Алексей Левинсон во время ежегодной конференции Левада-Центра «События и тенденции 2012 года в общественном мнении». Москва, 23 января 2013 г. Фото Натальи Крайновой для "Кавказского узла"

28 января 2013, 04:17

Социологи: жители Северного Кавказа опасаются безработицы и последствий социального расслоения больше, чем терроризма

Хроническое недовольство сложившейся ситуацией, очень сильно выраженная лояльность по отношению к властям при отсутствии особых надежд на то, что они изменят ситуацию – такие настроения выявили социологи в пяти республиках Северного Кавказа в ходе исследований, проведенных весной 2012 года. Итоги исследований были обнародованы на ежегодной конференции Левада-Центра «События и тенденции 2012 года в общественном мнении».

Исследования были проведены в мае-апреле 2012 года по заказу International Business & Technical Consultants Inc (IBTSI) в пяти северокавказских республиках (Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия, Ингушетия, Дагестан, Чечня). Всего было опрошено 1500 респондентов (от 18 лет и старше) – по 300 человек в каждой республике.

Конференция с оглашением итогов исследования состоялась 23 января в Москве. Доклад «Социальная ситуация на Северном Кавказе», подготовленный по результатам исследований, был представлен ведущим научным сотрудником центра Юрия Левады Наталией Зоркой.

«Выборки небольшие, поэтому статистическая погрешность очень высокая, тем не менее, какую-то общую картину по широкому кругу вопросов мы получили», - сказала Наталия Зоркая, отметив, что опросы касались широкого круга проблем, но были заострены на социальной сфере.

"Причины напряженности - в экономике"

Наталия Зоркая. Фото Валентины ПарамоновойПо данным социологов, в целом респонденты оценивают обстановку в своих республиках как достаточно спокойную, реже – как напряженную, но дифференциация по республикам очень велика. Такие оценки ситуации, как «критическая», «взрывоопасная», выбирались меньшинством опрошенных, причем позитивными оценками, особенно политической ситуации, очень сильно выделялась Чечня.

«Полюсом негативных оценок выступала Карачаево-Черкесия, которая по своим настроениям оказалась наиболее близка к России по депрессивному фону настроений и очень критичным оценкам всей социально-политической сферы», - отметила Наталия Зоркая, добавив, что эти данные до конца не интерпретированы.

При описании сложившейся ситуации респонденты чаще всего выбирали ответ: «Жить трудно, но можно терпеть». А в настроениях относительно будущего развития ситуации в республиках преобладает мнение, что она останется такой же, как сейчас. При этом оптимистов, которые уверены, что она станет спокойней, больше, чем пессимистов, ожидающих усиления напряжения.

Что касается данных, представленных исследованиями в Чечне, член Совета правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов поставил под сомнение возможность «проводить социологические исследования на территории, где значительная часть населения боится отвечать».

По мнению Наталии Зоркой, на явно позитивную оценку ситуации опрошенными (помимо главного – «жесткого контроля и требовательности лояльности к власти, вытеснения оппозиционных сил из публичного пространства») повлияло то, что «республика получает очень значительную финансовую помощь, восстановлена столица, режим Кадырова (Рамзан Кадыров - глава Чечни, прим. "Кавказского узла") ограничил деятельность вооруженного подполья, в том числе путем вытеснения боевиков в соседние республики».

Неожиданностью для исследователей стало то, что основные причины напряженности население связывает с экономическими проблемами.

Олег Орлов. Москва, 23 января 2013 г. Фото Натальи Крайновой для "Кавказского узла"«Когда мы готовили анкету для исследования, наши заказчики опасались, что вопросы имеют слишком острый характер и затрагивают очень тяжелые проблемы - распространение терроризма, радикального ислама, религиозные и межэтнические конфликты. Однако на наш вопрос о том, что больше всего угрожает стабильности в республике, большинство опрошенных называли социально-экономические факторы: рост социального расслоения, безработицу, экономический кризис, а не политические проблемы. Распространение терроризма как угроза дестабилизации занимает в среднем по региону лишь пятую позицию», - отметила Наталия Зоркая.

"Большинство граждан недовольно всеми госуслугами, особенно образованием и медициной"

Отвечая на вопрос о том, какие силы могут способствовать установлению и сохранению стабильности, большинство уповает на федеральные структуры власти, в меньшей степени – на республиканские. По данным опроса, значительная часть респондентов выбирала позицию «сами граждане, объединяясь между собой и отстаивая свои интересы».

В Чечне, например, этот вариант ответа выбрали 35% респондентов, что вызвало вопросы у некоторых экспертов. По мнению докладчика, в данном случае речь идет не о гражданской солидарности. «Это скорее солидарность традиционного типа - родственная, семейная, клановая, территориальная, это связи горизонтальные, не дотягивающие до гражданского дискурса», - считает Наталия Зоркая.

В качестве доказательства она приводит данные опроса, согласно которым, гражданские права являются для респондентов гораздо менее значимыми, чем социальные. Так, право избирать своих представителей в органы власти наиболее важными считают лишь 18% опрошенных.

Согласно данным социологов, население Северного Кавказа демонстрирует очень высокую лояльность руководству России, прежде всего Владимиру Путину, особенно в Чечне и Ингушетии - там уровень лояльности превышает даже российский показатель. «Высок и уровень доверия к республиканской власти, - сказала Наталия Зоркая. - Но оно носит персонифицированный характер… Что касается других институтов, то чем дальше они от властного центра, тем ниже к ним уровень доверия».

Ужасающей назвала исследователь ситуацию в плане отношения к местной власти и оценки всей сферы государственных и социальных услуг. «Оценка крайне негативная, это охватывает весь спектр социальной жизни республик, что позволяет говорить о признаках социальной дезорганизации... Подавляющее большинство граждан недовольно всем, но особенно образованием и медициной», - сказала Наталия Зоркая.

«В подавляющем большинстве случаев мы фиксируем хроническое недовольство сложившейся ситуацией с очень сильно выраженной лояльностью по отношению к высшей власти и отсутствием особых надежд на то, что она изменит ситуацию», - сделала вывод исследователь.

"Кавказ: урок, прогноз и предупреждение России" 

О результатах качественных исследований, проведенных методом экспертных и других интервью, рассказал руководитель отдела социокультурных исследований Левада-Центра Алексей Левинсон в докладе «Опыт демодернизации: пример Северного Кавказа». Он отметил, что «исследованиями были покрыты в очень разной степени все субъекты СКФО, даже с заходом в Ростов-на-Дону». Сам докладчик побывал во всех республиках, кроме Чечни.

«Это доклад не про Кавказ, - подчеркнул Алексей Левинсон. - Строго говоря, это векторы развития России. Тот, кто поглядел на Кавказ, видит один из векторов развития России… Кавказ – это урок, прогноз и предупреждение России. Когда говорится об опыте демодернизации, то это то, что возможно в пределах страны в целом».

В первую очередь докладчик обратил внимание на употребление «как бы географических терминов» «Россия» и «Кавказ», которые противопоставляются вопреки Конституции Российской Федерации: «Возникает вопрос: Кавказ – это часть России? Или есть Кавказ и Россия? Удерживать словоупотребление, которое соответствует Конституции, скажу прямо, - крайне сложно… Пока не исчезнет дискриминация в голове, не исчезнет и проблема».

По мнению Левинсона, в массовом сознании россиян отчетливо выделяются несколько дискурсов. Один из них он охарактеризовал как "позорно-колониалистский" («Кавказ - это наша земля; то, что мы там делаем, мы имеем право делать, а то, что там какие-то права нарушаются – так война есть война»).

«Это дискурс не командармов, наркомов и царских сатрапов, это дискурс населения», - указывает Левинсон.

Другой дискурс – "общегражданский" («Кавказ – это территория Российского государства, здесь должны действовать российские законы, и граждане - такие же граждане, как и во всей остальной России»). Но, как заметил Левинсон, «мы знаем это очень хорошо до встречи этого гражданина с первым милиционером у метро Смоленская».

Исследователь выделяет также советский дискурс – "интернационалистский". "Для каких-то людей на Северном Кавказе сформировался идеал праведной жизни по законам пророка, но для гораздо большего числа социальный идеал абсолютно недостижимый - советская жизнь», - сказал Левинсон.

"Клановость характерна для всей России"

Что касается коррупции, то, по мнению местных жителей, на Кавказе она такая же, как в Москве, или даже меньше. «Они очень обижены криками «Хватит кормить Кавказ» и уверены, что 60% дотаций уходит на откаты, при этом 30% из них изначально остаются в Москве, а 30% потом возвращается», - сообщил Левинсон, не поручившись, правда, за достоверность этих цифр.

Также респонденты уверены, что клановость характерна для всей России. При этом не редко высказывается мнение, что что клановая система более надежна, чем возможная демократическая, и что в кланах нет ничего страшного, и с развитием экономической деятельности клановые солидарности заменятся другими.

«О клановости респонденты говорят, что в Москве она тоже есть и вспоминают кооператив «Озеро» (Дачный потребительский кооператив посреди Карельского перешейка. Учрежден 11 ноября 1996 года Владимиром Путиным и еще семью пайщиками. В 2000-х годах учредители кооператива заняли ряд постов в правительстве. - прим. "Кавказского узла")... Там узнаешь о клановости, что она была инструментом адаптации и защиты социума, в частности тейповая система возродилась в чеченском обществе в Казахстане, став средством спасения народа", - сказал Левинсон.

Межнациональные отношения – не самая главная проблема, сделал вывод исследователь. "Сущностные межнациональные отношения («ты такой, я такой») не являются проблемой, пока не становятся предметом какой-то игры", - считает Левинсон.  

"Дотации играют консервирующую роль с согласия местных властей. Местные власти предпочитают дотации инвестициям по очень простой причине. Инвестор спрашивает: «Где деньги?», дотации можно пилить безнаказанно", - сказал Левинсон.

По мнению собеседников Алексея Левинсона, терроризм, КТО (контртеррористические операции), дотации, антикавказская пропаганда выгодны и федеральному, и местному руководству, а Кавказ играет в России роль полигона для обкатки методов насилия.

Отметим, об отличиях коррупции на Северном Кавказе и всероссийской именно в части так называемой "клановой коррупции" заявили участники прошедшей в сентябре 2012 года пресс-конференции "Коррупция и права человека в современной России". Встреча представляла собой обсуждение Доклада о результатах анализа связи коррупции с нарушениями прав и свобод граждан Центра развития демократии и прав человека, фонда ИНДЕМ, Института прав человека и неправительственной международной организации по борьбе с коррупцией и исследованию уровня коррупции Transparency International – Россия.

Именно клановое устройство общества наряду с религиозным экстремизмом и экономической нестабильностью было названо и в числе главных проблем Северного Кавказа в ходе презентации научно-исследовательского проекта "Северный Кавказ: взгляд изнутри". Исследование было основано на материале опроса фокус-групп, состоявших из жителей пяти регионов Северного Кавказа: Дагестана, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии и Чечни. Проект стал результатом совместной работы, осуществленной международными неправительственными организациями Saferwold (За безопасный мир) и Conciliation resources (Ресурсы примирения) и является частью программы "Миротворческие перспективы глазами людей".

Автор: Наталья Крайнова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 20:46

24 мая 2017, 20:29

24 мая 2017, 19:40

24 мая 2017, 19:33

24 мая 2017, 19:33

  • Уроженка Дагестана получила шесть лет за вербовку сокамерницы в ИГ

    Приволжский окружной военный суд добавил шесть лет к сроку осужденной ранее уроженки Дагестана Аллы Курбановой. Женщина проповедовала среди сокамерниц идеи радикального ислама и практически убедила одну из них присоединиться к боевикам после освобождения, установил суд.

Архив новостей