Ингушетия, Магас, резиденция Президента. Фото с сайта www.ingushetia.org

05 ноября 2009, 22:20

Президент Ингушетии взял дело о похищении Махсуда Махлоева под личный контроль

Президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров заявил, что берет дело о похищении 29 октября в станице Слепцовской Сунженского района Махсуда Махлоева под личный контроль. Об этом "Кавказскому узлу" сообщил отец похищенного Хаматхан Махлоев, который побывал на приеме у Евкурова.

"Пока по поводу Махсуда ничего не известно, никакого просвета. 2 ноября я был у президента, разговаривал с Юнус-Беком Евкуровым, рассказал ему подробно все как есть. Он ответил, что через двое суток он разберется и сможет уже что-то ответить. Я сижу и жду его звонка, он записал мой телефонный номер и адрес. Евкуров сказал, что берет дело под свой контроль", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Хаматхан Махлоев.

По его словам, к президенту он ездил с родственником и соседом, чтобы те, как он отмечает, в случае необходимости рассказали, что знают о семье пропавшего. "Правда, пропустили только меня одного. И то я пробился еле-еле. Мое заявление о пропаже Махсуда, которое я писал 29 октября, до Евкурова только дошло", - говорит Хаматхан Махлоев.

Напомним, что о похищении Махсуда Махлоева корреспонденту "Кавказского узла" сообщила редактор сайта "Ingushetiyaru.org" Лидия Михальченко со ссылкой на лидера ингушской оппозиции Магомеда Хазбиева.

"Утром Магомед Хазбиев просил срочно разместить на сайте информацию о том, что в станице Слепцовской Сунженского района неизвестными спецслужбами похищен местный житель Махсуд Хаматханович Махлоев, 1982 года рождения", - рассказала 29 октября Михальченко.

По словам оппозиционера, в половине шестого утра к дому Махлоева подъехала колонна бронетехники, в которой были "Газели" и "Уралы". Прибывшие представились сотрудниками ФСБ и увезли Махсуда. Однако, в настоящий момент представители местных ФСБ и МВД отрицают свою причастность к похищению и не называют местонахождение Махлоева.

Руководитель пресс-службы МВД Ингушетии Мадина Хадзиева, которая в течение дня узнавала подробности происшествия, вечером сообщила корреспонденту "Кавказского узла", что в дежурной части МВД республики пока информации о похищении нет. "На сайте "Ingushetiyaru.org" пишут, что связывались с дежурной частью Сунженского района, но я с ними пока не могу связаться. Но если люди уже написали заявление в прокуратуру, то факт подтверждаем", - заявила Мадина Хадзиева.

"Все произошло около половины четвертого утра. Ворвались вооруженные люди в камуфлированной форме, в касках, в масках, сломали двери. Они через забор, через палисадник перелезли, заскочили в дом, на меня наставили автомат, потом нас с женой поставили к стенке. Они знали куда идти (они раньше тут были), знали, где спят мои ребята, где пацаны, где девчонки спят, и побежали напрямую на второй этаж, нас завели на первый этаж, вывели через двери второго этажа Махсуда, потом быстро "снялись" и укатили", - рассказывает Хаматхан Махлоев подробности случившегося 29 октября.

"Те люди, кто забрали Махсуда, говорили чисто по-русски. Я сам различаю, когда разговаривает ингуш или чеченец на русском языке – по акценту. Но эти люди разговаривали чисто по-русски. Я это знаю – среди русских был, учился в Новочеркасске, в Тамбове, в армии служил с русскими – сам неплохо разговариваю по-русски. Я даже по манере разговора могу определить – русский или не русский. Это были русские. А кто там был на улице – не знаю, может там и местные были, может, наводчики какие", - говорит отец похищенного.

По его словам, его и его жену силовики не выпускали, пока все не закончилось. "Мы не успели выйти, посмотреть, сколько их и на чем они приехали. К тому же мы в шоке были, такой стресс – вооруженные люди, в 4 утра ни за что ни про что поднимают", - говорит собесдник.

Он рассказал о ранении Махсуда, которое тот получил в августе, когда шел из мечети на работу по проспекту Бозоркина. "Он работал в фирме по производству пластиковых окон, у них там развитое производство, была пятница, они не работали, хотя заказы были большие, это было в половине первого дня 14 августа, я его еще спрашивал – вы же в пятницу не работаете, он ответил, что есть большие заказы, и после обеденного пятничного намаза, они все равно решили работать", - говорит Хаматхан Махлоев.

И через несколько часов в тот день Махсуда обстреляли из машины. "Он очутился в больнице, мы поехали с братом к нему, там уже проходил его допрос российскими федеральными службами и нашими, местными. Я приехал тогда, но у меня они ничего не спрашивали. Махсуд пролежал в больнице месяц. И потом его отпустили домой, наложив гипс. 25 октября гипс сняли, потому что у него начались боли, и он не мог уже терпеть, очень плохо спал. Сняли гипс, и у него рука просто висела на повязке", - рассказывает Хаматхан Махлоев.

По его словам, 29 октября, когда неизвестные силовики захватывали Махсуда, за него вступился младший брат, который пытался предупредить силовиков, что у Махсуда больная рука, однако он получил за это множественные удары прикладом и сейчас находится в тяжелом состоянии.

"Когда Махсуда забирали, мой второй сын получил сотрясение мозга, но у нас в больнице врачей не оказалось, сказали что его надо везти в Назрань, чтобы там оказали помощь и заодно зафиксировали нанесенные травмы. Силовики тогда надели ему майку на голову и связали скотчем, привязали к голове руки, чтобы он через майку ничего не видел. А за то, что он вступился за Махсуда, и сказал, мол, вы что делаете – он же больной, у него рука больная, ведь они Махсуду начали руки закручивать, младшему сыну нанесли несколько ударов прикладами – он в синяках и гематомах", - говорит собеседник.

"Когда силовики уехали, я жене говорю: "Поднимись, посмотри, как там пацаны, она приходит и говорит: "Махсуда забрали". Я обошел все инстанции потом, милиционеры наши подъехали, но они сказали, что ничего не знают. Потом я позвонил знакомому майору милиции в Назрань, он тоже ничего не знал. Утром я поехал в Магас, в совет безопасности, там мне подсказали, куда обращаться – я обращался повсюду, в том числе и в "Мемориал", в Чеченский комитет по защите прав человека, везде, куда только можно. Потом приехали следователи из Следственного комитета по Сунженскому району, они взяли с меня объяснение и заявление", - рассказывает Хаматхан Махлоев.

Комментарии пресс-службы МВД республики о том, что им о похищении Махсуда ничего не известно, вызвали резкую реакцию у его отца.

"Как милиция не в курсе произошедшего?! Дежурный по РОВД все записал, записал мой адрес. Тут знакомый, Ахмед, работает помощником прокурора, я после четырех часов уже у него был. Я ему говорю: "Мне сказали и вам тоже заявление написать". Но он сказал, что если из Следственного комитета у меня уже были, они уголовное дело возбудили, значит, нам уже не надо. По его словам, мое заявление в РОВД большого значения иметь не будет, так как они запросы не делают. Из милиции приходил следователь опять недавно, повторно взял у меня заявление и ушел", - говорит Хаматхан Махлоев.

Он также отмечает, что милиция 31 октября прошлого года производила в его доме обыск, а потом еще приходили и 5 ноября. "Они тогда в 3 часа ночи пришли, ничего не сказали, проверили паспорта и ушли. Я сейчас обратился к депутатам, они будут делать депутатский запрос. Нас преследуют ни за что, ни про что. Спросили бы соседей – хоть один бы что-то отрицательно на меня сказал. Я готов нести ответственность или сына сдать, если он виноват", - добавляет Хаматхан Махлоев.

По его словам, Махсуд в этом году получил диплом университета Экономики и права, второй его сын в этом году закончил спортивный факультет в местном университете. Третий сын в этом году по баллам не прошел в университет, и учится теперь в училище.

"Я подрабатываю, делаю что-то по камню, у себя дома, я пенсионер, мне 62 года. В нашем доме бандитов не было. Куда бы я ни приходил, я везде говорю – если сыновья с праведного пути сойдут, я сам вам их сдам, сам с ними разберусь. Но неизвестно, куда они детей забирают. Неужели нельзя прийти днем, допросить, узнать, где кто работает, что делает, чем занимается. Говорят, людей из леса выводить надо. А как, когда здесь людей, ребят больных забирают, издеваются?" - говорит отец похищенного.

Он отмечает, что, когда в Махсуда стреляли, он "просто это дело оставил". "Потому что непонятно, кто стрелял. Вдруг завтра другого сына обстреляют. Но теперь буду поднимать вопрос", - рассказывает Хаматхан Махлоев.

Он говорит, что отнесет заявление оппозиционеру Магомеду Хазбиеву, у которого открыта организация "Справедливая Ингушетия". "Я знал, что они правозащитной деятельностью занимаются – Макшарип Аушев, Магомед Евлоев и Магомед Хазбиев, просто я не знал про "Справедливую Ингушетию", - говорит собеседник.

По его словам, сейчас его младшая дочка, которая учится в 10 классе, всего боится и везде ходит с матерью, как маленький ребенок. "Вся семья в стрессовом состоянии. Сейчас врачи не дают справку брату Махсуда о телесных повреждениях. Их запугали. Тут у нас поставили в больнице диагноз – гематомы, глаз разбит, синяки на лице, повезли в Назрань, там ему сделали снимок, нашли перелом ребра. Выписали какие-то мази – он мажется. А справку не дают. Я уже бы даже из России уехал – лишь бы дети были живы. О нас никакой заботы нет. У людей пустота внутри", - говорит Хаматхан Махлоев.

По мнению руководителя ингушского информационного агентства "Максимум" Вахи Чапанова, вполне возможно, что ингушские правоохранители действительно не в курсе произошедшего, так как зачастую федеральные силовики никому не сообщают о проводимых операциях.

Отметим, что похищения жителей Ингушетии, в том числе и известных политических и общественных деятелей, - не редкость. Так, 15 сентября была предпринята попытка похищения убитого позднее оппозиционера Макшарипа Аушева. Виновных в организации похищения так и не нашли.

Месяц назад, 4 сентября, в муниципальном округе Плиевский города Назрань Республики Ингушетия сотрудники неустановленных силовых структур похитили местного жителя Масхуда Магометовича Чибиева, 1990 г.р.. 5 сентября родственники из неофициальных источников узнали о том, что Масхуд все же содержится в Назрановском ГОВД, где его, по словам родных, всю ночь избивали и пытали, принуждая подписать признательные показания, что он якобы является боевиком.

В июле член экспертного совета по правам человека в России, руководитель правозащитной Автономной некоммерческой организации "Машр" Магомед Муцольгов сообщил, что с 2002 года, по данным АНО "Машр", в республике пропало более 170 человек.

По словам члена правления Правозащитного центра "Мемориал" Александра Черкасова, в Ингушетии происходят похищения и убийства людей с имитацией боевых действий.

Тем не менее президент Ингушетии не склонен считать, что в республике много похищений или они ярко выражены.

"Кавказский узел" продолжает отслеживать развитие ситуации в Ингушетии и ведет хронику происходящих там терактов, вооруженных инцидентов и похищений.

Автор: Дмитрий Флорин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

18 декабря 2017, 04:01

18 декабря 2017, 02:57

18 декабря 2017, 01:58

18 декабря 2017, 00:59

18 декабря 2017, 00:49

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей