25 июня 2009, 10:17

О ситуации в зоне конфликта на Северном Кавказе. Октябрь 2008 г. – май 2009 г.

Доклад Правозащитного центра "Мемориал" к очередному раунду консультаций по правам человека Европейский Союз - Россия.

Оглавление

Введение

Северный Кавказ по-прежнему остается одним из наименее благополучных регионов России в области соблюдения прав человека. Хотя ситуация в разных республиках и краях Северного Кавказа заметно различается, на значительной территории Северного Кавказа действуют общиe факторы крайне отрицательно влияющие на развитие там ситуации. Это:

  • продолжающееся вооруженное противостояние. Сейчас на Северном Кавказе российскому государству противостоит вооруженное подполье, использующее в своей борьбе террористические методы. Силовые структуры, в свою очередь, осуществляют политику государственного террора;
  • безнаказанность за массовые преступления, совершенные представителями государства в ходе "контртеррористической операции". Так, например, не установлена судьба абсолютного большинства тысяч насильственно "исчезнувших" на территории Чечни с 2000 года людей. В базе данных ПЦ "Мемориал" на настоящий момент находятся более трех тысяч дел о таких насильственных "исчезновениях", и никто до сих пор не понес наказания за эти преступления;
  • коррупция, уровень которой чрезвычайно высок даже на фоне остальной России;
  • произвол чиновников;
  • высокий уровень безработицы;
  • противоречия между сторонниками "традиционного" для Северного Кавказа ислама и относительно нового для этого региона фундаменталистского салафитского направления в исламе.

Действия боевиков

Представители министерств РФ обороны и внутренних дел утверждают, что активизация боевиков в Ингушетии и Дагестане якобы вызвана тем, что боевиков вытеснили туда из Чечни. Однако это не так. Вооруженные противники Российской Федерации создали "укорененное" в ряде республик Северного Кавказа (Чеченская Республика, Республика Дагестан, Республика Ингушетия, Кабардино-Балкарская Республика) подполье из местных жителей. Это становится ясным, если посмотреть, кто именно гибнет в вооруженных столкновениях с представителями государства, кого арестовывают за участие в незаконных вооруженных формированиях.
К сожалению, произошло то, о чём раньше предупреждали правозащитники: отказ от каких-либо переговоров с сепаратистами привел к радикализации движения вооруженного сопротивления и переходе его на базу исламского фундаментализма. Теперь боевики не руководствуются внятными рациональными задачами – их целью является либо утопические идеи построения исламского государства, либо месть.

В условиях, когда в Чечне уровень вооруженного противостояния снизился, но оно "расползлось" по другим регионам Северного Кавказа, было закономерно принять решение об отмене режима контртеррористической операции, который в течение многих лет осуществлялся на всей территории Чечни (см. ниже).

Зимой 2008 – 2009 г. российские "силовики" провели в разных регионах Северного Кавказа ряд успешных операций, в результате которых боевики понесли существенные потери, в том числе и среди руководителей подполья.

Однако, несмотря на это, в отличие от прошлых лет, и официальные представители федеральных силовых структур, и руководители республик с нескрываемой тревогой комментируют события в регионе. Неисправимым оптимистом остается только президент Чеченской Республики Рамзан Кадыров, в январе в очередной раз объявивший полную победу над терроризмом. Всем остальным сейчас ясно, что вооруженное противостояние перешло в затяжную, позиционную стадию. Впервые открыто заговорили о достаточно широкой среди населения базе поддержки подполья, без которой оно не смогло бы существовать1.

Впрочем, подобные оценки сосуществуют с давно устоявшимися схемами, ищущими главный источник всех бед заграницей. По утверждению замминистра внутренних дел РФ Аркадия Еделева, боевики продолжают получать подпитку деньгами, вооружением и оборудованием от представителей "Аль-Кайды"2. Ранее он говорил об деструктивной работе на Северном Кавказе "ряда иностранных спецслужб"3. Руководитель УФСБ по Дагестану Вячеслав Шаньшин более конкретен, по его мнению, боевиков поддерживают представители спецслужб ряда западных стран, прибывающие на Северный Кавказ под видом туристов и представителей неправительственных организаций из США, Англии, Польши, Турции и др4. О вмешательстве спецслужб США и Великобритании в ситуацию в Ингушетии неоднократно заявлял и новый президент Республики Ингушетия Юнус-Бек Евкуров5. Следует вспомнить, что ранее в том же ключе высказывались начальник Управления боевой подготовки и службы войск Генштаба российской армии Владимир Шаманов и сенатор от Ингушетии Василий Лихачев.

Если объединить заявления этих должностных лиц и отнестись к ним серьезно, то получится, что "Аль-Кайда" ведет войну против России на Северном Кавказе совместно со спецслужбами Запада.

Силы боевиков и их пособников официально оценивались этой зимой следующим образом: в Ингушетии – до 120 чел. и 1237 пособников; в Чечне боевиков до 500 чел., число пособников не сообщалось6. По Дагестану такие официальные оценки не оглашались. Следует вспомнить, что почти год назад, в марте 2008 г. силы боевиков на территории всего Северного Кавказа официально оценивались в 400 – 500 человек7. При этом, по официальным же сообщениям, за весь 2008 год боевики потеряли убитыми, задержанными и сложившими оружие не менее 546 человек8.

Таким образом, налицо либо традиционная межведомственная статистическая путаница и приписки, либо рост численности подполья и пособнической базы.

В прошлом, 2008 году на Северном Кавказе впервые наблюдался рост (примерно в 1.3 раза) потерь российских "силовиков" летом и осенью по сравнению с аналогичными периодами в предыдущий год. В значительной мере это было обусловлено действиями боевиков в Ингушетии. Ниже мы приводим данные, полученные путем суммирования сообщений о потерях российских силовых структур в СМИ9.

Лето 2008 г. – 82 убитых и 169 раненных; осень 2008 г. – 83 убитых и 143 раненных.

С наступлением зимы 2008-09 гг., как это бывало и в предыдущие годы, боевики снизили свою активность, что выразилось в снижении потерь российских "силовиков" - 37 убитых и 113 раненных. Год назад убитых было на пять человек больше, зато раненных меньше на 28 человек.
На момент подготовки данного доклада (т.е. на конец первой декады мая) за первые два с лишним месяца весны потери составили 31 человек убитыми и 47 раненными. Год назад за три весенних месяца на С. Кавказе были убиты 40 военных и других "силовиков" и 89 человек раненными. Однако при сравнении следует, к сожалению, учитывать, что значительная доля потерь приходилась именно на май, когда на деревьях появилась листва.

В Дагестане боевики ведут настоящую охоту за высшими офицерами правоохранительных ведомств. Только за три осенних месяца 2008 г. здесь в результате покушений были убиты четыре майора, подполковник и полковник. Зимой были убиты еще два майора милиции. А в декабре в Махачкале был убит временно исполняющий обязанности командующего группировки Внутренних войск МВД на Северном Кавказе генерал-майор Валерий Липинский.

По прежнему, жертвами терактов становятся не только "силовики" и чиновники, но и обычные мирные жители.

6 ноября в столице Северной Осетии – Владикавказе, террористка-смертница взорвала маршрутный микроавтобус, погибли 12 человек.

В Ингушетии участились теракты, совершаемые в общественных местах и не направленные против сотрудников "силовых" органов или чиновников. Обстреливают и подрывают торговые учреждения, где торгуют спиртным, рынки, залы игральных автоматов, гостиницы и административное здание. Была обстреляна и христианская церковь. В подобных случаях использовались маломощные взрывные устройства, не начинённые поражающими элементами. Очевидно, что таким образом исламское фундаменталистское подполье пытается действовать на общество, диктуя ему нормы поведения.

Впрочем, террористы не ограничиваются лишь подобными демонстрациями. В январе в г. Малгобек (Ингушетия) была убита предпринимательница, торгующая спиртными напитками. В ходе следствия было установлено, что она была застрелена из того же, пистолета, из которого ранее, 30 ноября, был убит помощник имама Малгобекской мечети Султан Ялхороев. А затем, 6 февраля, из этого же оружия стреляли и в руководителя детского хореографического ансамбля "Зори Ингушетии" Зураба Джавахашвили (этнического грузина). От полученных ранений он скончался в больнице. В г.Карабулак произошло покушение на местную жительницу – этническую русскую; около её дома были обнаружены два взрывных устройства.

В результате террора фундаменталистам частично удаётся достичь своих целей – ингушские предприниматели сворачивают торговлю спиртным и прочими товарами, могущими вызвать гнев религиозных экстремистов. Сейчас в Назрани трудно купить даже сигареты. Парикмахерские разделяются по гендерному признаку.

Ингушетия

На протяжении последних двух лет ситуация в республике оставалась крайне нестабильной. Росла активность вооруженного подполья, а соответственно росло количество раненных и убитых представителей силовых структур и чиновников. "Силовики" грубейшим образом попирали права человека, коррупция разъедала государственный аппарат. В результате в республике возникло ненасильственное движение гражданского протеста, любые проявления которого республиканская власть стремилась подавить. Подобное поведение силовых структур и гражданских властей лишь "играло на руку" подполью.

В конце октября 2008 г. президент Медведев, решился на шаг, который упорно не желал делать Путин – на смену руководства республики. Предложенную Москвой кандидатуру нового президента Ингушетии, 45-летнего полковника Юнус-Бека Евкурова, профессионального военного-десантника, местный парламент молниеносно утвердил в должности.

Для того, чтобы добиться реальных положительных изменений в республике новому президенту нужно начать контролировать деятельность правоохранительных органов, сломать систему "узаконенного беззакония", уменьшить степень коррупции. Лишь в этом случае база поддержки вооруженного подполья среди населения начнёт сокращаться.
Возможностей и полномочий для этого у самого Евкурова без активной поддержки Кремля явно не достаточно. Президент Медведев неоднократно встречался с новым главой республики и несколько раз публично высказывался в его поддержку. В январе с.г. он даже специально прилетел в Ингушетию в сопровождении высоких должностных лиц из силового блока и своего полномочного представителя на Кавказе Владимира Устинова.

Бедственное экономическое положение республики явно поразило президента РФ, если судить по его репликам и замечаниям. Впервые было официально признано и другое - директор ФСБ Бортников, наконец, публично подтвердил очевидный факт, что в Ингушетии в 2008 году "количество различного рода террористических, экстремистских проявлений возросло в разы. Было более четырехсот проявлений".
Опираясь на поддержку из Москвы, Евкуров стремится переломить ситуацию в Ингушетии. Он сделал реальные шаги навстречу гражданскому обществу. Представители оппозиции были введены во властные структуры, произошла серия встреч президента с представителями неправительственных правозащитных организаций и семей, пострадавших от неправомерных действий "силовиков". 1 декабря 2008 г. президент РИ учредил Общественный Совет по правам человека, председателем которого стал видный общественный деятель, много сотрудничавший с правозащитными организациями – Азамат Нальгиев. Возбужден ряд уголовных дел по фактам коррупции, среди арестованных есть высокопоставленные чиновники.

Произошла смена правительства, из республики был убран одиозный министр внутренних дел10. Евкуров обозначил установку республиканских властей: "Никаких спецопераций на территории Ингушетии без информирования правоохранительных органов республики, без участия их представителей не должно быть".11

Однако пока добиться стабилизации ситуации новому руководству Ингушетии не удаётся. Его политика торпедируется с обеих сторон – и боевиками, и "силовиками".

Вооруженное подполье в Ингушетии делает все, чтобы не дать новому президенту почувствовать себя уверенно, спровоцировать власти на ответный террор, как это было при Зязикове. Именно так подполье рекрутирует в свои ряды молодых людей, чьи братья и друзья стали жертвами "спецопераций".

"Силовики" же нередко по-прежнему проводят контртеррористические мероприятия без оглядки на их социальные последствия для республики. Поэтому, несмотря все усилия Ю.-Б. Евкурова, практика похищений, бессудных казней, произвола при проведении спецопераций до сих пор не прекратилась.

*  *  *

Вскоре после своего назначения Евкурову пришлось непосредственно заниматься подобным случаем.

13 ноября сотрудниками правоохранительных органов были задержаны по подозрению в причастности к нападению на милиционеров четверо жителей г. Малгобек - Магомед Цокиев, Тимура Цокиев, Ибрагим Аушев и Тамерлан Танкиев. В доме Т.Цокиева с грубейшими нарушениями процессуальных норм был произведен обыск, в качестве понятых были привлечены военнослужащие. В результате в доме были обнаружены боеприпасы. В ходе обыска из дома пропали ценные вещи. Задержанных доставили в РОВД Малгобекского района. Адвокаты, которых допустили к ним лишь через сутки, зафиксировали у задержанных многочисленные следы избиений.

Нарушение процессуальных норм, избиения, ограбление – казалось бы, привычный ход "расследования" дела о терроризме. Однако на этот раз были существенные отличия. О произошедшем стало известно президенту республики. Он принял родственников задержанных и пообещал не допустить произвола. От МВД РИ он потребовал в десятидневный срок представить доказательства причастности задержанных к преступлению или отпустить их.

В итоге, 18 ноября, были освобождены из-под стражи двое: И.Аушев и Т.Танкиев. В отношении двух других задержанных, братьев Цокиевых, возбуждено уголовное дело по ст. 222 (незаконное хранение боеприпасов) УК РФ. Ранее предъявленные им обвинение по ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительных органов) УК РФ было снято. Все четверо смогли документально зафиксировать побои и получить медицинскую помощь.

В свою очередь, в отношении сотрудников правоохранительных органов, которые пытали задержанных, также было возбуждено уголовное дело по ст. 286 ("превышение должностных полномочий") УК РФ. Но добиться реального наказания нарушивших закон "силовиков", несмотря на все заверения президента, оказалось не просто. В настоящее время расследование уголовного дела приостановлено "в связи с невозможностью найти лиц, подлежащих обвинению".

Не удалось Евкурову выполнить и другие обещания - найти похищенных в ноябре, декабре 2008 г. и апреле 2009 г. Ахмеда Точиева, Ислама Мальсагова и Гапура Танкиева. Обстоятельства этих похищений дают основание думать, что к их совершению причастны представители "силовых" структур, и президент РИ обещал родственникам пропавших людей взять расследование преступлений под свой личный контроль.
Возможно, что основные трудности связаны с тем, что новому президенту до сих пор не удалось скоординировать деятельность на территории Ингушетии местной милиции и неподчиненных ему федеральных структур: ФСБ, отрядов МВД, направляемых в Ингушетию из других регионов России, и др.

Спецоперации по-прежнему нередко проводятся с грубыми нарушениями прав человека.

Приведём лишь несколько примеров.

26 марта в станице Орджоникидзевская сотрудники ФСБ и МВД, прибывшие из других регионов России, штурмовали с применением гранатомётов квартиру дома № 1 по ул.Демченко, в которой засели два боевика. Мирным жителям из соседних квартир "силовики" под угрозой применения оружия в течение нескольких часов запрещали эвакуироваться. В результате дети, оказавшиеся в эпицентре боя, получили тяжелое психологическое потрясение. Кроме того, местные жители заявили, что "силовики" ограбили несколько квартир, в которые те заходили в ходе этой операции.

22 апреля в дом семьи Патиевых в г.Карабулак (ул. Таргимская, 27) ворвались вооруженных людей в камуфляжной форме. В результате проведённого ими в доме несанкционированного обыска ничего незаконного обнаружено не было. Тем не менее, уезжая, они увезли в неизвестном направлении проживающего здесь Аслана Патиева.

Обращения родственников в различные инстанции (в том числе и в администрацию президента РИ) не смогли прояснить судьбу увезённого человека – нигде ничего "не знали" ни о проведённой спецоперации, ни о А.Патиеве. Ситуация изменилась лишь после непосредственного участия в этом деле Евкурова. Сам он находился в это время в Москве, но поддерживал телефонную связь с министром строительства РИ, который по его поручению приехал в дом к Патиевым. Лишь после этого, вечером 24 апреля, им стало известно, что Аслан содержится в Изоляторе временного содержания МВД РИ и обвиняется по двум статьям: ч.2 ст.222 (незаконное хранение оружия) и ч.2 ст.208 (участие в незаконных вооруженных формированиях) УК РФ. На следующий день к нему допустили нанятого родственниками адвоката. 4 мая Аслан Патиев был выпущен на свободу под подписку о невыезде.

Таким образом, новому президенту РИ приходится постоянно вмешиваться в ненормальные ситуации, складывающиеся после незаконных действий "силовиков".

Проводя операции в населённых пунктах, "силовики" чаще всего не допускают к месту их проведения местных милиционеров. Впрочем, даже и присутствие участковых милиционеров не останавливает беззаконие. Так 25 апреля 2009 года сотрудники какой-то из силовых структур (по-видимому, ФСБ) блокировали село Сурхахи и провели в нём "зачистку". В ПЦ "Мемориал" поступила жалоба от семьи Муцольговых. Они сообщали, что неизвестные вооруженные люди в масках ворвались к ним во двор, и, не предъявляя документов, провели обыск дома. При этом в качестве "живого" щита "силовики" использовали женщину – Маку Муцольгову. Её родственница Аза Муцольгова, не выдержав нервного напряжения, упала в обморок. Ничего незаконного в доме обнаружено не было, протокол обыска по его окончанию не составлялся, понятых при обыске не было. Сельские участковые милиционеры прибыли к дому Муцольговых через полчаса после начала обыска, но против творящихся на их глазах нарушений норм российского законодательства они не возражали, поскольку вооруженные люди в масках их строго предостерегли от попыток вмешаться.

21 апреля при въезде в село Сурхахи сотрудниками ФСБ был убит местный житель Адам Аушев. В распространенном пресс-релизе УФСБ по РИ было сказано, что Адам Аушев "не подчинился требованиям сотрудников правоохранительных органов и открыл по ним огонь из автоматического оружия" и поэтому он был убит ответным огнем.

Однако обстоятельства гибели А.Аушева говорят о том, что это был спланированный расстрел не сопротивляющегося человека. Незадолго перед своей гибелью Аушев на этой же дороге спокойно останавливался по требованию постовых милиционеров. Свидетель утверждает, что когда автомобиль 21 апреля А.Аушева проехал другой пост, установленный военными или сотрудниками ФСБ, то по нему без предупреждения был открыт огонь из БТРа. Место происшествия было блокировано на несколько часов "силовиками". Подъехавшие к месту происшествия сотрудники республиканской милиции были обстреляны военными и вынуждены были остановиться. Не пропустили в зону оцепления и заместителя министра МВД РИ Ису Гиреева, и только, когда на место прибыл министр МВД РИ Руслан Мейриев, местных милиционеров допустили в зону оцепления.

*   *   *

Как отмечалось выше, вооруженное подполье, в свою очередь объектами нападений избирают не только военных и милиционеров, но и заведомо мирных жителей. Так, например, в 2009 г. были убиты два духовных мусульманских лица и один избит. Подобный террор вызывает негодование у абсолютного большинства населения. Например, убийство известного религиозного деятеля Мусы Эсмурзиева вызвало большой резонанс в республике, многие жители Ингушетии, в том числе и президент республики, пришли на похороны убитого.

*   *   *

Статистика показывает по-прежнему рост числа случаев насилия в Ингушетии.

За четыре первых месяца 2009 г. ПЦ "Мемориал" зафиксировал в республике пять случаев похищения людей. Из них двое впоследствии были убиты, двое исчезли, один "обнаружился" в ИВС. Для сравнения, за январь-апрель 2008 года были похищены два местных жителя (один впоследствии освобожден, другой исчез), всего за год были похищены 22 человека.

За четыре месяца 2009 г. в республике ПЦ "Мемориал" зафиксировал 59 случаев гибели людей.

Среди убитых:

  • 21 мирный житель (убиты неизвестными – 6 человек; убиты "силовиками" или предположительно "силовиками" – 5 человек; убиты, по-видимому, боевиками – 2 человека; взорваны в Управлении судебных приставов – 8 человек),
  • 12 сотрудников местных силовых структур,
  • 6 прикомандированных военных и военнослужащих срочной службы,
  • 20 боевиков.

Для сравнения, за январь-апрель 2008 года ПЦ "Мемориал" зафиксировал на территории Ингушетии гибель 9 человек: мирных жителей – 6, сотрудников силовых структур – 3 (по официальным сводкам – 9).

Чечня

На первый взгляд, здесь ситуация, в отличие от Ингушетии, развивается в направлении стабилизации. Однако эта стабильность тоталитарного режима, основанного на насилии и страхе, который стремится максимально ограничить информацию о реальном положении дел.

16 апреля 2009 г. решением председателя Национального антитеррористического комитета директора ФСБ РФ А.Бортникова действующий на всей территории Чеченской Республики (ЧР) режим контртеррористической операции (КТО) был отменён. Было объявлено, что все войска, дислоцированные в Чечне на временной основе, будут выводиться из Чечни. Здесь останутся только 42-я мотострелковой дивизии Министерства обороны и 46-я отдельная бригада оперативного назначения Внутренних войск МВД РФ, которые находятся в республике на постоянной основе.

Следует отметить, что нынешнее законодательство РФ предоставляет должностным лицам, борющимся с терроризмом, чрезвычайные, недопустимо широкие полномочия12. Федеральный закон "О противодействии терроризму"13 позволяет вводить режим КТО на любой территории без каких-либо ограничений. Территорию, в пределах которой вводится правовой режим КТО, определяет ее руководитель, назначаемый неизвестно кем (об этом закон умалчивает), подотчетный только директору ФСБ или руководителю территориального органа ФСБ. Срок режима КТО законом не ограничен. Никакой выборный орган не уполномочен его прекращать или продлевать. При этом ограничения прав и свобод, предусмотренные для режима КТО, в значительной степени идентичны ограничениям, свойственным режиму чрезвычайного положения.

За отмену режима КТО в Чечне активно выступал руководитель республики Рамзан Кадыров. По его мнению, это будет содействовать экономическому росту Чечни, в частности, поможет придать международный статус аэропорту "Грозный" и создать в Чечне таможенную службу. Он заявил, что дата отмены режима КТО отныне будет праздничной.

Впрочем, нам представляется, что заметного влияния на повседневную жизнь простых людей отмена КТО не окажет. Дело в том, что на протяжении последних лет степень участия федеральных силовых структур в борьбе с боевиками на территории Чечни постоянно снижалась. Войска на равнине нечасто покидают места своей дислокации и действуют лишь в горных районах. Абсолютное большинство блок-постов ликвидированы. В Чечню направляют отряды милиции из других регионов России значительно меньше, чем раньше. Функции борьбы с боевиками и подпольем, а заодно и "полномочия" по осуществлению в рамках этой борьбы незаконного насилия были переданы республиканским силовым структурам. Это – МВД ЧР, а также батальоны внутренних войск МВД РФ, сформированные, в значительной степени, из тех, кого раньше называли "кадыровцами". Они действуют без ссылок на нормы режима КТО, часто вообще вне рамок российского законодательства. Формально они входят в федеральные силовые ведомства, но в реальности их руководство замыкается на президента ЧР. В этом состоит коренное отличие этой республики от всех остальных субъектов РФ.

Отмена режима КТО могла сказаться на горных районах ЧР, где сохраняется активность военных, происходят артиллерийские обстрелы и бомбардировки, существуют ограничения в передвижении людей. Однако в 20-х числах апреля решением руководителя республиканского управления ФСБ на территории трёх горных районов: Введенского, Шатойского и Итум-Калинского, а также горной части Шалинского района снова был введен режим КТО14. Р.Кадыров заявил 25 апреля, что для такого шага нет ни малейшего повода. Однако в военной комендатуре республики корреспонденту "Кавказского узла" сообщили, что повторное введение режима КТО связано с тем, что в этих районах активизировались боевики, группы которых даже заходят в населенные пункты.

Вызывает удивление разница в оценках, исходящих от республиканских и федеральных ведомств. Так, 21 апреля пресс-служба МВД ЧР распространила заявление заместителя министра внутренних дел республики М.Исаева о том, что за первые три месяца 2009 г. в Чечне не зарегистрировано ни одного факта терроризма и преступления экстремистского характера15. В этот же день представитель Оперативного штаба ЧР, координирующего контртеррористическую деятельность федеральных силовых ведомств в ЧР, сообщил, что в 2009 г. на территории республики совершено 16 вооруженных нападений, три обстрела и 11 подрывов, в результате которых погибли восемь и ранено 20 сотрудников милиции и военнослужащих федеральных сил16.

Уже после отмены КТО на всей территории ЧР (с 16 апреля по 15 мая) там произошло как минимум 6 боестолкновений, в результате обстрелов, нападений и подрывов погибли 10 и были ранены 7 военнослужащих и милиционеров17.

2 мая, впервые за последнее время артиллерийскому обстрелу подвергся населённый пункт – село Беной Веденского района. В результате один мужчина ранен, один дом сильно разрушен, ещё два повреждены. Комендант района объяснил случившееся ошибкой артиллеристов. Он запретил журналистам производить съемку, сказав, что нужно показывать "позитив".

15 мая в Грозном снова (впервые за последние несколько лет) было совершено нападение с использованием смертника, который подорвал вместе с собой взрывное устройство, в результате чего погибли два милиционера.

*   *   *

Очевидно, что полностью подавить вооруженное сопротивление в Чечне не удаётся. Более того, сейчас поступает информация, что с наступлением весны, как это было и два года назад, происходит уход части молодёжи к боевикам в горы.

"Чеченизация" конфликта, которая дала заметный эффект в подавлении вооруженного сопротивления в период 2004 -2007 гг., по-видимому, исчерпала свои возможности.

С начала 2007 года и до середины 2008 г. республиканские власти, не отказавшись полностью от практики незаконного насилия, тем не менее, стремились снизить его масштабы. Правозащитная риторика активно использовалась Р.Кадыровым в борьбе за власть в ЧР. Следствием этого стало значительное снижение числа похищений и сведений о применении пыток.

Однако с конца 2008 г. мы наблюдаем возврат к прежним практикам.
Наблюдается устойчивый рост числа похищений. Обстоятельства этих преступлений указывают на причастность к их совершению представителей государственных силовых ведомств, главным образом МВД ЧР.

Количество случаев похищений, зафиксированных в ходе проводимого ПЦ "Мемориал" мониторинга в конце 2008 г.

Месяцы

похищены:

из них: освобождены или выкуплены

из них: найдены убитыми

из них: исчезли

из них "обнаружены" в следственных изоляторах

Октябрь

1

 

 

1

 

Ноябрь

6

3

3

 

 

Декабрь

4

2

 

2

 

Всего за год

42

21

4

12

5

2009 г.

Месяцы

похищены:

из них: освобождены или выкуплены

из них: найдены убитыми

из них: исчезли

из них "обнаружены" в следственных изоляторах

Январь

7

7

 

 

 

Февраль

 

 

 

 

 

Март

25

20

2

2

1

Апрель

26

18

 

2

6

Всего за год

58

45

2

4

7

Особенность этих похищений состоит в том, что в большинстве случаев похитители после пыток и угроз освобождают похищенных. Так представители власти проводят "профилактику" терроризма, собирают информацию, вынуждают людей к негласному сотрудничеству. А главное – в обществе поддерживается атмосфера страха. Меньшую часть похищенных преступники либо убивают, либо передают своим коллегам в МВД для "оформления явки с повинной".

Трудно сказать какую часть случаев похищений людей в настоящее время фиксирует ПЦ "Мемориал", но очевидно, что заведомо меньшую часть. Подобное насилие в современной Чечне уходит в латентную область, не фиксируемую ни правозащитниками, ни тем более правоохранительными органами, так как часто родственники предпочитают никуда не жаловаться. Примером могут служить события в селе Дарго.

В марте 2009 г. мы узнали, что, начиная с января, в селе Дарго Веденского района ЧР силовые структуры периодически похищают местных жителей. Сотрудники ПЦ "Мемориал" побывали в Дарго и убедились в том, что в село регулярно приезжают люди в форме и забирают с собой молодых людей, а подчас и девушек. Как правило, через несколько дней похищенные возвращаются домой избитые и запуганные. Было зафиксировано более 20 таких случаев. Удалось установить, что незаконно задержанных людей доставляют в село Ножай-Юрт, где содержат и подвергают избиениям в месте дислокации подразделения полка патрульно-постовой службы МВД ЧР им.А-Х.Кадырова. Об этом "Мемориал" направил письмо в прокуратуру ЧР. 14 апреля сотрудники ПЦ "Мемориал" при посещении Ножай-Юрта выяснили, что органы прокуратуры проводят серьёзную проверку письма. Были опрошены многие жители села Дарго, которых "силовики" незаконно задерживали. Однако запуганные потерпевшие, не отрицая этих фактов, решительно отказываются давать какие-либо официальные показания. Впрочем, сразу же после начала прокурорской проверки незаконные задержания в Дарго полностью прекратились.

Весьма вероятно, что аналогичные происшествия во многих других населённых пунктах остаются не известными.

Снова всё чаще к правозащитникам поступают сведения о применении пыток.

Страшным примером пыток и последующей бессудной казни стало убийство братьев Илаевых.

30 ноября 2008 г. в дом семьи Илаевых в станице Первомайская ворвались вооруженные люди. Они провели незаконный обыск, забрав при этом из дома дорогие вещи, и увезли в неизвестном направлении трёх братьев Илаевых: Ахдана, Альви и Имама. Позже стало известно, что их доставили в территориальный отдел милиции (ТОМ) Грозненского (сельского) района. Сюда же доставили сестру Илаевых и беременную жену одного из них. Женщины слышали, как кричат от боли их родственники, которых подвергали пыткам в соседнем помещении. От них добивались сведений о боевиках, которых, по мнению милиционеров, укрывали Илаевы. Через несколько часов женщин и одного из братьев – Имама – отпустили. Имам рассказал, что его пытали током.

В этот же день ещё одного из братьев Илаевых, Зураба, который проживал отдельно, вызвали на работу. Он служил в МВД ЧР. Вскоре Зураб сообщил сестре по телефону, что его вызывают на допрос.

После этого все трое братьев: Зураб, Ахдан и Альви исчезли.
Через два дня, 2 декабря, пресс-служба МВД ЧР распространила сообщение о том, что в ходе боестолкновения были уничтожены два боевика. 3 декабря родственникам выдали тела Ахдана и Альви Илаевых, которые якобы и оказались этими убитыми боевиками.

5 декабря Илаевы подали заявление в прокуратуру об исчезновении Зураба. 10 декабря стало известно, что тело Зураба Илаева было обнаружено на свалке рядом с местом дислокации батальона "Север". На теле имелись следы избиений и удушения.

Органы Следственного Комитета при прокуратуре длительное время отказывались возбуждать уголовное дело по факту убийства Ахдана и Альви Илаевых, т.к., по версии следователя, они были убиты в ходе перестрелки.

Лишь в феврале 2009 г. прокуратура ЧР отменила постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, и следователь был вынужден принять противоположное решение – возбудить уголовное дело № 70008 по факта убийства Ахдана и Альви Илаевых (ст. 105 УК РФ), а также кражи имущества из их дома (ст. 158 УК РФ). Дело было в тот же день передано в отдел по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного Комитета при прокуратуре РФ по ЧР. Здесь оно было объединено с делом об убийства Зураба Илаева.18

Однако, несмотря на то, что с момента убийства братьев Илаевых прошло уже более пяти месяцев, никто до сих пор не привлечён к уголовной ответственности.

*   *   *

В Чеченской Республике продолжается практика сожжения домов родственников боевиков. Совершают это открыто и демонстративно вооруженные люди в камуфляжной форме и масках. Президент Р.Кадыров публично говорил о родственниках боевиков следующее: "надо использовать чеченские обычаи. В прежние времена таких людей проклинали и изгоняли. <…> Так что те семьи, у которых родственники в лесу являются соучастниками преступлении, они террористы, экстремисты, ваххабиты, и шайтаны".19 С октября 2008 г. ПЦ "Мемориал" зафиксировал поджоги домов десяти семей родственников боевиков. Вполне очевидно, что это не исчерпывающая цифра.

Справедливости ради отметим, что аналогичная практика ранее активно использовалась боевиками против лиц, перешедших на сторону современной республиканской власти.

*   *   *

Под нарушения прав женщин также подводится база в виде традиционных обычаев.

Принуждение женщин носить в общественных местах платки – это самый заметный пример ущемления прав женщин и вмешательства государства в частную жизнь. Гораздо страшнее то, что остаётся "вне поля видимости".

Вот выдержки из интервью Рамзана Кадырова20:

"Я имею право жену критиковать. Жена не имеет. У нас жена - домохозяйка. Женщина должна знать свое место. <…> Собственностью должна быть женщина. А мужчина – собственник."

Браки по принуждению, многоженство, вступление в брак с несовершеннолетними – это только часть тех нарушений российского законодательства, от которых сейчас в Чечне нет защиты.

В то же время, чеченские традиции, на которые постоянно ссылаются нынешние чеченские власти, содержали множество механизмов, сдерживающих произвол по отношению к женщинам. Но эти механизмы в реалиях современной Чечни практически не действуют.

*   *   *

Осенью 2008 года в Чеченской Республике получил неожиданную развязку старый конфликт между Р.Кадыровым и кланом Ямадаевых, которые контролировали мощную для Чечни силовую структуру – батальон "Восток" В ноябре этот батальон, а заодно и другой неподконтрольный президенту ЧР батальон "Запад" были расформированы.21

Еще раньше, в сентябре, пресс-служба президента ЧР распространила информацию о том, что Сулим Ямадаев, командир батальона "Восток", привлекается к уголовной ответственности в рамках ряда дел, возбуждённых по фактам похищений, убийств, а также "зачистки" села Бороздиновская, в ходе которой погиб один и "исчезли" 11 мирных жителей. Показания о виновности Сулима Ямадаева давали некоторые из его прежних подчинённых, которые в срочном порядке переходили на службу в МВД ЧР.22 Сообщалось, что он якобы объявлен в розыск. Впрочем, всё это не помешало С.Ямадаеву проживать в Москве, практически не скрываясь, а затем беспрепятственно выехать в Объединённые Арабские Эмираты, где 28 марта 2009 г. на него было совершено покушение.

О том, что командиры и бойцы батальона "Восток" замешаны в многочисленных преступлениях, в том числе похищениях, пытках и убийствах, правозащитники уже давно сообщали. Жалобы жителей села Бороздиновская, поддержанные юристами правозащитных организаций, будут рассматриваться в Европейском суде по правам человека.

Однако, вполне очевидно, что возбуждение в 2008 г. уголовных дел по фактам преступлений, совершенных Ямадаевыми и их подчинёнными, было лишь приёмом в борьбе за абсолютную власть в Чеченской Республике. К сожалению ни федеральные, ни республиканские власти не заинтересованы в реальном расследовании преступлений и наказаний виновных в рамках закона.

До сих пор, при всей его очевидности, расследование дела о "зачистке" Бороздиновской ни на шаг не продвинулось вперёд.

Бывшие подчинённые Ямадаева дают показания, которые полностью устраивают следствие и транслируются по телевидению ЧР. Согласно им, братья Ямадаевы лично планировали и осуществляли все преступления, и именно они расправлялись со всеми своими жертвами.

Практически повторяется история с "расследованием" преступлений, совершенных Мовлади Байсаровым и бойцами его спецотряда "Горец", который действовал под эгидой ФСБ в Чечне до 2006 г. В адрес "байсаровцев" со стороны населения и правозащитников выдвигались обвинения в совершении ими многочисленных тяжких преступлений – убийств, похищений, вымогательств и т.п. Однако лишь когда этот отряд потерял свой особый статус, а Байсаров позволил себе противостоять Р.Кадырову, власти ЧР публично обвинили Байсарова в совершении преступлений. Бывшие "байсаровцы" начали давали показания, сваливая целиком всю вину на своего бывшего командира. В результате М.Байсарова застрелили в Москве 18 ноября 2006 г. сотрудники МВД ЧР "при оказании сопротивления в ходе задержания", а уголовные дела были закрыты "в связи с гибелью лица подлежащего обвинению".

Большинство бывших "байсаровцев" перешли на службу в МВД ЧР. И теперь один из них, Хусейн Магомадов, возглавляет тот самый территориальный отдел милиции Грозненского (сельского) района, где пытали Братьев Илаевых и откуда их увезли на смерть.

*   *   *

Эффективное восстановление населённых пунктов Чеченской республики на громадные средства, выделенные из федерального бюджета, способствовали росту популярности нынешних республиканских властей среди населения республики.

При этом применялись абсолютно непрозрачные финансовые схемы. Такой подход неизбежно вёл к нецелевому расходованию средств, хищениям, поборам с населения, укоренял произвол и всевластие чиновников.

Примеры чиновничьего произвола в республике поразительны даже по сравнению с другими регионами России.

Например, 5 октября 2008 г. (в день рождения президента Р. Кадырова) был открыт новый проспект, носящий имя Путина. Впрочем, этот проспект до недавнего времени носил другое название (проспект Победы) и был восстановлен ещё в 2007 г. Но летом 2008 г. началась новая реконструкция проспекта – облицовка гранитом, чугунные решетки и т.п. Расходы на реконструкцию были разверстаны между предпринимателями и государственными учреждениями, чьи офисы находятся на проспекте. На следующий день после торжественного открытия люди, придя утром на работу, обнаружили, что двери их офисов опечатаны. Вскрыть их можно было только, уплатив значительную сумму неким представителям строительных организаций. Никакие документы при этом не оформлялись.

В Грозном, Гудермесе, др. населённых пунктах, чиновники, продолжают грубо нарушают право на собственность. Нередки случаи, когда наличие правоустанавливающих документов на земельные участки и жилые помещения не мешает отказывать в восстановлении разрушенных домов или даже сносить уже восстановленные, если на данной земле предполагается возводить какие-либо коммерческие или государственные объекты. Компенсации собственникам подчас вообще не выплачиваются или оказываются мизерными.

*   *   *

Республиканские газеты и телевидение находятся под тотальным контролем властей. Более половины новостных сюжетов посвящены деятельности президента ЧР. Остальные – исключительно "об успехах и победах строительства мирной жизни". Вдоль улиц и дорог Чечни висят и стоят множество громадных изображений Р.Кадырова, нынешнего президента ЧР, его отца А.К.Кадырова, предыдущего президента ЧР, и В.В.Путина.

Дагестан

Социально-политическая ситуация в Республике Дагестан (РД) наряду с характерными и для других регионов Северного Кавказа всепроникающей коррупцией, безработицей, грубейшими нарушениями избирательных прав граждан, милицейским произволом, имеет свою специфику. В отличие от фактически моноэтнических Чечни и Ингушетии, население Дагестана составляют множество этнических групп. Это обстоятельство определяет множественность действующих в республике сил, предполагает согласование их интересов при разрешении возникающих конфликтов, что препятствует установлению жесткой авторитарной власти в республике. Однако, это "согласование интересов" обычно происходит неправовым путем и обычно выливается в борьбу кланов. В республике регулярно происходят политические убийства.

Это тот фон, на котором уже второе десятилетие продолжается вооруженное противостояние между незаконными вооруженными группами и государственными силовыми структурами. Конфликт в Дагестане имеет ярко выраженный религиозный оттенок. Большинство населения республики исповедуют "традиционный" для этого региона ислам суфистского направления. Между тем, здесь прочно утвердился также и салафизм (фундаментальный ислам), в отношении которого власти обычно используют термин "ваххабизм". В ряде населенных пунктов Дагестана это религиозное направление оказывает значительное влияние на общественную жизнь местного сообщества.

Исламский фундаментализм является идеологической основой подполья. Однако само по себе фундаменталисткое течение, пока оно не принимает политический характер, и пока его последователи не пытаются диктовать нормы поведения другим, не представляет собой угрозы для общества – люди живут и отправляют свои обряды так, как считают правильным. Однако в течение последнего десятилетия официальные власти фактически приравнивали фундаментализм к терроризму и бандитизму. Произошло смешение уголовно-правового и религиозного понятий: борьба с терроризмом фактически превратилась в борьбу с приверженцами "ваххабизма" как религиозного течения. Власти намеренно выталкивают их в маргинальное состояние, от которого один шаг до вооруженной борьбы.
Когда "силовикам" надо раскрыть преступления, они в первую очередь "отрабатывают" списки "нетрадиционных" мусульман, которых, по определению, воспринимают как подозрительных. Именно представители этой группы в первую очередь становятся жертвами незаконных действий сотрудников правоохранительных органов и спецслужб. По данным МВД РД, в настоящее время на учете у ведомства состоит 1370 "ваххабитов".

*   *   *

Члены подполья совершают теракты, нападения, подрывы и убийства сотрудников правоохранительных органов, чиновников, священнослужителей.

"Силовики" (прежде всего, республиканская милиция) проводят "контртеррористические операции" с грубым нарушением российского законодательства и норм международного права.

Важнейшей побудительной причиной ухода в подполье является месть. Похоже на то, что и милиционерами тоже часто двигает именно месть.
Предпринимаемые властями (как федеральными, так и местными) жесткие меры в рамках общей кампании "борьбы с терроризмом" – фабрикация уголовных дел, давление на подозреваемых и их родственников, применение пыток - не согласуются с правовыми нормами российского и международного законодательства. Такая политика не может быть признана эффективной; скорее, напротив, она ведёт к усилению радикальных настроений в обществе.

*   *   *

Приведём лишь несколько из множества примеров грубейших нарушений прав человека правоохранительными органами Дагестана.

21 октября 2008 г. в 10 км от села Губден, многие жители которого придерживаются салафитского направления ислама, были убиты пять сотрудников милиции, ещё девять ранены. В течение последующих дней поиски боевиков ни к чему не привели. В Губдене начались "зачистки" и задержания местных жителей.

27-28 октября в разное время "исчезли" трое жителей села Губден - Сайгаджи Сайгаджиев, Нустапа Абдурахманов, Ахмед Гаджимагомедов. Есть свидетели, которые видели, как их задерживали сотрудники милиции.

28 октября родственникам объявили, что исчезнувшие были убиты при оказании сопротивления сотрудникам милиции. Тела погибших были отданы родственникам через два дня. На всех трупах имелись очевидные следы пыток и избиений, переломы рук, ключиц, многочисленные гематомы и ожоги. У двоих погибших были зафиксированы по одному контрольному выстрелу в голову. У третьего убитого огнестрельных ранений не было.

Обстановка в селе остаётся напряженной. Жители жалуются, что в последние несколько лет религиозные жители села подвергаются систематическим преследованиям. В их домах регулярно проводят незаконные обыски, происходят незаконные задержания и допросы, в ходе которых задержанные нередко подвергаются избиениям и пыткам, за некоторыми из них впоследствии устанавливается слежка, все телефоны прослушиваются. Массовые задержания, в ходе которых десять, двадцать, а иногда и сорок человек без достаточных юридических оснований доставляют в отделения милиции, стали привычной частью жизни. Семьи живут в постоянном стрессе, дети боятся военных, а женщины спят в одежде, ожидая очередного вторжения сотрудников силовых структур.
Жители заявляют, что готовы во всем сотрудничать с властями и отвечать на любые вопросы правоохранительных органов, если действия последних будут проводиться в рамках закона. При этом жители настаивают на соблюдении Конституции РФ, гарантирующей им свободу вероисповедания.

17 февраля 2009 г. г.Махачкала сотрудники неустановленных силовых структур похитили на улице местного жителя Алибека Абуназарова. Вскоре после этого в его дом, где находилась жена Абуназарова, ворвались вооруженные мужчины, которые провели незаконный обыск. Никто из них не представился. Ни в этот, ни в последующие дни жена похищенного ничего не знала о его судьбе.

19 февраля ПЦ "Мемориал" сообщил о похищении Уполномоченному по правам человека в РФ В.П.Лукину, который позвонил в тот же день из Москвы прокурору И.В.Ткачеву. Прокурор сообщил Лукину, что Абуназаров был задержан и находится в отделе внутренних дел Кировского района Махачкалы. Однако, когда туда пришла адвокат Б.Гусейнова (сотрудница "Мемориала), с которая жена похищенного заключила договор, то ей заявили, что Абуназаров к ним не поступал.

На следующий день к прокурору РД с вопросом – где же находится Абуназаров – обратилась Исполнительный директор ПЦ "Мемориал" Т.Касаткина. Наконец, в 16 часов 20 февраля Ткачев сообщил, что Абуназаров освобожден и направляется домой. Между тем, он был освобожден только в 21.30 и прибыл домой сильно избитым и в подавленном состоянии. В своём заявлении в ПЦ "Мемориал" Абуназаров сообщил, что похитители содержали его в каком-то здании (по-видимому официальном), где в течение суток избивали, требуя сознаться в причастности к деятельности незаконных вооруженных формирований. Оттуда его доставили в Кировское РОВД, а затем в спецприёмник. Никаких протоколов при этом не оформлялось, адвоката не было. В спецпрёмнике Абуназарову объяснили, что его содержат там за совершение им какого-то административного правонарушения.

ПЦ "Мемориал" направил письмо в органы прокуратуры с требованием возбудить уголовное дело в отношении лиц, грубо нарушавших нормы российского законодательства.

В данном случае, дело закончилось для похищенного относительно благополучно исключительно благодаря тому, что оно получило огласку. Но большинство подобных случаев остаются для правозащитных организаций не известными или вмешиваться уже поздно.

2 марта 2009 года вооруженными людьми был похищен житель села Дейбук Магомедшакир Магомедов. Он открыто придерживался салафитского направления в исламе, не скрывая своих взглядов.

В этот день М.Магомедов поехал село Муги, где проживал ранее, для того, чтобы получить некоторые справки в местных органах власти.

По дороге в село он был задержан местными милиционерами и доставлен в РОВД, где его заставили написать объяснительную записку о цели своего приезда в район. Затем М.Магомедов получил все необходимее ему справки в местной администрации и собирался ехать домой, о чём он сообщил по телефону жене. Однако после этого его на глазах у свидетелей в центре села неизвестные люди затолкнули в машину и куда-то увезли. Магомедов исчез.

Через день родственники Магомедова из СМИ узнали, что он якобы был убит в перестрелке с милиционерами в лесу. Родным убитого не хотели выдавать его тело из морга. Лишь после проявленной семьёй Магомедова настойчивости, им выдали труп. На теле имелись следы пыток, порезы и ожоги.

Фальсификация уголовных дел и работа судов

Многие уголовные дела по обвинению в преступлениях террористического сфальсифицированы. Стандартный механизм фальсификации прост: представители силовых структур похищают будущего обвиняемого, и он "исчезает" на некоторое время. Как правило, от "исчезнувшего" человека пытаются получить признание в совершении им преступлений с помощью жестоких избиений и пыток. Адвоката ему либо вообще не предоставляют, либо предоставляют дежурного адвоката, который не пишет жалоб о применении пыток в отношении подзащитного, не требует оказания ему медицинской помощи или проведения судебно-медицинской экспертизы состояния его здоровья. В это время родственники чаще всего еще не знают о местонахождении задержанного и не могут нанять ему другого адвоката. Даже в случае, если адвокат нанят родственниками, до подписания нужных следствию показаний его под разными предлогами не допускают до подозреваемого.

Документы о задержании этого человека оформляются задним числом и, часто, на несколько дней позже даты его похищения.

Даже если адвокат знает о неправомерных методах, примененных к его подзащитному, он чаще всего не пишет жалоб о жестоком обращении, опасаясь за собственную безопасность. Открыто пойти против этой системы решаются единицы, но и их ходатайства отклоняют, а обращения на имя Генпрокурора, Уполномоченного по правам человека, депутатов Госдумы остаются без внимания.

Именно признание подследственного в совершении инкриминируемых ему преступлений становится основным (а часто – единственным) доказательством его вины в суде.

Такая система оставляет мало шансов на справедливое наказание виновных и оправдание невиновных. Жалобы, направляемые в федеральные надзорные органы, переправляются в республиканские надзорные органы и ложатся на стол тем, кто покрывает насилие и произвол правоохранительных органов и спецслужб.

Надо отметить, что только незначительная часть дел по сфальсифицированным обвинениям попадает в поле зрения правозащитников.

Главной надеждой на оправдание до последнего времени оставалась возможность рассмотрения дела в суде присяжных, где удавалось в ряде судебных процессов в Ингушетии и Дагестане разоблачать фальсификацию.

Однако 30 декабря 2008г. вступил в силу Закон, исключивший из рассмотрения судом присяжных преступлений, предусмотренных ст. ст. 205 (террористический акт), 206 ч.ч. 2-4 (захват заложника), 208 ч. 1 (организация незаконного вооруженного формирования), 212 ч.1 (организация массовых беспорядков), 275 (государственная измена), 276 (шпионаж), 278 (насильственный захват власти или насильственное удержание власти), 279 (вооруженный мятеж), 281 (диверсия).

Правозащитное сообщество резко отрицательно оценило такое изменение УПК РФ. Закон нарушает логику права: до этого суд присяжных мог быть избран обвиняемыми в преступлениях, подсудных судам не ниже судов субъектов РФ. Кроме того, фабрикации по обвинениям в причастности к террористическим актам, участию в организации незаконного вооруженного формирования и массовых беспорядков наиболее распространены. Профессиональные судьи не решаются принимать по таким обвинениям оправдательных приговоров.

Принятые изменения в УПК самым непосредственным образом уже сказались на громком судебном процесс в Кабардино-Балкарской Республике (КБР) над участниками нападения на силовые структуры в г.Нальчик 13 октября 2005 г. Следует отметить, что каждому из 58 обвиняемых предъявлены фактически одинаковые, стандартные обвинения без различия их места и роли в тех событиях. Одни и те же обвинения предъявляются и тем, кто стрелял, и тем, кто отказался участвовать в нападениях, сложил оружие и добровольно сдался, и Расулу Кудаеву, который вообще по состоянию здоровья физически не мог выйти из дома. За два года следствия адвокаты и правозащитники собрали многочисленные свидетельства того, что признание у многих подсудимых выбивались с помощью изощренных пыток.

Для долгосрочного умиротворения в республике было необходимо в ходе судебного процесса серьёзно, объективно и всестороннее исследовать как обстоятельства самого нападения, так и также причины, по которым многие молодые жители республики примкнули к экстремистам. Была надежда, что рассмотрение дела с участием присяжных будет способствовать этому. В течение 2008 г. шел длительный и трудный процесс формирования коллегии присяжных.

Однако 20 февраля 2009 г. Верховный суд Кабардино-Балкарии, ссылаясь на изменения в УПК, удовлетворил ходатайство обвинителей об отмене суда присяжных по уголовному делу по событиям 13 октября 2005 года.

Решения Европейского Суда по правам человека

На сегодня Европейским Судом по правам человека (ЕСПЧ) вынесено 104 решений по жалобам жителей Северного Кавказа (в том числе 98 жителей Чечни, трём жителей Ингушетии).

Лишь в одном решении Суд не нашел нарушения Европейской конвенции по защите прав и основных свобод. Во всех остальных решениях ЕСПЧ признал Россию виновной в нарушении этой конвенции. В рассмотренных жалобах речь шла о неизбирательном и несоразмерном применении силы, о похищениях людей представителями государства, об исчезновении задержанных, о пытках, о бессудных казнях. В 92 случаях ЕСПЧ решил, что имело место нарушение Российским государством права на жизнь, и в 103 случаях не было обеспечено эффективное расследование нарушения со стороны государства.

Что же предпринимается властями РФ во исполнение решений ЕСПЧ?
В срок и полностью заявителям выплачиваются суммы денежной компенсации. Возобновляется расследование уголовных дел. Однако эти расследования ведутся формально, следствие неоправданно затягивается. Несмотря на очевидную причастность к совершению преступлений конкретных должностных лиц, никто из них не привлечен к уголовной ответственности. Не установлена судьба ни одного из "исчезнувших" людей, по которым принимались решения ЕСПЧ. И уж тем более ни чего не предпринималось в направлении внесения каких-либо изменений в нормативные акты, регламентирующие действия силовых ведомств в зонах внутренних конфликтов (законодательство по борьбе с терроризмом, уставы вооруженных сил). А между тем, необходимость внесения таких изменений прямо вытекает из некоторых решений ЕСПЧ.

За последние годы некоторые из заявителей после подачи жалоб испытывал давление со стороны властей, подвергались угрозам, несколько из них были похищены или убиты.

Рекомендации

Положение на Северном Кавказе ещё раз подтверждает старую истину: поддержание мира и стабильности неразрывно связано с соблюдением прав человека.

В долгосрочном плане, мир и стабильность, – а, значит, и соблюдение неотъемлемых прав человека, - возможны здесь лишь при условии формирования органов власти в субъектах федерации на основе реального народного волеизъявления. Такое свободное волеизъявление невозможно в условиях подавления оппозиции, попрания свободы слова, необоснованных ограничений на проведение митингов и демонстраций.
Таким образом, на сегодня это очевидное условие подразумевает настоящую политическую реформу (не только на С.Кавказе, но во всех регионах России!), то есть демонтаж системы необоснованных ограничений гражданских и политических прав и свобод граждан (избирательные права, свобода информации, собраний и ассоциаций), введённых под предлогом "борьбы с терроризмом и экстремизмом" и "поддержания стабильности". Неотъемлемой частью такой реформы должна стать и реальная борьба с коррупцией.

Очевидно, что такие меры могут быть проведены в жизнь, лишь при наличии политической воли в Кремле. Смена руководства в Ингушетии – половинчатая мера. На серьёзную реформу сегодня у российских федеральных властей политической воли нет.

Поэтому мы говорим здесь лишь о первых и минимально необходимых шагах, - о мерах, направленных на прекращение массовых и систематических нарушений прав человека со стороны силовых ведомств (в первую очередь – органов внутренних дел и Федеральной службы безопасности РФ), на ликвидацию системы организованной безнаказанности за преступления против гражданского населения, по-прежнему действующей на Северном Кавказе.

Такие меры, в частности, должны включать в себя:

  • проведение адекватного расследования по делам, связанным с нарушениями прав человека, и привлечение к ответственности виновных;
  • проведение Генеральной прокуратурой РФ комплексной проверки действий силовых структур и работы органов прокуратуры в регионе. В частности, необходимо провести проверку по всем уголовным делам о незаконных вооруженных формированиях, расследовавшихся в этих республиках: в случае подтверждения фактов пыток и незаконного давления в отношении обвиняемых – направить дела на пересмотр с учетом вновь открывшихся обстоятельств;
  • прекращение практики временного "исчезновения" задержанных и арестованных. В целях уменьшения возможности применения пыток и иных незаконных мер воздействия на задержанных и арестованных, а также в целях обеспечения законных интересов их родственников необходимо обеспечить как можно скорейшее информирование родственников о месте содержания задержанных и арестованных;
  • инструктирование сотрудников федеральных и местных силовых структур высшими инстанциями о безусловной необходимости соблюдения прав человека при исполнении ими должностных обязанностей, а также об ответственности за выполнение преступных приказов со стороны вышестоящих инстанций и служащих;
  • обеспечение соответствия мероприятий по борьбе с терроризмом, предпринимаемых государственными структурами, как в части нормативной базы, так и практики, международным стандартам в области прав человека и гуманитарного права, включая Европейскую Конвенцию по правам человека, Женевские Конвенции и Инструкции Совета Европы по правам человека и борьбе с терроризмом.
  • предоставление эффективной адвокатской и судебной защиты, компенсаций жертвам нарушений прав человека;
  • обеспечение допуска в места предварительного заключения представителей международных гуманитарных организаций, включая Международный комитет Красного Креста, для посещения заключенных на условиях, приемлемых для этой организации;
  • сотрудничество с механизмами защиты прав человека Совета Европы и ООН, включая специальные процедуры Комиссии по правам человека ООН, договорные органы СЕ и ООН;
  • эффективное сотрудничество с Комитетом против пыток Совета Европы;
  • оказание необходимого содействия российским и международным правозащитным организациям в их работе по мониторингу ситуации с правами человека на Северном Кавказе и сотрудничество с такими организациям в деле ликвидации климата безнаказанности и улучшения ситуации с правами человека в регионе;
  • исполнение решений Европейского Суда в полном объёме.

Май 2009 года

Примечания

  1. При этом пока никто из официальных лиц не пытается всерьез обсуждать причины существования такой базы поддержки. Говорится лишь исключительно об активной пропагандистской работе сторонников религиозного фундаментализма.
  2. РИА Новости, 21.01.2009
  3. Грозный-Информ, 22.11.2007
  4. РИА Дагестан, 27.12.2008
  5. Новая газета, № 13, 09.02.09, О.Боброва, интервью Ю-Б.Евкурова; журнал "Власть", № 5, 09.02.2009, М.Мурадов, Интервью Ю-Б.Евкурова
  6. Интерфакс, 23.1.2009, интервью зам. Министра Внутренних дел РФ А.Еделева
  7. РИА Новости, 26.03.2008
  8. Подсчеты интернет-СМИ "Кавказский узел", 21.1.2009
  9. Это очевидным образом далеко не полные данные. Например, мы не знаем, сколько раненых впоследствии скончалось от ран, не обо всех случаях подрывов и обстрелов силовые ведомства сообщают в СМИ.
  10. Впрочем, он пошёл на повышение в центральный аппарат МВД РФ
  11. "Республика Ингушетия", 09.11.2008
  12. См. "Управление страной как контртеррористическая операция. Законодательство России о терроризме".Л.Левинсон, Институт прав человека [1], [2]. "Covernance as a Counter-terrorist operation. Notes on the Russian legislation against terrorism". L.Levinson, Human Rights Institute [3], [4]
  13. Принят 6 марта 2006 г.
  14. 27 апреля режим КТО в Шалинском районе был отменён, в трёх остальных он сохраняется.
  15. Информационное агентство REGNUM
  16. Данные о потерях занижены
  17. Цифры получены путем сведения сообщений информационных агентств и информации, полученной ПЦ "Мемориал"
  18. Из ответа Следственного управления по ЧР Следственного комитета при прокуратуре РФ на письмо ПЦ "Мемориал"
  19. Из выступления Р.Кадырова на совещании правительства 09.08.08; транслировалось телеканалом "Грозный"
  20. Интервью корреспонденту "Комсомольской правды" А.Грымову 24.09.08.
  21. За месяц перед этим, 24 сентября, в Москве был застрелен старший из братьев Ямадаевых, экс-депутат Государственной думы Руслан Ямадаев.
  22. С.Ямадаев в интервью СМИ, в свою очередь, взаимно обвинял Р.Кадырова в причастности к ряду преступлений.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 марта 2017, 13:57

24 марта 2017, 13:56

24 марта 2017, 13:49

24 марта 2017, 13:22

24 марта 2017, 13:11

Архив новостей
Все SMS-новости