06 декабря 2012, 02:55

В Ростове адвокаты обвиняемых в вандализме на кладбище заявили о нарушениях закона во время следствия

Адвокаты обвиняемых в вандализме на Северном кладбище Ростова-на-Дону потребовали исключить из уголовного дела доказательства, полученные с нарушениями закона, в частности с применением физического и морального давления. Также на заседании суда 5 декабря были допрошены двое подсудимых, которые заявили об избиениях во время следствия.

Как сообщал "Кавказский узел", с 16 на 17 апреля 2011 года на Северном кладбище Ростова-на-Дону было обнаружено около 40 разрушенных и поврежденных памятников, в их числе были и надгробия участников Великой Отечественной войны. Подозреваемые были задержаны 10 июня 2011 года. По предварительным данным, в преступлении участвовали около 12 человек. Сообщалось, что четверо из них дали признательные показания, остальные проходят как свидетели.

В марте 2012 года прокуратура Ворошиловского района Ростова-на-Дону утвердила обвинительное заключение по уголовному делу в отношении Ивана Быкадорова, Рамазана Гайтукиева, Вадима Олесова и Дмитрия Еременко. Они обвиняются в повреждении надмогильных сооружений (пункт "а" части 2 статьи 244 УК РФ). Уголовное дело направлено в районный суд для рассмотрения по существу.

Преступление на кладбище было совершено за сутки до того дня, на которое указывает следствие

В первой части заседания был допрошен последний потерпевший пенсионер Юрий Зубков, у которого на Северном кладбище захоронены браться и родители жены. "Перед прошлой Пасхой, 16 апреля, мы с женой приехали на Северное кладбище, чтобы убраться на могилках. Однако увидели, что два памятника разрушены. Также были сломаны и другие памятники. С этой проблемой мы обратились в администрацию кладбища, нам посоветовали обратиться в полицию. Мы поехали в Ворошиловское ОВД, где написали заявление", - рассказал потерпевший.

После допроса, уходя, Юрий Зубков заявил, что суд следует прекратить. "Ребят-то можно и не судить уже, наверное. Думаю, ошибку они свою уже осознали", - сказал потерпевший. Его поддержали пришедшие на заседание его родственники, которые заявили, что прощают тех, кто совершил это преступление на кладбище.

Подсудимые заявили об угрозах и физическом давлении на них во время следствия

На заседании были также допрошены двое оставшихся подсудимых. Вадим Олесов заявил, что поехать на кладбище его уговорила подруга Полина. "Она заявила, что туда придет компания людей, с которыми ее парень в ссоре, поэтому попросила нас прийти для большего количества", - начал свой рассказ обвиняемый Олесов.

По его словам, когда на кладбище развели костер из старой и сухой березы, он вместе с остальными пошел собирать дрова. "Я наткнулся на овраг, где валялись венки, дряхлые кресты, различный мусор. Оттуда мы таскали кресты в костер", - рассказал Олесов, уточнив, что один крест, который был сломан, он вытащил из земли.

Как сообщил подсудимый, когда шло следствие, его физической силой заставили написать явку с повинной. "Меня били по почкам, поэтому я написал явку. То есть я написал, что на кладбище мы разрушали могильные памятники. На самом деле, я не разрушал памятники и не видел, чтобы это кто-то делал", - заявил Вадим Олесов.

То же самое рассказал и второй допрашиваемый Рамазан Гайтукиев. Он также добавил, что костром не занимался и ни кресты, ни дрова не носил. Однако позже, уже во время следствия Рамазан Гайтукиев подписал показания, что он тоже носил кресты в костер.

"Тогда у меня был государственный адвокат, который сказал подписать то, что скажет следователь. Я его послушал, но на самом деле кресты я не носил. Явку с повинной я не писал, хотя меня заставляли это делать, запугивали и угрожали", - рассказал Рамазан.

По словам подсудимого, во время пребывания на Северном кладбище он с другим подсудимым Быкадоровым гулял по территории и встретился с представителями администрации кладбища: "Они спросили, не мы ли разрушили памятники на могилах. Мы ответили, что нет. Тогда они попросили нас уйти с кладбища".

Адвокаты потребовали исключить из дела доказательства, полученные с нарушением закона

После допроса подсудимых, потерпевших и свидетелей судья хотел закончить судебное следствие, однако сторона защиты заявила два ходатайства. Первое - об исключении из доказательств протокола допроса свидетелей Трубчак и Зюзиной, а также явки с повинной трех обвиняемых.

"Все эти доказательства были получены с нарушением закона. Они были получены сотрудниками Центра противодействия экстремизму, которые не входили в оперативную группу и не имели письменного разрешения от следователя на допрос", - зачитала ходатайство адвокат Светлана Богуславская.

Напомним, что свидетель по делу Полина Трубчак заявила в суде, что обвинительные показания против подсудимых ее угрозами заставили дать в Центре по противодействию экстремизму при ГУВД Ростовской области. Однако на самом деле она не видела, чтобы кто-то из подсудимых выдергивал кресты и рушил могилы.

Второй свидетель - Татьяна Зюзина - на заседании 26 апреля сообщила суду, что подписала обвинительные показания против обвиняемых по делу, "не читая и не глядя, поскольку спешила". Свидетельница также подтвердила, что подсудимые не совершали никаких противоправных действий на кладбище.

Кроме этого, адвокат Светлана Богуславская потребовала исключить из доказательств протокол проверки показаний на месте. "В этих документах нет свидетельств того, что подсудимым разъяснялись их права. Подсудимые и свидетель допрашивались одновременно при одних и тех же понятых, что недопустимо законом. Все эти протоколы были составлены с грубыми нарушениями закона", - зачитала ходатайство адвокат.

Следующее заседание суда назначено на 11 декабря. Тогда планируется заслушать мнение государственного обвинителя по данным ходатайствам и решение судьи.

Автор: Олеся Дианова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

17 января 2017, 12:10

17 января 2017, 11:49

17 января 2017, 11:48

17 января 2017, 11:45

17 января 2017, 11:35

Справочник

Все справки

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии