03 августа 2009, 00:00

История поисков и возвращения Масхуда Абдуллаева

Ровно месяц правозащитники пытались выяснить, какова судьба депортированного 20 июня из Египта студента Масхуда Абдуллаева. В день высылки наша коллега Елена Санникова встречала в аэропорту "Домодедова" рейс, которым были высланы в Россию студенты Ахмед Азимов и Масхуд Абдуллаев. Через некоторое время Азимов вышел в общий зал. Абдуллаев там так и не появился.

Его бесплодно прождали почти до утра следующего дня.

В дежурной части ФСБ аэропорта разным лицам давалась различная информация. Так через 5 часов после приземления самолета встречающим было сказано, что Абдуллаев задержан для проверки и находится у них. В то же самое время Елене Буртиной, представившейся помощницей члена Совета при Президенте России по правам человека Светланы Ганнушкиной, звонившей по телефону в дежурную часть ФСБ, сообщили, что он пересек границу и отпущен 3 часа назад. Еще через час ей ответили, что Абдуллаев, по всей вероятности, пошел за багажом, но потом добавили: "или задержан другими структурами".

Чтобы узнать, где находится Масхуд Абдуллаев, нами были направлены запросы во все правоохранительные органы.

Мать Масхуда Сацита Абдуллаева была чрезвычайно обеспокоена судьбой сына, ни разу не позвонившего ей. По ее словам, такое невнимание к семье ему совсем не свойственно. Сацита Абдуллаева выслала нотариально заверенную доверенность на имя Светланы Ганнушкиной для ведения дела о розыске ее сына.

Неожиданно 29 июня в 20.35 Масхуд Абдуллаев появился в прямом эфире передачи "Точка опоры" ГТРК "Грозный". В интервью Масхуд рассказал, что ночь прибытия в Москву он провел в аэропорту "Домодедово", после чего сам отправился в Грозный. Он говорил о том, что в Чечне все лучше, чем он представлял себе, несколько раз, как заклинание, произнес: "здесь дают молиться". Отметил, что наблюдает (почему-то из окна), как вечером люди свободно гуляют по городу.

После этого нам стали приходить ответы из правоохранительных органов, в которых со ссылкой на эту передачу и последовавшую за ним статью в "МК" говорилось, что Масхуд на свободе.

Еще через несколько дней по грозненскому телевиденью Масхуд Абдуллаев был показан уже в компании Нурди Нухажиева – уполномоченного по правам человека ЧР.

Однако уверенность в том, что Масхуд жив и здоров, не снимала опасения за его безопасность. Он по-прежнему не связывался с семьей, никто не мог подтвердить добровольность его приезда и пребывания в Чеченской Республике.

В связи с этим 14 июля Светлана Ганнушкина вместе с расстрелянной на следующий день Наташей Эстемировой посетила Прокуратуру, МВД и Управления следственного комитета ЧР и подала заявления на имя министра ВД и руководителя Следственного управления о проведении проверки по факту возможного похищения Масхуда Абдуллаева и насильственного лишения его свободы.

20 июля в 6 часов вечера по мобильному телефону Светланы Ганнушкиной позвонил молодой мужчина, который представился как следователь Следственного управления по ЧР Беслан Лабазанов. Он сказал, что проводит проверку по ее заявлению об исчезновении Масхуда Абдуллаева, сообщил, что вызвал Масхуда, и тот вскоре придет в управление. Следователь предложил перезвонить, чтобы Ганнушкина могла сама поговорить с ним.

На вопрос: как ему удалось найти Масхуда, чтобы пригласить его к себе – Лабазанов ответил, что сделал это через знакомых. Светлана Ганнушкина попросила не только дать ей поговорить с Масхудом, но и предоставить ему возможность встретиться с кем-нибудь из ее коллег.

По мобильному телефону она связалась с Шахманом Акбулатовым и просила его подойти к Следственному управлению.

Через некоторое время следователь перезвонил и передал трубку Масхуду Абдуллаеву. Между ним и Ганнушкиной состоялся следующий разговор.

- Где Вы были все это время?

- Здесь, в Грозном?

- Где Вы живете?

- У друзей.

- Почему не звонили матери в Баку – она волнуется?

- Сегодня позвонил.

- Почему не звонили раньше?

- Так... Не получалось.

- Почему не встречались с родственниками?

- Не знаю.

- Какие у Вас планы на ближайшее время?

- В четверг мне обещали выдать паспорт, и в пятницу поеду в Баку.

В каждом звуке голоса Масхуда слышалось напряжение.

Еще через 20 минут Светлана Ганнушкина позвонила Шахману Акбулатову, который уже находился у следователя рядом с Масхудом. Шахман сказал, что у Масхуда были взяты объяснения в рамках проверки ее заявления о его возможном похищении. В объяснениях Масхуд написал, что после депортации из Египта его в аэропорту г. Москвы встретили сотрудники правоохранительных органов ЧР, которые затем доставили его в Грозный, против чего он не возражал, потому что и сам собирался ехать в Чечню.

Шахман по просьбе Ганнушкиной спросил Масхуда, где он остановился в Грозном, и получил ответ, что из соображений безопасности Масхуд не хочет раскрывать адрес друзей, у которых живет. Он также сказал, что у него нет мобильного телефона, а номеров телефонов друзей он не знает. Он еще раз подтвердил свое намерение уехать в Баку в пятницу.

У дверей здания его ожидали "друзья", в сопровождении которых он ушел и сел в машину.

После этого разговора Светлана Ганнушкина позвонила матери Масхуда – Сацита подтвердила, что сын ей звонил. Она сказала, что, по его словам, в Баку он поедет на машине и просит, чтобы его встречали на границе.

Таким образом, правозащитники снова были лишены возможности самостоятельно связываться с Масхудом Абдуллаевым и только надеялись, что в пятницу 24 июля он сможет осуществить свое намерение воссоединиться с семьей.

Однако 21 июля вечером Светлане Ганнушкиной позвонили уже из Прокуратуры Чечни и спросили, какого ответа она ожидает на свой запрос. Ганнушкина сказала, что лучшим ответом ей будет услышать в своем телефоне голоса Сациты и Масхуда, которые будут звонить ей с территории Азербайджана и скажут, что они вместе и "друзья", не имеющие мобильных телефонов и адреса, его больше не сопровождают.

Еще через час Ганнушкиной позвонила Сацита Абдуллаева и сообщила, что ей звонили из Чечни и просили встречать Масхуда на границе на следующий день в 12 часов. Ганнушкина связалась с УВКБ ООН и договорилась об участии их представителя во встрече на границе.

На следующий день, 22 июля, в 14.30 Сацита и Масхуд позвонили Светлане Ганнушкиной и сообщили, что встреча состоялась и они едут домой. Голос Масхуда звучал совсем иначе, чем за два дня до этого, когда он говорил из кабинета следователя.

Таким образом, история закончилась благополучно, за что вместе с семьей Абдуллаевых мы благодарим всех, кто приложил к этому усилия.

Июль 2009 года

Автор: Светлана Ганнушкина; источник: Комитет "Гражданское содействие"

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

25 марта 2017, 19:16

25 марта 2017, 18:17

25 марта 2017, 17:28

25 марта 2017, 17:25

25 марта 2017, 16:51

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии