Черкесск, Карачаево-Черкесия. Фото http://www.dombayinfo.ru

16 января 2013, 01:40

Свидетель по делу Рахаева: следов побоев на теле Джанкезова ночью не было

На заседании суда по делу бывшего заместителя руководителя ГОВД города Черкесск Руслана Рахаева 14 января был допрошен свидетель - врач республиканского наркологического диспансера. Он подтвердил, что не видел следов побоев на теле Джанкезова, сообщает корреспондент "Кавказского узла"

Руслан Рахаев, бывший заместитель начальника полиции, начальник ОРЧ уголовного розыска отдела МВД России по г. Черкесск (на момент случившегося он проработал в этой должности 21 день), обвиняется в том, что 7 октября 2011 года с целью получения признания в совершении преступления применил насилие в отношении административно-задержанного Джанкезова Д.Ю., нанеся ему множество ударов по голове, лицу, различным частям тела, в результате чего тот впоследствии умер.

Руслан Рахаев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "в" и ч.3 ст. 286, -"превышение должностных полномочий", и ч. 4 ст. 111 и п. "а" - "умышленное причинение тяжкого вреда здоровью".  

Допрошенная в ходе судебного заседания 14 января врач-нарколог РНД КЧР Любовь Биджиева заявила, что покойный Джанкёзов, а также его напарник Джатдоев, признанный впоследствии потерпевшим, были доставлены к ней на освидетельствование одними и теми же сотрудниками полиции поздней ночью одновременно.

"Никаких следов побоев на теле Джанкезова я не обнаружила, хотя раздевала его по пояс с целью выявления следов инъекций, так как он подозревался в употреблении наркотических средств. Осмотр был произведен мною тщательно, а отсутствие повреждений на кожных покровах и адекватность его поведения мною отражены в протоколе освидетельствования", - уверенно заявила свидетель Биджиева.

Напомним, что свидетель Роман Шалашов, оперативный дежурный УВД г. Черкесск, давший показания по данному уголовному делу 26 ноября 2012 года, рассказал суду, что Джанкезова, задержанного в 23.00 6 октября 2011 года, оперативники привели к нему в 10.45 утра 7 октября 2011 года. "У него было избито лицо, а на губах была засохшая кровь. Я все это отразил в протоколе административного задержания", - сказал свидетель.

Свидетель Николай Остроухов, бывший начальник полиции г. Черкесск, рассказал суду, что в момент происшествия видел Рахаева, тот заходил к нему в кабинет, сообщил, что задержанному плохо, был взволнован, при этом, по утверждению свидетеля, на Рахаеве никакой медицинской маски не было, несмотря на заявления оперативников, которые проводили задержание Джанкёзова.

В дальнейшем, по словам Остроухова, они вместе с Рахаевым вызывали "скорую помощь" для Джанкёзова, информировали о случившемся следственный отдел, присутствовали при вскрытии трупа в морге, в то время как те, кто дает показания против Рахаева, покинули свои рабочие места. В последующие дни Рахаев, по словам свидетеля, выходил на работу, как обычно. 

Свидетель Нурджан Кубанова, начальник отдела кадров МВД по КЧР, сообщила суду, что Руслан Рахаев характеризуется исключительно с положительной стороны как по прежнему месту работы в органах внутренних дел МВД КБР и КЧР, ОСБ по СКФО, так и по работе в УВД города Черкесск. "Он проработал у нас менее месяца и проявил себя как интеллигентный, воспитанный человек. В его личном деле нет ни одного взыскания за весь период службы", - отметила свидетель.

Следующее заседание суда назначено на 21 января 2013 года.

Как ранее сообщал "Кавказский узел", в ходе предварительного следствия были проведены три экспертизы трупа Джанкезова, выводы которых противоречат друг другу. Вместе с тем, согласно гистологическим исследованиям, не опровергаемым ни одной из экспертиз, в трупе Джанкезова Д.Ю. отмечена однотипная микроскопическая картина, однозначно свидетельствующая о развитии ответной реакции на травму в виде лейкоцитарного вала, который начинает формироваться не ранее чем через 6 часов после нанесения травмы. Как известно, Джанкезов был доставлен в оперативно-розыскную часть полиции через 12 часов после задержания за 50-60 минут до наступления смерти.

Как сообщал "Кавказский узел", на момент случившегося 7 октября 2011 года Рахаев являлся сотрудником ОВД Черкесска около 20 дней и был направлен туда из органов внутренних дел Нальчика по программе госзащиты свидетелей после дачи показаний в суде по делу о нападении боевиков на город 13 октября 2005 года. В ходе предварительного следствия по данному делу он был рассекречен, его фотографии были размещены в Интернете.

Когда вина за смерть Джанкёзова была возложена на Рахаева, он скрылся. 29 февраля 2012 года была организована спецоперация по его задержанию в Кабардино-Балкарии с привлечением спецподразделения УФСБ по СКФО. Дверь квартиры, в которой находился Рахаев, была заварена, ОМОН готовился к штурму. Он остался жив благодаря вмешательству бывших коллег из МВД по КБР.

На невиновности Рахаева настаивают его родственники, они провели собственное расследование и считают, что в деле есть признаки фальсификации. Подсудимый, а также его защита (интересы Рахаева отстаивает адвокат Ставропольской краевой Адвокатской палаты Евгений Кузюр) утверждают и представляют доказательства того, что Джанкёзов был избит перед тем, как попал в кабинет к Рахаеву.

Родные Джанкезова убеждены в виновности Рахаева.

Автор: Людмила Маратова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 января 2017, 18:39

24 января 2017, 18:34

24 января 2017, 18:17

  • Норовирус выявлен у заболевших во Владикавказе детей

    Врачи назвали удовлетворительным состояние семи воспитанников детских садов, госпитализированных 20 января во Владикавказе с симптомами отравления. Источник норовирусной инфекции, которой заболели дети, предположительно, находился вне детских учреждений, заявил глава республиканского управления Роспотребнадзора.

24 января 2017, 17:35

24 января 2017, 17:34

  • Правозащитники считают неэффективной профилактику убийств и суицидов в армянской армии*

    Расследования смертей армянских и карабахских военных в небоевых условиях длятся годами, а иногда вовсе прекращаются, заявили армянские правозащитники. Свежий тому пример - дело о смерти курсанта Военного института Айказа Барсегяна, по которому командование может избежать ответственности, считает сотрудник Хельсинкской гражданской ассамблеи Артур Сакунц.

Архив новостей
Все SMS-новости