07 марта 2002, 19:14

Куда в Чечне "исчезают" люди?

В зоне вооруженного конфликта в Чеченской Республике продолжают "исчезать" люди, задержанные представителями федеральных силовых структур. Как и почему это происходит? Ведь существует орган, который обязан надзирать и за положением задержанных, и за следствием ? это прокуратура. И сегодня нельзя сказать, что прокуратура Чеченской Республики не работает - прокурор Всеволод Чернов в последние месяцы прилагал усилия к тому, чтобы с самого момента задержания люди находились в поле его зрения. И тем не менее...

Вот лишь пять случаев "исчезновений".

Первое "исчезновение" произошло в прошлую пятницу, 1 марта 2002 года - в Урус-Мартане был задержан и "исчез" житель с. Алхан-Юрт Гелани Асуханов.

Ранее, 12 февраля, он был задержан, и все это время содержался в ИВС при Урус-Мартановском ВОВД - официальном месте содержания задержанных, подконтрольном прокуратуре. В конце дня 1 марта Асуханов был освобожден из ИВС. Когда вместе с родственниками и главой администрации с. Алхан-Юрт он выезжал из Урус-Мартана, их машину задержали на блокпосту. Подъехавшие на автомобиле ВАЗ-2106 белого цвета люди камуфляжной форме и в масках схватили Гелани Асуханова и увезли в сторону городской военной комендатуры. Он "исчез". Родственники обращались в различные официальные инстанции, однако никаких сведений о нем получить не смогли.

Заметим, что за прошедшие два года в Урус-Мартановском районе "исчезли" более ста человек, и следы многих вели в комендатуру, на третьем этаже которой расположен районный отдел ФСБ. Содержание там задержанных незаконно - но это место содержания как бы не существует, и оно неподконтрольно прокуратуре.

Люди продолжают "исчезать" и в ходе так называемых "специальных операций" - и местные жители, и военные в просторечии называют их "зачистками", хотя формально такого термина нет. Задержанных в ходе "зачистки" обычно доставляют на окраину села, во "временный фильтрационный пункт" - опять-таки, формально "фильтрапунктов" как бы и не существует. Последние месяцы действуют приказы Командующего объединенной группировкой ? 145 и Генерального прокурора ? 46, обязывающие прокуроров надзирать за "зачистками" и за тем, чтобы люди в ходе "фильтрации" не исчезали.

Но вот второй случай "исчезновения". 1 марта 2002 г. проходила "зачистка" в пригороде Грозного, в совхозе имени 60-летия Октября, в ходе которой были задержаны 19 человек. Двое из них "исчезли" - Адам Муртазов и Магарам Хабибулин. Другие находившиеся на "фильтрапункте" люди слышали, как Муртазова и Хабибулина избивали, а потом по рации вызывали грузовик, сообщив: "Одного придется грузить, второй сам подымется". Как выяснилось позднее, сотрудник прокуратуры Грозненского (сельского) района, командированный на эту "зачистку", немного опоздал и находился на "фильтрапункте" не с самого начала - именно в этот временной период исчезли два человека.

Увезены они, вероятнее всего, армейской разведкой, которая формально не имеет своих законных мест содержания задержанных. Между тем, такие места есть, в частности, в Ханкале, главной базе федеральных сил в Чечне - но они совершенно незаконны и также находятся вне прокурорского контроля.

Последние месяцы люди "исчезают" и с территории соседних субъектов федерации, в частности, из Ингушетии.

Вот третий случай "исчезновения", тоже недавний - прошло меньше трех недель. Поздно вечером 14 февраля 2002 г., около 23.00 дюжина вооруженных людей в камуфляжной форме и в масках ворвалась в дом ? 14 на улице Заречная в городе Карабулак. Они схватили и увезли проживавшего там Наипа Идигова, вынужденного переселенца из Чечни. Приехали они со стороны Чеченской Республики на автомобилях УАЗ и "Газель" с чеченскими номерами, в ту же сторону и уехали.

На следующий день, 15 февраля, в вечерних новостях телеканала ОРТ диктор сообщил, что "федеральными силами в результате проведенной на территории Чеченской Республики спецоперации был уничтожен Идигов Наип, полевой командир, занимавшийся организацией терактов". Родственники Идигова обратились в прокуратуру Чеченской Республики, однако им ответили, что раз его "похитили" на территории Ингушетии, там и должны возбуждать уголовное дело.

Человек "исчез", в частности, потому, что прокуратура в Чечне формально действует только на территории республики, а "Региональный оперативный штаб по проведению контртеррористической операции" - и за ее пределами. В этом разрыве уже исчезли многие люди, задержанные в ходе "адресных спецопераций" на территории Ингушетии и увезенные в Чечню.

Куда же исчезают люди? Иногда их находят - со следами пыток и насильственной смерти. Вот четвертый эпизод, можно сказать, "благополучный" - человека нашли.

Недавно, 1 марта 2002 года, на территории элеватора на юго-восточной окраине Аргуна было вскрыто захоронение, в котором обнаружены останки двадцати четырех человек. Одного из них удалось опознать по сломанной и неправильно сросшейся кости ноги - это Абдул-Вахаб Сулимович Яшуркаев, шестидесяти лет, местный житель, задержанный в ходе "зачистки" 11-14 марта 2001 г., и затем "исчезнувший". Всего тогда "исчезли" после задержания 11 человек. Тогда же, 13 марта 2001 г., на территории Ханкалы было обнаружено захоронение, в котором находились тела четверых из 11-ти "пропавших" в Аргуне. По факту обнаружения тел с признаками насильственной смерти военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело.

В дальнейшем родственники Яшуркаева обращались в различные официальные инстанции, однако никаких сведений о нем получить не смогли.

Сразу после "зачистки", в марте 2001 г. в г. Аргун ходили слухи, что тела остальных "исчезнувших" захоронены на территории элеватора - впрочем, захоронение тогда обнаружено не было.

Год спустя родственники, наконец, добились проведения вскрытия предполагаемого захоронения - и вот Яшуркаев найден, 3 марта 2002 г. его останки были переданы родственникам. "Пропавшими" еще числятся шесть задержанных с ним человек.

Но люди в Аргуне продолжают "исчезать". Вот последнее, пятое "исчезновение" четырех молодых человек в марте этого, 2002 года.

В субботу, 2 марта, около полудня военнослужащими, приехавшими на бронетехнике, были схвачены и увезены в неизвестном направлении четверо жителей Аргуна - Апти Баргаев, Беслан Бехаев, Шамиль Идрисов и Алихан Музаев. По словам родственников, троих схватили в домах; Идрисова - на соседнем перекрестке. Задержаны были, по сути, первые попавшиеся, случайные люди. Уже через час родные обратились с письменными заявлениями в различные официальные инстанции - в городскую администрацию, в военную комендатуру, в межрайонную прокуратуру - однако в течение двух дней никаких сведений о задержанных получить не могли. Утром в понедельник 4 марта в городской администрации случайно узнали, что во дворе военной комендатуры лежат четыре тела со множественными пулевыми ранениями. Родственники опознали в них задержанных и "исчезнувших" двумя днями ранее. По версии военных, это ? боевики, погибшие в бою в ночь с воскресенья, 3 марта, на понедельник. Все это весьма странно ? и не только несоответствие дат. В свои последние часы эти люди были связаны, у всех на запястьях есть прижизненные следы проволоки ? со связанными руками не повоюешь. Хотя, возможно, мы еще услышим победный отчет руководства федеральной группировки о том "бое".

Их родным, можно сказать, неслыханно повезло - тела задержанных и убитых им выдали на третий день! Всего же в городе Аргун за время "второй чеченской войны" исчезли и еще не найдены около семидесяти жителей.

Эти примеры последних дней показывают, что "исчезновения" и убийства задержанных нельзя свести к "отдельным недостаткам", к "эксцессам исполнителя". За фасадом официальной системы мест содержания задержанных, дознания и следствия действует неофициальная система незаконных мест содержания - в расположениях воинских частей и т. п.; центр этой системы расположен в Ханкале, главной базе федеральных сил. В этой параллельной системе "следствия" к задержанным и "исчезнувшим" применяют жестокие пытки, приводящие к скорой смерти, совершают внесудебные казни; происходит перенос практики войсковой разведки и спецназа в действия сил правопорядка. Очевидно, что в этой неофициальной системе следствие раздроблено, насилие "приватизировано". По сути дела, разрушается следствие как государственный институт.

Все это стало возможно в условиях бесконтрольности силовых структур, действующих в Чечне. Попытки прокуратуры установить контроль за проведением "специальных операций" и за временными местами содержания задержанных по сути наталкиваются на саботаж. Между тем, именно отсутствие контроля уже привело к тому, что действия спецслужб направлены не на достижение, а на имитацию результата - такие, как отчет об "уничтожении боевика Идигова" или "ночной бой под Аргуном".

Автор: Александр Черкасов, Правозащитный центр "Мемориал"; источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 марта 2017, 23:35

  • Суд в Баку оставил в силе отказ прокуратуры расследовать пытки Гусейнова

    Сабаильский районный суд Баку не нашел оснований для отмены решения прокуратуры, отказавшейся начать расследование по заявлению блогера Мехмана Гусейнова о пытках после задержания. Судебный процесс был формальным, все ходатайства защиты были отклонены, а решение судья ничем не обосновала, заявили адвокаты Гусейнова.

28 марта 2017, 23:04

  • Суд рассмотрел дела 16 задержанных на митинге в Махачкале

    Советский районный суд Махачкалы запланировал на сегодня рассмотрение дел 21 задержанного во время митинга против коррупции во власти. На данный момент рассмотрены 16 дел, при этом только шесть задержанных признали свое участие в несанкционированном митинге.

28 марта 2017, 22:56

  • Политологи прогнозируют минимальное влияние Хаджимбы на парламент Абхазии

    Президенту Абхазии по итогам парламентских выборов и на фоне отсутствия сильной пропрезидентской партии не удалось получить контроль над Народным собранием, заявили опрошенные “Кавказским узлом” политологи. По их словам, считающиеся “провластными” парламентарии в случае обострения кризиса в Абхазии примкнут к оппозиции, как это уже было три года назад.

28 марта 2017, 22:44

28 марта 2017, 22:02

Архив новостей