Ваха Закараев,  Марха Муталипова, Любовь Крыжановская и Алихан Османов на съезде волонтеров детства. Москва, 14 октября 2012 г. Фото Татьяны Гантимуровой для "Кавказского узла"

22 октября 2012, 13:05

Ставшие инвалидами во время боевых действий жители Чечни приняли участие в съезде волонтёров детства в Москве

Среди программ Российского детского фонда существует программа "Фронтовые дети Чечни", в которую включены 72 ребёнка, получившие огнестрельные ранения в ходе военных действий в Чечне. Шестеро из них умерли, остальным сотрудники фонда стараются помогать и сейчас. Трое участников программы приняли участие в прошедшем в Москве съезде волонтёров детства и рассказали о том, что до сих пор продолжают испытывать боль и неудобства после своих ранений.

Программа "Фронтовые дети Чечни" возникла после первой чеченской войны 1996 года. Детский фонд открыл счета для детей, получивших тяжкие огнестрельные ранения. Одним из них сделаны сложные операции в российских клиниках, других - на средства, собранные для них Детским фондом, вывозили на операции за границу, третьим не раз оплачивали новые протезы, покупали квартиры, дома или просто помогали деньгами, говорится на сайте Детского фонда.

14 октября исполнилось 25 лет со дня основания в России Детского фонда. В день рождения этой организации в Колонном зале Дома союзов в Москве состоялся международный съезд волонтёров детства, на который съехались представители детских фондов стран СНГ и дальнего зарубежья. Среди приехавших в Москву были и те, кто во время боевых действий в Чечне будучи детьми получили тяжелые увечья.

Крыжановская: все реже говорят о том, что перед жертвами чеченской войны наше государство в неоплатном долгу

В фонде есть программа, которая закрыта, но по ней продолжается работа, это программа "Фронтовые дети Чечни", в которую включены дети, получившие огнестрельные ранения, заявил, выступая на съезде волонтеров детства, руководитель Детского фонда, писатель Альберт Лиханов.

"О социальной ориентированности Российского детского фонда говорят наши программы "Детский туберкулёз", "Семейный детский дом", "Глухие дети" (а в ней выделена программа "Кохлеарная имплантация" - для малышей, родившихся совершенно глухими), "Коровье стадо Детского фонда" (покупаем коров и раздаём особо бедным семьям с детьми, при этом первую же тёлочку мы должны передать следующей семье) и так далее", - рассказал Альберт Лиханов.

"Но есть программа, которая вроде бы уже и закрыта, но тем не менее мы продолжаем по ней работать. Это "Фронтовые дети Чечни". В неё были включены 72 ребёнка, получившие огнестрельные ранения. И это 72 истории, каждая из которых достойна отдельного рассказа", - отметил глава Детского фонда.

Все 72 ребенка, ставшие участниками программы "Фронтовые дети Чечни" (а среди них - дети разных национальностей), получили тяжелейшие ранения, отмечает директор этой программы Любовь Крыжановская.

"В большинстве своем ребята подрывались на минах, были ранены во время обстрелов. Немало случаев, когда среди пострадавших было несколько членов одной семьи. Трое ребят из семьи Амировых стали инвалидами в один день. В августе 1995 года в огород, где они работали, попал снаряд. У мальчиков - 9-летнего Исы и 12-летнего Заурбека - оторвало руки, повреждены глаза. У их сестрички, 10-летней Маремм, оторваны пальцы стоп, многочисленные осколочные ранения", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Любовь Крыжановская.

Она может о каждом из своих подопечных рассказывать часами. Она знает, кто, когда перенес очередную операцию, кому пришла пора менять протезы (дети росли, и менять протезы нужно было каждые полгода), кто справил новоселье в квартире или доме, приобретенном на средства Детского фонда.

"Родители многих детей, которые приезжали в Москву на повторные операции, не имея средств для проживания в гостинице, подолгу жили в крохотной "однушке" Крыжановской", - рассказывает Айзан Гишляркаева, сын которой  Адам получил тяжелое ранение в нижнюю челюсть и полость рта.

Шестеро участников программы умерли. "Врачи делали все возможное, но спасти их не удалось", - говорит Любовь Крыжановская.

"Годы идут. О том, что пришлось пережить жителям Чечни и особенно детишкам, сейчас вспоминают все реже. Все реже говорят о том, что они - жертвы чеченской войны, перед которыми наше государство в неоплатном долгу. Многие из них живут в нищете без крыши над головой. Детский фонд в меру своих сил помогает им, но наши возможности тоже ограничены", - отмечает Любовь Крыжановская.

Пострадавшие во время войны в Чечне дети продолжают испытывать боль и неудобства после своих ранений

В Москву на съезд волонтеров детства из Грозного приехали трое из 72 детей, которые до сих пор находятся под опекой "Детского фонда".

У Алихана Османова, после того как он подорвался на мине, ампутировали правую ногу и левую руку. Сейчас он студент 5-го курса физмата Чеченского госуниверситета, играет в футбол.

"Из нашей команды пятеро - члены сборной России по футболу. На днях должны вернуться с международного чемпионата по футболу. Все футболисты, естественно, инвалиды. И практически все пострадали во время чеченских войн", - рассказывает Алихан.

О том, что произошло в июне 1996 года, он говорит скупо. "Отец погиб, когда бомбили Грозный. Мы с мамой жили в поселке Старая Сунжа у ее родителей. Вечером играли во дворе с ребятами, и сюда попал снаряд. Сильно пострадал только я. Друзья получили осколочные ранения. Долго пришлось лечиться в 9-й больнице в Москве, потом протезирование. После 9-го класса поступил в техникум на отделение "Информатика и вычислительная техника". Потом университет", - рассказывает молодой человек.

И у Алихана, и у Мархи Муталиповой, которая тоже приехала на юбилей Детского фонда, есть одна мечта: приобрести более легкие и удобные протезы. Сейчас девушке 19 лет. А когда ей был 1 год и 8 месяцев, по дому в селении Дышне-Ведено, где жила семья Муталиповых, с вертолета был выпущен снаряд. Мама Мархи, на руках у которой сидела девочка, погибла, а малышке оторвало обе ноги.

"Шесть лет с Мархой по больницам ездил ее 13-летний брат Муслим. Девочку протезировали несколько раз, и делали это московские врачи. А квоты на протезы, лечение, консультации специалистов, встречи, проводы, проживание - все это делала Любовь Константиновна Крыжановская", - рассказывает Мадина, родственница Мархи, которая сопровождает девушку в поездке в Москву.

По ее словам, до 10 лет девочка передвигалась на коленках, отказываясь надевать протезы. "Мне легче было ползать на коленках, чем надевать протезы. Плакала, жаловалась, что тяжелые, натирают культи до крови. Да и сейчас долго на этих протезах не проходишь. Устаю", - жалуется Марха Муталипова, отмечая, что за неимением лучшего, приходится использовать те протезы, что есть.

Марха и Алихан получают пенсию по инвалидности, а другой житель Чечни Ваха Закараев такой пенсии не получает. Ему было 11 лет, когда он, играя с друзьями недалеко от дома в грозненском микрорайоне Ипподромный, подорвался на мине. В результате мальчик получил тяжелое осколочное ранение черепа, множественные осколочные ранения, ожоги тела второй-третьей степени. В Москве в детской клинической больнице №9 ему сделали краниопластику посттравматического дефекта черепа.

"Когда выписывали из 9-й больницы, доктор, который оперировал меня, сказал отцу, что нужно собрать все документы для того, чтобы мне оформить инвалидность. Но родители торопились домой. Решили, что потом сделают. Потом все было недосуг заняться этим вопросом", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Ваха.

С тех пор прошло 16 лет, и полученное ранение все чаще дает о себе знать. "Моей бедной голове постоянно достается", - пытается шутить Ваха.

По его словам, через год после первого ранения он опять подорвался на мине. "Но в этот раз я бежал вдогонку за друзьями, так что мне достались только осколки. В спину попало несколько и в затылок один. В больницу не поехали, осколки вытащил мой дядя. Пинцетом", - рассказывает молодой человек.

По его словам, осенью 2002 года, когда ему было 19 лет, он подвергся избиению.

"Рано утром в нашу квартиру ворвались "федералы". Говорят, поехали с нами, проверка паспортного режима. Привезли в РОВД, стали избивать. Кричат: "Ты - боевик, говори, кто еще с тобой". И дубинкой бьют по спине, по рукам, по голове. Хоть там и поставили титановую пластину, но все равно боялся, что могут что-то повредить. А руками прикрыть голову нельзя - руки в наручниках. Шесть часов избивали по очереди. Потом мама нашла нашего дальнего родственника, который в правительстве работал. Меня отпустили", - говорит Ваха.

Сейчас он пытается на основании выписок из истории болезни все-таки получить инвалидность. "Я понимаю, что за давностью лет сделать это будет непросто. Но очень надеюсь на помощь Любови Константиновны", - отмечает молодой человек.

Автор: Татьяна Гантимурова; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 января 2017, 20:27

24 января 2017, 19:50

  • Назначен новый гендиректор "Анжи"

    Саид Абдулаев сегодня сменил на посту гендиректора дагестанского футбольного клуба "Анжи" Сергея Кораблева, который 23 января покинул клуб, объяснив уход состоянием здоровья.

24 января 2017, 19:17

  • Азербайджанский блогер Рашад Агааддин помещен в карцер

    Блогер Рашад Агааддин, осужденный в 2013 году по обвинению в незаконном обороте наркотиков, впервые с момента заключения помещен в штрафную камеру, при этом администрация колонии не назвала причины наказания осужденного, заявил сегодня его адвокат.

24 января 2017, 19:03

24 января 2017, 18:53

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии