07 апреля 2009, 20:00

"Матери Дагестана": спор в ходе "круглого стола" спровоцировали "специальные люди"

На встречу главы Дагестана Муху Алиева с российскими правозащитниками и членами комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести 10 марта были приглашены "специальные общественники", в результате чего встреча переросла в словесную перепалку, заявила председатель правления общественной организации "Матери Дагестана" Светлана Исаева.

По словам Исаевой, на встрече были "какие-то люди, какие-то правозащитники, о существовании которых вообще мало кто знал", зато не было на встрече именно тех организаций, которые не угодны действующим властям. Причем, по словам правозащитницы, это "достойные в Дагестане люди, которые занимают отнюдь не рядовые места, но их никто не приглашал".

"Тогда на встречу были приглашены специально некоторые люди, мне места за этим "круглым столом" не было. Нас вообще не хотели туда приглашать. Но Людмила Алексеева настояла, чтоб я была приглашена, хотя за столом я не сидела, а где-то там в уголочке была. Николай Карлович Сванидзе слово мне предоставил, но в полной степени высказать все, что я считала нужным, мне там не дали", - рассказала Светлана Исаева корреспонденту "Кавказского узла".

Ранее Людмила Алексеева в разговоре с корреспондентом "Кавказского узла" отметила, что прошедший круглый стол был хорош тем, что на него пришло абсолютно все начальство республики и, в то же время, были общественные организации. "Но общественные организации были в основном те, с которыми властям удобно сотрудничать", – добавила она.

По мнению Светланы Исаевой, поток негативной информации в адрес "Матерей Дагестана" идет с подачи местного  ФСБ. Среди приглашенных на тот "круглый стол" были люди, которые стали сотрудничать с ФСБ после того, как у них пропали родственники.

"Я их просила, подайте заявление, потому что без заявления нам тяжело что-то предпринимать. Без заявления родственников в ту же прокуратуру наши обращения не действенны. Но одна из таких женщин сказала, что не будет сейчас нам писать заявление, потому что уже обратилась в ФСБ, и они ей помогают. "Вот если они мне не помогут, тогда я напишу заявление в вашу организацию"", - рассказывает Исаева.

По ее словам, после такого разговора, эти же люди, которые обращались к "Матерям Дагестана" по поводу пропажи родственников, но отказывались писать об этом заявление, теперь обвиняют правозащитников в том, что те им не помогают.

"А чем я могла ей помочь? Уйти в лес, если она была уверена, что ее брат находится в лесу". Наврузова знала от работников ФСБ, что брат якобы находится в лесу. И просила, чтобы мы помогли. Я ей ответила, что у меня в лесу никого нет. Говорю: "Мой сын не находится в лесу". 26 апреля будет уже 2 года, как он пропал. И я точно знаю, что он в лес не ушел. Он пропал во время проведения спецоперации", - поясняет Исаева.

При этом Исаевой было непонятно поведение Наврузовой. "Она заявила, что я била себя кулаком в грудь и говорила, что пойду в лес и найду ее брата", - рассказывает Исаева. Причем, спустя некоторое время, по словам Исаевой, Наврузова приписывала эти слова другой правозащитнице "Матерей Дагестана" - Гульнаре Рустамовой.

Ранее сообщалось о заявлении Севиль Наврузовой, сделанном на встрече. Она заявила: ""Матери Дагестана", а не милиция отправляют детей в лес, им не нужны живые похищенные, а только мертвые, чтобы можно было потом поднять шум". В ответ Светлана Исаева назвала это заявление ложью.

А вдова сотрудника правоохранительных органов Светлана Султанова задала тогда вопрос "Матерям Дагестана": "За какую идею, религию ваши сыновья уходят в леса и каждую неделю расстреливают наших мужей? В прошлом году было убито 38 сотрудников милиции. А ведь мы такие же жены и матери".

"Я очень сочувствую горю Наврузовой. Когда пропал ее брат, она узнала, что некоторые его друзья носят ему в лес еду. А когда она обратилась в органы, чтобы те помогли ей вернуть брата, она рассказала об этих людях. Их стали вызывать в шестой отдел на допросы. Но в поисках брата это не помогло. А зачем она сейчас говорит некоторые вещи в наш адрес, непонятно", - говорит Исаева.

Жены погибших милиционеров также присутствовали на "круглом столе" 10 марта. Как рассказала корреспонденту "Кавказского узла" председатель Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева, она с этими женщинами не могла разговаривать без слез на глазах: "Они кричали на родственников похищенных: "Вы защищаете своих сыновей, а они - убийцы! А наши за что погибли?""

В день приезда, перед официальными встречами Людмила Алексеева встретилась с представителями "Матерей Дагестана". "Я сказала: "Очень советую: каждый раз, когда вы говорите о преступлениях, вы должны говорить, что у вас боль и за ваших погибших сыновей, и что вы понимаете боль матерей, у которых погибли сыновья-милиционеры". Но они смотрели на меня с изумлением", - говорит Алексеева.

"Некоторых людей тогда специально пригласили, на этот "круглый стол", и специально им дали слово. В итоге там завязалась перебранка. Самая настоящая перепалка. Я посчитала ненужным участвовать в этом", - говорит Исаева, добавляя, что в мероприятии участвовали люди, с которыми нужно было просто вести диалог, - замминистра МВД, зампрокурора республики.

"Нам нужно было просто сидеть и говорить. Искать какие-то пути взаимодействия, начинать с ними сотрудничать. Но то, что там было, на этом "круглом столе" - это непросто описать словами... Я всегда начинаю снова нервничать, когда вспоминаю", - рассказала корреспонденту "Кавказского узла" Светлана Исаева.

По словам Исаевой, Наврузова была представлена как участница общественной организации "Мусульмане против террора", о которой до этой встречи "Матери Дагестана" вообще не слышали.

В Интернете есть несколько организаций с похожими названиями, например, Американская общественная организация "Коалиция мусульман против терроризма" или украинское ахмадитское общество "Мусульмане против террора", однако ссылок на организацию с таким названием в Дагестане не найдено. Сама Наврузова в беседе с корреспондентом "Кавказского узла" свое отношение к этой организации не отрицала, но отказалась говорить по этому поводу.

Сама Наврузова подтверждает слова Исаевой, что не писала заявление в организацию "Матери Дагестана". Она рассказывает, что просила помочь выйти на боевиков и посодействовать тому, чтобы "ребят, у которых руки не были в крови, помогли вытащить оттуда".

По словам Наврузовой, в ФСБ действительно обещали ей помочь и даже вместе с ней без оружия ходили по лесам в поисках пропавших молодых людей.

В то же время, собеседница отрицает заявление Исаевой о том, что кто-то ее специально посылал на "круглый стол" для срыва диалога и чтобы "поднять шум". "Там о диалоге речь вообще не шла, по-моему. На встрече 10 марта ничего не решали. За 5-7 минут, которые давались, там никакой вопрос не решишь. От своих слов, сказанных тогда в адрес "Матерей Дагестана", не отказываюсь - все так и есть", - говорит она, добавляя, что сегодня в республике идет драка за трупы.

По мнению Наврузовой, тот настрой, который в Дагестане есть сейчас, ни к чему хорошему не приведет. "Диалог нужен, но не в таком виде, когда человека слушают лишь 5 минут. Надо слушать всех - и людей, и власть, и все структуры", - говорит Наврузова.

Она рассказала, что ее брат был убит 17 сентября прошлого года. "Он дома не был около трех недель. Студент 5 курса, единственный сын у матери, который за неделю до этого собирался жениться. И вдруг уходит в лес", - рассказывает собеседница.

По ее мнению, общественная организация должна заниматься содействовием тому, чтобы молодые люди не уходили в лес. "В Коране у нас написано, что без благословения матери ребята не имеют права уходить на какие-то военные действия", - говорит Наврузова.

Вместе с тем, Наврузова отмечает, что, возможно, женщины просто недопоняли друг друга. "Они мне не родственники, не друзья, не подруги. Может, у них такая же боль, как у меня. Может, мы в чем-то друг друга недопоняли", - говорит она.

Ранее, рассказывая корреспонденту "Кавказского узла" об этой встрече, глава комиссии Общественной палаты РФ по межнациональным отношениям и свободе совести Николай Сванидзе также отметил: "Диалога между сторонами не получилось. Иногда я был свидетелем просто абсолютно полного непонимания. У нас там прошли общественные слушания, и разговор превращался только во взаимные обвинения и все".

Людмила Алексеева отметила: "У меня тоже создалось впечатление, как у Николая Карловича, что кругом только обвинения".

Свое мнение о прошедшем визите корреспонденту "Кавказского узла" высказал журналист дагестанской газеты "Черновик" Магомед Магомедов, который также присутствовал на прошедших встречах.

"Начнем с того, что московские правозащитники - Сванидзе, Алексеева, Брод, Вербер и другие - с самого начала их визита в Дагестан были взяты под очень плотную опеку республиканских властей и правоохранительных органов. В программу их визита входили встреча с руководством правоохранительных органов, посещение ИВС и СИЗО, посещение базы ОМОН, проведение круглого стола, с участием силовиков и правозащитников, встреча с президентом, а на следующий день - встреча с родственниками тех, чьи близкие, по их мнению, были похищены так называемыми: "лицами в камуфляжной форме". Под этим определением, как правило, подразумеваются силовики.

В итоге, визит Сванидзе и других сократился до встречи с президентом Дагестана, проведения круглого стола и встречи с руководством правоохранительных органов. На круглый стол, в основном, были собраны члены Общественной палаты Дагестана, несколько представителей различных, непонятно чем занимающихся, некоммерческих организаций и те же силовики", - рассказал Магомед Магомедов.

По его словам, на встречу была приглашена и Светлана Исаева из организации "Матери Дагестана за права человека" (после просьбы Людмилы Алексеевой - прим. "Кавказского узла").

Однако, многие правозащитники и общественные деятели, реально занимающиеся защитой прав граждан, по мнению журналиста, на встречу приглашены не были, к примеру, учредитель "Матерей Дагестана" Исалмагомед Набиев, член Общественной палаты Дагестана Сулайман Уладиев. В итоге, как отмечает Магомедов, оказалось, что на "круглом столе" в большинстве присутствовали только те, чье мнение говорило только в пользу силовых органов и руководства республики.

"У многих правозащитников, к примеру, у того же Уладиева, который является руководителем ВГТРК "Дагестан" и соучредителем газеты "Черновик", сложилось немногозначное мнение о встрече. Уладиев на следующий же день заявил, что удивлен тем, что он не был приглашен на встречу, а потом добавил буквально следующее: "Даже если бы меня и пригласили, то мне было бы туда идти западло!", подразумевая под этим нежелание присутствовать на мероприятии, куда согнали непонятно чем занимающиеся НКО", - рассказал корреспонденту "Кавказского узла" Магомед Магомедов.

Что касается дальнейшей перспективы проведения подобных встреч в Дагестане с участием властей и правозащитников, в интервью "Кавказскому узлу" Николай Сванидзе пояснил, что для этого будет создана специальная комиссия, которая будет заниматься решением вопросов взаимодействия властей и правозащитников.

Людмила Алексеева не считает прошедшую встречу каким-то прорывом. "Если для того, чтобы стороны встречались, каждый раз нужен приезд Общественной палаты, то это не прорыв. Но если Николай Сванидзе будет как-то стимулировать власти, спрашивая, когда же будет следующий "круглый стол", то, может быть не в таком "звездном составе", но стороны все-таки начнут встречаться", - объяснила правозащитница корреспонденту "Кавказского узла".

Однако, когда могут быть проведены эти встречи, и когда начнет работу комиссия, в которую предположительно войдет Сванидзе, сам Николай Карлович пояснил: "Пока никаких встреч в Дагестане не запланировано. Что будет дальше, пока не известно".

Напомним, что возглавляемая Николаем Сванидзе делегация Общественной палаты России побывала в республике для рассмотрения ситуации, сложившейся в Дагестане с похищениями людей.

В ходе встречи 10 марта с членами комиссии Общественной палаты РФ межнациональным отношениям и свободе совести во главе с её председателем Николаем Сванидзе и известными российскими правозащитниками президент Дагестана Муху Алиев заявил, что ситуация с похищением людей в республике в настоящее время не ухудшается, а улучшается. Согласно озвученным им данным, за 10 лет в Дагестане похищено 80 человек, из них возвращено 47 человек, обнаружено 4 трупа, местонахождение 29 человек неизвестно.

10 декабря 2008 года на конференции правозащитников, посвященной 60-летию "Всеобщей декларации прав человека", руководитель движения "За права человека" Лев Пономарев предложил провести общественные слушания по Дагестану, пригласив уполномоченного по правам человека Владимира Лукина и представителей Общественной палаты.

9 декабря 2008 года Светлана Исаева и Лев Пономарев встречались с членом Общественной палаты Николаем Сванидзе. По словам Исаевой, Сванидзе был удивлен сведениями, предоставленными правозащитниками, и пообещал, что вскоре лично приедет в Дагестан.

Проблема похищений в Дагестане, как и в целом на Северном Кавказе, остается острой. Жители республики неоднократно проводили акции протеста против похищений людей

По данным ПЦ "Мемориал", в 2008 году в Дагестане было похищено 12 человек. Принципиальное отличие этих случаев от предыдущих лет – это то, что никто из них не исчез бесследно, судьбу каждого из похищенных удавалось проследить. По мнению председателя ПЦ "Мемориал" Олега Орлова, попрание прав человека силовиками в Дагестане ведет к активизации боевиков.

Автор: Дмитрий Флорин; источник: корреспондент "Кавказского узла"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

23 октября 2017, 14:36

23 октября 2017, 13:52

23 октября 2017, 13:50

23 октября 2017, 13:35

  • Два арестанта сбежали в Азербайджане

    Арестованные бежали сегодня из поезда, на котором их везли в Бакинский СИЗО после процесса в Ленкоранском суде, где обвинитель потребовал приговорить каждого к 19 годам тюрьмы.

23 октября 2017, 12:44

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Архив новостей