31 мая 2009, 09:56

Армения и страны региона: сравнительный анализ развития и вторая волна реформ

Статья Гранта Багратяна, премьер-министра Республики Армения в 1991, 1993–1996 гг.

В Армении (да и здесь, в Москве) мы часто слышим такой упрек: "Если все так хорошо, как Вы говорите, то почему так плохо?". В этой связи мне хочется обратить ваше внимание на проблемы качества экономического роста – такие, как:

  • интенсивные структурные изменения (появление или прекращение производства новых товаров и услуг) не имеют адекватного влияния на рост экономики;
  • социальная централизация должна придерживаться разумных границ;
  • рост должен отражать не только изменения в прошедшем периоде, но также изменения в ожидании будущего;
  • монопродуктовый рост не имеет долговременной перспективы;
  • рост экспорта должен превалировать над ростом основных макроэкономических индикаторов.

Экономические показатели (особенно Армении) за последние 10–15 лет напоминают мне о 60–70-х годах, когда все показатели статистики сравнивали с 1913 г. При этом у нас наблюдался экономический рост, но становилось все хуже и хуже.

Сегодня в одном из докладов прозвучало, что, по прогнозам, при приросте ВВП на душу населения в 6% в среднем в год Россия через 30 лет войдет в число самых развитых стран мира. По официальным статистическим данным (и это действительно так), прирост экономики Армении за последние 10 лет составил 11,2% в среднем за год.

Тем не менее это вызывает у нас и опасения. Давайте обратим внимание на качество экономического роста. Я абсолютно уверен, что все экономики постсоветского пространства пережили и еще пока переживают времена очень интенсивных структурных изменений. С профессиональной точки зрения это означает, что, когда мы, например, измеряем инфляцию по потребительской корзине, всегда с опозданием туда включаются новые услуги и исключаются старые.

В Армении ежегодно на 1–1,5% искусственно снижали инфляцию. Это должно было иметь место и в тех странах, в том числе в России, где происходят интенсивные структурные изменения в экономике. А сейчас, на этапе инновационного развития, снова идут интенсивные структурные изменения. К примеру, в Армении включили в потребительскую корзину интернет-услуги и исключили поездки на городском трамвае.

Может ли чрезмерная социальная централизация свидетельствовать о качестве экономического роста?

С моей точки зрения, существует глобальная проблема экономического роста: как вообще определять экономический рост? В настоящее время для нейтрализации влияния изменения цен все показатели отчетного периода приводятся в сопоставимых ценах. Сама эта методика несовершенна. Причем любая такая методика учитывает изменения прошлого времени. А нельзя ли предложить методику, которая учитывала бы также изменения в будущем? Такую, чтобы нельзя было сказать, что нашим экономическим ростом мы "съедаем" возможности будущего поколения, и, наоборот, что этому поколению мы оставляем такие же равные (по крайней мере, не хуже, чем у нас) шансы на развитие. Это очень важно.

И наконец, рост экспорта должен превышать рост основных макроэкономических индикаторов. Конечно, экспорт для России и США – это одно дело, а для Армении – другое. Когда темпы роста внешней торговли ниже, чем экономический рост, это означает, что страна замыкается сама на себе. О какой глобализации в таком случае может идти речь?

Причем это особенно опасно, когда объем импорта растет быстрее, чем ВВП, а объем экспорта – медленнее. Давайте будем опасаться такого роста, тем более что повод для такого опасения есть. Два года назад представитель Всемирного банка (высокопоставленный специалист – на уровне вице-президента) сравнил Армению с «кавказским тигром». Он сказал, что в этой стране честное социальное распределение и, по их подсчетам, сложилось социально приемлемое расслоение населения по уровню доходов. Например, 20% наиболее богатых живут всего лишь в 4,5 раза лучше, чем 20% наиболее бедных. Честно говоря, у меня эти данные вызвали серьезное сомнение. Неужели у нас такое «продвинутое» общество? Я проанализировал эти данные, и оказалось, что на самом деле 20% наиболее богатых всего лишь в 4,5 раза богаче 20% наиболее бедных. Однако вся проблема в том, что в Армении лишь 10% богатых, а остальные 90% – одинаково бедные. Именно это и не учли специалисты Всемирного банка. Когда мы берем 10% наиболее бедных и богатых и сравниваем, в среднем получается разница в 9 раз. Когда мы берем 5% наиболее богатых и 5% наиболее бедных, получается разница в 17 раз. А это уже серьезно и свидетельствует о том, что у нас есть проблемы и социальная дифференциация чрезмерная, так что следует уже рассматривать качество экономического роста.

Таблица 1. Степень централизации, 2006 г.

Страны

ВВП, млрд долл.

Доходы 10 наиболее богатых семей (в % ВВП)

США

13 200

2,3

Россия

987

9,1

Украина

106.1

14,0

Армения

6.4

54,7

Например, по данным журнала "Форбс" (табл. 1), в США на 10 наиболее богатых семей приходится всего 2,3% ВВП, в России – 9%, на Украине – уже 14%, а в Армении – почти 55%. Таким образом, всего несколько семей являются основными работодателями.

В 1990 г. Армения отставала от среднероссийского уровня ВВП на душу населения на 30%. Сейчас этот показатель в Армении составляет 170% уровня 1990 г., но при этом уровень жизни армян в 3 раза ниже, чем россиян.

Вот как могут искажать картину долговременные индексы экономического роста без учета качества экономического роста. Это очень серьезное предупреждение.

В итоге, темпы централизации богатства в странах СНГ за 15 лет истории капитализма в 3–7 раз превышают темпы основных макроэкономических показателей западных стран.

Как результат, в Армении (в определенной мере также и в России, и на Украине) мы видим возникновение государственного капитализма. Когда одному человеку, или двум, или десяти принадлежит вся экономика, то она уже совсем не государственная, потому что они забирают власть в свои руки – и получается соединение экономики и власти. Вот и другое свидетельство качества экономического роста.

Есть также и другие, с моей точки зрения, очень серьезные показатели, относящиеся к качеству экономического роста: например, (1) капитализация рынка должна расти быстрее ВВП.

Если бы у нас это имело место, то цена на недвижимость в самом центре Еревана не была бы в 2 раза выше, чем, скажем, в Будапеште. А все оттого, что деньги вкладывать просто некуда – либо в банк, под инфляцию, либо неизвестно куда. Проблема отсутствует, когда у вас нет денег. Но она весьма актуальна, когда вы заработали деньги и не хотите, чтобы они обесценивались. Отсюда и история с недвижимостью. Все то же самое происходит и в России, и в других государствах. И одна из причин – низкий уровень капитализации рынка.

(2) Внешние ресурсы роста не обеспечивают необходимые стратегии.

И наконец, (3) когда "дутый" монопродуктовый рост обеспечивается за счет экспорта минерального сырья – это недооценное использование ресурсов экономического роста будущего. И это тоже можно и нужно учитывать.

В связи с процессом глобализации, ростом экспорта и импорта интенсивность внешних связей должна расти быстрее, чем интенсивность внутренних связей, иначе страна окажется вне процесса глобализации.

И здесь необходимо посчитать так называемый "коэффициент опережения роста экспорта над ростом ВВП".

Рис. 1. Коэффициент опережения роста экспорта над ростом ВВП за 1995–2005 гг.

В результате наиболее качественные структурные изменения мы видим в таких странах, как Чехия, Украина, Германия. То есть в случае, когда мы пересматриваем показатели количественного роста с учетом качества роста, картина немного меняется. И становится очевидно, что 10–15% или 20–25% роста ВВП в долговременной перспективе еще немного значат.

Таблица 2. Динамика основных макроэкономических показателей за 1996–2006 гг.

Год

ВВП

Реальные доходы населения

Розничный товарооборот

Услуги

Экспорт, млн долл.

"Очищенный" экспорт, % к 1996 г.

1996

100

100

100

100

368

368/100

1999

114

117

120

117

383

313/85,1

2002

149

167

174

140

698

465/126,4

2006

242 267 265 245 1408

716/194,6

Получились неплохие показатели: увеличивался ВВП, росли реальные доходы населения и услуги и т.д. Мы взяли и "очистили" армянский экспорт, т.е. исключили влияние цен на него, также проанализировали долларовые цены. И у нас получился в целом рост на 194% за 10 лет, причем без учета того, что сам доллар обесценивался у себя в стране на 3–4% каждый год.

В итоге мы пришли к выводу, что в Армении (может быть, где-то еще) рост происходит как-то сам по себе, изолированно. Проблема состоит в следующем:

  • несмотря на "впечатляющий" рост экономики, доходы бюджета в процентах упали с 19,9% в 1996 г. до 16,1% в 2005 г.;
  • рост "очищенного" экспорта за то же время составил 195% (0,81% за каждый процент роста ВВП);
  • экспорт высокотехнологичной продукции составил только 0,7%;
  • капитализация рынка – 0,9%;
  • весь финансовый рынок (общие активы банков плюс рынок ценных бумаг плюс страхование) составляет всего лишь 30% ВВП;
  • степень социальной централизации непомерно высока.

Рост экономики в Армении действительно отмечается, но механизм этого роста представляет собой трансформацию внешних трансфертов в прибыль кланов управляющего режима. Это становится неизбежным, особенно если финансирование идет за счет увеличения долга государства, который уже перевалил за 50% ВВП.

Рис. 2. Обменный курс доллара с 9 декабря 2006 г. по 7 августа 2007 г., %

Существуют 4 "волшебные палочки" армянского экономического чуда, но ни одна из них нас не удовлетворяет:

  1. трансферты из-за рубежа;
  2. снижение показателей инфляции из-за слабости применяемых методологий расчета;
  3. статистические манипуляции с инвестициями: продажа и перепродажа объектов, особенно в отношении иностранных инвестиций (пример: реструктуризация российского долга и его двукратный учет в ВВП);
  4. повышение стоимости национальной валюты по отношению к доллару.

Мы знаем, что рубль "потяжелел" за год по отношению к доллару, а армянский драм – в 2 раза за 3 года, что позволило также резко увеличить экономический рост. И, по-моему, Армения свой потенциал экономического роста не исчерпала, а просто резко ограничила.

А теперь поговорим о второй волне реформ и об эволюции ценностей (рис. 3).

Рис. 3. Общая эволюция ценностей – от дезинформации, денег, силы и понятий (традиций) к информации, идеям, интеллекту и законам.

Эта диаграмма применима к странам, в которых превалируют такие понятия, как дезинформация, деньги, сила и понятия, а в идеале должны бы преобладать законы, интеллект, идеи и информация.

Выводы по результатам проведенных многими армянскими организациями неутешительны: система ценностей на сегодняшний день ниже, чем в советское время.

Тогда считали, что:

  • дезинформация преобладает над информацией;
  • при решении обычных проблем деньги важнее интеллекта;
  • сила мощнее, чем идея;
  • на их поведение больше влияют не законы, которые соответствуют идеальным европейским стандартам, а понятия или традиции.

Что же произошло на всем постсоветском пространстве после первого этапа реформ?

1. Политическая диктатура и централизованная экономика
Туркменистан, Узбекистан, Беларусь

2. Политическая диктатура и рыночная экономика
Россия1, Азербайджан, Таджикистан, Казахстан, Армения

3. Демократия и централизованная экономика
Частично: Молдова

4. Демократия и рыночная экономика
Украина, Латвия, Литва, Эстония, Кыргызстан, Грузия2

В первой группе стран – Туркменистан, Узбекистан и Беларусь – мы наблюдаем политическую диктатуру (когда результаты выборов предрешены) и централизованную экономику (государство занимается существенной коммерческой деятельностью).

Во вторую группу, где политическая диктатура и рыночная экономика, попали Азербайджан, Таджикистан, Казахстан, Армения. На особом месте стоит Россия: итоги выборов предрешены, но вроде бы народ выбирает. Это и есть особенность России.

Третья группа стран, где есть демократия, но все еще социалистическая экономика, представлена Молдовой.

И наконец, в четвертой группе (за исключением Грузии), где, кажется, уже есть демократия и рыночная экономика, находятся Украина, Литва, Латвия, Эстония, Кыргызстан. Неоднозначная ситуация в Грузии: там, несомненно, власть была выбрана демократично, но при этой власти еще новые демократичные выборы не проходили, т.е. она не утвердилась.

Таким образом, изменение ценностей и выработка новых подходов к экономическому росту очень важны. Задачи второго этапа реформ мне представляются следующими.

Политические:

  • интегрирование в глобальные политические структуры;
  • усиление роли регионального сотрудничества;
  • становление структур гражданского общества;
  • переход от межэтнического и межнационального противостояния (конфликтов) к сотрудничеству и создание соответствующих институтов.

Экономические:

  • становление финансового рынка;
  • утверждение принципов корпоративного управления;
  • экономическая реформа структур местного самоуправления;
  • пенсионная реформа;
  • реформа здравоохранения;
  • образовательная реформа;
  • вхождение в общемировые экономические структуры;
  • вход в глобальные рынки информации, услуг, товаров, капитала.

Страны постсоветского пространства не просто принесли в мир свои проблемы. Ученые-экономисты всего мира, которые создавали различные методики и методологии, еще не сталкивались с такими интенсивными структурными изменениями. Но я абсолютно уверен, что именно эти экономисты совместными усилиями с помощью таких методик и методологий должны проанализировать и решить указанные проблемы.

Март 2009 года

  1. Россия рассматривается как страна суверенной демократии
  2. Грузинская демократия еще не сдала тест на выборы

Автор: Грант Багратян;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

26 мая 2017, 08:35

  • Азербайджан обвинил Армению в 130 обстрелах

    Вооруженные формирования Армении 130 раз за минувшие сутки нарушили режим прекращения огня на различных направлениях фронта, заявили сегодня в Министерстве обороны Азербайджана.

26 мая 2017, 08:00

26 мая 2017, 07:32

  • Локшина: облавы на геев в Чечне ведутся с молчаливого согласия Кремля

    Тема преследования гомосексуалистов в Чечне обострилась с начала 2017 года, властями республики в отношении предполагаемых представителей ЛГБТ предпринимаются жестокие карательные меры при молчаливом одобрении Кремля, прокомментировала программный директор правозащитной организации Human Rights Watch по России Татьяна Локшина опубликованный сегодня доклад HRW.

26 мая 2017, 06:58

26 мая 2017, 06:09

Архив новостей