01 февраля 2013, 02:20

Вышедшие на митинг родственники похищенных жителей Кабардино-Балкарии заявляют о готовности повторить акцию протеста

Родные Кайтаева и Балуева, похищенных, по мнению их родственников, представителями силовых структур республики, провели митинг с требованием принять меры к их розыску и заявили о намерении повторить акцию. 

Напомним, об исчезновении жителя Нальчика Алима Кайтаева и жителя поселка Хасанья Исмаила Балуева сообщили их родственники. С заявлениями об этом они обратились в правоохранительные органы и к правозащитникам. Родные пропавших считают, что исчезновения Кайтаева и Балуева взаимосвязаны, и к ним причастны одни и те же лица.

29 января в Нальчике на площади Согласия напротив Дома правительства собралось около шестидесяти человек, чтобы выразить свой протест против похищений людей и внесудебных расправ. Чиновники из "белого дома" встретились с родными Кайтаева и Балуева.

Тамара Кайтаева: мой сын не мог уйти в лес – это исключено!

Сын Тамары Кайтаевой, Алим, пропал 22 января. С тех пор никто из его близких не знает о его судьбе. "Алим вышел из дома на работу в 7.15 утра, как обычно, - рассказывает мать тридцатилетнего мужчины. – Все было как обычно – меня ничто не насторожило, мое материнское сердце не чувствовало надвигающейся беды".

Первые признаки тревоги появились у пожилой женщины после того, как сын не позвонил в привычное время. "Алим – очень заботливый мальчик, он звонит мне каждые три-четыре часа, интересуется моим самочувствием, спрашивает, выпила ли я таблетки от давления, - говорит Тамара Кайтаева. – Я начала сама звонить ему, но телефон был отключен. Вот тут меня охватил страх: такого раньше никогда не было – Алимчик всегда сообщал, где он находится".

Наутро женщина обратилась в прокуратуру, ФСБ и МВД, чтобы заявить об исчезновении своего сына.

Представители ведомств, куда обратилась Тамара Кайтаева, ничего вразумительного, по ее словам, о сыне сказать не смогли, а лишь прозрачно намекнули, что он мог уйти к "лесным".

Мать Алима категорически отрицает такую возможность.

"Он не мог уйти в лес – это исключено. Он никаких связей с этими людьми не имел! Радикализма в нем нет никакого. Эти люди совершенно другие, они и ведут себя по–другому. Они пришлые", - считает собеседница корреспондента "Кавказского узла".

Тамара Кайтаева не принимала участие в акции против похищений и внесудебных расправ – здоровье не позволило: через день после исчезновения Алима у пожилой женщины случился гипертонический криз.

Ахмат Кайтаев: реакция силовиков на телефонный разговор с Москвой последовала незамедлительно

"В республике пропали два человека, и ни Следственный комитет, ни прокуратура, ни МВД никак на это не прореагировали, - рассказал средний сын Тамары Кайтаевой Ахмат. – С момента их исчезновения – Исмаил Балуев исчез днем раньше моего брата – прошло больше недели, и никакой реакции!"

Подобное равнодушие представителей силовых структур побудило родственников пропавших мужчин провести акцию протеста у Дома правительства, пояснил Ахмат. 

"Я бы хотел рассказать об этом моменте поподробнее, - говорит Ахмат. - Я позвонил в Москву Орхану Джемалю (известный российский журналист. – Прим. "Кавказского узла"), и рассказал ему о нашем намерении провести митинг. Вы не поверите – я еще не успел доехать из одного конца города в другой, как мне звонит жена Исмаила Балуева и говорит, что к ней в Хасанью приехали силовики и требуют подписать постановление о том, что его родные ознакомлены с последствиями несанкционированной акции!"

Ахмат Кайтаев подписывать какие-то документы супруге Балуева категорически не советовал. А через несколько минут она снова позвонила ему и сказала, что с ним хочет поговорить сотрудник МВД. "Человек, с которым я говорил по телефону, представился полковником полиции, - рассказывает брат Алима. – Он попросил меня уговорить супругу Исмаила подписать документ. Естественно, я отказался это сделать. Тогда он предложил встретиться".

Позже Ахмат встретился с этим полковником. "Меня он тоже уговаривал подписать эти бумаги, - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Ахмат Кайтаев. – Когда он понял, что я не стану этого делать, предложил провести нашу акцию не у Дома правительства, а где-нибудь на окраине города. Даже обещал посодействовать в получении разрешения на митинг".

Кайтаева такая "оперативность" силовиков удивляет: на заявления о пропаже людей, которые были поданы неделю назад, никто не прореагировал, а реакция на телефонный разговор с Москвой последовала незамедлительно.

В поисках младшего брата Ахмат поднял все свои старые знакомства. "Прежде я был знаком с начальником отдела по борьбе с экстремизмом. Сейчас этот человек занимает высокий пост в МВД республики. Я решил сходить к нему, - рассказывает брат похищенного. - Он сразу сказал мне, что знает об исчезновении моего брата только по официальным сводкам. А позже, в процессе беседы, задал мне вопрос, который не оставил у меня сомнений относительно того, кто причастен к исчезновению моего брата".

29 января, в день проведения акции, родственников пропавших мужчин пригласили на встречу с руководителем администрации главы республики Залимом Кашироковым. "Он внимательно выслушал нас, я попросил его устроить нам встречу с начальником центра "Э" Ахгубековым – у меня были вопросы к нему, - рассказывает Ахмат Кайтаев. – Встреча была организована в тот же день. Он дал мне честное слово, что его ведомство к исчезновению моего брата отношения не имеет. Знаете, я посмотрел в его глаза, и поверил".

Оба пропавших мужчины были верующими – по пятницам совершали намаз. В мечети Нальчика их обоих хорошо знали. Ахмат Кайтаев позвонил в тот же день одному из работников ДУМ КБР Хызыру Османову и попросил рассказать в Доме правительства об Алиме и Исмаиле. Но тот, по словам Ахмата, отказался ему помочь. "Я позвонил ему, и сказал, в Доме правительства намечается встреча, и попросил прийти туда и охарактеризовать ребят. Но Хызыр отказался, извинившись за это раз пять. Я понял: ДУМ в такие дела не вмешивается", - заключил Ахмат Кайтаев.

Османов: Ахмат должен был написать заявление на имя муфтия

Хызыр Османов рассказал корреспонденту "Кавказского узла", что Ахмат Кайтаев обращался к нему как к частному лицу. Как работник ДУМ, он, по его словам, не уполномочен принимать подобные решения.

"Ахмат должен был написать заявление на имя муфтия, а муфтий мог бы дать соответствующее указание одному из своих работников, которые работают по связям с общественностью, - пояснил Османов. - Но Ахмат этого не сделал. А я лично не мог принять в этом участие".

Люди, у которых возникают подобные проблемы, в основном, предпочитают решать их через адвокатов, или как-то еще, напомнил Османов. Митинги, по мнению собеседника корреспондента "Кавказского узла", это пустая "говорильня".

Хызыр Османов не знает ни одного случая, когда с помощью митингов удалось решить хоть один проблемный вопрос. "Я этого паренька Алима знаю лично. Спокойный он. Я переживаю за его судьбу не меньше, чем его брат. Если бы я как мусульманин мог бы оградить его от несправедливости, как частное лицо я бы это сделал. Но как работник ДУМ – только при получении необходимых полномочий", - добавил Османов.

Люди готовы выйти на новую акцию в любой день

Ахмат Кайтаев заявляет, что жители города готовы выйти на следующую акцию протеста в любой день. В этот раз, ожидает он, ее участников будет в несколько раз больше. "Цель нашей акции – быть услышанными. Мы хотим, чтобы нас поняли, и начали принимать какие-то меры. Мы не выдвигаем политических требований, мы не ставим ультиматумов. Мы хотим, чтобы нам сказали: где наши близкие и что с ними", - сказал он.

Алим Кайтаев знаком Марьям Ахметовой – руководителю общественной организации "Матери КБР за права и гражданские свободы". "Я знаю Алима со школьной скамьи, он очень воспитанный, порядочный скромный ребенок, - говорит Марьям Ахметова. – Разговоры о том, что он ушел в лес – полный бред! Ни в какой "лес" он не ушел. Я очень переживаю за судьбу этого мальчика. Если в ближайшее время сотрудники правоохранительных органов ничего не предпримут, родственники этих ребят проведут большой митинг".

Валерий Хатажуков, руководитель Кабардино-Балкарского правозащитного центра, рассказал, что за минувший год к ним обратились родственники семи пропавших.

"Я говорю только о тех делах, которые у нас зарегистрированы. В прошлом году таких эпизодов было семь. Это жители КБР, которые пропали на территории республики и за ее пределами. Мы эти дела отслеживаем. Буквально два месяца назад мы обращались по этим делам в прокуратуру - никаких изменений нет", - сказал правозащитник корреспонденту "Кавказского узла". 

Все пропавшие, по словам Хатажукова, были молящимися. По утверждению их родственников, за ними всеми велось наблюдение, то есть, они были на каком-то учете. Вместе с тем, о причастности их к НВФ никаких данных у МВД нет, указывает представитель правозащитного центра.

"Кавказский узел" ведет хронику происходящих в Кабардино-Балкарии спецопераций, обстрелов, взрывов и похищений.

Автор: Наталья Бережная; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 марта 2017, 21:07

28 марта 2017, 20:41

28 марта 2017, 20:39

28 марта 2017, 20:35

28 марта 2017, 20:13

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости