Чечня, Аргунское ущелье. Фото с сайта www.chechnyafree.ru

07 октября 2009, 05:00

Два года Имарату Кавказ: джихад охватывает Юг России

Сегодня исполняется два года со дня провозглашения лидером северокавказских боевиков Докку Умаровым исламского государства Имарат Кавказ. С тех пор, как акцент в идеологии вооруженного подполья сместился с политического аспекта на религиозный, ситуация на Северном Кавказе заметно обострилась. Сторонники Имарата организовали непрерывную череду покушений на госчиновников и терактов с участием смертников.

Джихад как самоцель

Докку Умаров стал главой самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) летом 2006 года, после гибели президента ЧРИ Абдул-Халима Садулаева, который 13 февраля 2006 года объявил о программе объединения Северного Кавказ в единое Исламское государство. Основанием для провозглашения Исламского государства указывалась "безусловная обязанность мусульман перед Аллахом установить на подконтрольных территориях Закон Аллаха — Шариат".

Уже 7 октября 2007 года Умаров, в согласии с этой программой, упразднил ЧРИ и провозгласил новое образование – Имарат Кавказ, объявив о вводе полного шариатского правления на "всех территориях Северного Кавказа, являющихся зоной военных действий". Себя Умаров провозгласил амиром боевиков Кавказа и предводителем джихада, а также "единственной законной властью на всех территориях где есть моджахеды".

Указ Умарова о провозглашении Имарата спровоцировал раскол во властных структурах ЧРИ. Находящийся в Лондоне бывший эмиссар чеченских сепаратистов Ахмед Закаев и ряд депутатов парламента Ичкерии обвинили Умарова в самоустранении от своих должностных обязанностей и объявили о переходе всей полноты власти в руки парламента Ичкерии. Ахмед Закаев стал исполняющим обязанности премьер-министра в правительстве ичкерийцев.

Раскол между сторонниками Закаева и Умарова еще более усугубился летом этого года, после того, как Закаев пошел на прямые контакты и переговоры с властями Чечни и отдал распоряжение начальнику Главного штаба вооруженных сил Ичкерии прекратить нападения на сотрудников чеченской милиции, за исключением случаев самообороны. Сторонники Имарата обвинили Закаева в том, что он отрекся от ислама, признав легитимность правительства Рамзана Кадырова, и за это приговорили Ахмеда Закаева к смерти.

Приговор Закаеву подписан Верховным судьей Имарата Кавказ Анзором Астемировым, который находится в розыске по обвинению в причастности к вооруженному нападению на Нальчик 13 октября 2005 года, и которого власти объявили убитым в ходе спецоперации в Нальчике 28 мая. В окружении Закаева считают, однако, что смертный приговор ему вынес один из лидеров боевиков Мовлади Удугов.

Сам Удугов в интервью грузинскому информационному агентству "Пирвели" назвал правительство Закаева "группой мошенников и аферистов", указав на то, что у ЧРИ не может быть своего отдельного правительства с тех пор, как она стала вилайятом (административной территорией - прим. "Кавказского узла") Имарата. Мовлади Удугов при этом добавил, что силы боевиков растут с каждым днем, а 2009 год стал "годом наступления моджахедов Имарата Кавказ", провозглашение которого Удугов назвал "исторически обоснованной заявкой мусульман Кавказа, которые всегда, когда возникала малейшая возможность, объединялись на основе ислама".

"Перемирия" не состоялось

Распоряжение Ахмеда Закаева прекратить с 1 августа нападения на сотрудников силовых структур Чечни не было воспринято боевиками как руководство к действию. Сопротивление вооруженного подполья не только не сбавило оборотов, но и заметно усилилось. К такому выводу, в частности, ведет сравнительный анализ основанной на архивных данных "Кавказского узла" и открытых источников статистики показателей развития ситуации в Чечне за равные периоды времени до и после отмены в республике режима контртеррористической операции (КТО). На данный момент доступны данные за периоды по 70, 100, 120, 150 и 170 дней.

"Кадыров с Закаевым могут сколько угодно договариваться, но это в принципе ничего не даст, потому что вооруженные формирования сепаратистов находятся под контролем Докку Умарова, и командуют ими не полевые командиры времен Ичкерии, а совершенно иные люди - "амиры джамаатов". По большому счету, для них нет особой разницы между Кадыровым и Закаевым", - прокомментировал "Кавказскому узлу" происходящее в Чечне глава одной из неправительственных организаций республики.

Деятельность вооруженного подполья не ограничивается территорией Чечни - подобные тенденции наблюдаются также в соседних с ней Ингушетии и Дагестане, откуда информация о преступлениях против милиционеров и военных поступает практически ежедневно.

"Кавказский узел" предлагает вниманию читателей хроники фиксируемых в Чечне, Ингушетии и Дагестане событий, отражающих тенденции развития конфликта силовых структур и отрядов боевиков.

Возвращение шахидов

Знаковой особенностью развития вооруженного конфликта в Чечне в текущем году стало возвращение тактики терактов с использованием шахидов (боевиков-смертников).

В апреле 2009 года (месяц, когда был снят режим КТО в Чечне) Доку Умаров в видеообращении, которое было распространено сайтами, поддерживающими боевиков Северного Кавказа, сообщил о возрождении батальона смертников "Рийад ас-Салихийн". Затем он вновь подтвердил эту информацию в интервью изданию Prague Watchdog от 4 июля этого года, заявив что "муджахиды" планируют новые "операции" и что для этого сейчас стало больше возможностей, чем было у Шамиля Басаева, создавшего осенью 2002 года "Рийад ас-Салихийн" и погибшего 10 июля 2006 года при взрыве сопровождаемой им грузовой автомашины со взрывчаткой в Ингушетии.

Уже вскоре после этого, 15 мая 2009 года, теракт с использованием смертника был совершен у здания МВД в Грозном. После него властями Чечни было принято решение о начале в республике и на сопредельной с ней территории Ингушетии масштабных спецмероприятий против боевиков с целью полной ликвидации вооруженного подполья, которые продолжаются до настоящего времени.

В конце июля, незадолго до объявления Закаевым упомянутого выше "перемирия", на одном из сайтов, поддерживающих боевиков, был размещен материал о том, что полевой командир Муслим Гакаев направил в равнинные районы Чечни 20 шахидов, готовых осуществить самоубийственные теракты против сотрудников правоохранительных органов.

Вскоре после того, 26 июля, у театрально-концертного зала в Грозном взорвал себя боевик Рустам Мухадиев, убив несколько высокопоставленных офицеров МВД Чечни и двоих иностранных граждан.

За этим инцидентом последовала еще серия самоподрывов смертников. Так, 21 августа в Грозном два смертника убили четырех сотрудников милиции и местную жительницу. Следующую самоубийственную акцию боевики провели 25 августа в селе Мескер-Юрт Шалинского района. В ночь на 28 августа два смертника привели в действие закрепленные на них "пояса шахидов" в городе Шали. Еще два теракта с использованием смертников были совершены в Чечне в течение сентября и один - 1 октября.

Взрывы смертников фиксируются не только в Чечне, но и в соседних с ней Дагестане и Ингушетии.

Утром 1 сентября террорист-смертник взорвал свой автомобиль возле северного поста ГИБДД в Махачкале, где его остановили для проверки документов. Пострадали 13 человек, один из них погиб.

Самым масштабным по количеству жертв терактом с использованием смертника стал теракт 17 августа в Ингушетии, в результате которого погибли 25 и пострадали более 260 человек. Следствие допускает причастность к этому теракту Саида Бурятского (Александра Тихомирова), идеолога боевиков Северного Кавказа.

После того как Имарат Кавказ был объявлен религиозным государством, Тихомиров принял решение присоединиться к отрядам Докку Умарова и весной 2008 года ушел в Сунженский район Ингушетии, где на тот момент находились базы боевиков. Его проповеди радикального ислама получили широкую известность, судя по статистике Youtube, являются весьма популярными. Если исполнитель теракта в Ингушетии - действительно Саид Бурятский, то каждая запись его проповедей может стать мощнейшим идеологическим оружием, так как вслед за ним могут последовать многие мусульмане, пишет "Новая газета".

Россия - не предел, гражданские лица - не исключение

В своем обращении от 7 октября 2007 года, провозглашая Кавказский Имарат, Докку Умаров отметил, что борьба за шариатский порядок не должна ограничиться территорией Северного Кавказа и даже России, и призвал своих сторонников к всемирному джихаду.

"Сегодня в Афганистане, Ираке, Сомали, Палестине сражаются наши братья. Все кто напал на мусульман, где бы они не находились - наши враги", - заявил Умаров, назвав в числе таких "врагов" Америку, Англию, Израиль и "всех, кто ведут войну против ислама и мусульман".

В сентябре прошлого года на сайте, освещающем деятельность и устройство Имарата Кавказ, появилось сообщение о том, что "на данный момент Вооружённые Силы Имарата Кавказ в значительной степени контролируют горные районы Дагестана, Ичкерии, Ингушетии, Кабарды, Балкарии и Карачая". Указанные территории определены как "зона военной активности ВС Имарата Кавказ". При этом в качестве "зоны военных действий диверсионного характера" определены "предгорные и плоскостные районы и населённые пункты указанных вилайятов, а также вилайяты Иристон (Северная Осетия, 11 мая 2009 г. Иристон был упразднён и включён в состав вилайята Галгайче (Ингушетия)) и Ногайская Степь (Ставропольский край), западные и причерноморские районы Северного Кавказа", а также "Приволжский и Уральский регионы РФ".

В сентябре этого года ресурсы, поддерживающие боевиков, распространили обращение Умарова с призывом еще более усилить борьбу в священный для мусульман месяц Рамадан, который назван "лучшим временем для джихада".

Новой особенностью борьбы сторонников Имарата стало расширение не только ее территориальных пределов, но и самого понятия "врага". В упомянутом выше интервью Prague Watchdog от 4 июля этого года Докку Умаров дал понять, что отныне мишенью борьбы "моджахедов" являются не только силовики, но и гражданское население - за то, что принимает руководство поддерживаемых Москвой властей республик Северного Кавказа.

Совершенные в течение нескольких последних месяцев теракты с использованием смертников на Северном Кавказе ведут к выводу о том, что заявленная теория перешла в практику - в большинстве случаев смертники подрывали себя в людных местах, в результате чего жертвами данных акций становились не только милиционеры, но и мирные жители.

"Те, кто сегодня воюет в Чечне и других республиках Северного Кавказа, уже не говорят о борьбе за независимость Ичкерии. У них совершенно другие идеалы и совершенно иные задачи. Умаров перевел войну в религиозное противостояние, где с одной стороны находятся моджахеды, то есть борцы за веру, а с другой - кафиры (неверные), оккупировавшие мусульманские республики Кавказа и их пособники - "муртады (отступники) их числа местных "национал-предателей"", - отмечает один из местных наблюдателей в Чечне.

Наблюдения и прогнозы аналитиков

Конфликт в рамках лагеря боевиков Северного Кавказа сейчас представляет собой спор двух идеологий: "сепаратистского этнического национализма (целью которого видится суверенная Чечня даже без братской вайнахской Ингушетии)" и "универсалистского религиозного проекта", при котором борьба индивида "включается в часть глобального джихада, а ее конечная цель не ограничивается Северным Кавказом, и даже, по большому счету, Россией", отмечает заместитель директора российского Института политического и военного анализа Сергей Маркедонов.

При этом, по мнению политолога, противники власти, борющиеся за Имарат Кавказ, имеют более сильную идеологическую мотивацию, чем сепаратисты, которые строили независимую Чечню на основе противостояния ее с "империей".

"Их (сторонников Имарата) будет сложнее купить или распропагандировать. Пропаганда должна быть нацелена не столько на них, сколько на сомневающееся или колеблющееся население. А колеблется оно по одной простой причине - из-за отсутствия позитивной политики властей и как следствие, позитивной социальной динамики", - пишет Маркедонов в статье "Суровый приговор и его последствия" на сайте "Политком. Ру".

За десять лет можно уже понять, что вытравить сопротивление на Северном Кавказе военным путем Россия не в силах, считает обозреватель "Русского репортера" Шура Бутрин. "Два года назад Доку Умаров провозгласил упразднение Ичкерии и создание Кавказского Эмирата. На это мало кто обратил внимание, поскольку казалось, что речь идет о виртуальных сущностях, смене названия террористической группировки. Но речь шла о реальности. Часть северокавказского населения в России не живет. Они с ней не хотят иметь ничего общего. Для них это государство-оккупант, захвативший их земли. Это десятки тысяч людей. Естественно, в этой среде будет жить подполье", - пишет Бутрин в статье "10 лет Второй чеченской".

Автор подчеркивает, что за десять лет сопротивление вооруженного подполья в Чечне сильно изменилось: "Во время первой и второй войн это были разрозненные отряды, состоявшие из людей с очень разной мотивацией. Там были и герои, и бандиты, и крестьяне, и случайные, обычные люди [...]. Большинство из них, когда стало понятно, что война проиграна, перешли к Кадырову. Теперь война незаметнее, ее легко скрыть — но она гораздо серьезнее. Сопротивление очистилось от случайных людей, превратилось в религиозную секту с мощной идеологией. Ее основа — джихад. Боевики полностью избавились от национальных идей, независимость Чечни их больше не интересует.  Джихад — сам по себе смысл жизни, высшая реализация".

Российский историк Борис Соколов видит завершение борьбы, которую российские силовые структуры ведут против исламских повстанцев и подполья на Северном Кавказе, в одном из трех сценариев. "Сценарий первый: исламское подполье разгромлено, национальные республики Северного Кавказа остаются в составе Российской Федерации. Сценарий второй: республики Северного Кавказа обретают политическую независимость и там устанавливаются режимы, дружественные России и способные обуздать радикальных исламистов. И, наконец, третий сценарий: на месте северокавказских республик образуется крайне враждебное России исламское государство – имарат (эмират) Кавказ", - пишет Соколов в статье "Что вместо "имарата Кавказ"?" на страницах "Русского журнала".

"Многомиллиардными дотациями центр покупает лояльность северокавказских элит, закрывая глаза на то, что большая часть средств разворовывается и используется не по назначению, так что до рядовых граждан от московских щедрот доходят только крохи [...]. Неудивительно, что моджахеды с их приверженностью к простоте первоначального ислама, пользуются значительной популярностью среди местного населения", - отмечает Соколов, добавляя, что "моджахеды Умарова" координируют свою деятельность по всему Северному Кавказу, не обращая внимания на административные границы, а федеральный центр в своей политике вынужден этих границ придерживаться.

Другой автор "Русского журнала" Руслан Курбанов отмечает, что "салафизация", или "фундаментализация" районов Кавказа с утраченными или подорванными в советское время исламскими традициями (ногайские районы, Южный Дагестан, Кабарда), начавшаяся в начале 2000 годов, приобрела уже практически необратимый характер. Он приводит слова одного из свидетелей разгрома салафитских общин Дагестана Абдурашида Саидова: "Когда власти начали бороться с религиозной идеологией привычными топорными методами – репрессиями, гонениями […], начался массовый исход инакомыслящих в Ичкерию […]. Гонения сплотили фундаменталистов, подняли их дух, укрепили волю к победе, качественно улучшили вооружение и боеспособность".

Точка зрения властей

Между тем, точка зрения официальных властей на ситуацию в Северо-Кавказском регионе состоит в том, что деятельность боевиков здесь - не автономна, а режиссируема и подпитываема из-за рубежа, как людскими ресурсами (специалистами по ведению диверсионно-подрывной войны и вербовки новых адептов джихада), так и материальными (деньгами, оружием и боеприпасами).

"За арабами, которые пишут для этих деятелей фетвы: "Убьешь милиционера — и сразу шахид", стоят спецслужбы, в том числе американские, английские", - считает президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров.

Официальных документов, свидетельствующих о причастности отдельных ведущих мировых держав к попыткам дестабилизации криминальной и политической обстановки в Северо-Кавказском регионе, нет, но факты связи отечественных исламистов с зарубежными спонсорами налицо, пишет Государственное учреждение "Информационное агентство "Грозный-Информ", учредителем которого является Министерство Чеченской Республики по национальной политике, печати и информации.

Президент Чечни Рамзан Кадыров уверен в возможности полного уничтожения боевиков и считает, что для решения проблемы незаконных вооруженных формирований необходимо объединить усилия правоохранительных органов Дагестана, Чечни и Ингушетии.

На территории Чечни и Ингушетии сотрудники силовых структур продолжают усиленные операции против участников вооруженного подполья. Самые значительные результаты этих мероприятий - захват в плен полевого командира среднего звена боевиков Рустамана Махаури и уничтожение группы боевиков численностью в восемь человек, во главе с амиром джамаата села Азамат-Юрт Шелковского района Чечни Абубакаром Пашаевым.

В то же время, сроки, которые отводил Кадыров на уничтожение воруженного подполья на территории Чечни, постоянно продлеваются. В мае этого года им назывался срок в две недели, в июне - месяц, в сентябре глава Чечни заявил, что 2009 год - "последний год для бандитов".

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 23:59

  • Около двух тысяч человек приняли участие в митингах оппозиции в Азербайджане

    Оппозиционные организации Азербайджана провели в День Республики митинги у памятника одному из основателей Азербайджанской демократической республики Мамед Эмину Расулзаде в бакинском пригороде Новханы. На митингах прозвучала критика в адрес властей Азербайджана за нарушение прав человека, коррупцию, забвение целей и ценностей первой Азербайджанской республики, созданной 99 лет назад, передает корреспондент "Кавказского узла".

28 мая 2017, 23:40

28 мая 2017, 22:53

28 мая 2017, 21:53

28 мая 2017, 20:54

Архив новостей