19 октября 2009, 13:04

Андрей Солдатов ("Агентура.Ru"): "Нынешняя ситуация на Северном Кавказе - взрывоопасная"

Современную политическую и военную ситуацию в Чечне и на Северном Кавказе в целом можно расценивать, как чрезвычайно взрывоопасную. Подполье активно действует на территории нескольких республик, начав новый этап борьбы за "сердца и умы" населения. Боевики атакуют в основном сотрудников правоохранительных органов, которые не популярны среди местных жителей, и таким образом позиционируют себя не как террористы, которые с помощью терактов давят на власть и народ, а как повстанцы, которые нападают только на конвенциональные цели. Силовики, попав под удар, в свою очередь, жестко отвечают на нападения, не слишком обращая внимание на позицию населения, и таким образом все больше превращаясь в чуждую, опасную и непопулярную силу. При таком развитии событий сложно ожидать, что население будет поддерживать усилия властей. – об этом рассказал в беседе с корреспондентом "Кавказского узла" главный редактор сайта "Агентура.Ru" Андрей Солдатов.

- Насколько в действительности сильно подполье, и существует ли у сепаратистов единое командование в рамках Имарата Кавказ, - или же это больше пропагандистский миф и борьба с властями ведётся разрозненными группами и отрядами, объединёнными лишь общими религиозными мотивами и ненавистью к силовикам и светским властям?

- Я не думаю, что на этот вопрос есть четкий ответ даже у Докку Умарова. Всегда будут группы, которые будут действовать самостоятельно, но отрицать наличие координации между крупнейшими объединениями боевиков было бы неправильно.

- Очевидно, что, несмотря на отмену режима КТО, никакой реальной победы над сепаратистским вооружённым подпольем не одержано - ни в Чечне, ни в других республиках Северного Кавказа. Не этим ли продиктовано решение федерального центра вновь передать командование Оперативным штабом по Чеченской республике (ОШ) в ведение ФСБ? Или, как Вы пишите в своей статье в "Ежедневном журнале", определяющим фактором всё же было давление со стороны руководства Чеченской республики?

- Руководство ОШ передано не ФСБ, а спущено с федерального уровня (замминистра) на региональный (начальник республиканского Управления ФСБ). Таким образом, Чечня уравнена в положении с другими регионами России, где действует такая же схема, и из этого можно сделать вывод, что Кремль, скорее считает, что ситуация стала лучше, а не хуже. Поскольку это очевидно не так, то, видимо, надо считать, что данное решение продиктовано не оперативными соображениями, а политическими.

- И всё-таки здесь много неясного: если в начале 2000-х гг. в Чечне ФСБ более-менее успешно справлялось с поставленной задачей по координации борьбы с сепаратистами, то зачем в июле 2003 года командование РОШом было передано от ФСБ к МВД? Это несколько нелогично - ведь от добра добра не ищут. Можно ли объяснить это исключительно политическими задачами - мол, сепаратисты нынче настолько слабы, что с ними справится и милиция, - ведь существовал серьёзный риск, что не справится? Это, собственно, и произошло…

- Как мне кажется, это было политическое решение. Сначала за Чечню несла ответственность армия, - когда Кремль считал уместным признавать наличие военных действий; потом контроль передали ФСБ, поскольку ФСБ несет ответственность за борьбу с терроризмом; а потом, видимо, было принято решение представить ситуацию так, что террористов осталось мало, и эту проблему можно решить в рамках полицейской операции. Не будем забывать, что не только руководство ОШ в 2003 году передали в МВД, но и руководство ОГВ (Объединенной группировки войск) в том же году передали Внутренним войскам, то есть опять Министерству внутренних дел.

 - Что даёт Рамзану Кадырову решение Кремля передать руководство Оперативным штабом начальнику УФСБ по ЧР Александру Сулимову? Ведь ФСБ - федеральная структура. Какие возможности появятся (и появятся ли?) теперь у Кадырова для влияния на деятельность ОШ?

- В региональных Управлениях ФСБ есть система ротации, - то есть начальник УФСБ служит в одном регионе пять лет (есть, правда, и исключения, - например, начальник УФСБ Москвы Захаров возглавляет Управление с 2000 года), а потом его передвигают в новый регион. Я не могу исключить ситуации, что, когда срок Сулимова закончится, то на пост начальника УФСБ могут лоббировать местный кадр (очевидно, что такое важное кадровое назначение на республиканском уровне будет согласовано с Грозным). Я думаю, это прекрасно понимает сам Сулимов, который до Чечни служил в Ставропольском крае, - поэтому во многом от его позиции будет теперь зависеть от того, сколько он будет служить в Чечне, и это, конечно, сильный аргумент в руках Кадырова.

- Сейчас, когда ситуация в Чечне существенно осложнилась (резкая активизация боевиков налицо), федеральный центр вдруг возвращает ОШ под командование ФСБ. То есть уступка Кадырову делается вопреки интересам Кремля - ведь, в ходе последующих событий, ФСБ (главный щит и меч власти) может быть скомпрометирована, что совсем не на пользу этой самой власти. Таким образом, или Кадыров стал слишком могущественен, или федеральная власть доверяет ему безраздельно. Почему? Как Вы можете это прокомментировать?

- Прежде всего, в нынешних политических условиях я не вижу, как может ФСБ быть "скомпрометирована" - на репутации ФСБ в Кремле никак не отразился ни Норд-Ост, ни Беслан. ФСБ обладает редким умением обращать подобные трагедии в свою пользу, утверждая, что несчастье случилось, потому что спецслужбу недостаточно усилили, недостаточно финансировали, недостаточно укрепили. Поэтому в данном случае нельзя сказать, что интересы ФСБ и Кадырова столь уж жестко противоположны. Пока ситуация считается контролируемой, - и до тех пор пока она будет считаться таковой, - политические игры будут продолжаться.

- Ситуация ухудшается не только в Чечне, но и в других Северо-кавказских республиках. Как Вы думаете, возможно ли создание новой структуры по координации силовых операций в регионе - своего рода Оперативного штаба Северного Кавказа?


- Для этого пришлось бы менять всю систему борьбы с терроризмом, которая существует в регионе с 2004 года. Однако стоит напомнить, что эта система выстраивалась не после Беслана, а после нападения на Ингушетию, - то есть для Кремля главной угрозой считается не захват заложников, а потеря управления регионом в результате нападения крупных сил боевиков. Пока именно такой вид угроз продолжает считаться самым опасным для властей, система меняться, как мне кажется, не будет.

- Отличаются ли методы работы спецслужб и силовых ведомств в разных республиках Северного Кавказа? Если да, то как именно, и чем это продиктовано?

- Конечно, операции, которые проводятся в Дагестане (штурм домов и прочее), немыслимы, например, в Чечне. Это связано, прежде всего, с уровнем подготовки местных структур МВД.

- На нынешний ОШ тоже возложены расширенные функции в плане географии спецмероприятий. Но, если, после последних изменений в подчинении ОШ, контроль над ним перейдёт к Рамзану Кадырову, то он станет, фактически, руководить силовыми акциями по всему Северному Кавказу. Дальновидно ли со стороны Кремля доверять своему ставленнику столь много власти?

- Мне кажется эта ситуация достаточно опасной. Во-первых, мы уже имеем отрицательный опыт, когда "кадыровцы" проводили операции в Дагестане и Ингушетии, - и в обеих республиках это привело к столкновениям между силовиками. Кроме того, Чечня не единственный центр силы в регионе: существует ведь еще и Северная Осетия, - главный поставщик кадров для Внутренних войск в регионе, практически, главная база федеральных сил. Предсказать, как будут развиваться отношения между всеми этими игроками, я не берусь, и мне не кажется, что у Кремля есть четкое представление, к чему это может привести.

- После того, как Кадыров получит рычаги влияния на ОШ, - можно ли ожидать активизации силовых операций против вооружённого подполья, а также расширения географии их проведения? Если это произойдёт, то можно ли говорить о желании Кадырова добиться доминирующего положения в системе власти, сложившейся на Северном Кавказе?

- Активизация, видимо, в любом случае произойдет, так же как расширение географии (это просто необходимо и по практическим причинам - боевики не слишком придерживаются административных границ). Как это будет использовано Кадыровым, пока сказать сложно - в том числе это будет зависеть от результатов.

- Даже сейчас в этнически и ментально наиболее близкой Чечне республике - Ингушетии - возникает активное недовольство попытками Кадырова руководить спецоперациями на её территории. Как отнесутся руководители, силовые структуры и общественность соседних с Чечнёй северокавказских республик к новым возможностям и влиянию чеченского президента? Будет ли оказываться сопротивление подобным тенденциям и, если да, то как может развиваться ситуация? Возможен ли на этой почве конфликт между Чечнёй и соседними республиками на уровне республиканских властей?

- Я не уверен, что есть хоть один человек, у кого есть ответы на эти вопросы. Более того, создается впечатление, что у Кремля, похоже, просто нет прописанных сценариев того, что может происходить в регионе, и как на это следует реагировать. И это самое опасное, что может быть в такой ситуации.

16 октября 2009 года

С Андреем Солдатовым беседовал собственный корреспондент "Кавказского узла" Дмитрий Флорин.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 апреля 2017, 22:32

25 апреля 2017, 21:58

25 апреля 2017, 21:40

  • Дагестанские дальнобойщики указали Медведеву на его неправоту

    Заявление премьер-министра России об участии в протестных акциях менее 500 дальнобойщиков раскритиковали дагестанские водители большегрузов. По их словам, ошибочность заявления Медведева докажет масштабная акция в Дагестане, провести которую дальнобойщики собираются в конце апреля.

25 апреля 2017, 21:38

25 апреля 2017, 20:57

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей