15 июня 2009, 11:46

Позитивный опыт и конкретные результаты сотрудничества с Советом Европы

Доклад директора Правозащитного Центра Азербайджана Эльдара Зейналова для Международной Федерации прав человека (FIDH). 9 ноября 2008 года.

Как и многие страны бывшего СССР, до вступления в Совет Европы (СЕ) Азербайджан уже имел опыт членства в таких межправительственных объединениях, как ООН и ОБСЕ. И причем опыт во многих отношениях разочаровывающий, так как они руководствовались в первую очередь политическими соображениями, а не уважением к правам человека. Припоминаю, как за полтора месяца до отмены политической цензуры резидент-координатор ООН в Баку сделал заявление о том, что его офис не обладает достаточной информацией о том, есть ли вообще такое явление в Азербайджане или нет (хотя достаточно было купить пару оппозиционных газет в любом киоске).

И цензуру, и смертную казнь отменили в 1998 г. благодаря именно СЕ, в развитие того процесса, который начался в 1996 г. с заявления страны о желании вступить в СЕ и придания ей статуса "специально приглашенного гостя". В июне Парламентской Ассамблеей СЕ (ПАСЕ) был принят список обязательств, т.н. Мнение 222. В январе 2001 г. Азербайджан принял их на себя, и вошел в европейский "джентльменский клуб".

Часть обязательств, например, ратификация ряда европейских конвенций, принятие новых кодексов и т.п. была полностью выполнена. Другая часть, например, ратификация Европейской Хартии по региональным языкам и языкам национальных меньшинств, принятие законов о национальных меньшинствах и об альтернативной службе, так пока и не выполнены, хотя все сроки прошли еще в январе 2004 г. И тут правительство Азербайджана проявило себя совсем не "джентльменом", достойным этого клуба. Один из чиновников, например, имея в виду название списка обязательств, заявил даже, что "это же просто мнение, а не обязательство, и оно нас ни к чему не обязывает". Без сомнения, такая терпимость было результатом заинтересованности Европы в азербайджанских энергоносителях и поддержании мира в регионе Нагорно-Карабахского конфликта. Тем не менее, сдвиг в лучшую сторону начался и продолжается до сих пор.

Одним из наиболее чувствительных вопросов, поставленных СЕ перед Азербайджаном, актуальным и для других стран региона, были политические заключенные, которых тогда было около 700. Их наличие не признавалось правительством, но под обязательством освободить их или провести новые справедливые суды оно подписалось. Технически проблема заключалась в том, что Азербайджан еще не ратифицировал Европейскую Конвенцию по защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ) и, следовательно, никто из граждан не мог обращаться в Европейский Суд по правам Человека (ЕСПЧ). Кроме того, даже и после ратификации ЕКПЧ в 2002 г., под юрисдикцию Евросуда по-прежнему не подпадают их приговоры, вынесенные в 1990-х годах.

Генеральный Секретарь СЕ, выразивший мнение, что "в стране-члене СЕ даже один политзаключенный – это уже слишком много", назначил экспертную группу из бывших судей Европейской Комиссии по Правам Человека. Параллельно, ПАСЕ назначила специального докладчика по политзаключенным в Азербайджане. Эксперты проанализировали прецеденты европейского права и опыт комиссий по национальному примирению в ряде стран, и разработали критерии определения политзаключенного. В результате трехлетней работы экспертов и усилий спецдокладчика, был сделан вывод о наличии таких заключенных. На сегодня из списка в 716 человек в заключении остались всего 27 – большинство остальных освободили путем массовых помилований. Еще примерно столько же были арестованы уже после вступления страны в СЕ.

В июне 2005 г. ведущие правозащитники и влиятельные чиновники создали Рабочую Группу по политзаключенным. Благодаря ее работе были задействованы многие имеющиеся в распоряжении инструменты типа помилований, пересмотров уголовных дел, условно-досрочного освобождения и т.п. В результате за 3 года были освобождены более 100 политзаключенных, вернулись в страну несколько известных политэмигрантов. В результате ПАСЕ даже отказалась от спецдокладчика по политзаключенным. Однако после запуска экспортного нефтепровода осенью 2005 г. Запад, а без его давления – и правительство, потеряли интерес к этой форме диалога, и встречи Рабочей Группы стали редкими. Сейчас правозащитники пытаются восстановить спецдокладчика для Азербайджана или же для всего Южного Кавказа, с учетом политически мотивированных арестов в Армении и Грузии.

Другим достижением был доступ граждан страны в Евросуд. Был разорван порочный круг, когда одни чиновники совершали нарушения прав человека, а другие их покрывали. На сегодня ЕСПЧ вынес 47 решений и постановлений. Среди них есть, например, 5 постановлений по регистрации общественных объединений – одной из застарелой проблем гражданского общества.

Следует отметить, что проходящая сейчас, опять же под нажимом СЕ, реформа судопроизводства, проводится под эгидой Министерства Юстиции, хотя Судебно-Правовой Совет, имеющий полномочия оценивать работу судей и проводить приемные экзамены, состоит и из чиновников других ведомств. На сегодня судейский корпус существенно обновился, десятки судей наказаны, некоторые уволены, появились новые судьи. Но побочным результатом, однако, стало то, что судьи боятся конфликтовать с любой из структур Минюста – будь то отдел регистрации юридических лиц или Пенитенциарная Служба. Поэтому Евросуд, при всей сложности процедуры обращения туда, пробил брешь в, казалось бы, непробиваемой стене.

Точно так же, сотрудничество с СЕ в области пенитенциарной реформы и ратификация Азербайджаном Европейской Конвенции по предотвращению пыток в 2002 г. привели к открытию тюрем для визитов соответствующего Комитета в 2002, 2005 и 2006 гг. Один из отчетов Комитета уже опубликован и дал толчок реформам, двое других ждут разрешения на публикацию от правительства.

Под давлением СЕ был дан доступ в тюрьмы и местным правозащитникам. А в 2006 г. при министре юстиции из активистов неправительственных организаций был создан Общественный Комитет по мониторингу тюрем и участию в исправлении осужденных. После каждого визита делается отчет в Минюст, и обычно на ближайшем заседании Комитета представитель Минюста дает информацию о принятых мерах.

Я уже упомянул, что обязательства по национальным меньшинствам остались не до конца выполненными. Одной из проблем, которые существенно повлияли на исход из Азербайджана армян и русских, является захват их квартир беженцами и вынужденно перемещенными лицами из региона Нагорно-Карабахского конфликта. Эти действия узаконены нормативными актами ряда государственных структур. В этом году, первое из таких дел (Валентина Акимова против Азербайджана) было рассмотрено в Страсбурге и выиграно. После 15 лет беззакония создан важный прецедент.

Практически каждая жалоба в ЕСПЧ против Азербайджана так или иначе затрагивает статью 6 ЕКПЧ, т.е. право на справедливый суд. Я уже упомянул про тестовые экзамены для новых судей, которых планируется принять на работу в количестве 150 человек, а также наказания наиболее беззастенчивых нарушителей в мантии. Помимо того, по регионам созданы региональные апелляционные суды. Строится новое здание Верховного Суда.

С 2004 г. граждане получили доступ в Конституционный Суд (КС), хотя пока и чисто гипотетический. Судя по статистике рассмотренных этим судом жалоб (менее 1% в 2007 г.), в Евросуд попасть в 2-3 раза легче, чем в отечественный КС. И дела, рассмотренные КС, в основном касаются имущественных споров.

Хотя право в Азербайджане кодифицированное, но в 2006 г. указом президента и постановлением Пленума Верховного Суда, национальным судам дано указание изучать и использовать на практике решения ЕСПЧ. Важные прецеденты уже начали переводиться на азербайджанский язык и публиковаться.

Хочу также отметить, что в 2001-2002 гг. граждане страны получили доступ в 4 комитета ООН, хотя практически не обращаются туда с индивидуальными жалобами. Решающим тут оказалось то, что в отличие от ЕСПЧ, комитеты ООН не присуждают какой-либо денежной компенсации, и в то же время не допускают параллельной подачи жалобы в Страсбург.

Конечно, бюрократы Азербайджана и Европы смогли найти общий язык по многим вопросам. Например, СЕ обошелся без каких-то санкций в вопросе невыполнения Азербайджаном взятых на себя обязательств, фальсификаций выборов, продолжения политических репрессий. Однако у правозащитников и простых граждан появились новые инструменты для защиты своих прав.

9 ноября 2008 года

Автор: Эльдар Зейналов, директор Правозащитного Центра Азербайджана;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

23 января 2017, 20:33

  • Гукасян объявил бойкот суду

    Обвиняемый в организации беспорядков в ереванском районе Сари Таг Андриас Гукасян заявил, что не собирается участвовать в предстоящем заседании по вопросу об избрании ему меры пресечения. Какой-либо возможности защищаться Гукасян, по его словам, в любом случае лишен.

23 января 2017, 20:28

23 января 2017, 20:13

23 января 2017, 19:55

23 января 2017, 19:40

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии