в УХ 16/9, где Малик был также жестоко избит, причем неоднократно", - рассказал Заурбек Садаханов.

По данным матери, к избиениям причастны сотрудники исправительного учреждения. После жалобы Малика, а также других заключенных на побои всех перевели в разные колонии. По словам матери, после каждой жалобы ее сына перевозят из одной колонии в другую, каждый раз он подвергается пыткам и избиениям.

"Из ИК-6 переведен в ИК-7, затем в ИК-19, а затем зачем-то вывезли в СИЗО-5 города Тулун, где он находится сейчас", - рассказал Заурбек Садаханов.

"Кавказский узел" пока не располагает комментариями представителей исправительных учреждений, на территории которых заключенные, по данным их родственников, подвергались избиениям, пыткам и необоснованным переводам в другие учреждения ФСИН.

Пономарев: выходцев с Кавказа пытают в тюрьмах без какой-либо рациональной цели

Выступивший на "круглом столе" исполнительный директор общероссийского общественного движения "За права человека" Лев Пономарев отметил, что в фонд "В защиту прав заключенных", который он курирует, поступает множество обращений и жалоб "на пытки и бесчеловечное, унижающее человеческое достоинство обращение в исправительных учреждениях".

"Одну из уязвимых группы из числа осужденных следует выделить - это выходцы с Кавказа, которые подвергаются пыткам в исправительных учреждениях по национальному признаку. Выходцев с Кавказа продолжают пытать в тюрьмах из ненависти, из мести, без какой-либо рациональной цели. Это могут быть не обязательно чеченцы, которые подвергаются насилию и издевательствам ввиду того, что чеченские войны оставили определенный отпечаток в сознании граждан России и сотрудников ФСИН, прошедших эти войны. Это могут быть выходцы из других республик или лица, исповедующие ислам, - отметил Пономарев.

По его словам, нарушения прав указанных лиц можно систематизировать на два вида: "пытки, бесчеловечное, унижающее обращение, а также нарушение права на отправление религиозных обрядов".

Лев Пономарев процитировал некоторые из обращений, поступивших в фонд, в частности, обращение от Зубайра Зубайраева, который отбывал наказание в ИК-15 Волгоградской области, затем в тюрьме Минусинска Красноярского края (2007-2012 годы).

"Зубайраев рассказывал правозащитникам, как над ним издевались, прибивали ступни ног гвоздями к полу. В результате избиений у Зубайраева был поврежден позвоночник, перестали действовать рука и нога, он - лежачий больной. Необходимую медицинскую помощь и лечение он не получал, гноящиеся раны осужденному не перевязывали месяцами, - сообщил Лев Пономарев. - В итоге Зубайраев был освобожден инвалидом 1 июня 2012 года по окончании срока отбывания наказания. Несмотря на многочисленные обращения правозащитников и защитников в органы власти, ситуацию с пытками над Зубайраевым не удалось остановить, органы власти не признали факт пыток над осужденным".

Еще одно обращение, поступившее в адрес фонда – обращение Абдулхалима Абдулкаримова, который отбывает наказание в ФКУ ОИК-2 ИК-1 Пермского края ("Белый лебедь").

"Абдулкаримов так описал своей жене условия содержания в помещении камерного типа (ПКТ): "Холодно было так, что я вынужден был отжиматься, чтобы как-то разогреть тело. После пробуждения в 5 утра, согласно распорядку, нары поднимали к стене и запирали на замок до 21 часа. В течение дня согреваться приходилось по-разному: присев на корточки и прильнув к низко установленной батарее сначала одним боком, потом другим, замерзавшим за это время; делая отжимания; добывая огонь подручными средствами, кипятить воду (таким образом, за 6 месяцев моего пребывания там я сжег многие процессуальные документы по моим уголовным делам, а также письма жены). Чай и кофе в ПКТ и ЕПКТ (единое помещение камерного типа. - Прим. "Кавказского узла") не положены. Электрические розетки в стене отсутствуют. Питание скудное. Убранство камеры – бетонный стол и железный стул. Свет – круглосуточно горящая тусклая лампочка", - процитировал обращение правозащитник.

Направленные сотрудниками фонда обращения в органы власти нарушений не выявили, проведенная проверка ОНК выявила только факт ненадлежащего размера камеры ПКТ (5 м длина и 1 м ширина камеры), после чего Абдулкаримов был переведен в другую камеру, рассказал Пономарев. 

Напомним, житель Дагестана Абдулхалим Абдулкаримов был объявлен в розыск в 2002 году по подозрению в причастности к теракту 9 мая того же года в Каспийске, унесшему жизни 43 человек. Вина Абдулкаримова в этом преступлении не была доказана, и он был оправдан. Советский суд Махачкалы по иску Абдулкаримова о взыскании морального и материального ущерба за незаконное привлечение его к уголовной ответственности вынес решение о выплате компенсации в 100 тысяч рублей. Верховный суд Дагестана оставил решение в силе. При этом Абдулкаримов в 2005 году был признан виновным по статьям "использование заведомо подложного документа" (ст. 327, ч. 3), "незаконный оборот оружия" (ст. 222, ч. 2) и "организация покушения на убийство" (ст. 105, ч. 2) и приговорен к 11 годам лишения свободы.

Лев Пономарев отметил, что сотрудники колоний часто провоцируют конфликты на национальной почве между выходами с Северного Кавказа и осужденными других национальностей.

"В итоге осужденных-кавказцев водворяют в ЕПКТ, ПКТ и ШИЗО на длительные сроки по надуманным основаниям. Для примера, по этой причине осужденные ФКУ ИК-5 (расположена в Мордовии. - Прим. "Кавказского узла") в количестве 50 человек в 2012 году в знак протеста отказались от приема пищи и объявили голодовку", - сказал правозащитник.

Отметим, что подобный инцидент произошел в ноябре 2012 года в ИК-7, также расположенной в Мордовии. 30 человек, большинство из которых выходцы из республик Северного Кавказа, объявили голодовку. Участники голодовки потребовали соблюдать права заключенных и прекратить избиения, которым они подвергаются в исправительном учреждении, сообщили родственники заключенных. Администрация колонии заявления родственников не комментировала. 

Илларион Васильев: для провокаций используется запрет на использование религиозных атрибутов

Адвокат Комитета "Гражданское содействие" Илларион Васильев согласен с утверждением,  что часто сотрудники колоний сами провоцируют конфликты.

"Такой пример, кажется, самый распространенный: осужденный совершает намаз, именно в этот момент, заранее зная время молитвы, заходит охрана тюрьмы и требует, чтобы осужденный, как положено, встал и представился. Этого, разумеется, не происходит, потому что прерывать намаз нельзя. Это используется как повод упечь заключенного в ШИЗО за нарушение порядка и неповиновение", - рассказал Илларион Васильев.

Также, по его словам, часто используется запрет на использование таких религиозных атрибутов, как молитвенный коврик, четки. "Я уже не говорю о том, что заключенные мусульмане часто голодают, потому что им нельзя есть свинину", - отметил он.

Как продолжил Илларион Васильев, "необходимость отбывания срока, если не по месту жительства, то хотя бы в соседнем регионе, обусловлена также тем, что там работники колонии знакомы с тем, что такое ислам".

"В тюрьмах, особенно в удаленных северных регионах, складывается впечатление, что продолжается война в Чечне. И сотрудники колонии – это одна сторона, а заключенные чеченцы – это другая. И не имеет значение, что тот самый чеченец осужден не за то, что был боевиком, а просто за обычную кражу. Правозащитникам часто заявляют: "Зачем вы защищаете этих головорезов", - отметил Илларион Васильев.

Представитель ФСИН: нужно основываться на доказанных фактах, а не просто на жалобах

Присутствовавший на мероприятии заместитель начальника правового управления ФСИН России Александр Леонов попросил присутствовавших основываться на доказанных фактах, а не просто на жалобах и обращениях, которые могли и не получить подтверждение.

По его словам, руководству ФСИН "не безразличны подобные сигналы, и мы стараемся проверять каждый из них".

Как отметил Александр Леонов, тюремная реформа в России началась в 2009 году, ее итогом должна стать гуманизация уголовно-исполнительной системы. "В итоге планируется улучшение содержания заключенных, а также увеличение частоты применения видов наказания, не связанных с лишением свободы", - сказал Леонов.

Однако Леонов признал, что параллельно с этим руководству ФСИН предстоит бороться с коррупцией в своих рядах.

Представитель ФСИН также прокомментировал проблемы соблюдения нормативного документа, утвержденного приказом минюста - "Инструкции о порядке направления осуждённого для отбывания наказания», где четко прописано о том, что каждый осуждённый имеет право отбывать наказание там, где он был осуждён, либо по месту своего жительства.

Отбывать наказание в другом регионе заключенные должны, согласно документу, либо по собственному желанию, либо в случае угрожающей опасности. Еще одна причина - отсутствие подобного исправительного учреждения в регионе. Но в реальности большинство выходцев с Кавказа отбывают сроки заключения в местах, максимально удаленных от региона, отметили участники "круглого стола".  

По словам Александра Леонова, выходцев из регионов Северного Кавказа невозможно направлять отбывать наказание по месту жительства, так как в регионе острая нехватка тюрем и колоний, а "те, которые есть, переполнены".

Как прокомментировал Леонов, молитвенные коврики не являются разрешенным религиозным атрибутом в местах лишения свободы, а четки могут быть использованы для причинения вреда другим заключенным. Что касается еды, то, по мнению представителя ФСИН, этот вопрос нужно поднимать и обсуждать, как и тему разрешенных религиозных атрибутов для представителей той или иной конфессии.

В итоге представитель ФСИН, который в процессе всего "круглого стола" записывал комментарии правозащитников, пообещал донести высказанные на заседании мнения руководству федеральной службы.

Уроженцы Северного Кавказа, содержащиеся в тюрьмах в других регионах России, и ранее жаловались на притеснения со стороны других заключенных и сотрудников исправительных учреждений по национальному признаку.

Ранее председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева осудила также практику этапирования мусульман в зоны, расположенные в регионах с преимущественно христианским населением. По словам Алексеевой, такие заключенные вдали от дома подвергаются пыткам и бесчеловечным условиям содержания, многие из них погибают или выходят на свободу инвалидами.

Российские правозащитники не раз заявляли о пытках выходцев из Чечни в тюрьмах России. Сами жители Чечни не раз выступали с требованием перевести заключенных-чеченцев в тюрьмы республики, указывая на то, что во многих российских тюрьмах чеченцы подвергаются преследованиям по национальному признаку.

Автор: Карина Гаджиева; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 сентября 2017, 08:31

23 сентября 2017, 07:57

23 сентября 2017, 07:03

  • Прокуратура насчитала почти 800 жителей Чечни в рядах сирийских боевиков

    Количество жителей Чечни, воюющих против правительственных войск Сирии в рядах вооруженных группировок, составляет 786 человек, в международный розыск объявлены 607 из них, заявили в прокуратуре Чечни. Родственники выехавших на Ближний Восток боевиков пожаловались на постоянное давление со стороны силовиков.

23 сентября 2017, 06:29

23 сентября 2017, 05:39

Архив новостей