19 марта 2002, 02:08

Этнодемографические процессы и территория Чечни (вторая половина XIX - начало XX века)

В настоящее время, как никогда ранее, высок общественный интерес к историческому прошлому современных народов, к их этногенезу и дальнейшим этапам этносоциального развития. Ощущается и необходимость осмыслить с позиций сегодняшнего дня события и факты прошлого. Изучение этнической истории всегда было актуальной проблемой для историографии. Однако в разработке этой проблемы до сих пор существует немало нерешенных вопросов. К таковым можно отнести следующее: не упорядочен соответствующий понятийно-терминологический аппарат, не существует общепринятой дефиниции "этническая история", не уточнена ее предметная область. Кроме того, методологические приемы проведения этноисторических исследований, критерий сопоставимости различных источников и периодизация этнической истории нуждаются в унификации и признании исследователями-специалистами1.

Не подлежит сомнению, что существует связь между разнообразием естественно-географических условий страны и его этнолингвистическим многообразием. Так, в нагорной полосе Северного Кавказа существует большая этнолингвистическая пестрота; сохранились до XIX в. ни от кого не зависимые союзы сельских общин со слабо развитой классовой структурой (горные хребты здесь нередко служили этническими и политическими границами между народами, племенами или родо-племенами, союзами). Естественные пути сообщения на Кавказе во многом определяли направления миграционных потоков и этнической консолидации. По свидетельству Л. И. Лаврова, слова о том, что горы не только разъединяют, но и объединяют людей, принадлежат Н. Я. Марру 2. Это верно, так как условия жизни в горах вырабатывали у проживающих там народов, даже разных по происхождению, сходные черты в хозяйстве, бытовом укладе, идеологии (влияние географической среды в большинстве случаев опосредствуется социальными факторами, способами производства материальных благ). Зависимость судеб людей от географической среды снижалась по мере успехов технического прогресса и возрастания роли человека в ее изменении. Географические условия не были в состоянии полностью изменить генеральное направление истории народов от первобытно-общинного строя к классовому обществу и далее. Однако они придавали этому процессу специфические черты: медленное развитие общественных отношений, замедленный процесс национальной консолидации, о чем свидетельствует чрезмерно сложный этнический состав населения Северного Кавказа.

Этническая территория и этногенез относятся к числу наиболее трудных вопросов, разрабатываемых исторической наукой. Особое значение они имеют при изучении далекого прошлого, что связано в первую очередь с крайне ограниченной источниковедческой базой. Уровень современных исторических знаний позволяет существенно расширить круг источников за счет использования новейших достижений археологии, этнографии, языкознания и других смежных исторических дисциплин. Это, в первую очередь, относится к наиболее отдаленным и наименее освещенным в источниках пластам прошлого, лежащим за пределами писаной истории. Здесь наиболее перспективными представляются данные топонимии, которые, в сочетании с письменными памятниками более поздней поры и свидетельствами фольклора и этнографии, позволяют осмыслить процесс последующего исторического развития.

Воссоздание достоверной историко-этнической карты Чечни исследуемой исторической эпохи, выявление главных этапов ее формирования представляется важным и нужным с точки зрения правильного осмысления проблем истории чеченского народа, чему посвящена данная работа. Это должно помочь понять многие моменты в современных исторических процессах. Весьма авторитетный автор по этнической истории народов Северного Кавказа Н. Г. Волкова пишет: "Определение этнических территорий и этнических границ народов, особенностей их расселения несомненно составляет как бы отправную точку любого историко-этнографического исследования" 3. Вполне очевидна необходимость такого исследования в отношении Чечни, в хронологических рамках которого (вторая половина XIX - нач. XX в.) можно было бы охарактеризовать этапы формирования ее современной этнической карты. Следует сказать, что в исторической литературе по Чечне к настоящему времени не так много исследований, рассматривающих эти проблемы [4-6].

Территория - это полигон для хозяйственной деятельности, источник разнообразных природных ресурсов, условия и средства труда и жизни человека, это та база, без которой практически немыслима активная человеческая деятельность. Вместе с тем территория может быть измерена по целому ряду параметров: размерность, пересеченность, обеспеченность минеральными, почвенно-климатическими, растительными, водными ресурсами, пригодность для различных типов хозяйственной деятельности, уровень хозяйственной освоенности и заселения, экономико-географическое положение7. Территория - это единственный фактор, меняющий свои параметры площадей соразмерности в системе "общество-природа". Варианты использования территории зависят от исторического опыта, комплекса природных факторов, определяющих выбор форм хозяйственного использования, хотя последнее имеет ограниченную степень свободы. В целом можно сказать: территория - главное богатство нации, и от ее качества во многом зависит общий уровень (реальный, потенциальный) жизни ее обитателей.

Территория Чеченской Республики составляет около 17 тыс. кв. км (площадь Чечено-Ингушской АССР - 19,3 тыс. кв. км). С севера на юг она простирается на 170 км, а с запада на восток - более чем на 100 км. Чечня граничит с Дагестаном и Ингушетией - на востоке и на западе; со Ставропольским краем и Грузией - на севере и юге. Несмотря на относительно небольшую площадь, Чечня - это оригинальная по положению и складу территория с большим разнообразием природно-географических условий, представляющих на незначительном пространстве резкие контрасты геолого-морфологических строений почвы, климата, флоры и фауны. Около 35 % территории Чеченской Республики занято горными хребтами, межгорными долинами и котловинами, остальная часть - равнины, в большей степени сильно пересеченные возвышенностями, степи и полупустыни8.

Через южную Чечню полосой в 30-50 км ширины протянулись параллельно друг другу мощные хребты системы Большого Кавказа: Лесистый, Черногорский (Черные горы), Пастбищный, Скалистый, Боковой, Водораздельный и др. Горы расчленены глубоко врезанными речными долинами на отдельные массивы с высотами до 1 000-1 200 м над уровнем моря. Однако очертания гор и межгорных долин в Чечне мягки, а их склоны наросли густыми, в основном буково-дубовыми, лесами. Климатические условия относятся к среднегорской зоне - до 2 000 м над уровнем моря.

Северную часть республики (к северу от Лесистого, или Черногорского, хребта) занимают равнины, разделенные антиклинальными рядами на ряд обособленных частей. С юга на север это: Чеченская подгорная наклонная равнина; Терская и Сунженская антиклинальные зоны, выраженные в рельефе Терским и Сунженским низкорослыми хребтами, а на самом севере - это Терско-Кумская равнина, южная часть которой носит название Надтеречной равнины [7, с. 9].

При образовании Терской области (1860 г.), кроме Чеченской равнины, в ее составе были еще три равнины - Владикавказская, Кабардинская, Надтеречная. В имеющейся у нас исторической и географической литературе вообще очень мало сведений по географии Чеченской Республики. Наиболее полное описание Чеченской и Надтеречной равнин, как и других территорий Терской области, дается в дореволюционном "Географическом очерке" К. Долгова, опубликованном в "Терском сборнике" в 70-е годы XIX в.9. Территория, которая еще в дореволюционной литературе получила название "Чеченская равнина", протянулась полосою в северо-восточном направлении, между Черными горами и р. Сунжею, от р. Фортанги к Качкалыковскому хребту. Длина всей равнины -70 верст, а наибольшая ширина ее (напротив г. Грозного) достигает 30 верст. Чеченская равнина имеет покатость к р. Сунже в северо-западном направлении.

По плодородию почвы Чеченскую равнину дореволюционные авторы считали одной из лучших на Кавказе и сравнивали ее с Кахетинской равниной в Грузии. Недаром с давних времен она считалась житницей не только Чечни, но и Дагестана. Равнина эта орошалась р. Фортангой и Сунжей и водами притоков последней: Гехи, Гойты, Аргуна, Бассы, Хулхулау и множества других речек. Почва долины черноземная, и в XIX в. она была хорошо орошаема, кроме упомянутых рек, искусственными канавами, а также дождями. Почва Чеченской равнины давала превосходный урожай всех видов хлеба в достаточном количестве не только для удовлетворения жителей равнины, - избыток его вывозился в горную Чечню и Дагестан.

Чеченская равнина в отдаленном прошлом была богата не только (и не столько) пахотными полями, сколько густыми лесами и частыми кустарниками, посреди которых означенные поля являлись не более как "проталинами". С активизацией переселения чеченцев с гор на равнину и все большими успехами завоевательной политики царизма, который с начала XIX в. (начиная с Ермолова) все больше стал применять наряду с пушками, ружьями и топор, эти "проталины" все больше расширялись, лесов становилось меньше, а затем стали проявляться сопутствующие этим процессам негативные последствия.

Чеченские равнинные леса, особенно густые на юге, где они соединялись с лесами Черных гор, состояли преимущественно из бука, меньше - дуба. Было много плодовых фруктовых деревьев: яблоня, орех, кизил, груша. В чеченских лесах встречалось также немало вьющихся, колючих растений, которые в иных местах делали эти леса абсолютно непроходимыми, как джунгли. Что касается климатических осадков на Чеченской равнине, то они были умеренными и ровными: дожди шли, как правило, равномерно; зима не суровая, так как равнина значительно удалена от снеговых гор рядом котловины рек Аргун и Хулхулау. Господствующие ветры - северные и северо-западные - сильными почти не бывали, а сухие теплые с юга были очень редки. Продолжительность зимы 2-3 месяца - самые сильные морозы не выше 20 ?С. В октябре-ноябре и феврале-марте бывают густые туманы.

Чеченская равнина в XIX в., особенно со второй половины, была густо пересечена дорогами, большинство из которых были проселочными, грунтовыми. Наиболее важными для проезда были три дороги, по которым осуществлялась почтовая езда. Одна из них проходила через укреп. Воздвиженское (недалеко от современного сел. Старые Атаги). Она прорезывала Чечню в южном направлении и служила сообщением Чеченской равнины на севере с г. Грозный, а на юге - с гористым Аргунским округом. Другая дорога шла из Грозного в юго-восточном направлении через аулы Бердыкель и Герменчук в укреп. Эрсеной, а отсюда вверх по ущелью р. Хулхулау в Ведено, в административный центр тогдашнего Веденского округа. Третья дорога направлялась на запад из укреп. Воздвиженское и шла через аулы Урус-Мартан и Ачхой в ст. Ассиновскую, оттуда - в Слепцовскую, где она соединялась с почтовым трактом, идущим из Владикавказа в Грозный. В целом Чеченская равнина пересекалась грунтовыми дорогами по всем направлениям, которые для продвижения были годны не во всякое время года.

Другая, Надтеречная, равнина протянута на 125 верст узкою полосою между Терским хребтом и правым берегом Терека от р. Курна к ущелью Сунжи. Прилегающий к Надтеречной равнине берег возвышен и крут, и Терек не орошал эту равнину. На всем пространстве Надтеречной равнины к 60-м годам XIX в. не было ни леса, ни речек, только лишь два-три маловодных родника. При отсутствии проточной воды равнина страдала частыми засухами, поэтому черноземная и по природе плодородная почва Надтеречной равнины давала хорошие урожаи только в дождливые годы, которые здесь повторялись, как правило, через три года.

Подобно Надтеречной равнине характеризуется и узкая, но длинная долина, протягивающаяся между Терским и Сунженским хребтами от Малой Кабарды к Чеченской равнине, полоса земли между Сунженским хребтом и р. Сунжей. Через эту долину и Надтеречную равнину пролегал в середине XIX века почтовый тракт, идущий из Грозного прямо на север через Терек по мосту к ст. Николаевской. Вдоль той же долины при Сунженской полосе пролегал другой почтовый тракт, связывавший между собой города Грозный и Владикавказ. В 70-е годы XIX века была проложена через Ростов-на-Дону Владикавказская железная дорога, связывавшая Северный Кавказ с центральными губерниями России. В начале 1890-х годов через Чечню прошла ветка этой железной дороги, связавшая Чечню как с Центральной Россией, так и с Закавказьем (Баку).

Кумыкская равнина, одна из трех равнин Терской области, пролегла дугообразною полосою между реками Терек и Сулак от подошв горы Салатавии и Качкалыковского хребта к Аграханскому заливу и составляла территорию до 80 верст в длину и 40 в ширину. С января 1921 г., с образованием Дагестанской АССР, Хасав-Юртовский округ, на территории которого находилась Кумыкская равнина, включен в состав Дагестана. Однако отметим, что здесь проживают этнические чеченцы-аккинцы вместе с кумыками, и эта территория с давных пор тесно связана с Чечней.

Территория Чечни орошается реками Терек, Сунжа, Асса, Фортанга и многочисленными более мелкими притоками. Большинство рек - горные. Скорость течения - свыше 2-3 м/с. Температура воды 14-15?С. В горах много озер, в Терском песчаном массиве, поймах рек Терек и Сунжа - оз. Казеной-Ам (южный склон Андийского хребта, на высоте 1869 м над уровнем моря) - самое крупное на Северном Кавказе, оз. Голанчожское и др. Эти озера живописны, расположены в окружении скалистых массивов. Общая площадь ледников (67 кв. км) - 0,6% площади бассейна оледенения. Ледники питают реки Ассу и Аргун. Развиты ледники на Пирикительском и Снеговом хребтах по южной границе республики, на гребне Бокового хребта и в районе горы Диклос-Мта [7, с. 11].

По преимуществу горную и плоскостную Чечню орошают р. Сунжа и ее притоки. Реки Сунженского бассейна текут по равнине в северном направлении, почти параллельно друг другу, за исключением течений Сунжи от Карабулакской станицы и Ассы до Нестеровской. Первое место в этом бассейне по счету с запада на восток занимает Сунжа, затем Асса, Фортанга, Валерик, Гехи, Мартан, Гойта, Аргун, Басс (или Джалка) и Хулхулау [9, с. 37].

Сунжа многими истоками вытекает из горы Пестрого хребта Богучар, несколько западнее прорезывающего этот хребет ущелья Ассы. Прорезав Черные горы и пробежав до ст. Сунженской на северо-запад, а затем до ст. Карабулакской на север, Сунжа от последней станицы поворачивает на восток и в этом направлении протекает до р. Гойт. Приняв ее воды и сделав поворот к северо-востоку, Сунжа от ст. Петропавловской вновь течет на восток, но после впадения в нее Хулхулау делает значительный изгиб к Тереку и, наконец, впадает в эту реку почти под прямым углом, на три версты ниже ст. Щедринской. Сунжа делается значительной рекой только после впадения в нее Ассы. Сунжа замечательна своими извилинами, в особенности на пути от Самашкинской станицы, где извилины эти чуть не образуют полных колец. По этим извилинам река течет медленно и по притокам не разливается. Из-за глинистых берегов вода этой реки всегда желтого цвета и мутна. Сунжа в XIX в. каждый год, по свидетельству современников, замерзала; во время Кавказской войны войска переправлялись через замерзшую Сунжу вместе с артиллерией. Вся длина ее составляла 220 верст, средняя ширина ее русла между Ассой и Тереком достигала 27 саженей (около 60 м) [5, с. 12, 13].

Река Асса берет начало из главного Кавказского хребта и протекает по территории Грузии. Прорезав Передовой хребет и Пестрые горы Большого Кавказа в северном направлении, она перед Черными горами круто поворачивает на восток, после преодоления гор принимает северное направление и так доходит до ст. Нестеровской; затем, повернув на северо-восток, впадает сначала справа в Сунжу несколькими протоками, идущими от ст. Ассиновской, а затем главным руслом - против ст. Закан-юрт. Течение Ассы достигает длины не менее 112 верст (до 120 км), что равняется длине Сунжи. Средняя ширина Ассы на равнине - до 29 саженей (более 60 м).

Фортанга (приток Сунжи) в верховьях образует квадратную котловину шириной до 15 верст, в которой собирается много речек, вытекающих из Пестрых и Черных гор. Прорвав первый ряд Черных гор близ северозападного угла котловины, в 6-ти верстах к северу от ущелья Ассы, Фортанга течет в северо-восточном направлении и, приняв с правой стороны воды притока Ихой, вливается в Ассу справа. Небольшими притоками - реками, впадающими в Сунжу, являются Валерик, Гехи, Мартан, Гойта. Валерик вытекает из последних рядов Черных гор и впадает в Сунжу на 2 версты ниже устья Ассы. Гехи вытекает также из той же котловины, что и Фортанга, и впадает в Сунжу на 10 верст к востоку от устья Валерика. Мартан вытекает из первого ряда Черных гор несколько восточнее Гехинской котловины и, приняв слева речку Рошню (Рошни-чу), впадает в Сунжу немного ниже ст. Алхан-юрт. Гойта втекает в Сунжу близ аула Алды.

Значительной на территории Чечни (и для Чечни) является р. Аргун, которая в горах называется Чанты-Аргуном и вытекает из Главного Кавказского хребта. Это одна из обильных рек не только в Чечне, но и в целом в Терской области (после Терека, Баксана и Уруха). До выхода на равнину Аргун встречает на своем пути хребты, замыкая их, образует четыре котловины: верхняя находится на территории Грузии, средняя, нижняя и приравнинная. Все свои котловины Аргун прорезывает почти пополам и наполняется в них бесчисленными речками, бегущими с разных сторон. Наибольшая из них - Кий (Кей), вытекающая из горы Цетти-Корт. При выходе на равнину Аргун соединяется с Шаро-Аргуном, выходящим из горы Передового хребта Хазенти. На протяжении 12 верст Шаро-Аргун и Чанты-Аргун текут почти параллельно, на расстоянии трех верст друг от друга. После слияния с Шаро-Аргуном Аргун сохраняет свое северо-восточное направление, сливается с Сунжею несколько западнее ст. Джалкинской. Длина течения Аргуна достигает 114 верст; средняя ширина русла - 230 сажен; глубина на всем протяжении незначительна.

Следует назвать еще р. Басс (или Джалка), которая берет начало из хребта, замыкающего нижнюю котловину Чанты-Аргуна с севера. Прорвав приравнинный хребет Маих-Бассо и пробежав равнину, Басс впадает в Сунжу против ст. Джалкинской. Река Хулхулау также впадает в Сунжу: она вытекает из хребта, обходящего с северной стороны котловину оз. Ретло, и протекает в горах в северо-западном направлении, а на равнине - в северном. Хулхулау принимает в себя два значительных притока: слева - Дзюахку и справа - Гудермес. Первая из этих рек течет в горах и, приняв множество речек, впадает в Хулхулау перед выходом из приравнинного хребта. Гудермес в свою очередь принимает справа незначительную р. Мичик. По территории Чечни (больше по Ингушетии) протекает и р. Камбилеевка [9, с. 42, 49, 50].

Реки Кумыкской равнины не входили в состав бассейна Терека, но частично протекали по Чечне. Кроме текущих по ее окраинам Терека и Сулака, были реки Аксай, Ямансу, Ярыксу и Акташ, которые имеют прямое отношение к чеченскому этносу. Все эти реки берут начало в Сулако-Терском водораздельном или Андийском хребте и текут почти параллельно друг другу на северо-восток.

И. Иванов, автор середины XIX в., перечисляет следующие чеченские общества: Ахо, Пешхой, Кисты, Шаро, Шатой, Дженибутр, Шабузы, Ичкери, Аух, Мичик, Качкалы - и делит Чечню на Большую и Чечню по рекам Гойта и Сунжа, от деревни Бугун-юрт до впадения ее в р. Терек10. Русские источники того времени делили и чеченцев - на мирных и непокорных, плоскостных (равнинных) и горных.

Чеченцы, проживающие по Тереку, имели в свое время достаточно земли, успешно занимались земледельческим хозяйством. Проживая вблизи друг от друга, русские и горские поселенцы имели возможность для взаимного заимствования хозяйственных и экономических достижений. Современники писали, что "чеченцы, живя на Тереке вблизи русских, начинают привыкать к гражданственности и составляют образованнейшую часть всей Чечни... они отвыкали от удальства и готовы совершенно развить мирную общественную жизнь в своих деревнях". Заселение территории, впоследствии ставшей Надтеречным участком Терской области, создание довольно большого количества чеченских сел в разное время переселившимися с предгорий и гор охватывает значительный хронологический период (XIV-XIX века). Переселения происходили постоянно, в нарастающем темпе. И этническая граница продвигалась все дальше к северу, переходя на другой берег Терека, приближаясь к древним историческим границам, где, согласно устным народным преданиям, проживали чеченцы еще до татарского нашествия.

К "мирным" чеченцам русские источники середины XIX в. относили и чеченцев, заселявших равнину по обеим берегам р. Сунжа и многих других рек и речек, текущих с гор и впадающих в Сунжу и Терек. Перечисляются чеченские деревни: Аласхан-юрт, Уман-юрт, Шавдан, Аласхан, Наиб-Верды, Кошкельды, Вахтой, вблизи укреп. Герзель-аула, Юрт-аух. О жителях этих селений говорится, что они повинуются русскому правительству, но на них отрицательно действуют проживающие по соседству "непокорные" соотечественники, и русские власти боятся, что при удобном случае они перейдут на их сторону.

Источники XVII-XIX вв., статьи в периодике, этнографический и фольклорный материалы подчеркивали природные богатства и просторы равнин Чечни, их дремучие лесные массивы, богатые дикими зверями и фруктовыми деревьями. Спустившиеся с гор люди радовались и удивлялись этим просторам и заселяли их. Многие авторы прошлого подчеркивали благолепие чеченских равнин, простирающихся от "северного склона Дагестанских гор до Сунжи" и далее, отмечали, что "земля, которую заняли чеченцы, представляла все удобства, потребные для жизни, и полная девственных сил", она с лихвой вознаграждала труд человека. На начальном этапе чеченское общество, "отделенное от прилегавших к нему владений вековыми лесами и быстрыми реками, примерно росло и плодилось, нетревожимое ни кабардинцами, ни кумыками, ни лезгинами, едва знавшими об его существовании.

Одним словом, чеченцы, первые обитатели этой пространной и плодородной земли, удовлетворявшей вполне требованиям их, пользовались... кто хотел только ее обрабатывать".

Лишь со значительным увеличением населения равнинной Чечни, за счет интенсивных переселений и естественного прироста, возникают потребности упорядочения использования в своих хозяйственных целях "божьего дара" - земли. В конечном счете это привело к периодическим переделам земли. В начале сельскохозяйственных работ все жители-пользователи земли съезжались на обрабатываемое поле, делили ее на равные части по количеству пользующихся этой землей и по жребию распределяли их между собой. Теперь каждый распоряжался доставшимся им участком по своему усмотрению до следующей весны. Лес и пастбища представляли собой неразделенную собственность всего народа, которой пользовался каждый по потребностям. Кроме того, каждый новый поселенец имел право вырубить (расчистить) участок земли в лесу и поселиться на ней, которая затем становилась по народной традиции его частной собственностью.

По А. П. Берже, "до 1840 года или до восстания чеченцев, когда не только левый берег Сунжи, но и правый берег Терека были населены чеченскими аулами, под именем Чечни разумелось все пространство, заключавшееся в границах, которые обозначались: на западе р. Фортангой (некоторые определяют р. Нетхой) до Ачхоевского укрепления, а отсюда прямою чертою до Казах-Кичу и далее на ст. Стародеревскую; с севера - Тереком до впадения в него Сунжи; с востока - Качкалыковским хребтом прямою чертою от Герзель-Аула на Внезапную и верховья р. Акташ; с юга - Андийским хребтом до Шаро-Аргуна, этой рекой до соединения с Шато-Аргуном и Черными горами до начала р. Фортанги". Далее тот же автор продолжает, что он "на основании географических данных", бывших у него под рукою, вообще под именем Чечни определяет:
1) пространство земель, лежавшее между Тереком, Сунжею и Малою Кабардою;
2) пространство Засунженское, разделяемое р. Гойтой на две части: лежащее по левую ее сторону называется Малою Чечнею, а по правую - Большой Чечнею. В состав последней входят:
а) мичиковцы, обитающие по обеим сторонам р. Мичик;
б) качкалыковцы - так до 1840 г. назывались чеченцы, обитавшие по северо-восточному склону Качкалыковского хребта (на этом склоне вновь поселены аулы: Гудермес, Истису, Ной-беро-аул, Ой-сунгур - вновь поселенный на прежнем месте у поста Куринск, и Кошкельды), но которые впоследствии смешивались с мичиковцами и ичкеринцами. Бывшие качкалыковские аулы (Шавдон, Наим-берды, Адыр, Наур-су) теперь не существуют;
в) ичкеринцы, которые обитают между верхними частями рек Акташ и Хулхулау и Андийским хребтом;
г) ауховцы, населяющие верховья рек Ярык-су, Яман-су и Акташа [5, с. 8, 9].

Этническая территория чеченцев, карабулаков и аккинцев в XVIII - начале XIX в. занимала примерно ту же территорию, что в настоящее время, - между северными склонами Главного Кавказского хребта, правобережьем Терека, бассейном р. Аксай на востоке, низовьями р. Армхи на западе. С востока в районе Дарьяльского ущелья граничили ингуши. На востоке Чечня, в верховьях рек Хулхулау и Аксая, называлась чеченцами Нохчи-Мохк (Нохчи - чеченская, Мохк - страна). К югу Нохчи-Мохк, в районе оз. Казеной-Ам, располагалось общество Чаберлой. В горной зоне бассейна Аргуна находились общества Шатой, Майсты, Малхиста, Терлой, Нашхо, около оз. Галанчож и в верховьях р. Гехи жили галашевцы и горные аккинцы; карабулаки (орстхойцы) населяли ущелья р. Фортанги на границе с ингушами. В верхней части бассейна р. Ассы располагались ингушские (галгаи) селения, по р. Армхи жили ингуши-фаппинцы, граничившие в нижней части ущелья с джераховцами 11.

В течение XVIII века территория расселения чеченцев и ингушей существенно менялась. В Тарской долине известно селение Ангушт, а в 1760-80-х годах по обеим берегам Камбилеевки и по р. Ачалук образовались ингушские поселения (Большие и Малые ингуши). Здесь поселились выходцы из галгаевцев и фаппинцев, причем "жители этих селений, - отмечал Штедер, - сохраняют с ингушами фамильную связь, поддерживая с ними дружбу"12. Миграции ингушей происходили также вниз по р. Сунжа и ее притокам Назрани и Эндерипсу. В район среднего течения р. Ассы передвигаются карабулаки.

На протяжении XVIII столетия быстро увеличивается рост чеченского населения на равнине и в предгорьях. В деревне Чечен и окрестных селениях Хажи-Алиа-аул, Астункул, Жатага, Шихкерей, Сурь, Хашват-аул, Башем-баха-аул, Алда селились массы горцев. К концу XVIII в. равнина вдоль побережья Сунжи между реками Геха и Хулхулау была населена чрезвычайно густо и постоянно пополнялась новыми поселенцами. Горные чеченцы, карабулаки и аккинцы появляются в равнинных районах Качкалыка и продолжают заселять среднее течение рек Аксай, Ямансу, Ярык-су, Акташ. Часть таких поселенцев известна по имени "ауховцы". Чеченские села создавались и на Кумыкской равнине.

Активное переселение чеченцев с гор на правобережье Терека (выше впадения в него Сунжи) имело место с начала XVII века. Первым поселением было Давлетгиреевское село (Старый-Юрт). Значительное число чеченцев расселилось вдоль Терека от Брагунской деревни до Верхнего Наура, образовав здесь (напротив казачьих станиц) около десятка крупных населенных пунктов. Миграция с гор на равнину стала определяющей в жизни вайнахов в XVI-XIX веках.

С XVIII века усилился приток на Северный Кавказ русских, украинцев, армян, грузин, калмыков, туркмен и др. Армянское население в басейне р. Терек образовалось в основном за счет переселенцев из Турции и Ирана. Гребенские казаки заселяли небольшие городки по берегам р. Терек: Курдюков, Наурский, Червленный и др. В 1723 году здесь обосновались 500 семей донских казаков, а в 1759 г. - новая группа все тех же донцов, переведенная из упраздненной к этому времени крепости Святого Креста. В 70-х годах XVIII века в пространстве между Гребенским войском, креп. Моздок и станицами Каргалинская, Бородинская, Дубовская были устроены еще 517 семей донских казаков, ранее поселенных на р. Волге13.

Царское правительство понимая, что без экономического освоения невозможно удержать за собой этот богатый край, активно заселяло степное Предкавказье русскими переселенцами. Заселение и освоение предкавказских земель проводилось казачеством и различными категориями русских крестьян. Согласно положению от 30 сентября 1832 г., на Кавказскую линию стали переселять казенных крестьян. Наряду с "организованными" переселениями происходили и "неорганизованные" побеги крепостных помещичьих крестьян из Центральной России.

К началу XIX века на Северном Кавказе произошли значительные изменения в этническом составе края. Западнее р. Камбилеевки и Армхи до Аксая размещалась вайнахская этническая общность, включавшая чеченцев, карабулаков и ингушей; произошло значительное их передвижение на равнину рек Терека и Сунжи. Чеченцы и ингуши с их локальными группами, а также карабулаки и акинцы составили в XVIII - первой половине XIX века единую вайнахскую этническую общность. К этой общности относятся также бацбийцы и кистинцы, живущие на территории Грузии. Вайнахи населяли территорию от р. Аксая на востоке до бассейнов рек Камбилеевки и Армхи на западе. Чеченцы занимали правый берег р. Терек, земли между реками Сунжа и Терек, часть долины Сунжи, равнину между бассейном р. Гумс (Гудермес) и р. Фортанга, горные области верховьев рек Гехи, Мартана, Аргуна, Хулхулау и Аксай. Территория между Гехи и Фортангой была занята карабулакскими селениями. Чеченские поселения имелись на Кумыкской равнине. Южная этническая граница чеченского населения проходила по Главному Кавказскому хребту, отступая к северу Шатия-Мигмахевского и Арданского ущелий [11, с. 142-143, 178, 182, 195].

В первой половине XIX в. в русских источниках часто упоминаются равнинные чеченцы (проживавщие в Притеречье - по Тереку по берегам рек Сунжа и Гудермес) и горные чеченские общества: с востока на запад - Ичкерия, Чеберлой, Шатой, Терлой, Малхиста, Майсты, Пешхой и др. Горные общества Нохчи-Мохк, верховья Хухулау и Аксая, Мичик - территория по рекам Мичик и Качкалык - в области Качкалыковского хребта составляли восточную границу Чечни. Говоря о возникновении термина Ичкерия, исследователи связывают его с "Мичикской землицей" (русские источники XVII-XVIII вв.). К более позднему времени относится возникновение группы качкалыковцев (не позже первой половины XVIII в.).

Самую западную группу вайнахской этнической общности составляли ингуши. К 20-м годам XIX столетия область расселения ингушей включала горные и равнинно-предгорные районы по рекам Армхи, Камбилеевка, Сунжа (с притоками Герг, Назрань, Эндорипс) и Асса. Восточными соседями ингушей были карабулаки и горные аккинцы, имеющие особые самоназвания (орстхой и аккий) и некоторые диалектные особенности в языке, занимавшие промежуточное положение между чеченцами и ингушами.

Факты передвижения вайнахов на восток отразились и в осетинских преданиях, записанных Л. П. Семеновым в 1927 г. в Кобанском ущелье. Среди восточных аккинцев (ауховцев) Н. Г. Волкова также записала предание о передвижении части вайнахов с запада на восток. Орстхоевцам-хаккоевцам (Хакки-Конги-Юрт, район Алкуна), передвинувшимся с р. Ассы, принадлежало сел. Цогуной на Аргуне, располагавшееся на месте современного Шатоя. В период с середины 40-х годов ХIХ века, в условиях активизации военно-колониального режима, постепенно происходит возвращение чеченцев в предгорья и равнину. Эти переселения учащаются, чему способствовали земельная реформа, втягивание крестьян края в орбиту развивающихся капиталистических отношений и т. д. Этнические изменения в Чечне в это время в основном касались западных равнинных районов.

В результате военных действий большинство населения Малой Чечни предгорной полосы ушло за Сунжу в горы и леса, переселилось в Большую Чечню или в покоренные селения Малой Чечни, расположенные вблизи русских укреплений или крепостей. Власти по окончании войны проводили слияние малых населенных пунктов или создавали новые большие селения. Изменили этническую карту Чечни и переселения горцев в Турцию, которые с различной интенсивностью продолжались вплоть до первой мировой войны. Массовое переселение чеченцев в Турцию имело место в 1865 году, когда в течение нескольких летних месяцев покинули родину почти 25 тыс. человек, около 5 тыс. семей чеченцев, в том числе 1,5 тыс. семей карабулаков 14.

На этническую карту Чечни (и Ингушетии) во второй половине XIX в. оказывали влияние административно-территориальные и управленческие преобразования. Продолжался и процесс переселения на равнину чеченцев (и ингушей); эти переселения не носили одновременный и массовый характер, переселенцы обосновывались уже в существующих равнинных селениях, которые численно росли и становились многотайповыми. В условиях втягивания края в капиталистическое развитие, возникновения промышленных очагов коренное население практически оставалось сельским. По переписи 1897 г., доля сельского населения составляла: среди чеченцев - 99,7 %, ингушей - 99,2 %.

Весьма важно иметь достоверные статистические данные при изучении проблем любого народа. Политическая история, социальные отношения, экономическое развитие той или иной страны в значительной степени определяются прежде всего численностью населения страны, взаимоотношениями населяющих его народов; не последнюю роль играет и национальный состав. Проблемы народонаселения, несовпадение государственных или административных границ с этническими в истории человечества приводили нередко к острым осложнениям социально-политических отношений, иногда перераставших в межнациональные и межгосударственные конфликты. В хронологических рамках работы ниже приводятся сведения о численности населения, территориальном размещении, естественном движении, внутренних и внешних миграциях, хотя многие вопросы в этом аспекте ждут в будущем специальных исследований.

Горцы в прошлом не вели учета народонаселения. Русские авторы и путешественники пишут, что их попытки провести перепись среди горцев Северного Кавказа не всегда удавались. "Все цифры, которыми обозначалось кавказское население, - писал Ф. Ф. Торнау, - брались приблизительно и, можно сказать, на глаз", так как, "по понятиям горцев, считать людей было не только бесполезно, но даже грешно: почему они, где можно было, сопротивлялись народной переписи или обманывали, не имея возможности сопротивляться"15. Лишь по окончании Кавказской войны, с 60-70-х годов XIX века, стали выходить различные издания: Сборники сведений о кавказских горцах; Сборники сведений о Терской области, Терские календари, Кавказские календари и др. В них приводились разнообразные статистические сведения о кавказских народах, в том числе и о чеченцах. Далеко не всегда они отражают действительное положение, тем не менее сегодня они дают ценный материал для решения многих вопросов в научном плане, хотя это довольно сложная и трудная работа. Отрицательно на статистике сказывались и частые административно-территориальные деления, которые проводились без учета этнического состава.

Для пореформенной Чечни статистические данные по численности населения, земельным наделам, хозяйственной деятельности мы пытаемся привести в соответствие с существовавшим на конкретное время административно-территориальным делением. Первоначально, по образованию Терской области, созданный Ингушский округ вскоре был ликвидирован, и ингуши были включены в состав Владикавказского округа вместе с осетинами и сунженскими казаками. Позже ингуши, вместе с казаками и частично с осетинами, входили в состав Сунженского отдела. Лишь в 1905 г. для ингушей был вновь создан отдельный Назрановский округ. По Кизлярскому отделу мы берем казачье войсковое сословие, так как именно почти все станицы, которые входили тогда в Кизлярский отдел, ныне в составе современной Чечни. Применительно к современной территории Чечни, приводимые в данной работе статистические сведения, на наш взгляд, отражают положение если не абсолютно точное, то хотя бы близкое к действительному.

Более или менее точные статистические сведения о кавказских горских народах Северного Кавказа впервые опубликованы в "Сборнике сведений о кавказских горцах" в 1868 г. Чечня в это время административно была разделена на Чеченский, Ичкерийский, Аргунский и Нагорный округа. Общее количество населения Чечни составляло 120 395 человек из 25 152 дворов. В Ингушетии насчитывалось 29 914 человек (4233 двора)16. Округа в свою очередь делились на наибства (позднее участки). Чеченский округ делился на наибства: Ачхоевское, управление которого находилось в ауле Ачхой; Урус-Мартановское - в Урус-Мартане; Автуринское - в Цацан-юрте; Качкалыковское - в Ойсунгуре; Надтеречное - в Старом-юрте; Аргунское - в Герменчуке. Ичкерийский округ делился на Веденское и Даргинское наибства; управления их находились в укреп. Ведено и ауле Гордали. Аргунский округ делился на Чантинское, Шатоевское, Чеберлоевское, Шароевское наибства; их управления находились в Итум-Кале, Шатое, Чеберлое и Шарое. Нагорный округ делился на Ауховское, Зандакское и Салатавское наибства; ими управляли из Ярык-Су-Ауха, Ножай-юрта и Буртуная. Ингушевский округ делится на Назрановский, Горский и Пседахский участки, которыми управляли из Назрани, Владикавказа и Пседаха. Земли Терского округа были изъяты из окружного управления.

Очередные статистические сведения о Терской области, ее территориальном делении, расположении административных и полицейских управлений, хозяйственной деятельности были опубликованы в 1878 г. в "Сборнике сведений о Терской области". В это время Чечня делилась на Грозненский, Аргунский, Веденский округа и г. Грозный. В состав Грозненского округа входили: Чеченская и Надтеречная равнины, населенные чеченцами, и наделы казачьих станиц по рекам Терек и Сунжа, на территории Чечни, кроме ст. Червленная, которая только в 1877 г. была включена в состав Грозненского округа. В Аргунский округ входили земли Горной Чечни по бассейнам рек Чанти-Аргун и Шаро-Аргун. Гористую местность занимал и Веденский округ, куда входили земли горных чеченцев по верхнему течению рек Басса, Хулхулау (с ее притоками Дзюахкой и Гудермесом), Аксая, Ямансу и Яраксу.

В состав Владикавказского округа входили земли: 1) горная и плоскостная Осетия; 2) бывший Ингушевский округ и часть Чечни; 3) выгоны г. Владикавказа; 4) земли выселившихся в Турцию карабулаков; 5) наделы казачьих станиц по рекам Терек, Камбилеевка, Асса и Сунжа; 6) незначительные казенные земли. В 70-е годы был образован Кизлярский округ, который занимал "... дельту реки Терека и земли вверх по этой реке (слева) до границ Грозненского округа с запада и Ставропольской губернею с севера. В состав Кизлярского округа входят земли: 1) наделы казачьих станиц по левому берегу Терека и его рукавов...; 2) дачи частных лиц; 3) земли города Кизляра; 4) крестьянские наделы; 5) общественные казенные земли" [9, с. 99, 131; 17].

Грозный в это время был окружным городом, каковыми в Терской области были еще Кизляр и Моздок. Крепость Грозная была заложена в 1818 г., при создании Сунженской военной линии, и в скором времени получила важное значение. Крепость стала местом пребывания начальника левого фланга и сборным пунктом военных отрядов, направлявшихся в глубь Чечни. В 1870 г. крепость переименована в город, а в следующем 1871 г. Грозный стал окружным городом. Здесь было размещено Грозненское полицейское окружное управление.

Грозненский округ был разделен на 6 полицейских участков. Местопребывание приставств округа: 1-го участка - в сел. Старый-юрт; 2-го - Урус-Мартан; 3-го - Истису; 4-го - Устар-Гардой; 5-го - Шама-юрт и 6-го - Герменчук. Аргунское окружное полицейское управление размещалось в слободе Шатой. Округ был разделен на два полицейских участка: местопребывание пристава 1-го участка находилось в Шатое, 2-го участка - в ауле Итум-кале. В Шатое размешался и начальник округа со своим штатом. Веденское окружное полицейское управление размешалось в слободе Ведено, округ разделен на три участка. Местопребыванием пристава 1-го участка была слобода Ведено, 2-го участка - Ножай-юрт и 3-го участка - знаменитый Дарго [9, с. 91, 137-138].

Подробные сведения о населении, их этнической принадлежности, вероисповедании, сословном разделении и другие даны в сборнике в разделе "Население Терской области". На начало 1877 г. на территории Чечни проживало 185 943 человека, в том числе чеченцев 140 742 человека. В целом по Терской области показано 149 834 чеченца. В 70-е годы XIX в. округа были созданы не по этническим признакам. В их состав включено все население, для горцев и негорцев созданы общие окружные управления. Ингушей показано во Владикавказском округе и в г. Владикавказе 33 503 человека. Здесь говорится: "Так как ингуши тоже принадлежат к чеченскому племени, то с ними чеченское население составит 183 337 душ, или 48,9 процента туземного населения области". При этом в число ингушей по Владикавказскому округу включены 1 634 человека карабулаков, оставшихся во время массового их переселения в 1865 г. в Турцию, "до сих пор не определившиеся" (по отношению к чеченцам или ингушам) и считающие себя отдельным народом - карабулаками [9, с. 100, 102, 118, 122, 132, 139].

На наш взгляд, при подсчете населения Чечни 70-х годов XIX века применительно к современной территории следует учесть и казачье население Кизлярского округа, так как почти все станицы этого округа в настоящее время входят в состав современной Чеченской Республики - это Шелковской и Наурский районы. В Кизлярском округе насчитывалось 19 599 человек населения, из них казачье население - 13 918 человек (71%). Если к проживавшему в Грозненском, Аргунском, Веденском округах и в г. Грозном населению прибавить казачье население Кизлярского отдела, получается, что на современной территории Чеченской Республики проживало 199 861 человек. Казачье население области в конце 80-х годов вновь было выделено в самостоятельные территориально-административные отделы. Всего проживающих в пределах России чеченцев на начало 90-х годов было около 190 тыс. человек и ингушей - около 40 тыс.18.

Северный Кавказ принадлежал к числу регионов России, который в пореформенное время интенсивно заселялся. За три последних десятилетия XIX в. население Терской области возросло более чем в 2 раза и, по переписи 1897 г., составило 933,9 тыс. человек (против 447,3 тыс. человек в 1868 г.). Абсолютное увеличение составило 486,6 тыс. человек, т. е. на 108,7 %, в том числе за счет переселенцев извне - на 345,7 человек (77,3%) и естественный прирост - 140,9 тыс. человек (31,5%). По переписи 1897 г., "чеченская группа" насчитывала 247,3 тыс. человек, почти все они проживали в Терской области, из них 226,5 тыс. человек проживало в Грозненском округе; ингушей насчитывалось 47,4 тыс. человек в Сунженском отделе19. Плотность населения в 1890-е годы в Грозненском округе составляла 24,4 жителей на одну квадратную версту; в европейской части России она составляла 21 человек, в том числе среди сельского населения - 18,3 душ. На казачьей территории Терской области плотность населения составляла 8,6 душ, на осетинской - 17. Горная часть Чечни имела менее плотное население, чем равнинная.

Чеченских населенных пунктов в 90-х годах XIX в. насчитывалось в Грозненском округе 386 и в Хасав-Юртовском - 52. На населенный пункт в Чечне в среднем приходилось 422 души обоего пола, тогда как в Нечерноземной полосе европейской части России - 69 душ, а в Черноземье - 322. В горах чеченцы селились небольшими аулами, отселками и хуторами. Большинство крупных чеченских селений на равнине были образованы (восстановлены) в 50-60-е годы XIX в. по окончании военных действий. Это происходило путем переселения с гор или слияния нескольких поселений и т. д. Средний численный состав чеченской семьи составлял 5,27; ингушской - 4,96 человека. При этом в горах чеченская семья состояла из 5,43; ингушская - 6,6 человека; осетинская - 7,8 человека, в то время как средняя численность семьи в России составляла 5,96. Следует отметить преобладание мужского населения среди горского населения. На 100 мужчин среди горцев приходилось 93-94 женщины.

Имеющиеся данные показывают, что население к концу XIX в. в крае стабилизировалось и количественно выросло. В 1903 г. всего на территории Чечни и Ингушетии насчитывалось 396,5 тыс. человек, в том числе чеченцев 208 тысяч, ингушей 50,9 тысяч. Через 10 лет в 1913 г. все население возросло до 459,8 тыс. человек, в том числе чеченцев насчитывалось 253,1 тыс. и ингушей 57,5 тыс. человек 20. Официальные власти "низкий процент рождаемости в среде коренных горских жителей" объясняли, как "следствие их сравнительно менее обеспеченного экономического положения".

По свидетельству источников, до всеобщего восстания 1840 года чеченские аулы были и на правом берегу Терека. На северо-восточной границе чеченцы граничили с кумыками, а восточной границей являлась р. Акташ. С юга чеченцы соприкасались с аварцами, от которых их отделял Андийский водораздел; с грузинскими племенами - хевсурами чеченцев отделяли верхние долины рек Аргун и Асса. На западе границы расселения чеченцев доходили до Военно-Грузинской дороги. Какое-то количество чеченцев (кистов) перешло на южную сторону Главного Кавказского хребта и водворилось в долине Кахетинской Алазании в ущелье Панкиси.

В конце XIX - начале XX веков под названием Чечня подразумевалось равнинное пространство между Черными горами и Сунжею. Общеупотребительное с конца XIX в. название ч е ч е н ц ы, считается, появилось в русских источниках в XVII в. и дано всей народности по имени большого старинного чеченского селения (аула) Ч е ч е н (или Ч а ч а н), который был расположен на р. Аргун (впоследствии ликвидирован). Чеченцы подразделялись на горных и плоскостных. Расселенных по верховьям Ассы и Аргуна чеченцев называли заимствованным у грузин наименованием кистов (кистин). Обитателей ущелий рек Камбилеевки, Сунжи и Ассы называли ингушами, галгаевцами или галашевцами, а переселившиеся на плоскость ингуши назывались назрановцами (по названию основанной здесь русскими войсками крепости Назрань).

Таким образом, территория, заселенная чеченцами, занимала центральную и восточную части Терской области. Чечня в горах отделена от Ингушетии течением р. Фортанга. На равнине Чечню и Ингушетию разделяет Сунженская долина, до второй половины XIX в. заселенная в основном чеченским племенем карабулаков (орстхойцев), которые с конца Кавказской войны вытесняются властями со своих исконных мест заселения, и на этом месте создается Сунженская казачья линия. Ингуши живут в западных районах, в предгорной и равнинной полосе, а также в ущельях Главного Кавказского хребта. В целом этническая история чеченцев и ингушей (вайнахов) недостаточно исследована21.

Территория и население - это основа производительных сил общества, которые неразрывно связаны с производством. Производство не может существовать вне территории и без населения. История общества - это по существу деятельность населения на определенной территории. Всякая предпосылка человеческой истории - это существование живых человеческих индивидов. Демографические процессы имеют два основных аспекта: биологический и социальный, при этом биологический аспект подчинен социальному. В конечном счете экономические условия обуславливают историческое развитие того или иного народа, нации. Производственная человеческая деятельность не может существовать вне территории и населения, с ростом населения возможен рост производства22.

Проблема взаимосвязи социально-экономического развития территории и населения имеет три основных аспекта: экономический, социальный и демографический. Раскрытие взаимосвязи этих аспектов в Чечне в хронологических рамках статьи затрудняется, во-первых, тем, что не изучен еще ряд кардинальных проблем экономического и социального аспектов; во-вторых, тем, что известные и изученные источники не содержат информации, необходимой для широкого применения методов демографического анализа, что крайне затрудняет изучение этнического и социального аспектов Чечни.

ЛИТЕРАТУРА

1.Кавказский этнографический сборник. IX. М., 1982. С. 4.

2.Лавров Л. И. Роль естественно-географических факторов в истории народов Кавказа // Там же. С. 6.

3.Волкова Н. Г. Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII - начале XIX в. М., 1974. С. 5.

4.Габисов Б. Г. Чеченцы и ингуши. Проблемы происхождения. Грозный, 1991.

5.Берже А. П. Чечня и чеченцы. Тифлис, 1859.

6.Кушева Е. Н. Народы Северного Кавказа и их отношения с Россией (вторая половина XVI - 30-e годы XVII в.). М., 1963; Дубровин Н. История войны и владычества на Кавказе. СПб., 1871. Т. 1. Кн. 1; Алексеев Г. П. Происхождение народов Кавказа. М., 1974; Крупнов Е. И. Древняя история Северного Кавказа. М., 1960; он же. Древности Чечено-Ингушетии. М., 1963; и др.

7.Гужин Г. С., Чугунова Н. В. Сельская местность Чечено-Ингушетии и ее проблемы. Грозный, 1988. С. 7.

8. Чеченская Республика. Население, экономика, история. Грозный, 1995. С. 5.

9.Сборник сведений о Терской области. Владикавказ, 1878. Вып. 1. С. 32-33.

10.Иванов И. Чечня // Москвитянин. 1851. ? 12-13. Кн. I-II. С. 175-177.

11.Волкова Н. Г. Вайнахи // Этнический состав населения Северного Кавказа в XVIII - начале XX в. М., 1974. С. 142-193.

12.Штедер Л. Дневник путешествия из пограничной крепости Моздок во внутренние местности Кавказа, предпринятого в 1781 г. // Осетия глазами русских и иностранных путешественников. Орджоникидзе, 1967. С. 28.

13.История, география и этнография Дагестана. Махачкала, 1968. С. 123.

14.Хасбулатов А. И. Переселение горцев Северного Кавказа в Турцию в XIX в. как одна из форм протеста против колонизаторской политики царизма // Актуальные проблемы истории дореволюционной Чечено-Ингушетии. Грозный, 1990. С. 69.

15.История народов Северного Кавказа (конец XVIII в. - 1917 г.). М., 1988. С. 58.

16.Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1868. С. 6-8.

17. Хасбулатов А. И. Чечено-Ингушетия накануне и в период революции 1905г. Грозный, 1991. С. 29-31.

18.Максимов Е. Чеченцы. Историко-географический и статистико-экономический очерк // Терский сборник. Владикавказ, 1893. Вып. 3. С. 31; Вертепов Г. Ингуши // Там же. Владикавказ, 1892. Вып. 2. С. 98.

19.Общий свод по империи результатов разработки данных первой всеобщей переписи населения, произведенной 28 января 1897 г. СПб., 1905. Т. 2. С. 39.

20.Терский календарь на 1895 г.; на 1905 г.; на 1915 г.

21.Федоров Я. А. Историческая этнография Северного Кавказа. М., 1983. С. 110.

22.Водарский А. Е. Население России в конце XVII - начале XVIII в. М., 1977. С. 3.

28 августа 1999 г.

Автор: Хасбулатов Асланбек Имранович - кандидат исторических наук, профессор, заведующий кафедрой истории народов Чечни Чеченского государственного университета; источник: Научная мысль Кавказа: Научный и общественно-теоретический журнал - Ростов н/Д.: Северо-Кавказский научный центр высшей школы, 2000. N 1 (21).

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 июля 2017, 03:48

  • Более трех тысяч жителей Сочи несколько суток лишены холодной воды

    Жители улиц Чайковского, Гагарина, Новоселов и Цветного бульвара несколько суток лишены холодной воды. Узнать, почему отключена вода, абоненты не могут - "горячая линия" водоканала недоступна. В администрации Сочи корреспонденту "Кавказского узла" сообщили о "крупной аварии на водоводе" в Центральном районе, но точные сроки восстановления водоснабжения не назвали.

26 июля 2017, 02:49

26 июля 2017, 01:50

  • Суд отказался выдать Панову его одежду

    На заседании по делу о подготовке теракта в Ростове-на-Дону была изучена одежда Артура Панова, приобщенная к делу в качестве вещдоков. Панов попросил исключить джинсы, толстовку, водолазку и другие предметы гардероба из числа вещдоков, пояснив, что ему не в чем ездить в суд. Однако суд в просьбе отказал.

26 июля 2017, 00:51

  • Президент Грузии призвал ускорить создание инспекции труда после гибели рабочего в Тбилиси

    Гибель рабочего на стройке в тбилисском районе Диди Дигоми стала следствием несоблюдения правил безопасности, предположили инспектор группы мониторинга условий труда и глава профсоюза строителей Грузии. Президент Грузии и мэр Тбилиси напомнили о законопроекте про безопасность труда, но вице-спикер парламента Грузии не смог назвать сроки рассмотрения этого документа.

26 июля 2017, 00:19

Архив новостей