28 сентября 2009, 21:15

Ганнушкина: Кадыров сделал власти Чечни неспособными воспринимать правозащитников

С приходом к власти в Чечне Рамзана Кадырова любые слова правозащитников, даже не содержащие критики, стали восприниматься в штыки. Об этом заявила председатель Комитета гражданского содействия Светлана Ганнушкина, выступившая 25 сентября в Тверском суде Москвы в качестве свидетеля защиты на заседании суда по иску Рамзана Кадырова к главе Правозащитного центра "Мемориал" Олегу Орлову.

Таким образом, Ганнушкина пояснила слова ответчика о том, что "Кадыров сделал невозможной работу правозащитников в Чечне".

Напомним, что основные претензии президента Чечни заключаются в том, что Орлов, по его мнению, публично оскорбил Кадырова, обвинив его в гибели чеченской правозащитницы Натальи Эстемировой.

Ганнушкина рассказала, как сегодня складываются отношения чеченских властей с правозащитными организациями. Она сравнила условия  работы в Чечне до и после прихода к власти  Рамзана Кадырова.

"При Алханове (Алу Алханов - президент Чечни с сентября 2004 по февраль 2007 года - прим. "Кавказского узла") был такой случай: в 2006 году сотрудник организации "Гражданское содействие" – водитель Булат Чилаев был похищен в Чечне. Во время митинга за его освобождения милиция нас охраняла. Сейчас, когда 16 июля у "Мемориала" стихийно образовалась похоронная процессия, правоохранители вели себя вызывающе. Один из них пообещал: "Сейчас всех задержу, а дело на всех найдут" – вот такая обстановка в современной Чечне. Отношения к правозащитником грубое", - сказала Светлана Ганнушкина.

Она заметила, что в ежегодном докладе "О положении жителей Чечни в Российской федерации" ПЦ "Мемориал" практически каждое слово было воспринято как нападка на Чечню.

"В частности, предисловие о том, что Чечня отстраивается, где руины заменяются только что возникшими, вырастающими, как детский конструктор новенькими, цветными домами, были почему-то истолкованы так, как будто мы говорим о недостатках строительства", - рассказала Ганнушкина.

"На встрече с Кадыровым в его резиденции в феврале 2008 года от Рамзана Кадырова поступило предложение: чтобы мы ничего не публиковали, не выступали ни в Интернете, ни в прессе, а с каждой проблемой шли лично к нему", -  рассказа Ганнушкина. "Кстати, все попытки обратиться к нему впоследствии ни к чему не приводили – письма до него не доходят", - добавила правозащитница, заметив, что люди Кадырова не передают письма президенту из-за страха.

Ганнушкина рассказала, что на вопрос, читал ли Кадыров доклады правозащитников, чтобы их критиковать, он сказал, что не читал, но ему этого и не нужно, так как ему все докладывают. "Во время второй встречи осенью прошлого года стало ясно, что руководитель Чечни совершенно не понимает, как мы работаем и что мы делаем. На его утверждение, что он делает все для блага чеченского народа, я ответила, что ему должна быть выгодна и нужна наша информация – мы говорим, где и почему страдает ваш народ. На это я получила ответ: "зачем мне ваша информация, если у меня в каждом маршрутном такси – свой агент",- рассказала Ганнушкина.

Правозащитница отметила неряшливость в исковом заявлении Кадырова: "Насколько ему хорошо докладывают, видно хотя бы потому, как составлено исковое заявление: в нем говорится, что Орлов на встрече с Кадыровым "настаивал на восстановлении пришедшего в упадок одного высокогорного села; что Кадыров предложил Орлову найти десяток семей, которые бы согласились вернуться в село на постоянное место жительства, если для них будут построены дома; на этом проблема исчерпалась – желающих вернуться не нашлось", - процитировала иск Кадырова Ганнушкина

"Очень странно это читать. Вообще-то речь идет о предложении Екатерины Сокирянской по поводу села Зумсой. На следующий день (после встречи с Кадыровым) мы нашли около пятнадцати семей, и власти Чечни стали это село восстанавливать. Они расчистили дорогу, провели электричество, заложили десять домов, построили школу и социальные здания. Мы и сейчас помогаем этому селу, мы достали деньги на приобретение скота, весной были найдены деньги на приобретение картошки на посев, сейчас найдены средства на транспорт для этого села", - рассказала правозащитница, отметив, что в случае с селом Зумсой власти Чечни не в чем упрекнуть и непонятно, почему такой пассаж вошел в иск Кадырова.

31 марта 2008 года Наталья Эстемирова была вызвана в мэрию Грозного, и в присутствии мэра Грозного Муслима Хучиева появился Рамзан Кадыров, продолжила Ганнушкина. "Он начал с крика, позволил себе оскорбительные выражения по отношению к Наташе, говорил, что порядочная женщина не ходит без головного убора. Сказал, что он думал, что она не чеченка, а оказывается, она чеченка, в заключение Кадыров сказал, что она должна подумать, что у нее есть дочь. И это прозвучало, как серьезная угроза", - рассказывает Ганнушкина.

По ее словам, Кадыров позволял себе выражения, которые обычно при женщинах не произносят. "Он все больше приходил в гнев и требовал, чтобы Хучиев к нему присоединился. Наконец, он сказал: все, я тебя снимаю. Мне такой председатель (Общественного совета по правам человека при мэрии Грозного - прим. "Кавказского узла") не нужен", - пересказала встречу Ганнушкина со слов самой Эстемировой.

По словам Ганнушкиной, все это выглядело угрожающе. "Для нас было очевидно ощущение опасности, и Наташа, наконец, уступила уговорам коллег и на некоторое время выехала из России", - заметила правозащитница.

После своего возвращения Эстемирова продолжа заниматься общественно  значимой работой.

"7 июля 2009 года произошла публичная казнь в селе Ахкинчу-Борзой, о которой писала Эстемирова. А 10 июля руководитель грозненского "Мемориала" Шахман Акбулатов был приглашен к Нурди Нухажиеву, человеку, который верно служит Рамзану Кадырову.  Он стал говорить, что нехорошо так поступать – что если она что-то знает, она должна решать проблему внутри Чечни, а не кричать об этом на весь мир", - рассказывает правозащитница.

"После этого Нухажиев сказал: "Вам нужно изменить методы вашей работы, чтобы не случилось непоправимое". После того, как разговор прошел в достаточно мирных тонах, Нухажиев пригласил журналиста, который снял как будто бы его встречу с представителями правозащитных организаций в лице Шахмана Акбулатова и двух его собственных сотрудников. Тон, которым он разговаривал с Акбулатовым, бы поучающим. Я считаю, это видео было сделано для того, чтобы отчитаться перед Кадыровым", - заметила Ганнушкина.

По ее словам, эта встреча была воспринята как однозначная угроза. "Мы приняли решение, что Наташе вновь необходимо покинуть Чечню, но она не успела этого сделать", - посетовала Ганнушкина. Она добавила, что после встречи с Нухажиевым еще два человека непосредственно передавали угрозы Наталье Эстемировой. "Я не могу назвать здесь фамилии этих людей, однако я назвала их следствию", - рассказала правозащитница.

"Последние ее два дня мы провели вместе. Мы встречались с прокурором Чечни, заместителем министра внутренних дел, заместителем руководителя следственного комитета. Хочу отметить, что при президенте Алханове нам не составляло труда попасть на прием к министру внутренних дел, и он всегда отвечал на звонки, либо перезванивал. А тут он отказался с нами встретиться, несмотря на то, что была договоренность", - продолжила Ганнушкина.

По ее словам, на этих встречах она с Эстемировой говорили о поджогах домов родственников боевиков, или даже тех, кого просто подозревают в помощи боевикам. "И прокурор Чечни, и заместитель министра внутренних дел сказали, что люди перестали обращаться к ним с жалобами и заявлениями. И прокурор, и замминистра внутренних дел пообещали, что по нашим заявлениям, даже если нет заявлений потерпевших, они в любом случае будут проводить проверки", - рассказала Светлана Ганнушкина.

С июля этого года в Чечне правозащитники зафиксировали около 30 поджогов домов родственников тех, кого считали пособниками боевиков. Эти поджоги все труднее описывать из-за того, что пострадавшие боятся жаловаться, рассказала в разговоре с корреспондентом "Кавказского узла" заместитель руководителя московского бюро Human Rights Watch Татьяна Локшина.

За период с июня 2008 по март 2009 года российское отделение Human Rights Watch располагает данными о 25 случаях карательных поджогов домов, предположительно совершенных республиканскими силовыми структурами, в семи районах Чечни. Во всех случаях кто-то из членов пострадавшей семьи считался боевиком (обычно это сын или племянник), констатируют правозащитники. Как правило, перед поджогом правоохранительные органы и местная администрация требовали вернуть родственника домой, угрожая в противном случае самыми серьезными последствиями.

Как уже писал "Кавказский узел", в борьбе против участников вооруженного подполья сотрудники силовых структур Чечни все активнее используют такие меры как сжигание домов их близких, запреты устраивать поминки по убитым боевикам и хоронить их на кладбищах, а также практику постоянного прессинга и морального, а зачастую даже физического, давления не только на близких членов семьи участника вооруженного подполья, но и на их друзей и знакомых.

О фактах подобного рода и росте похищений людей в Чечне, незадолго до своей гибели открыто говорила известная чеченская правозащитница Наталья Эстемирова, похищенная и убитая 15 июля текущего года, а факт сожжения домов родственников боевиков в Чечне ранее был признан Human Rights Watch. Сообщал об этом и Правозащитный центр «Мемориал», отмечая, что поджоги совершаются с одобрения властей Чечни.

Автор: Анастасия Кириленко; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

20 сентября 2017, 06:29

  • Политологи отметили низкий интерес избирателей к муниципальным выборам в Грузии

    Муниципальные выборы мало интересуют оппозицию, уверен политолог Дмитрий Авалиани. Избиратель считает, что ни одна из партий не отвечает его запросам, заявил политолог Гия Хухашвили, который также высказал мнение, что второй тур выборов мэра Тбилиси весьма вероятен. Люди больше не доверяют партиям, считает депутат от "Европейской партии" Давид Дарчиашвили.

20 сентября 2017, 05:59

20 сентября 2017, 05:14

  • Содокладчики ПАСЕ призвали Баку освободить политзаключенных

    Содокладчики Мониторингового комитета ПАСЕ Штефан Шеннак (Австрия) и Цезар Флорин Преда (Румыния) призвали власти Азербайджана ускорить реформу пенитенциарной системы, привести к европейским стандартам законодательство об НПО и освободить активистов, арестованных и осужденных по политическим мотивам. Совет Европы переходит на принципиальную позицию в вопросах соблюдения прав человека в Азербайджане, прокомментировали заявление сопредседателей опрошенные "Кавказским узлом" правозащитники.

20 сентября 2017, 04:15

20 сентября 2017, 03:47

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей