16 апреля 2009, 13:33

Начались прения на процессе по делу судьи, вынесшего приговор Буданову

В Московском гарнизонном военном суде сегодня начались прения по делу бывшего судьи Северо-Кавказского окружного суда Владимира Букреева, который в 2003 году вынес обвинительный приговор полковнику Юрию Буданову, убившему чеченскую девушку.

Сегодня свое выступление в прениях на суде начал прокурор. Ожидается, что выступление стороны обвинения продлится 3 дня, а затем в суде выступит адвокат обвиняемого Леонид Бондаренко, сообщает "Газета.Ru".

Как сообщал "Кавказский узел", дело против Букреева было возбуждено в 2004 году, когда он подал в отставку. По данным следствия, судья Букреев в марте 2003 года взял $150 тыс. у бывшего начальника продовольственной службы Северо-Кавказского военного округа (СКВО) Сергея Серкина (он теперь является основным свидетелем по делу) за "помощь" в рассмотрении его уголовного дела в кассационной инстанции. Серкин обвинялся по делу о закупках по завышенным ценам продовольственных продуктов, в результате чего, по данным следствия, был причинен ущерб на сумму более 30 млн рублей.

"Осенью 2002 года началась проверка СКВО и я сразу почувствовал, что основные усилия направлены на меня, - рассказал сам Серкин на заседании суда в декабре 2007 года, пишет "Московский комсомолец". - Уголовное дело действительно возбудили, а он бросился "предпринимать меры" - обратился к своему приятелю - руководителю фирмы-поставщика продовольствия Минобороны Виктору Коломойцеву.

Коломойцев свёл его с будущим посредником в передаче денег - тогдашним замом военного прокурора Москвы Сергеем Мирошниченко. По словам Серкина, Мирошниченко проявил необычайную осведомленность: "Назвал, кто занимается моим делом, и описал такую перспективу, которую я даже не ожидал, после чего заявил, что решение вопроса стоит $500 тысяч", - приводит слова Серкина в суде Gzt.ru.

Вернувшись в Ростов-на-Дону, начпрод собрал только $160 тысяч. "Деньги я одолжил у знакомых и близких мне людей. Это честные деньги, и я до сих пор их должен", - уточнил свидетель. - В итоге $160 тысяч Серкин передал через доверенное лицо Коломойцеву, а тот - Мирошниченко".

"С какой целью вы это сделали?" - спросил прокурор Рамил Шакуров. "Чтобы помогли прекратить уголовное преследование, я остался на свободе и не был осужден", - пояснил свидетель.

24 февраля 2003 года Ростовский гарнизонный военный суд переквалифицировал действия Серкина с превышения должностных полномочий на халатность и, приговорив к штрафу 100 тысяч рублей, освободил.

По словам свидетеля, он опасался, что прокуратура добьется отмены приговора в вышестоящем суде, и, чтобы этого не случилось, обратился за помощью к другому знакомому - зампрокурора СКВО по следствию Шарифу Ахмедову.

"Ахмедов говорил, что все кассационные дела СКВО курирует только Букреев и решать вопрос нужно с ним", - рассказал свидетель. По его словам, спустя несколько дней Ахмедов связался с ним, сказал, что вопрос принципиально решен, но это будет стоить $50 тысяч. Серкин согласился.

Однако, как признался свидетель, добыть очередную крупную сумму оказалось непросто: он никак не мог продать магазин и парикмахерскую, которыми владел. Тогда он убедил Ахмедова похлопотать о том, чтобы его приговор остался в силе в долг.

По версии следствия, Букреев и Ахмедов на самом деле ничего не собирались делать для Серкина, поэтому им вменяется мошенничество, а не получение взятки. По данным следствия, в сейфе сына Букреева было найдено всего восемь стодолларовых банкнот, совпадающие по номерам с купюрами, которые офицер передал товарищу Букреева - прокурору Ахмедову, но бывшему судье все равно предъявили обвинение в мошенничестве.

Прокуратура возбуждала дело также против Сергея Мирошниченко и Шарифа Ахмедова. Однако позже в связи с "деятельным раскаянием" уголовное преследование в отношении них было прекращено.

По словам адвоката подсудимого Букреева, "эти лица полностью освобождены от уголовной ответственности и являются свидетелями обвинения. Несмотря на то, что деньги были у них обнаружены. Следствию надо, что бы они дали показания на Букреева".

Как написал в статье "Выбор судьи Букреева" член Международного Союза журналистов, председатель общероссийского движения "Комитет общественных расследований" Александр Елисов, суд по делу Букреева проходил с многочисленными нарушениями и предвзятостью со стороны судей, на которых оказывала давление прокуратура.

"Дело сфабриковано, доказательства сфальсифицированы, а единственной причиной преследования Букреева со стороны Главной военной прокуратуры, Генеральной прокуратуры является желание расправы за его профессиональную деятельность", - заявила корреспонденту "Кавказского узла" адвокат экс-судьи Елена Орлянкина.

По словам самого Букреева, который не признает себя виновным, "оперативно-следственные действия велись необъективно, отсутствовали доказательства в связи с чем неоднократно менялся состав следственной группы, а следствие искусственно затягивалось", передает "Интерфакс".

Напомним, что именно Букреев в 2003 году приговорил полковника Юрия Буданова к 10 годам лагерей, признав его виновным в похищении и убийстве 18-летней чеченки Эльзы Кунгаевой. Экс-полковник ранее был освобожден из тюрьмы, где отбывал наказание и в январе текущего года вышел на свободу.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

24 мая 2017, 07:44

24 мая 2017, 06:45

24 мая 2017, 06:30

24 мая 2017, 05:46

24 мая 2017, 04:47

  • "Свободное слово" назвало репрессии против журналистов на Северном Кавказе самыми тяжелыми в России

    Давление властей оказывается не только на средства массовой информации, но и на писателей, художников, кинематографистов и работников культуры в целом, заявили члены ассоциации «Свободное слово» на презентации доклада о состоянии свободы слова и свободы творчества в России в 2016–2017 годах. Репрессии в регионах Северного Кавказа члены ассоциации охарактеризовали как наиболее жесткие, а фальсификации, допускаемые при преследовании журналистов и общественных деятелей, назвали самыми топорными, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей