30 июня 2009, 15:58

Дело "12-ти" (по факту нападения на Ингушетию в 2004 году)

Справка Правозащитного центра "Мемориал".

В начале апреля 2007 года начался судебный процесс, рассматривающий уголовное дело № 06560235 в отношении 12 обвиняемых в причастности к нападению на Республику Ингушетия в июне 2004 года. Среди подсудимых 10 жителей Ингушетии и двое уроженцев Чеченской Республики:

1. Адам Абуезитович Муталиев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.105 ("Убийство"), ч.4 ст.166 ("Неправомерное завладение автомобилем или иным транспортным средством без цели хищения"), ч.3 ст.205 ("Терроризм"), ч.2 ст.209 ("Бандитизм"), ч.2 ст.210 ("Организация преступного сообщества (преступной организации)"), ч.3 ст.222 ("Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств"), п.п. "а", "б" ч.4 ст.226 ("Хищение либо вымогательство оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств"), ст.317 ("Посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа") УК РФ. Задержан в конце января - начале февраля 2006 года.

ПЦ "Мемориал" известны следующие обстоятельства задержания А.Муталиева:

4 февраля 2006 года после полудня к дому семьи Муталиевых (Республика Ингушетия, с.Экажево, ул.Осканова, 26) приехали сотрудники неустановленного силового ведомства. К дому они подъехали на нескольких микроавтобусах "Газель" белого цвета и легковых машинах разных марок (УАЗ, ВАЗ, ГАЗ "Волга"). Во двор зашли примерно 20 вооруженных людей, остальные блокировали дом по периметру. Большинство "силовиков" были в масках. Двое были в штатском и без масок и, по всей видимости, руководили остальными.

Не представившись, военные вызвали на улицу Магомеда Абуезитовича Муталиева, 1972 г.р., сотрудника МВД РИ, и предложили ему вынести табельной оружие, отсоединив обойму. Оружие забирать не стали. Затем "силовики" произвели поверхностный осмотр двора дома и прилагающего земельного участка, и уехали. Во дворе они провели всего пять минут. Причины своего визита объяснять не стали.

Проехав метров сто от дома Муталиевых, сотрудники силовых структур стали осматривать заброшенный участок земли, расположенный в пер. Сунженский. К этому месту они никого не пропускали, и в течение часа произвели тщательный осмотр.

7 февраля Магомеду Муталиеву стало известно о том, что его брат, Адам Абуезитович Муталиев, 1980 г.р., пропал без вести.

28 января Адам Муталиев вместе со своим двоюродным братом, Адамом Мухарбековичем Муталиевым, 1981 г.р. (жителем с.Альтиево РИ) и еще одним знакомым по фамилии Измаилов (жителем с.Экажево РИ) сели на поезд в г.Петропавловск Республики Казахстан, следовавший в г.Ростов. По дороге все трое пропали.

Родственники считают, что молодых мужчин сняли с поезда сотрудники правоохранительных органов. Причины их задержания неизвестны. Визит сотрудников силовых структур в свой дом Муталиевы напрямую связывают с исчезновением Адама Муталиева. Более того, у Муталиевых есть неподтвержденная информация о том, что Адам Абуезитович Муталиев может находиться в СИЗО г Владикавказ.

Факт задержания А.А. Муталиева сотрудниками силовых структур косвенно подтверждает и сообщение РИА "Новости" от 5 февраля 2006 года: "В Ингушетии в частном домовладении обнаружен тайник с оружием, сообщили РИА Новости в воскресенье в правоохранительных органах республики.

"Тайник с оружием был найден 4 февраля в населенном пункте Экажево Назрановского района республики в ходе проведения следственно-оперативных мероприятий с ранее задержанным участником незаконных вооруженных формирований", - сказал собеседник агентства.

По его словам, оружие подозреваемый хранил в собственном доме.

"Из тайника изъяты три гранатомета РПГ-26, два автомата Калашникова и винтовка Мосина", - добавил собеседник агентства".

 
2. Илез Хамбурович Ганиев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.105, ч.3 ст.127 ("Незаконное лишение свободы"), ч.4 ст.166, ч.3 ст.205, ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч.3 ст.222, ч.3 ст.223 ("Незаконное изготовление оружия"), п.п. "а", "б" ч.4 ст. 226, ст.317 УК РФ. Задержан 5 мая 2006 года в г. Новый-Уренгой.

После задержания Ганиев был переправлен в г.Владикавказ РСО-А и помещен в местный СИЗО. Ему было предъявлено обвинение в участии нападения боевиков на Ингушетию в июне 2004 года. В ходе допросов, которые проводились в здание УБОП при МВД РСО-Алания сотрудниками следственной группы Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО (руководитель Криворотов К.Е.) и сотрудниками УБОП, его избивали и пытали. В результате, по словам Ганиева, он вынужден был подписать признательные показания и оговорить себя. В дальнейшем в своем заявлении от 8 июня 2006 года на имя руководителя следственной группы Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО Криворотова К.Е. Ганиев от своих показаний отказался.

9 июня 2006 года в адрес ПЦ "Мемориал" поступило заявление от отца Илеза Ганиева, Хамбора Ганиева, в котором он заявляет, что его сын не был участником нападения на Ингушетию, так как в этот период находился вместе с ним в с.Одино Курганской области, где занимался сельским хозяйством.

"В Правозащитный Центр "Мемориал"
от Ганиева Хамборы Хаматхановича, 1957 г.р.,
прож. Курганская обл., Мокроусовский р-он, с. Лапушки.

Заявление

С 2000 года я проживаю по указанному адресу, где имею крестьянско-фермерское хозяйство. Семья моя, состоящая из семи человек, проживает в РИ, Сунженский район, с. Алхасты, ул. Ленина, 19. Мой старший сын, Ганиев Илез Хамбурович, 1981 года рождения, с весны 2001 постоянно находится со мной, помогая мне по моей работе. 5 мая 2006 года моего сына Илеза, который вместе со мной по работе выехал в г. Новый Уренгой, задержали работники милиции, которые пояснили, что он задержан по событиям нападения на РИ летом 2004 года. Илез был доставлен в РСО-Аланию, где находится под следствием в следственном изоляторе в г. Владикавказе. Задержание моего сына является провокацией, так как он с 2001 года находится при мне в Курганской области. За период с 2001 года по настоящее время мы приезжали в РИ один раз в год. По поводу событий с 21 на 22 июня 2004 года могу пояснить, что узнав о случившемся по телевизору, что в Ингушетии идет война, я, взяв сына, приехал с Курганской области домой где-то 24-25 июня. В республике было спокойно, с семьей все было в порядке. Побыв дома дней пять-шесть мы опять уехали обратно. Приезжали мы на моей личной автомашине ВАЗ-2108 Е 234 ВВ, 45-й регион. С этого времени ни я, ни мой сын Илез домой не приезжали.

В 2001-2002 гг. мы с сыном жили в с. Одино Курганской области, где занимались сельским хозяйством. Сельчане подтвердят это. С весны 2003 года с сыном занимались сельским хозяйством в Лебяжьевском районе с. Речновское и находились там по глубокую осень. Выращивали морковь, картофель, свеклу. С нами работали с села Мокроусовка Пауль Галина, Вера фамилии не помню, но ее знает Пауль. Степанцовы Виктор и Алексей с с. Мокроусовка, с села Лебяжий Арсамаков Иса и его жена Марина и другие, которые подтвердят, то, что я с сыном Илезом постоянно находились на полевых работах в совхозе Речновское.

С марта-апреля 2004 года мы с Илезом возили с г. Кургана в г. Уренгой пиломатериалы. Этим мы занимались по май 2006 года пока не забрали Илеза. При этом я арендовал автомашины с Макушенского транса Курганской обл. и водители, которые работали этот период со мной и с Илезом, могут подтвердить. Это Лисих Александр Семенович, Казначеев Дмитрий, Житов Олег на частном КАМАЗе, прож. в Мокроусовском районе, деревню не помню. Наше с сыном нахождение безвыездно в Курганской обл. могут подтвердить также хозяева квартир, которые мы вынуждены были снимать в связи с частыми переездами по работе (точные адреса и данные владельцев квартир дам при необходимости).

Я в курсе ответственности за заведомо ложные показания и попытку укрыть лиц, совершивших тяжкие преступления, но в этом случае мой сын не виноват, он ни в каких противоправных действиях не участвовал, не является ваххабитом и членом НВФ.

9 июня 2006 года
Ганиев Х.Х."

 
3. Бейбулат Чингисханович Амирханов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "е", "ж", "з" ч.2 ст.105, ч.3 ст.127, ч.4 ст.166, ч.3 ст.205, ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч.3 ст.222,ч.3 ст.223, п.п. "а", "б" ч.4 ст.226, ст.317 УК РФ.
 
4. Акрамат Аюпович Гамботов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "в" ч.3 ст.126 ("Похищение человека"), ч.1, 2 ст.209,ч.1, 2 ст.210, ч.3 ст.222, ст.317, ч.3 ст.327 ("Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, государственных наград, штампов, печатей, бланков") УК РФ. Задержан 21 октября 2005 года в г.Назрань.

Обстоятельства задержания А.Гамботова:

21 октября 2005 года, примерно в 15.30, в муниципальном округе Гамурзиевский г.Назрань РИ сотрудниками неизвестной российской силовой структуры была проведена спецоперация, в результате которой был взорван дом Тимура Халухоева, 1970 г.р., и задержан беженец из Северной Осетии Акрамат Гамботов, 1980 г. р., временно проживающий в с.Плиево.

По словам очевидцев, примерно в 15.30, в с.Гамурзиево на ул.Степная приехало большое количество сотрудников силовых структур (до 100 человек) в масках. Они приехали на двух-трех микроавтобусах "Газель" белого цвета (без номеров с тонированными стеклами), двух машинах ВАЗ-21099 серебристого цвета (с тонированными стеклами; одна машина - с регистрационным номером), двух а/м ВАЗ-2107 белого и зеленого цвета (без номеров), нескольких а/м УАЗ (с тонированными стеклами; одна - т.н. "таблетка") и др. Прилегающие улицы и подъезды к ул. Степная были блокированы.

"Силовики" разговаривали по-русски без акцента, но несколько среди них говорили по-ингушски.

40-50 военных ворвались в дом Тимура Халухоева (ул.Степная, 4). В это время там находилась его жена, Лейла Тумгоева, 1980 г.р., кормившая грудью дочь (еще двое детей играли во дворе у соседей), и гость, Акрамат Гамботов, который дожидался хозяина дома. Сотрудники силовых структур, не представляясь, спросили у хозяйки, где высокий плотный мужчина, который только что забежал к ним в дом. Лейла сказала, что к ним такой человек не заходил. Военные не поверили и стали обыскивать комнаты, предварительно обстреливая их из автоматов. Когда очередь дошла до комнаты, в которой имелся погреб, Лейле приказали войти туда первой. Затем вывели ее оттуда и бросили в погреб гранату.

В одной из комнат они обнаружили пытавшегося спрятаться Акрамата Гамботова. Его избили, вытащили на улицу и забросили в "Газель".

По словам Лейлы Тумгоевой, сотрудники силовых структур украли ее мобильный телефон и золотые украшения. Когда женщина попыталась возмутиться, ее грубо вытолкали из комнаты, сказав, что она слепая.

Лейла Тумгоева утверждает, что от военных пахло спиртным.

Закончив осмотр дома, "силовики" вышли на улицу. Один из них предложил взорвать его.

Так же сотрудники силовых структур обыскали соседние три-четыре дома, причем и там себя вели грубо и не церемонились с их обитателями. Например, при обыске в доме Беслана Цицкиева, поставили к стенке всех, кто там находился: женщин и малолетних детей (старшему - около 10 лет) и все то время, пока шел обыск держали их под прицелами автоматов.

Через 10-20 минут в доме Халухоевых был произведен повторный обыск, после которого сотрудники силовых структур насильно выволокли на улицу хозяйку дома, Лейлу Тумгоеву. Они приказали жителям соседних домов отойти на безопасное расстояния, объяснив, что сейчас будет взрыв. И действительно через некоторое время прогремел сильный взрыв, от которого половина дома обрушилась. Соседние дома получили незначительные повреждения (в основном выбиты стекла). Предположительно, в доме было приведено в действие безоболочное взрывное устройство (на месте взрыва не осталось осколков).

После этого, примерно около 18.00, сотрудники силовых структур уехали. Акрамата Гамботова они увезли с собой. Лейла Тумгоева и соседи, знавшие его, утверждают, что он абсолютно ни в чем не виноват. От "силовиков" он действительно спрятался, потому что сильно испугался, т.к. год назад его уже один раз забрали по ошибке и затем выбросили на какой-то свалке, жестоко избив. Более того, под описание человека, которого якобы искали военные, он абсолютно не подходил: Акрамат был щуплым и не высокого роста.

Следует отметить, что в район проведения спецоперации не пропускали не только местных жителей, например, матерей, у которых оставались дома дети, хозяина дома, Тимура Халухоева, но так же и сотрудников милиции РИ. По всей видимости, милиционеры приехали по вызову, но так и простояли все время за кольцом оцепления, пока сотрудники силовых структур не уехали.

На следующий день на место происшествия приехали сотрудники прокуратуры РИ и опросили хозяйку дома, Лейлу Тумгоеву, однако не предложили ей написать заявление по факту незаконного обыска и уничтожения жилого имущества.

22 октября в местных вечерних новостях по телевиденью пресс-служба МВД РИ передало сообщение о том, что 21 октября в с.Гамурзиево на ул.Степная, сотрудниками УФСБ по РИ была проведена спецоперация по задержанию предполагаемого участника НВФ, Акрамата Гамботова. По данным МВД, Гамботов оказал вооруженное сопротивление, но был задержан. По данному факту прокуратурой Назрановского района РИ возбуждено уголовное дело.
 
5. Дауд Юсупович Муталиев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч.3 ст.222 УК РФ. Задержан 4 ноября 2005 года на ж/д вокзале г.Саратов.

Обстоятельства задержания Д.Муталиева:

4 ноября 2005 года в г.Саратов рядом с ж/д вокзалом в поезде сотрудниками неустановленных силовых структур были задержаны два жителя Ингушетии, братья Муталиевы: Юнус Юсупович, 1975 г.р. и Дауд Юсупович, 1981 г.р., проживающие по адресу: с.Экажево, ул.Осканова,27.

2 ноября они уехали из Ингушетии, намереваясь поехать в г.Кокчетав (Казахстан). 4 ноября в г.Саратов рядом с ж/д вокзалом в поезде неизвестные вооруженные люди в штатской одежде задержали братьев. При этом они не предъявили никаких документов и не объяснили причину задержания. Муталиевых доставили в неустановленное силовое ведомство и поместили в камеры, где периодически избивали. Через двое суток Юнуса Муталиева отпустили. 7 ноября он вернулся в Ингушетию. В тот же день, примерно в 15.00, в с.Экажево на нескольких машинах (УАЗ, "Газель", КАМАЗ, ВАЗ-21099 и др.) приехали сотрудники неустановленного силового ведомства в масках. Они оцепили ул.Осканова, на которой проживают Муталиевы, и стали производить досмотр заброшенного участка в конце улицы (здесь местные жители выбрасывают мусор). Вместе с собой "силовики" привезли человека с замотанной головой. Муталиевы по одежде опознали в нем Дауда Муталиева. Досмотр участка проходил в течение 30 минут. О результатах обыска ничего не известно.

8 ноября Муталиевы обратились с письменным заявлением в прокуратуру РИ с просьбой выяснить причину задержания Дауда и его местонахождение. Аналогичное заявление было адресовано в ПЦ "Мемориал".

16 января 2006 года в адрес представительства ПЦ "Мемориал" в г.Назрань пришел ответ из прокуратуры Назрановского района РИ за подписью заместителя районного прокурора А.М.Ужахова. В ответе (20.12.05, № 88 пр-05) сообщалось, что при проведении проверки по заявлению Муталиевой П.Б. (мать Дауда Муталиева) было установлено: "3 ноября 2005 года Муталиев Д.Ю. и Муталиев Ю.Ю были сняты с поезда №59 сообщением "Кисловодск-Новокузнецк" сотрудниками Саратовского линейного управления внутренних дел на транспорте на основании поручения следователя группы Главного управления Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО Гаджиева З.К., по подозрению в участии в бандформированиях. 4.11.05 г., после проверки документов Муталиев Ю.Ю был отпущен, а Муталиев Д.Ю., 5.11.05 передан представителю УФСБ РФ по РИ Приведенные данные подтверждаются как объяснением лиц, опрошенных в ходе проверки, так и информацией, предоставленной Саратовской транспортной прокуратурой и Управлением ФСБ РФ по РИ. В настоящее время Муталиев Д.Ю содержится в СИЗО УФСБ РФ по РСО-Алания". Аналогичный ответ от 1.12.05, № 88 пр-05 был послан на имя председателя комитета "Гражданское содействие", члена Совета ПЦ "Мемориал" С.А. Ганнушкиной.
 
6. Мурат Магомедович Эсмурзиев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "е", "ж", "з" ч.2 ст.105, ч.3 ст.127, ч.4 ст.166, ч.3 ст.205, ч.2 ст.210, ч.2 ст.209, ч.3 ст.222, п.п. "a", "б" ч.2 ст.226, ст.317 УК РФ. Задержан 2 сентября 2005 года в Барсукинском муниципальном округе г.Назрань Республики Ингушетия.
 
7. Темури Нодарович Пареулидзе обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п. "а" ч.3 ст.126, ч.2 ст. 209, ч.2 ст.210, ч.3 ст.222, ч.3 ст.223, ст.317 УК РФ. Задержан 19 января 2006 года в г.Назрань.

Обстоятельства задержания Т.Пареулидзе:

19 января 2006 года, Около 7.30 в г.Назрань сотрудниками российских силовых структур была проведена операция в МКП (месте компактного проживания) беженцев из Чечни, расположенного в микрорайоне "Центр-Камаз"; были задержаны четыре человека.

По словам жителей МКП, утром их лагерь был блокирован сотрудниками силовых структур (50-60 человек), которые приехали на двух БТРах, микроавтобусе "Газель". Большинство "силовиков" были в масках (четверо или пятеро - без масок). Не представляясь и не объясняя причины, они провели обыски в помещениях, где проживают беженцы. В ходе обысков военные переворачивали мебель и раскидывали вещи. Мужчин выводили на улицу и ставили вдоль стены с поднятыми руками. У них проверяли не только документы, но и мобильные телефоны.

Комендант поселения попытался выяснить причину проверки. Один из "силовиков" ответил, что без причины они не приезжают и в данном случае у них была информация о том, что в городке беженцев находятся боевики (об это им сообщили якобы по телефону, позвонив из самого городка).

Проверки продолжались в течение полутора часов. По окончании операции были задержаны четыре человека, трое из которых были в лагере в гостях у родственников или знакомых:

1. Хасан Баматгираев, беженец из Чечни, студент, был в гостях у родственников.

2. Султан Адамов, беженец из Чечни, проживает рядом с МКП, был в гостях у знакомых.

3. Рамзан Уматханов, беженец из Чечни, был в гостях у друзей.

4. Тимур Пареулидзе, 1978 г.р., беженец из Чечни, проживает в МКП

В тот же день три человека были отпущены: первым после обеда домой вернулся Хасан Баматгираев; затем, около 16.00, отпустили Султана Адамова и уже поздно - Рамзана Уматханова.

По имеющийся информации, Пареулидзе был доставлен в г.Владикавказ и помещен в СИЗО.

20 января агентство "Интерфакс" передало информацию о том, что на окраине Назрани были задержаны три боевика, в том числе главарь бандгруппы, находившийся в подчинении Шамилю Басаеву и Доку Умарову. По словам собеседника агентства, в ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий в автоцентре "КамАЗ", находящемся на окраине города, сотрудниками правоохранительных органов были задержаны жители Чечни Рамазан Уматханов и Султан Адамов, причастные к совершению диверсий и террористических актов на территории Чечни и Ингушетии.

Также задержан уроженец Ахметовского района Грузии Тимур Пареулидзе, который подозревается в причастности к совершению убийства сотрудника ингушской милиции в Назрановском районе и в установке самодельных взрывных устройств в районах расположения баз боевиков с целью их защиты. По оперативным данным, Пареулидзе находился в подчинении полевым командирам Шамилю Басаеву и Доку Умарову.
 
8. Магомед Исаевич Кодзоев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч.3 ст.222 УК РФ. Задержан 29 мая 2006 года в г.Москва.
 
9. Зураб Муратович Эстоев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч.3 ст.222 УК РФ. Похищен 21 января 2006 года в г.Назрань.
 
10. Арби Ахоевич Хатуев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "е", "ж", "з" ч.2 ст.105, ч.4 ст.166, ч.3 ст.205, ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч. 3 ст.222, п.п. "а", "б", ч. 4 ст.226, ст.317 УК РФ.
 
11. Зелимхан Ахмедович Гардалоев обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных п.п. "а", "е", "ж", "з" ч.2 ст.105, ст.127, ч.4 ст.166, ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч. 3 ст.222, п.п. "а", "б", ч. 4 ст.226, ст.317 УК РФ.
 
12. Мусса Израилович Дзортов обвиняется в совершении преступлений, предусмотренных ч.2 ст.105, ч.4 ст.166, ч.3 ст.205, ч.2 ст.209, ч.2 ст.210, ч. 3 ст.222, п.п. "а", "б", ч. 4 ст.226, ст.317 УК РФ. Задержан 11 марта 2006 года в муниципальном округе Гамурзиево г.Назрань.

Обстоятельства задержания М.Дзортова:

М.Дзортова забрали сотрудники спецслужб из дома № 144 на ул.Албогачиева, где он вместе с женой, Танзилой Баркинхоевой, временно снимал квартиру. Около 15.00 к их дому на нескольких автомашинах подъехали вооруженные люди (до 40 человек). В помещение вошли десять человек в масках, одетых в камуфляжную форму, говорящих без акцента по-русски. Они не предъявили никаких документов. Один из них заявил, что им нужен Дзортов. Мусса сказал, что это он и есть. "Силовики" заявили, что он должен пойти с ними. На вопрос: "Зачем?" - один из них ответил, что они из ФСБ и отчета никому не дают. Муссу вывели из дома и посадили в а/м УАЗ-452 (т.н. "таблетка").

Затем сотрудники силовых структур обыскали дом и спросили у Танзилы Баркинхоевой про какое-то ружье. Она сказала, что никакого ружья у них нет. Тогда военные приказали ей собираться и ехать вместе с ними. Когда женщина оделась, ее обыскали, но забирать не стали. В ходе обыска ничего противозаконного обнаружено не было. В доме "силовики" пробыли около получаса. Через некоторое время после их отъезда, приехали ингушские милиционеры. Среди них - участковый Дзейтов. Они так же тщательно обыскали дом и через полчаса, ничего не объясняя, уехали.

В тот же день Баркинхоева обратилась за разъяснением в республиканское МВД, но там ей ответили, что не знают кто забрал ее мужа. Она так же ходила в ГОВД, к участковому Дзейтову. Но никто не смог объяснить ей причину, по которой забрали Дзортова, и кто это сделал. Свое появление в доме 144 на ул. Албогачиева ингушские милиционеры объяснили, тем, что получили приказ произвести по данному адресу обыск. От кого исходил этот приказ, они не уточнили.

12 марта на мобильный телефон дяди Дзортова позвонила женщина, которая представилась адвокатом Региной Туаевой. Она сообщила, что Мусса находится в СИЗО г.Владикавказ, а она представляет его интересы. Туаева предложила приехать родственникам на следующий день во Владикавказ, чтобы встретится с ней. 13 марта Баркинхоева и дядя ее мужа встретились с адвокатом и узнали, что Мусса обвиняется в нападении на РОВД в Ингушетии, в ночь на 22 июня 2004 года и, что он якобы уже подписал признание в совершении преступления. Туаева предложила родственникам приехать через день и привезти для Муссы вещи и продукты. Она заверила их в том, что его не избивали. Вечером того же дня Дзортов позвонил дяде и сказал, чтобы они не подписывали договор с адвокатом Туаевой. Он уточнил, что его сильно избивают и пытают; в результате сломали два ребра. Мусса так же сказал, что ему пригрозили изнасилованием, если он не возьмет на себя какой-нибудь "эпизод". Родственники Дзортова наняли нового адвоката, Каурбека Чербижева. На первой же встречи с ним Дзортов отказался от сделанных ранее признательных показаний. Впоследствии он попросил родственников отказаться и от этого адвоката, т.к. он неэффективно защищает его интересы.

30 марта Танзила Баркинхоева с письменным заявлением обратилась в представительство ПЦ "Мемориал" в г.Назрань. Она просила защитить права мужа, который, по ее утверждению, абсолютно ни в чем не виноват. Она убеждена, что против него выдвинуты надуманные обвинения и его силой пытаются заставить признать себя виноватым. По ее словам, он не мог участвовать в нападении на РОВД в июне 2004 года, т.к. последние три года подрабатывал на сезонных стройках в Дагестане и в этот период в Ингушетии не находился.

"В ПЦ "Мемориал" г. Назрань
от Баркинхоевой Танзилы Умаровны
проживающей по адресу: г. Назрань,
ул. Базоркина 38, кв.2

Заявление

11 марта 2006 года в м/о Гамурзиевский г. Назрань сотрудниками спец служб был похищен мой муж, Дзортов Мусса Израилович, 1980 г.р., прописанный по адресу6 г. Назрань, ул. Базоркина 38, кв.2. Мужа забрали из дома, расположенного по ул. Албогачиева, 144, где мы временно проживали (снимали за деньги). Около 15:00, к дому на нескольких автомашинах подъехали вооружённые люди, в количестве примерно 40 человек. В дом вошли 10 человек в масках, одетых в камуфляжную форму. Говорили на русском языке без акцента. Они не представились и не предъявили никаких документов. Один из них заявил, что им нужен Дзортов, так как они располагают информацией о том, что находится по данному адресу. Муж сказал, что это он Дзортов. Тогда они сказали, что он им нужен и что он пойдёт с ними. На вопрос мужа, зачем он им нужен, они ответили, что они из ФСБ и отчёта никому не дают. Мужа вывели из дома и посадили в а/м "УАЗ" ("таблетка"). Затем военные обыскали дом. В ходе обыска спросили у меня про какое то ружьё. Я сказал, что у нас нет ружья, тогда они мне тоже приказали собираться и ехать вместе сними. Я собралась. Они обыскали меня, но забирать не стали. В хорде обыска военные ничего противозаконного не обнаружили. В доме военные пробыли около 30 минут. После того, как они уехали, через некоторое время приехали ингушские милиционеры. Среди них был и участковый милиционер Дзейтов. Они так же тщательно обыскали дом и, через 30 минут, ничего не объясняя, уехали. В тот же день я обратилась за разъяснением в МВД. Но ничего узнать не смогла, так как сотрудники ингушского МВД сказали, что не знают кто забрал моего мужа. Я так же ходила в ГОВД к участковому Дзейтову, но и он не смог объяснить причину, по которой забрали моего мужа и, кто это сделал. Своё появлении в нашем доме , ингушские милиционеры объяснили, тем что получили приказ произвести у нас обыск. От кого исходил этот приказ, они не уточнили.

12 марта на телефон дяди мужа позвонила женщина, которая представилась адвокатом Туаевой Региной. Она сообщила нам, что Мусса находится в СИЗО г. Владикавказ, а она представляет его интересы. Туаева предложила нам приехать на следующий день во Владикавказ, чтобы встретится с ней. 13 марта я и дядя мужа встретились с адвокатом и узнали от неё, что Мусса обвиняется в нападение на РОВД в Ингушетии, в ночь на 22 июня 2004 года и, что он якобы подписал признательные показания. Туаева предложила нам приехать через день и привезти для Муссы вещи и продукты. Она заверила нас в том, что его не избивали. Вечером того же дня муж позвонил дяде и сказал, чтобы мы не нанимали Туаеву его адвокатом. Он так же сказал, что его сильно избивают и пытают. В результате ему сломали два ребра. Мусса так же сказал, что ему пригрозили, что его, если он не возьмет на себя какой-нибудь эпизод. Мы наняли нового адвоката, Чербижева Каурбека и на первой же встречи с ним муж отказалась от сделанных ранее признательных показаний.

В связи со всем выше изложенным прошу Вас защитить права моего мужа, который абсолютно ни в чём не виноват. Он не мог участвовать в нападении на РОВД в июне2004 года, так как последние 3 года подрабатывал на сезонных стройках в Дагестане и в этот период в Ингушетии не находился. Я убеждена, что против моего мужа выдвинуты надуманные обвинения и его силой пытаются заставить признать себя виноватым.

30 марта 2006 года
Баркинхоева Т.У."
 
На первом заседании суда был определен состав присяжных заседателей. Второе заседание было отменено из-за не явки одного из присяжных.

16 апреля прошло третье заседание суда, в ходе которого были опрошены свидетели событий нападения боевиков на Ингушетию в июне 2004 года, а так же заслушаны свидетельские показания пострадавших от действий боевиков.

Ни один из свидетелей не дал конкретных показаний, которые касались бы кого-либо из подсудимых.

25 апреля опрос свидетелей стороны обвинения был продолжен.

Из всех 12-ти подсудимых свою вину по трем из восьми инкриминируемых статьей признал только один человек, - Мурат Эсмурзиев. Он признает свое участие в бандфомированиях, незаконном приобретении и ношении огнестрельного оружия, а также посягательстве на жизнь сотрудника правоохранительного органа. Однако Эсмурзиев утверждает, что не принимал участия в нападении на Ингушетию в июне 2004 года.

По данным ПЦ "Мемориал", это уже 10 судебный процесс по общему уголовному делу, возбужденному Главным Управлением Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО, по факту вооруженного нападения отрядов боевиков на Ингушетию в июне 2004 года.

В ходе расследования прокуратурой было установлено, что на территории республик Северо-Кавказского региона была организована и осуществляла свою деятельность международная террористическая организованная вооруженная группа, возглавляемая выходцами из стран Ближнего Востока. Своей целью она преследовала насильственный захват власти и изменения конституционного строя РФ в субъектах Северо-Кавказского региона.

В рамках этого общего уголовного дела в дальнейшем следственной группой ГУ Генеральной прокуратуры РФ в ЮФО в отдельное производство выделяются другие уголовные дела. В настоящее время следственную группу возглавляет следователь прокуратуры Соболь И.А. (с момента создания следственной группы ей руководил следователь прокуратуры Криворотов К.Е.).

Первый судебный процесс по этому делу завершился 19 апреля 2005 года. Верховный суд Ингушетии приговорил 27-летнего Казбека Атаева и 23-летнего Зелимхана Медова к 17 годам лишения свободы каждого, с отбыванием наказания в колонии строгого режима. В октябре 2005 года Верховный суд России признал законным обвинительный приговор по делу Атаева и Медова.

27 апреля 2005 года в Верховном суде Ингушетии завершилось второе судебное слушанье. Суд постановил приговорить к различным срокам заключения с содержанием в колонии строгого режима пятерых жителей Ингушетии: Али Яндиева к 17 годам, Аслана Бахтиева - к 16, Абукара Баркинхоева - к 14, Майрбека Гапархоева - к 13,5 и Руслана Баркинхоева к 13 годам лишения свободы.

3 августа 2005 года в Верховном суде Ингушетии был оглашен приговор по делу о нападении на Ингушетию летом 2004 года. Тринадцать подсудимых по данному делу получили длительные сроки заключения. Максимальное наказание, по 25 лет, было назначено 24-летнему Зауру Муцольгову и 26-летнему Ахмеду Цуроеву. Житель Чечни, Арби Ибрагимов, был осужден на 23 года, житель Ингушетии, Адам Цечоев на 19 лет лишения свободы, Джабраил Ялхороев получил 17 лет.

Житель Кабардино-Балкарии, Владимир Махнычев, два жителя Чечни, Алихан Ибрагимов и Магомед Цахигов, и пять жителей Ингушетии: Магомед Вышегуров, Муса Дзангиев, Магомед Цечоев, Адам Парчиев и Магомед Дарурбеков осуждены на срок от 8 до 15 лет.

Весной 2006 года Верховным судом РИ были осуждены два жителя Кабардино-Балкарии: Кодзоков и Куричев. Кодзокова осудили на 9 лет лишения свободы, а Куричева приговорили к 20 годам.

20 апреля 2006 года в Верховном суде Республики Ингушетия присяжные заседатели огласили вердикт обвиняемому - бывшему сотруднику ОМОН МВД РИ Магомеду Аспиеву. Он был признан невиновным по всем статьям предъявляемого ему обвинения и освобожден из зала суда.

15 мая 2006 года Верховный суд Республики Ингушетия на своем заседании с участием присяжных, рассмотрев уголовное дело в отношении жителей Кабардино-Балкарии, Джамбулата Тасуева и Аслана Уянаева, обвиняемых в участии в нападении на правоохранительные органы Ингушетии летом 2004 года, не нашел в их действиях состава преступления и вынес вердикт об их невиновности. Они были освобождены из-под стражи из зала суда.

В октябре 2006 года Верховный суд РИ закончил рассмотрение еще одного уголовного дела. В отношении шести жителей Ингушетии и жителя Чечни были вынесены обвинительные заключения: Идрис Матиев осужден на 4,5 года, Осман Богатырев на 2 года, Турпал-Али Юнусов на 1,5 года, Хасан Эгиев на 2 года, Юнус Весуров на 3 года, Ибрагим Дзауров и Аюп Лолохоев получили по 1 году лишения свободы.

* * *

До июня 2008 года судебные заседания проходили в здании Верховного суда РИ. На них подсудимых привозили из СИЗО г.Пятигорск (в Ингушетии нет СИЗО). В августе 2008 года судебный процесс фактический остановился. Сначала это объяснилось тем, что все ИВС в республике Ингушетия закрылись на ремонт. С 19 сентября 2008 года заключенных перевели в ИВС г.Нальчик. Это вызвало недовольство у заключенных и их родственников, так как никто не объяснил необходимость такого перевода. Жалобу родственников поддержали и адвокаты подсудимых. Позже председатель Верховного суда Республики Ингушетия М.В.Задворнов заявил, что перевод в г.Нальчик связан с тем, что судебный процесс будет проводиться в этом городе. При этом он ссылался на отсутствие в республике работающих ИВС.

* * *

29 сентября 2008 года в представительство ПЦ "Мемориал" в г.Назрань с письменными заявлениями обратились родственники двенадцати подсудимых, чьи дела с марта 2007 года рассматриваются Верховным судом Республики Ингушетия. Они обвиняются в совершении тяжких и особо тяжких преступлений (терроризм, участие в НВФ, посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов). Судебные слушанья с участием присяжных заседателей проводятся под председательством судьи М.Б.Имиева.

В своих заявлениях родственники подсудимых жалуются на незаконные действия, которые применяются сотрудниками правоохранительных органов в отношении их близких в ИВС г.Нальчик (содержатся с 19 сентября 2008 года). Там их систематически избивают, за исполнения религиозных обрядов сажают в карцер, не передают продуктовые передачи.

Также родственники возмущены тем фактом, что судебный процесс искусственно затягивается. Судебное следствие закончилось два месяца назад, осталось провести только прения, но они все время откладываются по причине того, что в Ингушетии закрыты на ремонт все ИВС.

Жалобу родственников поддержали и адвокаты подсудимых. По их словам, прения сторон должны были начаться 15 сентября 2008 года, но подсудимые в суд доставлены не были, а перед собравшимися адвокатами и родственниками выступил Председатель Верховного суда Республики Ингушетия М.В. Задворнов. Он сообщил, что процесс не может проводиться в Ингушетии, в связи с тем, что ИВС закрыты и предложил продолжить процесс в Нальчик. Адвокаты высказали опасения за безопасность подзащитных, так как правоохранительные органы КБР проявляют нетерпимость и жестокость к обвиняемым в совершении преступлений, связанных с терроризмом, но Задворнов заверил их, что безопасность подсудимых будет обеспечена.

Адвокаты и родственники подсудимых просили оказать содействие в защите прав их подзащитных и родных, посодействовать в переводе их из ИВС г.Нальчик в СИЗО г.Пятигорск. Адвокаты и родственники подсудимых считают, что судебный процесс должен быть завершен в кратчайшие сроки без дальнейшего затягивания. Повторно родственники и адвокаты подсудимых обратились в ПЦ "Мемориал" 24 октября 2008 года.

* * *

21 октября 2008 года подсудимые М.Б.Илиев, А.А.Хатуев, М.И.Кодзоев, Б.Ч.Амирханов, И.Х.Ганиев, М.И.Эсмурзиев в знак протеста против систематического нарушения их прав, объявили бессрочную голодовку. Однако со стороны властей никакой реакции на это действие не было. 25 октября к голодовке присоединились З.МЭстоев. и А.А.Гамботов. Одно из требований подсудимых - незамедлительно продолжить судебные слушанья по их делу.

5 ноября по поручению нового президента Ингушетии Юнус-Бека Евкурова, голодающих посетила специальная комиссия, в которую входил руководитель оргкомитета Ингушского общенационального митинга Магомед Хазбиев, депутат парламента РИ Мухтар Бузуртанов, судья М.Имиев и др. К тому времени заключенные уже временно приостановили голодовку в надежде на то, что со сменой руководстве республики в их деле произойдут положительные изменения. О результатах этой поездки официальных сообщений не было.

19 ноября в СИЗО г.Нальчик, где содержались подсудимые, выезжала другая комиссия, также созданная по указанию Евкурова. В ее состав входили зам. руководителя правительства РИ Б.Аушев руководитель ОФСИН России по РИ Гагиев представитель МВД РИ майор Р.Евлоев и депутат парламента РИ М.Бузуртанов. Затем комиссия сделала официальное заявление: "по итогам проведенных мероприятий, фактов нарушений конституционных прав граждан не установлено" (сайт "Республика Ингушетия", 20.11.2008). В интервью газете "Ингушетия" один из членов этой комиссии Б.Аушев завил: "Надо сказать, что за неделю до данного распоряжения с руководством СИЗО г.Нальчик встречались депутаты нашего парламента по просьбе родственников заключенных, что облегчало нашу работу. Хотя нам и не отказали в гостеприимстве, тем не менее, хозяева выразили удивление такому ажиотажу вокруг двенадцати заключенных из Ингушетии. К ним, по словам начальника Федеральной службы исполнения наказания КБР полковника К.Майбиева, относятся, как и ко всем остальным: нет ни давления специально по "пятому пункту", ни особых привилегий. Условия – как в обычной тюрьме. Однако, он оговорился, что по соблюдению распорядка к нашим землякам есть претензии. В общем, встретившись с заключенными, мы выяснили, что условия их содержания в СИЗО г. Нальчик отвечают нормам закона. Другой вопрос – затянувшийся судебный процесс в их отношении.

Действительно, процесс неоднократно то прерывался, то возобновлялся. Была даже попытка вооруженного нападения на конвой с целью вызволения подсудимых. Очередной застой в процессе случился недавно, после того, как гособвинитель заявил ходатайство об отводе судьи Верховного суда Ингушетии М. Имиева".
(газета "Ингушетия", 6.12.2008).

Действительно, очередное заседание суда, назначенное на 17 ноября, не состоялось, так как гособвинитель Колюжный заявил отвод судье Имиеву, отметив, что судья может быть заинтересованным лицом, так как ранее работал в прокуратуре Ингушетии. Несмотря на то, что данное заявление не было обосновано, отвод судье был принят. В итоге слушания дела, продолжающиеся полтора года, опять были приостановлены по вине прокуратуры, которая раньше не высказывала никаких претензий по составу суда, и на протяжении процесса не заявляла отвод судье. Защитники обвиняемых усмотрели в этом заявлении преднамеренные действия прокуратуры, направленные на окончательный срыв судебного процесса.

Поводы для затягивания начала процесса находятся разнообразные, но причина, как считают многие в Ингушетии, – одна. Дело слушается судом присяжных, а они, как показала практика, очень чутко реагируют на фальсификацию обвинений на факты пыток в отношении подсудимых. Как правило, такие слушания оканчиваются оправдательным вердиктом присяжных (Кавказский узел, 8.11.2008).

* * *

9 марта 2009 года, примерно в 10.30, в г.Назрань Республики Ингушетия перед зданием ИВС МВД РИ собрались родственники 12 подсудимых, чье дело с 2007 года рассматривается Верховным судом республики. Они провели стихийную акцию протеста, на которую собралось около 20 родственников подсудимых, адвокатов. На ней также присутствовали член экспертного совета аппарата Уполномоченного по правам человека в Росси Магомед Хазбиев и журналисты.

Основное требование собравшихся заключалось в том, чтобы судебный процесс, длящийся уже почти 2 года, был завершен. Так же они родственники подсудимого Мурата Эсмурзиева требовали срочно отправить его на стационарное лечение в связи с угрозой цирроза печени.

К протестующим вышел зам. министра МВД РИ И.Гиреев и начальник ИВС Курейш Сапралиев. Адвокатам Магомеду Гагиеву, Магомеду Гандаур-Эги и Магомеду Хазбиеву разрешили пройти в ИВС и пообщаться с заключенными. Также Гиреев родственников в том, что в течение трех дней оставит подсудимых в ИВС; даже не смотря на то, что истекли 10 суток, отведенные законом для содержания заключенных в ИВС. Он выразил надежду, что за это время удастся прояснить ситуацию с назначением даты очередного судебного процесса.

10 марта около 15 родственников провели пикет около здания администрации президента РИ в г.Магас. Они развернули написанные от руки плакаты с требованиями обеспечить в республике правосудие и в частности скорейшее завершение судебного процесса по "делу 12-ти". К пикетчикам вышел глава администрации президента Ибрагим Точиев, который пообещал передать их требования президенту и предложил разойтись. Пикетчики продолжили свою акцию, так как намеревались получить более конкретные ответы на свои вопросы. Вскоре к ним присоединился член экспертного совета аппарата Уполномоченного по правам человека в Росси Магомед Хазбиев. Он тут же связался по мобильному телефону с кем-то из администрации президента и в жесткой форме потребовал выйти к людям для общения. К пикетчикам вновь вышел Ибрагим Точиев и пообещал, что завтра в 10.00 их примет президент. После этого пикет, продолжавшийся около двух часов, был завершен.

11 марта в назначенное время президент Ингушетии Ю.-Б.Евкуров принял родственников 12 подсудимых и адвоката Магомеда Гандаур-Эги. На встрече присутствовали руководитель Общественной комиссии по правам человека при президенте Азамат Нальгиев, зам.министра МВД РИ Иса Гиреев, заместитель председателя Верховного судьи РИ Аза Газгиреева, начальник ИВС Курейш Сапралиев, представитель прокуратур РИ.

Президент внимательно выслушал родственников подсудимых и их адвокатов и заверил их в том, что возьмет под свой контроль дальнейший ход судебного процесса. Надо отметить, что Евкуров к концу встречи занял сторону родственников подсудимых и дал указание заместителю председателя Верховного суда в кратчайший срок определиться с назначением нового судьи по "делу 12-ти". Он так же дал указание руководству ИВС срочно госпитализировать подсудимого Мурата Эсмурзиева.

22 июня 2009 года

источник: Правозащитный Центр "Мемориал"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 июля 2017, 04:31

24 июля 2017, 03:32

24 июля 2017, 02:33

24 июля 2017, 01:34

24 июля 2017, 00:35

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей