17 ноября 2009, 17:40

ПЦ "Мемориал": Ситуация в зоне конфликта на Северном Кавказе. Июнь 2009 г. – октябрь 2009 г.

Доклад Олега Орлова, председателя Совета  на подготовительных встречах перед очередным раундом консультаций "Европейский Союз - Россия" по правам человека в Стокгольме.

Свои доклады представили также Юрий Джибладзе ("Центр развития демократии и прав человека"), Наталья Таубина ("Общественный вердикт"), Галина Арапова ("Центр Защиты Прав СМИ"), Валерий Борщев (Фонд "Социальное партнерство"), Дмитрий Макаров (Молодежное правозащитное движение), Валентин Гефтер (Институт прав человека) и Илья Сиволдаев (АНО "Юристы за конституционные права и свободы").

Вступление
Активизация вооруженного подполья
Реакция государственной власти
Правозащитники под ударом
Ингушетия
Дагестан
Чечня
Решения Европейского Суда по правам человека
Рекомендации

Вступление

Северный Кавказ по-прежнему остается одним из наименее благополучных регионов России в области соблюдения прав человека. Хотя обстановка в разных республиках и краях Северного Кавказа заметно различается, на значительной территории Северного Кавказа действуют общие факторы, крайне отрицательно влияющие на развитие там ситуации. Это:

  • продолжающееся вооруженное противостояние. Сейчас на Северном Кавказе российскому государству противостоит вооруженное подполье, использующее в своей борьбе террористические методы. Силовые структуры, в свою очередь, осуществляют политику государственного террора;
  • безнаказанность за массовые преступления, совершенные представителями государства в ходе "контртеррористической операции". Так, например, не установлена судьба абсолютного большинства тысяч насильственно "исчезнувших" на территории Чечни с 2000 года людей. В базе данных ПЦ "Мемориал" на настоящий момент находятся более трех тысяч дел о таких насильственных "исчезновениях", и никто до сих пор не понес наказания за эти преступления;
  • коррупция, уровень которой чрезвычайно высок даже на фоне остальной России;
  • произвол чиновников;
  • высокий уровень безработицы;
  • противоречия между сторонниками "традиционного" для Северного Кавказа ислама и относительно нового для этого региона фундаменталистского салафитского направления в исламе.

Летом 2009 г. на Северном Кавказе произошла резкая дестабилизация обстановки и ухудшение ситуации с правами человека.

Активизация вооруженного подполья

Исходя из информации, имеющейся в открытых источниках, можно сделать вывод, что за три летних месяца 2009 г. в этом регионе были убиты 142 и ранены 280 сотрудников российских силовых ведомств. Это самые большие потери в летние месяцы за последние пять лет. При этом наибольшие потери (52 убитых и 102 раненных) приходятся на Чечню, где с апреля с.г. отменён режим контртеррористической операции.

Боевики активно используют тактику индивидуального террора. 5 июня был убит министр внутренних дел Дагестана генерал-лейтенант Адильгерей Магомедтагиров. В Ингушетии в течение июня от рук боевиков пали зампредседателя Верховного суда республики Аза Газгиреева и бывший глава местного МВД и вице-премьер ингушского правительства Башир Аушев. Апофеозом персонального террора стало покушение 22 июня на президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова. Уцелел Евкуров чудом, получив тяжелые ранения.

Операции боевиков усложняются организационно и технически, несомненно, требуют длительной подготовки и высоких навыков террористической деятельности. Боевики все чаще выставляют против "силовиков" достаточно крупные группировки, что в последние годы происходило достаточно редко. Одновременно при этом они вновь вернулись к тактике использования смертников.

Осуществляя свои операции, боевики не обращают внимания на жертвы среди мирного населения. Например, в результате теракта в Назрани 17 августа очень сильно пострадал жилой 10-подъездный дом, расположенный в непосредственной близости от здания РОВД. Десятки жильцов этого дома получили ранения различной степени тяжести, в том числе и дети в возрасте от 2 до 12 лет. Одна женщина от полученных ранений скончалась в своей квартире. В подобных случаях боевики возлагают ответственность за жертвы на само гражданское население, которое, проживая вблизи от объектов нападения, якобы становится косвенными помощниками российских властей.

Некоторые социальные слои населения (гадалки, предприниматели, торгующие спиртным, женщины легкого поведения) боевики уничтожают сознательно, руководствуясь собственной трактовкой норм ислама. Однако этим они ограничиваться не намерены. 25 октября с.г. на сайте вооруженного подполья Ингушетии (hunafa.com) появилось "Обращение муджахидов" с предостережением директорам школ и учителям. Им угрожают "смертной казнью" за "антиисламскую пропаганду" и "антиисламские действия": запрет ношения хиджаба в школе, размещение мальчиков и девочек за одной партой и т.п.

Вооруженное подполье активно ведёт пропагандистскую кампанию, нацеленную, прежде всего, на молодёжь. За последние месяцы его представители окончательно освоили интернет-пространство, их сайты, если судить по обширным форумам, пользуются большой популярностью. В глазах некоторых неискушенных слоев населения пропаганда боевиков выгодно отличается от казённого официоза своей страстностью, убежденностью, нестяжательством. Боевики отказались от национально-освободительных мотивов в пропаганде, полностью перейдя на религиозную и морально-этическую тематику. Чрезвычайно активно эксплуатируется антагонизм между моральным обликом "сотрудника милиции" и "муджахида". Если первый образ в общественном сознании плотно связывается с коррупцией, беспринципностью, то второй, в независимости от его реального наполнения, подается как фигура добродетельная, праведная, справедливая.

Новой тенденцией лета 2009 г. стали интенсивные хакерские атаки боевиков против официальных сайтов органов власти и информационных агентств Чечни, Ингушетии и Дагестана.

Впрочем, как это бывало и в предыдущие годы, осенью активность боевиков несколько снизилась.

Реакция государственной власти

Что противопоставляют активизации вооруженного подполья органы государственной власти?

Содержание антитеррористической пропаганды в интернете меняется мало и представляет собой, в основном, написанные канцелярским языком лозунги и угрозы.

Между тем, руководство страны демонстрирует чрезвычайную обеспокоенность всплеском терроризма в северокавказских республиках. Президент РФ Д. Медведев за последние четыре месяца несколько раз вылетал на Кавказ и каждый раз причиной его визитов были громкие убийства и крупномасштабные теракты.

В ходе выездного совещания Совета безопасности РФ в Ставрополе 19 августа, Президент публично признался в том, что иллюзия умиротворения на Северном Кавказе в последние годы, оставалась лишь иллюзией. На деле ситуация катастрофична. Президент выделил три основных причины неэффективности борьбы с терроризмом: коррупция, клановость, неэффективность работы органов власти, особенно, силовых структур. В силовых ведомствах началась кампания по кадровому обновлению, "чистке" от недостойных. Во что это конкретно выльется, пока непонятно.

Важно отметить, что Президент не захотел или не смог указать ещё на один важнейший фактор, мешающий эффективной борьбе с терроризмом на Северном Кавказе – систематические грубейшие нарушения прав человека со стороны силовых ведомств в ходе этой борьбы.

К сожалению, по-видимому, в поисках выхода из сложившейся ситуации власти возвращаются на старые, давно опробованные рельсы.

Готовясь к худшему, военные провели в июне крупномасштабные учения "Кавказ-2009", посвященные отработке отражения крупномасштабного нападения террористических группировок. Условные террористы уничтожались всеми средствами, включая бомбовые удары, массированный артиллерийский огонь и танковые атаки. При этом следует вспомнить, что в предыдущие годы использование подобных средств в населённой местности неизбежно вело к тяжелейшим потерям среди гражданского населения.

После теракта 17 августа куратором всех силовых органов Ингушетии был назначен замминистра МВД РФ Аркадий Еделев, а в целях укрепления ингушской милиции объявлено об усилении временных оперативных групп, в которых служат, командированные в Ингушетию сотрудники МВД из других регионов России.

Между тем, опыт предыдущих лет показал, что именно командированные в Ингушетию "силовики", действующие вне контроля со стороны республиканских властей, несут основную ответственность за нарушение законности в ходе проведения спецопераций. По мнению независимых экспертов, два месяца, ушедшие на излечение Ю.-Б. Евкурова, были использованы именно в этом направлении: диалог с обществом был прекращен, совместная операция местного МВД и силовых структур из Чечни быстро переросла в жестокие и беззаконные действия.

В Чечне и Дагестане попрание прав человека со стороны силовых органов приобретает всё более вопиющий и демонстративных характер.

На этом фоне радует то, что вернувшийся осенью к исполнению своих обязанностей Президент Ингушетии публично демонстрирует свою приверженность прежнему курсу, направленному на соблюдение законности и диалог с обществом.

Правозащитники под ударом

Очевидно, что в создавшихся условиях люди и организации, противостоящие политике государственного террора, расцениваются проводниками этой политики как досадная помеха, от которой следует избавиться любыми способами.

Год назад, в докладе, подготовленном к проходящему в октябре 2008 г. очередному раунду консультаций по правам человека ЕС – РФ, мы обращали внимание на новую опасную тенденцию: целенаправленным нападениям и преследованиям подвергаются те люди и организации, которые открыто говорят о нарушениях прав человека на Северном Кавказе. Теперь следует говорить об этой тенденции как уже об устойчивой.

Этим летом высокие должностные лица Чеченской Республики в своих публичных выступлениях представляли сотрудников независимых правозащитных организаций как врагов республики и пособников террористов.

Так 24 июля на пресс-конференции, показанной по телеканалу "Грозный", Рамзан Кадыров дал оценку экспертам, публично отрицающим стабилизацию обстановки в ЧР после отмены там режима контртеррористической опреации (КТО). Кадыров сказал: "я их деятельность считаю равной с бандитами, террористами, преступниками".

Вряд ли можно сомневаться, что приравнивание инакомыслящих экспертов к "бандитам, террористам и преступникам" в устах Р.Кадырова представляет собой угрозу в адрес этих экспертов, к числу которых относятся и представители ПЦ "Мемориал". В частности, сотрудница "Мемориала" Наталья Эстемирова в качестве эксперта выступала после отмены режима КТО с критическими оценками на радио "Эхо Москвы".

Через неделю после пресс-конференции Р.Кадырова, 1 июля, на телеканале "Грозный" выступил ближайший сподвижник Кадырова, депутат Государственной Думы РФ Адам Делимханов1. Он повторил тезис Р.Кадырова, но развив и усилив его:

"...есть такие люди, называющие себя правозащитниками, которые помогают этим шайтанам2, которые представляют их интересы, защищают их дела. Ведут разговоры касательно милиции. <...>. Они приносят столько же вреда, как и те, кто скрывается в лесах. <...> Каждый должен знать, будь то ингуш или чеченец, или кто-либо другой, что за свои слова надо отвечать, и что с них потребуют ответа <...>".

Важно отметить, что это выступление А. Делимханов завершил следующими словами:

"Мы возложенную на нас президентом Рамзаном обязанность выполним. Этих шайтанов, этих преступников, тех, кто им помогает и тех, кто их мысленно поддерживает, мы их уничтожим."

Таким образом, А.Делимханов вначале заявил, что правозащитники практически являются пособниками террористов ("шайтанов"), а в конце заявил, что все, кто "даже мысленно" поддерживает "шайтанов" подлежат уничтожению.

Подобные публичные высказывания должностного лица создают в Чеченской Республике условия, в которых даже называться "правозащитником" становится чрезвычайно опасным.

В первой половине июля Уполномоченный по правам человека в ЧР Нурди Нухажиев выступил с рядом публичных очень резких, на грани оскорбления, заявлений в адрес правозащитных организаций: ПЦ "Мемориала", Московской Хельсинкской группы, Комитета "Гражданское содействие", Международной Амнистии и Хьман Райтс Вотч.

15 июля в Грозном была похищена ведущая сотрудница ПЦ "Мемориал" Наталья Эстемирова. Сразу же после похищения её вывезли на территорию Ингушетии и расстреляли. Ряд событий, предшествующих этому убийству, а также обстоятельства совершения самого преступления дают нам серьёзные основания подозревать, что оно было организовано и осуществлено представителями государства.

После убийства Н.Эстемировой ПЦ "Мемориал" был вынужден временно приостановить деятельность своих представительств в Чечне. Несмотря на это некоторые из проживающих в Чечне сотрудников "Мемориал" столкнулись и продолжают сталкиваться фактами неприкрытой слежки и давления.

11 августа из грозненского офиса неправительственной организации "Спасем поколение" были похищены её руководитель Зарема Садулаева и ее муж Умар (Алик) Джабраилов. Их увезли на автомашине неизвестные вооруженные люди, не скрывавшие своих лиц и заявившие, что они "из органов". Утром тела похищенных со следами пыток и издевательств, с многочисленными ранениям были найдены в Грозном в багажнике машины. Очевидно, что похищать людей средь бела дня, не скрывая своих лиц, открыто ходить по Грозному с оружием в руках сейчас в Чечне могут только сотрудники органов государственной власти.

Уже после гибели Натальи Эстемировой Рамзан Кадыров в интервью радио "Свобода" (8 августа 2009 г.) позволил себе оскорбительно высказываться в её адрес.

Чеченские власти создают вокруг "Мемориала" атмосферу крайней вражды.

В сентябре в интервью газете "Завтра" Р.Кадыров заявил: "Мемориал" - это организация, придуманная для подрыва России". Чеченские телевизионные каналы многократно показывают материалы, в которых "Мемориал" обличается как враг республики и чеченского народа. Уполномоченный по правам человека в ЧР требует от "Мемориала", чтобы эта организация "оставила в покое Чеченскую Республику". Он же в публичном заявлении, подобно А.Делимханову, ставит знак равенства между независимым Интернет СМИ "Кавказский узел", публикующем правозащитные материалы, и сайтами боевиков. Нетрудно представить к каким последствиям для сотрудников "Кавказского узла" могут привести подобные публичные высказывания должностного лица.

В Дагестане в ночь на 20 августа в офисе правозащитной организации "Матери Дагестана за права человека" произошел пожар. Офис сгорел полностью: уничтожены документы организации и имущество, пришла в негодность оргтехника. К счастью, никто из людей не пострадал. Причиной пожара стал поджог. Руководитель организации С.Исаева обратилась в Советское РОВД Махачкалы. Однако заявление о поджоге офиса там не приняли, мотивируя это тем, что сотрудники РОВД якобы связались с МЧС и эксперт сделал заключение, что в офисе произошло замыкание электропроводки (электричества в офисе не было уже две недели и все сотрудники работали дома). Исаева с самого начала выдвинула версию поджога. Позднее ее подтвердил работник МЧС: он обнаружил под окном офиса в куче стекла пропитанные бензином обгоревшие газетные обрывки, которые отправил на экспертизу. В результате, сотрудники Советского РОВД были вынуждены признать факт поджога и в октябре всё же возбудить уголовное дело.

В начале сентября 2009 года в Махачкале неизвестные распространили сотни листовок, написанных яко бы от имени "родственников убитых в Дагестане милиционеров". В листовках содержались угрозы убийством в адрес 250 людей, названных "пособниками незаконных вооруженных формирований". Имена или фамилии 16 человек были прямо названы. Это – правозащитники, адвокаты, журналисты.

25 октября в пригороде Нальчика (Кабардино-Балкарская Республика) был обстрелян автомобиль, в котором находились известный общественный деятель Ингушетии бизнесмен Макшарип Аушев и его родственница. В результате обстрела М.Аушев был убит, женщина – тяжело ранена. Очевидно, что убийцы отслеживали передвижение М.Аушева из Назрани в Нальчик.

Макшарип Аушев в 2007-2008 гг. был одним из лидеров массового движения протеста против коррупции властей и нарушений прав человека в ходе контртеррористических операций в Ингушетии. После прихода к власти президента Евкурова он отошел от активного участия в публичной общественной деятельности, оставаясь при этом авторитетной общественной фигурой.

Макшарип Аушев неоднократно публично заявлял, что российские спецслужбы пытаются его убить. 15 сентября с.г. вооруженные люди, передвигающиеся на бронетранспортере, пытались его похитить.

Ингушетия

Несмотря на "новый курс" Президента Евкурова, похищения, пытки и бессудные казни не прекратились на территории Ингушетии. Впрочем, здесь, в отличие от соседних республик, проблема похищений не замалчивается, а активно обсуждается на уровне Президента республики. До своего ранения Ю.-Б. Евкуров часто встречался как с правозащитниками, так и с родителями похищенных людей и даже убитых боевиков для того, чтобы вместе с ними искать выход из сложившейся ситуации.

Президент Ингушетии не только не скрывает проблему, но и пытается доводить ее до сведения руководства России. 9 июня на заседании Совета безопасности РФ в Махачкале Евкуров обсудил с Дмитрием Медведевым и министром внутренних дел РФ Рашидом Нургалиевым случай похищения двух молодых жителей Ингушетии – Цидзоева и Танкиева, произошедший этой весной. Согласно некоторым сведениям, они содержались в Чечне на базе Оперативно-розыскного бюро-2 (ОРБ-2)3.

На 20-е числа июня была назначена очередная встреча Президента РИ с общественностью, посвящённая проблеме незаконно насилия в республике. Она не состоялась. Боевики, совершившие покушение 22 июня, объективно "сыграли на руку" силовикам, не желающим вводить свою деятельность в рамки закона.

По-видимому, похищения и бессудные казни совершают, главным образом, не ингушские милиционеры, а сотрудники силовых структур, направленные в Ингушетию из других регионов России, в том числе и из Чеченской Республики.

Приведём два примера.

10 июля в станице Орджоникидзевская (Слепцовская) был похищен местный житель Батыр Албаков. Рано утром его на глазах у родственников и соседей увели из собственной квартиры вооруженные люди, представившиеся сотрудниками Назрановского РОВД. Один из них был ингуш, двое других – чеченец и русский. Албаков исчез; все силовые ведомства, в которые обращались родственники исчезнувшего, отрицали свою причастность к его задержанию. Однако, когда они обратились в представительство ОРБ-2 в Ингушетии, то заметили там человека, похожего на того, кто приходил к ним домой за Батыром.

По факту похищения было возбуждено уголовное дело по ст. 126 (похищение человека) УК РФ.

21 июля депутат Государственной Думы РФ от Чеченской Республики Адам Делимханов, под чьим руководством проходит операция в Сунженском районе РИ, сообщил информационному агентству "Интерфакс", что Батыр Албаков был убит в перестрелке. Яко бы он в составе группы боевиков обстрелял военнослужащих и милиционеров, прибывших туда из Чечни.

Позже МВД РИ сообщило, что убитый Албаков находился в розыске, как боевик. Однако это полностью противоречит фактам, т.к. Албаков вплоть до похищения открыто проживал дома и работал в аэропорту "Магас".

22 июля 2009 г. родственникам выдали труп Батыра Албакова, на котором, кроме огнестрельных ран, - ножевые ранения и следы пыток.

Задержанный сотрудниками ВОГ МВД РФ4 2 июля по подозрению в пособничестве боевикам Магомед Арчаков содержался в неизвестном месте, где его подвергали пыткам. Адвокат смог с ним встретиться адвокат лишь после того, как его через трое суток после задержания доставили в официально место содержания задержанных – ИВС МВД РИ. По настоянию адвоката к Арчакову допустили врача, который оказал ему первую помощь. У Магомеда были отбиты почки, поломаны ребра, иголками исколоты уши и пальцы под ногтями.

Осенью, после возвращения Евкурова в Ингушетию диалог власти с обществом был возобновлён. Президент РИ отправил в отставку правительство, как не справившееся с поставленными задачами. Он внимательно выслушивает претензии граждан по поводу нарушений из прав в ходе спецопераций, его вмешательство в отдельных случаях приводит к прекращению подобных нарушений. Но, к сожалению, по-прежнему складывается впечатление, что он пока не в силах добиться системных изменений к лучшему – единственным государственным органом, способным защитить попранные права граждан, в Ингушетии остаётся исключительно лично Президент РИ.

Произошедшее 25 октября убийство Макшарипа Аушева, кто бы ни стоял за этим преступлением, направлено на дальнейшую дестабилизацию ситуации в Ингушетии.

Дагестан

В июле с.г. новым министром внутренних дел Дагестана был назначен кадровый сотрудник органов госбезопасности Али Магомедов, занимавший до этого пост советника президента РД, а затем – секретаря Совета безопасности РД.

По единодушному мнению экспертов, это назначение – несомненная аппаратная победа Президента РД М.Алиева, особенно ввиду скорого (весна 2010 г.) истечения его президентских полномочий. Он далеко не всегда находил общий язык с предыдущим министром внутренних дел, который был самостоятельной "сильной фигурой" в Дагестане.

В июне Генеральная прокуратура РФ провела проверку работы МВД и прокуратуры Дагестана. Были выявлены серьезные нарушения в работе органов внутренних дел республики, а работа дагестанской прокуратуры в сфере надзора за органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность и следствие, признана неудовлетворительной. Был назначен новый прокурор Дагестана – Андрей Нечаев, до этого работавший в прокуратуре Челябинской области.

Кадровые изменения происходили на фоне беспрерывных атак боевиков. Власти отвечали незаконным насилием, откровенно вернувшись к практике "эскадронов смерти".

Ранее, до июня 2007 г., многие из похищенных жителей Дагестана бесследно исчезали. Затем, вплоть до лета 2009 г., похищенных обычно через несколько дней обнаруживали в каком-нибудь РОВД или следственном изоляторе. К этому моменту временно исчезнувший человек уже успевал "признаться" в совершении преступлений террористического характера.

Теперь похищенных убивают, часто маскируя убийство под гибель в ходе перестрелки. При этом на телах погибших присутствуют следу страшных избиений и пыток.

Многие из похищенных мужчин принадлежат к семьям, придерживающимся салафитского направления в исламе, "нетрадиционного" для Северного Кавказа. Людей, исповедующих это религиозное направление, силовики обычно подозревают в пособничестве или причастности к вооруженному подполью.

ПЦ "Мемориал" зафиксировал в 2009 году 18 случаев похищений людей, из которых 1 человек был освобождён похитителями, 2 сумели убежать, 11 найдены убитыми (согласно официальной версии, некоторые из них якобы погибли в перестрелках), 4 исчезли. Ещё 2 человека пропали при неизвестных обстоятельствах – оба позже объявлены убитыми в перестрелке. Однако необходимо иметь в виду, что мы ведем мониторинг в республике на ограниченной территории, поэтому весьма вероятно, что реальное количество подобных преступлений значительно больше.

Заметный общественный резонанс получили события конца августа, когда двум из похищенных людей удалось бежать, а сожженные тела трёх других жертв преступления были позже обнаружены. В данном случае власти были вынуждены признать факт похищения и убийства.

23 августа г. Махачкала в разных местах вооруженными людьми в штатском были похищены: Ислам Аскеров, Арсен Бутаев, Артур Бутаев, Гаджи Гунашев и Амираслан Исламов. По крайней мере, некоторых из них, пытали, добиваясь признания, что они являются участниками незаконных вооруженных формирований.

Похищенных молодых людей отвезли за город, связали им руки, на головы одели мешки и запихнули в автомашину, принадлежащую Бутаевым. Похитители облили машину бензином, в салон машины плеснули хлороформ, на переднее сиденье положили взрывное устройство, после чего отъехали в сторону.

Ислам Аскеров сумел освободить свои руки от пут и затем развязал Арсена Бутаева. Они выбросили взрывное устройство из машины (которое сразу же взорвалось) и сумели убежать. Трое других похищенных остались в машине.

Сбежавшие молодые люди смогли позвонить родственникам. Те приехали на место, где была оставлена машина, но никого там не обнаружили. Нашли только обрывки скотча, один из телефонов похищенных и воронку от выброшенного взрывного устройства. Спасшиеся Арсен Бутаев и Ислам Аскеров дали показания в прокуратуре.

26 августа в Махачкале состоялся митинг. Родственники похищенных молодых людей требовали найти пропавших, прекратить похищения и внесудебные казни в Дагестане. Митинг был жестоко разогнан милицией.

Через несколько дней была обнаружена сгоревшая машина с телами Артура Бутаева, Гаджи Гунашева и Амираслана Исламова. В данном случае прокуратура не могла отрицать очевидное и возбудила уголовное дело по факту похищения и убийства.

Похищения продолжились в сентябре.

И опять, после похищения 8 сентября в Дербенте Сиражудина Шафиева его родные попытались провести митинг протеста. Шафиева похитили днём в городе на глазах у многих свидетелей. Две машины блокировали его автомобиль, а затем вооруженные люди в масках и камуфляжной форме вытащили Шафиева из его автомобиля, грубо запихнули в одну из своих и увезли в неизвестном направлении. Один из случайных свидетелей смог сделать снимок момента похищения на мобильный телефон. На митинг протеста вышли более 150 человек. И этот митинг был разогнан милиционерами, которые избивали людей дубинками, стреляли поверх голов.

Продолжается преследование газеты "Черновик", печатающей критические статьи о методах борьбы с терроризмом в Дагестане. Против главного редактора и четверых журналистов этого издания возбуждены уголовные дела за разжигание вражды (ст.282 УК РФ), в суде рассматривается иск о закрытии газеты, как печатающей экстремистские материалы.

Чечня

На фоне резкой критики в адрес органов внутренних дел Ингушетии и Дагестана, а так же дагестанской прокуратуры федеральные власти не сделали ни одного критического замечания в сторону властей Чеченской Республики. Более того, 15 сентября на встрече с участниками международного дискуссионного клуба "Валдай", Президент РФ Д.А.Медведев заявил, что удовлетворен тем, как работает президент Чечни Рамзан Кадыров. "Он не такой плохой мальчик, каким его пытаются нарисовать" – сказал Президент.

Между тем, этим летом наибольшие потери среди силовиков были именно в Чечне. Здесь они выросли в два раза по сравнению с летом прошлого года (в Ингушетии – в полтора раза, в Дагестане – в четыре раза).

"Чеченизация" конфликта давала заметный эффект в деле борьбы с вооруженным сопротивлением в прошлые годы. Однако, очевидно, что на сегодня этот ресурс исчерпан, республиканские власти не способны выполнить обещание Рамзана Кадырова – полностью уничтожить подполье и боевиков. Более того, тоталитарный режим, основанный на насилии и страхе, сам порождает новое сопротивление. Часть молодёжи уходит к боевикам в горы. На подобное развитие ситуации республиканская власть реагирует крайне резко, снова делает ставку на незаконное насилие. Это насилие принимает всё более широкие масштабы, осуществляется открыто и демонстративно.

Растет число похищений.

В 2008 году ПЦ "Мемориал" зафиксировал в Чечне похищения 42 человек (эта заведомо не исчерпывающая цифра). Из них после избиений и пыток были освобождены или выкуплены 21 человек, 4 найдены убитыми, 12 – пропали без вести, 5 позже были "обнаружены" в местах содержания арестованных.

За девять месяцев 2009 г. ПЦ "Мемориал" зафиксировал в Чечне похищения 86 человек. Из них после избиений и пыток были освобождены или выкуплены 57 человек, 9 найдены убитыми, 16 – пропали без вести, 4 позже были "обнаружены" в местах содержания арестованных. Обстоятельства похищений указывают на причастность к совершению этих преступлений представителей государственных силовых структур.

При этом следует учитывать, что с июля 2009 года мы временно приостановили работу наших представительств в ЧР. Поэтому ПЦ "Мемориал" может получать информацию только на основании письменных обращений родственников пострадавших и сведений, собранных в ходе поездок в ЧР сотрудников "Мемориала" из других регионов России. Эти обстоятельства неизбежно ведут к сильному занижению количества полученных нами сведений о похищениях по сравнению с общим количеством произошедших преступлений. Кроме того, в последнее время жертвы похищений и их родственники опасаются жаловаться в официальные структуры или правозащитникам.

Установку на осуществление незаконного насилия в Чеченской Республике, в том числе совершение внесудебных казней, публично делает её руководство. В распоряжении "Мемориал" имеется запись выступления Президента ЧР в мечете, которое было показано по телеканалу "Грозный" 23 мая с.г. Р. Кадыров сказал следующее:

"Клянусь Аллахом! Ваххабиты и те, от кого есть хоть малейший запах ваххабизма будут уничтожаться в Чечне. Клянусь Аллахом, что дам жить на этой земле в Чечне только тем, кто приведёт своих детей домой. Они должны либо привести домой своих детей-ублюдков, чтобы их посадить либо убить их. <...> Клянусь Аллахом! Мы даже не будем их задерживать, сажать, а просто убивать их на месте. После этого не позволим произнести даже их имён".


Бессудные казни не имеют никакого оправдания, даже если речь идёт о террористах. Кадыров же публично утверждает, что будут уничтожаться – не задерживаться, а именно уничтожаться – люди, исповедующие определенное направление в исламе, и даже те, в отношении которых есть хоть малейшее подозрение ("запах ваххабизма"). Он угрожает родственникам тех, кто ушел к боевикам.

Выше мы уже приводил заявление депутата А.Делимханова о том, что будут уничтожаться люди даже не по подозрению в совершении преступления, а за мысленную поддержку боевиков.

В результате дело дошло до того, что бессудная казнь была совершена публично посредине населённого пункта.

7 июля в с. Джугурты силовики, предположительно сотрудники Курчалоевского РОВД, похитили жителей с. Ахкинчу-Борзой Ризвана Альбекова и его сына Азиза. В тот же день около полуночи в Ахкинчу-Борзой приехали вооруженные люди в камуфляжной форме.

Некоторое время они ездили по селу, потом остановились в центре населенного пункта возле группы местных жителей. Они вытащили из машины сильно избитого Ризвана и спросили, помогал ли тот боевикам. Ризван отрицал это. Тем не менее, приехавшие выстрелили в него несколько раз и сказали, что так произойдет с каждым, кто будет помогать боевикам. О данном факте местные жители сообщили по телефону в районную прокуратуру.

Дело Альбековых – одно из последних дел, которым занималась Наталья Эстемирова. Информация о похищении Альбековых и расстреле Ризвана была обнародована и вывешена на сайте "Мемориала" еще при ее жизни. Вскоре после убийства Н. Эстемировой стало известно, что Азиза Альбекова похитители освободили.

По факту убийства возбуждено уголовное дело. Однако никто к ответственности не привлечён. Имеются сведения, что сотрудники Курчалоевского РОВД препятствуют расследованию данного дела.

На территории ЧР по указанию властей этой республики используется практика заложничества, запрещенная международными пактами и конвенциями, которые подписала и Россия.

16 июля с.г. телеканал "Грозный" показал сюжет о встрече главы администрации города Грозный Муслима Хучиева с родственниками людей, подозреваемых в то, что они находятся в составе незаконных вооруженных формирований ("Мемориал" располагает записью этого выступления).

Ведущий так сообщил об этой встрече:

"Хучиев сделал громкое заявление, из которого следует следующее, что отныне за очередную вылазку и теракт боевиков ответственность будет возложена на родных и близких членов бандподполья".

Далее М.Хучиев заявил:

"Вчера президент об этом говорил. Сегодня уже 16-е число. С сегодняшнего дня я вас предупреждаю. С этого времени вы несёте ответственность за стабильность в ваших районах, будь это Старопромысловский, Ленинский, Октябрьский Заводской район. За любое происшествие, преступление, которое сотворят эти шайтаны, отвечать будут отец, мать, брат, сестра. Родственники этого человека, проживающие в этом районе, будут отвечать за это."


Это далеко не единственное подобное публичное заявление, которое делают должностные лица в ЧР.

И дело не ограничивается лишь угрозами.

Приведем несколько примеров:

18 июня 2009 г. в селе Энгель-Юрт на ул. Х.Нурадилова сотрудники республиканских силовых структур сожгли два дома семьи Байсуевых. Шейх-Ахмед Байсуев находится в рядах боевиков. Сожженные дома принадлежали его родителям Сайд-Магомеду, 1935 г.р., и Нуржан, 1940 г.р., Байсуевым. После поджога силовики не уезжали до тех пор, пока не убедились в том, что все имущество сгорело.

29 июня на рассвете сотрудники силовых структур сожгли дом Магомеда Дадилова в г. Шали по адресу ул. Уральская, 5. Перед этим они выгнали на улицу жену и четверых малолетних детей Магомеда. Сам хозяин дома был накануне арестован по подозрению в пособничестве боевикам.

Там же, в Шали, произошла расправа над отцом предполагаемого боевика. В центре города был убит Юсуп Асхабов. Силовики привезли изуродованное тело Юсупа в дом отца (ул. Ивановская, 64.) и бросили во дворе. Навстречу им вышел отец Юсупа, Денилбек Асхабов, пожилой немощный человек. Его повалили на труп сына и стали жестоко избивать ногами и прикладами автоматов. Избили и женщин, оказавшихся во дворе. Затем Денилбека отвезли в центр г. Шали, выбросили из машины и вновь стали избивать на глазах местных жителей. Когда силовики уехали, прохожие помогли ему добраться до больницы, где врачи оказали первую помощь. Однако сделать медицинские освидетельствования по факту избиения никто из врачей не посмел. Состояние здоровья Денилбека очень плохое, в результате сотрясения мозга он потерял память.

Таким образом, документально зафиксировано, то высшие должностные лица Чеченской Республики дают указания своим подчинённым совершать действия, грубейшим образом, нарушающие права человека и находящиеся в противоречии с нормами российского законодательства, а те эти указания выполняют.

Решения Европейского Суда по правам человека

На сегодня Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) вынесено 120 решений по жалобам жителей Северного Кавказа (в том числе 116 жителей Чечни, 4 жителей Ингушетии).

Лишь в одном решении Суд не нашел нарушения Европейской конвенции по защите прав и основных свобод. Во всех остальных решениях ЕСПЧ признал Россию виновной в нарушении этой конвенции.

Две трети решений по жалобам из Чечни связаны с насильственными исчезновениями, большинство остальных – с внесудебными казнями, неизбирательными обстрелами и бомбежками, пытками и уничтожением имущества. На сегодняшний день в России никто не привлечен к ответственности в связи с нарушениями, установленными Европейским судом.

Что же предпринимается властями РФ во исполнение решений ЕСПЧ?

В срок и полностью заявителям выплачиваются суммы денежной компенсации. Возобновляется расследование уголовных дел. Однако эти расследования ведутся формально, следствие неоправданно затягивается. Несмотря на очевидную причастность к совершению преступлений конкретных должностных лиц, никто из них не привлечен к уголовной ответственности. Не установлена судьба ни одного из "исчезнувших" людей, по которым принимались решения ЕСПЧ. И уж тем более ни чего не предпринималось в направлении внесения каких-либо изменений в нормативные акты, регламентирующие действия силовых ведомств в зонах внутренних конфликтов (законодательство по борьбе с терроризмом, уставы вооруженных сил). А между тем, необходимость внесения таких изменений прямо вытекает из некоторых решений ЕСПЧ.

За последние годы некоторые из заявителей после подачи жалоб испытывал давление со стороны властей, подвергались угрозам, несколько из них были похищены или убиты.

Рекомендации

Положение на Северном Кавказе ещё раз подтверждает старую истину: поддержание мира и стабильности неразрывно связано с соблюдением прав человека.

В долгосрочном плане, мир и стабильность, – а, значит, и соблюдение неотъемлемых прав человека, - возможны здесь лишь при условии формирования органов власти в субъектах федерации на основе реального народного волеизъявления. Такое свободное волеизъявление невозможно в условиях подавления оппозиции, попрания свободы слова, необоснованных ограничений на проведение митингов и демонстраций.

Таким образом, на сегодня это очевидное условие подразумевает настоящую политическую реформу (не только на С.Кавказе, но во всех регионах России!), то есть демонтаж системы необоснованных ограничений гражданских и политических прав и свобод граждан (избирательные права, свобода информации, собраний и ассоциаций), введённых под предлогом "борьбы с терроризмом и экстремизмом" и "поддержания стабильности". Неотъемлемой частью такой реформы должна стать и реальная борьба с коррупцией.

Очевидно, что такие меры могут быть проведены в жизнь, лишь при наличии политической воли в Кремле. Смена руководства в Ингушетии – половинчатая мера. На серьёзную реформу сегодня у российских федеральных властей политической воли нет.

Поэтому мы говорим здесь лишь о первых и минимально необходимых шагах, - о мерах, направленных на прекращение массовых и систематических нарушений прав человека со стороны силовых ведомств (в первую очередь – органов внутренних дел и Федеральной службы безопасности РФ), на ликвидацию системы организованной безнаказанности за преступления против гражданского населения, по-прежнему действующей на Северном Кавказе.

Такие меры, в частности, должны включать в себя:

  • проведение адекватного расследования по делам, связанным с нарушениями прав человека, и привлечение к ответственности виновных;
  • проведение Генеральной прокуратурой РФ комплексной проверки действий силовых структур и работы органов прокуратуры в регионе. В частности, необходимо провести проверку по всем уголовным делам о незаконных вооруженных формированиях, расследовавшихся в этих республиках: в случае подтверждения фактов пыток и незаконного давления в отношении обвиняемых – направить дела на пересмотр с учетом вновь открывшихся обстоятельств;
  • прекращение практики временного "исчезновения" задержанных и арестованных. В целях уменьшения возможности применения пыток и иных незаконных мер воздействия на задержанных и арестованных, а также в целях обеспечения законных интересов их родственников необходимо обеспечить как можно скорейшее информирование родственников о месте содержания задержанных и арестованных;
  • инструктирование сотрудников федеральных и местных силовых структур высшими инстанциями о безусловной необходимости соблюдения прав человека при исполнении ими должностных обязанностей, а также об ответственности за выполнение преступных приказов со стороны вышестоящих инстанций и служащих;
  • обеспечение соответствия мероприятий по борьбе с терроризмом, предпринимаемых государственными структурами, как в части нормативной базы, так и практики, международным стандартам в области прав человека и гуманитарного права, включая Европейскую Конвенцию по правам человека, Женевские Конвенции и Инструкции Совета Европы по правам человека и борьбе с терроризмом;
  • предоставление эффективной адвокатской и судебной защиты, компенсаций жертвам нарушений прав человека;
  • обеспечение допуска в места предварительного заключения представителей международных гуманитарных организаций, включая Международный комитет Красного Креста, для посещения за­ключенных на условиях, приемлемых для этой организации;
  • сотрудничество с механизмами защиты прав человека Совета Европы и ООН, включая специальные процедуры Комиссии по правам человека ООН, договорные органы СЕ и ООН;
  • эффективное сотрудничество с Комитетом против пыток Совета Европы;
  • оказание необходимого содействия российским и международным правозащитным организациям в их работе по мониторингу ситуации с правами человека на Северном Кавказе и сотрудничество с такими организациям в деле ликвидации климата безнаказанности и улучшения ситуации с правами человека в регионе;
  • исполнение решений Европейского Суда в полном объёме.

17 ноября 2009 года

Примечания:

  1. Двоюродный брат Р.Кадырова. Во второй половине 1990-х годов работал водителем чеченского полевого командира и террориста Салмана Радуева. В1999-2004 гг. один из руководителей службы безопасности президента ЧР, затем командир полка Управления вневедомственной охраны при МВД ЧР по охране нефтегазового комплекса ("Нефтяной полк"), принимали активное участие в "контртеррористических операциях". В 2006 г. – заместитель председателя правительства ЧР, курировал силовые ведомства. С декабря 2007 г. – депутат Государственной Думы РФ от ЧР. Р.Кадыров публично назвал его своим приемником.
  2. Шайтан – дьявол; в терминологии, принятой представителями власти ЧР, так обозначаются боевики и члены террористического подполья.

источник: Правозащитный Центр "Мемориал" (Москва)

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

14 декабря 2017, 22:41

14 декабря 2017, 21:55

14 декабря 2017, 21:42

14 декабря 2017, 20:45

14 декабря 2017, 20:21

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей