29 марта 2009, 00:45

Культура Северной Осетии в начале XX века

Школы и образование
Литература
Становление сценического искусства в Северной Осетии
Живопись
Зарождение периодической печати и книжного дела
Становление общественной мысли

В начале XX века Северная Осетия представляла собой регион России, обладавший своей культурной спецификой и, соответственно, некоторыми особенностями социально-этнического развития.

Огромную роль в развитии осетинской культуры играл Владикавказ. В этом "умственном и административном центре осетин" (Коста Хетагуров) зарождались осетинская периодическая печать, литература, искусство.

Владикавказ с самого начала формировался как интернациональный город, о чем говорило и наличие таких культовых сооружений, как русские церкви и соборы, осетинская, армянская, греческая церкви, немецкая кирха, еврейские синагоги, римско-католический костел, суннитская и шиитская мечети, являвшиеся и украшением города, и памятниками архитектуры.

Начало XX века знаменательно для Владикавказа появлением архитектурных строений в стиле "модерн" с его символизмом и своеобразными технико-конструктивистскими решениями.

Наиболее престижные по масштабу, планировке и отделке здания были сконцентрированы на Александровском проспекте и прилегающих к нему улицах. Здесь создан единый архитектурный ансамбль. В композиции многих зданий города особая роль отводилась эркерам, несшим роль акцента в угловых частях застройки улиц, открытым площадкам на воздухе, ажурным балконам и воротам, украшавшим историческую часть города.

Из утраченных шедевров архитектуры города следует отметить дворец барона Штейнгеля, Дом Городской думы и Управы Владикавказа, здание Тенгинской церкви, Кафедрального собора и др. Оригинальными архитектурными решениями отличались такие строения, как здание Терского областного музея (1907 - архитектор И. Рябикин; ныне музей осетинской литературы), суннитская мечеть (1908 - архитектор И. Плошко), построенная на средства бакинского нефтепромышленника Мухтарова, особняк купца Оганова (ныне музей им. М. Туганова). Последние и сегодня украшают Владикавказ. Положительные изменения в культуре градостроительства происходили в Моздоке, а также в селениях Христиановском, Ардоне, Алагире, Эльхотово, Магометановском.

В развитии экономики и культуры Северной Осетии большое значение имели транскавказские дороги - Военно-Грузинская и Военно-Осетинская. По этим дорогам не только перевозились грузы, но и совершались пешеходные, а по Военно-Грузинской и автомобильные экскурсии.

Важное место в культурном развитии народа играло образование.

Школы и образование

Школьное образование Северной Осетии в начале века переживало подъем. В 1905-1906 учебном году в Северной Осетии работали 63 двухклассные и 44 одноклассные школы.

Хуже всего обстояло дело в горной части Осетии. Здесь, как свидетельствовал Коста Хетагуров, школьные помещения "...похожи скорее на хлев, чем на просветительное учреждение. Тесные, низкие, ничем не обмазанные каменные сараи, большею частью с земляным полом, с маленькими оконцами и жестяной плитой вместо печи". Учебные программы таких школ не предусматривали изучение родного языка, истории и культуры осетинского народа, ибо целью церковно-приходской школы было "спасение гибнущего в неверии народа" и воспитание у учащихся "навыка жить под кровом церкви".

Тем не менее церковно-приходские школы сыграли положительную роль в развитии народного просвещения в Северной Осетии, поскольку в определенной мере удовлетворяли всенародную тягу к образованию.

Церковно-приходские школы положила начало делу просвещения народа, но не решали главной проблемы образования. Священник Т.П. Андриевский отмечал: "Мне кажется, что роль миссионерства школ окончена, так как они не дали народу ни гражданского, ни религиозного воспитания".

Продолжала работать Владикавказская (Ольгинская) трехклассная женская школа, преобразованная впоследствии в учительскую семинарию и выпускавшая учителей начальной школы. Она была светской, гражданской и служила делу просвещения народа. Коста Хетагуров в статье "Развитие школ в Осетии" ("Сев. Кавказ" от 12 июня 1901 г.) высоко оценил значение этой школы, из стен которой "вышли десятки интеллигентных осетинок, примерных тружениц - матерей семейств и народных учительниц, в которых все сильней и сильней ощущается потребность для духовно-нравственного воспитания как мужского, так и женского сельского населения".

Важным шагом к созданию светской школы стало появление "народных школ" системы Министерства народного просвещения. К 1910 г. в Северной Осетии было открыто 15 одноклассных и восемь двуклассных народных школ в селениях Христиановское, Алагир, Нар, Заманкул, Зильга, Тулатовское и др. Народ признал преимущества министерских школ. Они располагали лучшими учительскими кадрами, ученики получали более основательные знания.

Отдельные представители осетинской интеллигенции оказывали материальную помощь населенным пунктам для строительства школ и поддержания обучающихся. Так, на средства генерала Данилбека Цаликова была построена школа для детей в с. Ногкау. Действительный статский советник Б.Д. Датиев завещал в 1914 г. свое имущество на стипендии студентам и "постройку школ, общежития, храмов в сел. Салугардан, г. Владикавказе и обязательно в сел. Верхняя Карца..."

К 1 января 1914 г. в Северной Осетии было 52 церковноприходские школы Владикавказского епархиального ведомства, из них 11 двухклассных. В них обучалось 4055 учащихся, в том числе 1089 девочек. Училищ насчитывалось 35, из них 10 двухклассных с 2514 обучающимися, в том числе 472 девочками. Только в станицах Змейской и Николаевской имелись двухклассные школы, и одноклассные в Николаевской, Змейской, Ардонской, а в Архонской - 2, где обучались 478 детей, из них 14 девочек.

Владикавказский округ (без Владикавказа) накануне Октябрьской революции имел 144 школы, в которых обучалось около 13-15 тыс. детей. Для представителей имущих сословий, а также детей лиц духовного звания, во Владикавказе функционировали специальные средние учебные заведения: две мужские гимназии, два реальных училища, две женские гимназии, техникум путей сообщения, учительская семинария, учительский институт и кадетский корпус. Выходцам высших сословий были доступны также средние и высшие учебные заведения Петербурга, Москвы, Киева, Дерпта, Харькова, Ростова, Казани, Одессы, Ставрополя, Тифлиса, Баку и др.

Тем не менее школы могли дать образование не более чем 10-12% населения. На просьбы народа разрешить открыть на собственные средства учебные заведения власти реагировали отрицательно или игнорировали их. Например, жителям с. Христиановское в 1903 г. начальник Терской области рекомендовал использовать средства на "более настоятельные нужды населения" - на постройку второй церкви и дома для церковнослужителей.

Неудовлетворительное состояние школы в Северной Осетии волновало осетинскую общественность. В 1905 г. группа осетинских учителей выступила против А. Кодзаева - инспектора школ, дискредитировавшего светские школы.

Несмотря на это в Северной Осетии к тому времени сформировались достаточно образованные педагогические кадры. Огромным авторитетом пользовались X. Уруймагов, Г. Дзасохов, М. Гарданов, А. Цаллагов, Г. Гуриев, П. Тотоев, Ц. Амбалов, Дз. Авзурагов, Б. Кочиев, Дз. Лолаев, А. Собиев и др. В 1905 г. в с. Ардон состоялся съезд учителей Северной Осетии, на котором прозвучало требование преобразовать церковно-приходские школы в народные и сократить программы по закону божьему. Были выдвинуты требования исключить из учебных планов церковнославянский язык, ввести осетинский язык и естествознание, расширить программы по изучению русского языка, арифметики и географии.

Те же требования предъявили в своей петиции воспитанницы Ольгинского осетинского женского приюта во Владикавказе в адрес педагогического совета приюта в сентябре 1905 г.

За столь радикальные выступления, пропаганду "вредных идей" и "за произнесение разных противоправительственных речей и вообще за политическую пропаганду" X. Уруймагов, Г. Дзасохов, М. Гарданов, Д. Бугаев, В. Базаев и некоторые другие были арестованы.

Особое место в системе образования в Осетии занимала Ардонская семинария. Основанная еще в 1887 г. она в начале XX века стала центром подготовки не только священников, но и образованных людей, продолжавших обучение в других учебных заведениях России.

Ардонская семинария стала своеобразной кузницей подготовки осетинских литераторов. Ее окончили писатели Хох Тлатов, Георгий Малиев, Газак Тогузов (Илас Арнигон), Гино Бараков, Андрей Гулуев, И.В. Джанаев (Нигер).

В семинарии уважением воспитанников пользовались преподаватель русской словесности А.Л. Преферансов и преподаватель музыки Т.Н. Габуев, переложивший на музыку стихотворения Коста Хетагурова "Солдат", "А-лол-лай", "Мать сирот", "Кубады"; он распевал их с учениками на концертах. На вечерах выступали семинарист Г. Бараков и Г. Цаголов со своими стихами. В семинарии издавался рукописный литературный журнал "Фидиуаг" ("Глашатай").

Важным событием педагогической жизни Северной Осетии явился созыв Всеосетинского учительского съезда (10-16 июля 1917 г.) во Владикавказе. В докладах его участников были подняты актуальные проблемы школьного образования, коренного его реформирования. Съезд создал Севере-Осетинский Учительский союз, ставший преемником существовавшего с начала XX в. "Общества взаимопомощи учащих".

Литература

Рост общественного движения, успехи образования и просвещения пробуждали самосознание осетинского народа, активизировали его творческие силы. С серебряным веком русской литературы совпадал период подъема осетинской словесности. Появление периодической печати на родном языке, создание национального (народного) театра способствовали становлению основных видов и жанров литературы. В устном народном творчестве звучали новые фольклорные тексты, воспевавшие подвиги борцов за свободу и счастье народа, за честь и достоинство человека ("Песня об Антоне"). В "Песне о Карпатах" выражены скорбь и глубокие переживания солдат-осетин, умиравших за чуждые им интересы вдали от родины в империалистической войне 1914-1918 гг. В начале XX в. была сложена героическая песня о Коста. Лейтмотив песен данного исторического времени выражает крылатая фраза из "Песни об Исаке" - или свобода, или смерть.

Наметились первые успехи в книгоиздательстве. В 1903-1904 гг. были изданы три сборника произведений Блашка Гурджибекова. В 1905 г. увидел свет сборник стихотворений и басен Сека Гадиева "Осетинский пастух". В те же годы Александр Кубалов издал в своей обработке нартские сказания на осетинском и русском языках, Махарбек Туганов опубликовал "Дигорские сказания". Значительным историко-культурным событием стал выход в свет первых пьес Елбасдуко Бритаева, ознаменовавших начало становления национальной драматургии. Переиздавались сочинения Коста Хетагурова, определившие тенденции развития всей национальной культуры в русле гуманизма и реалистических традиций.

Отдельными книгами вышли пьесы "Первый день нового учителя в школе" (1908) Лены Коцоевой, "Не я был - кошка была" (1913) Давида Короева, повесть "Сон" (1911) Хоха Тлатова. Были изданы сборники русскоязычных писателей Георгия Цаголова "Осетинские мотивы" (1907), Батырбека Туганова "Батаноко Тембот" (1913), Ахмеда Цаликова "Чаша жизни" (1912) и др. Творчество писателей становилось достоянием народа благодаря газетам и журналам.

Об уровне развития национальной словесности свидетельствует состояние литературной критики. Эстетическая мысль в Осетии первоначально развивалась на русском языке. Письма Коста Хетагурова, опубликованные в 1909 г., содержали меткие характеристики смысла и назначения искусства, выявляли определенные законы этики и психологии творчества, поднимали вопросы поэтического мастерства. Благотворное влияние русской классики на зарождение и становление осетинской поэзии раскрыло эссе Гаппо Баева "Пушкин в жизни горцев" (1899). Талантливым критиком показал себя Ахмед Цаликов. Его рецензии, посвященные известным произведениям М. Горького ("Мещане"), В. фон Поленца ("Крестьянин"), М. Метерлинка ("Монна Ванна"), проливают свет на связь литературы с жизнью, с проблемами культурного и социального развития общества. По мнению автора, идеалом является человек-творец, "кузнец на великой арене жизни", целью литературы - создание духовных ценностей, утверждение идей свободы и прав личности. В статье А. Цаликова "Обзор горской литературы" (1910) рассматривались и идейно-эстетические тенденции национальной словесности.

С интересными статьями о значении литературы выступал Гиго Дзасохов - автор первой научной биографии К. Хетагурова. Он не смог раскрыть всю глубину идейного содержания творчества великого поэта, его очерк содержит некоторые неверные суждения, но в целом верно осветил огромное историко-культурное значение творений Коста. Публичные лекции и критические статьи Дзасохова выявили характерные черты русских классиков: "русский художник прежде всего общественный деятель", патриот и гуманист. Зарождение декадентства критик увязал с укладом современной жизни, с эпохой "упадка энергии общества": "В унисон с господствовавшим режимом декадентство повело борьбу с освободительными идеями русской литературы", оно душит желания правды и справедливости, проповедует отказ от борьбы и нравственного подвига. По представлению Г. Дзасохова, осетинами были утрачены гражданские идеалы, поэтому "хамство, пошлость стали наиболее интересными темами современной литературы, которая служит ярким выражением настроения общества". Критик верно угадал проявления болезни современного ему социума, приведшие к революционным потрясениям.

Поэзия в основном развивалась в русле демократических традиций Коста, обогащенных идеями эпохи. Она запечатлела переломные моменты истории, отражала страдания народа, его революционные устремления и горечь разочарования.

Истинным певцом бурной эпохи стал Цомак Гадиев (1882-1931). Его стихотворения "Клич борьбы", "Набат", "Народ" (1905-1906), объединенные общей идейной концепцией истории, передают пафос борьбы, жажду свободы и подвига. Они звучат торжественно, полны огня и внутренней энергии.

В осетинской литературе появились жанры стихотворения в прозе и философского этюда. Стихотворение "Свобода" неизвестного автора - это аллегория пришествия в юдоль скорби желанной свободы в образе прекрасной девушки, приносящей страждущему человечеству свет и счастье, радость и надежду. Аналогичный сюжет заложен и в основу произведения Рутена Гаглоева "Совесть" - апологии возрождения нравственных идеалов народа. Этюды С. Темирханова в мифологических образах выражают воплощение светлых и темных начал мироздания, извечную борьбу добра и зла, свободы и рабства.

Поражение революции 1905-1907 гг. меняет тональность осетинской литературы. "Свободы дивный храм" оказался видением. В поэзии все явственнее звучит "плач позабытой страны" (Ц. Гадиев). Крушение надежд народа, жестокое подавление его стремлений ярко рисует аллегорический этюд Е. Бритаева "Озеро". Появляется ряд рассказов с характерным названием "В тюрьме". Страдания узников в казематах и острогах с большой художественной выразительностью запечатлел цикл стихотворений Ц. Гадиева "Из тюремных записок". Родная страна писателями воспринимается как "край беспросветной нужды" (Г. Цаголов). Г. Малиев передает переживания маленького человека в ненастье, для которого "и земля родная сжалась, как мышиной лапки след". Угнетенное состояние личности стало темой лирики и молодого Нигера (И. Джанаева).

В целом поэзия начала XX в. была разноцветной и многозвучной. Честь и доблесть горцев в романтических поэмах воспевал А. Кубалов. Аллегорические образы С. Гадиева полны жизненного содержания, в них воплощены думы и чаяния горцев. Его басни раскрывают язвы общества, столкновения различных характеров и этических взглядов, утверждают идеи гуманизма и социальной справедливости.

В лучших традициях реализма творили поэты Созур Баграев (1888-1928) и Илас Арнигон (Тогузов, 1888-1938). С. Баграев - певец крестьян. Его стихи - своеобразная летопись жизни, труда и страданий простого труженика. Лирический герой поэта испытывает гнет, подневольно несет солдатскую службу, обречен на скитания, - и всюду ему неуютно в этой "юдоли скорби". Только труд приносит ему радость и утешение. Несокрушимая воля приводит героя на путь борьбы за достоинство и право на счастье.

Судьба Арнигона была полна трагизма. Конфликт с духовенством вынудил молодого сельского учителя покинуть родину, скитаться в странах Дальнего Востока. Печататься он начал в 1915 г. (стихотворение "Прощай", рассказ "Челе" и др.). Жизнь подвижника не давала автору покоя. Он получил высшее образование в Восточном институте. Для осетинской диаспоры в Харбине создал учебник по родной речи. На родину вернулся лишь в 1934 г. Через три года он стал жертвой репрессий. Лирика Арнигона 1910-х годов стала одной из ярких страниц осетинской поэзии. Поэт показывает неустроенность жизни человека труда, вынужденного скитаться в поисках счастья, раскрывает лучшие черты национального характера, поэтизирует мудрые обычаи народа, его патриотические чувства и стойкость.

Значительным явлением в осетинской поэзии стала лирика Алихана Токаева (1893-1920). Кадровый военный, он выступил активным борцом за преобразование общественной жизни. Жизнь самого поэта оборвалась трагически при невыясненных обстоятельствах. В творчестве самобытного поэта естественное слияние традиций гражданской лирики и поэтики символизма создает своеобычный метод художественного отражения реального мира. Стихия поэта - борьба, тяжкий путь познания. Поэзия в восприятии А. Токаева - это разноцветная башня, сложенная из всех проявлений жизни и натуры человека.

Накануне новой революционной бури в литературу пришли свежие творческие силы: Нигер, Гино Бараков, Чермен Беджы-заты, Созрыко Кулаев. Из ссылки вернулся Ц. Гадиев. В поэзии зазвучали новые мотивы, полные света и оптимизма.

Начало века - период становления осетинской национальной прозы. Замечательные рассказы на злобу дня писали Е. Бритаев, Р. Гаглоев, С. Темирханов, И. Датиев и другие. На русском языке творили А. Цаликов, Б. Туганов, Г. Цаголов. В их произведениях отображались картины горского быта, эпизоды из жизни крестьян. Писатели осуждали пережитки патриархальной старины, высмеивали человеческие пороки. Успешно осваивали они и новые темы, раскрывавшие паразитический образ жизни духовенства и сельского буржуа, мучительную жизнь учащейся молодежи и нравы офицерства.

Рождение осетинской национальной прозы тесно связано с творчеством Сека Гадиева (1855-1915) и Арсена Коцоева (1872-1944). Гадиев широко использовал традиции повествовательных жанров фольклора, но его новеллы "Азау", "Марине и ее сын", "Айс-са", "Дыса", "Садулла и Манидза" и др., содержат элементы реалистической прозы: портрет и психологическая характеристика героя, многогранность образа, сильные страсти, усложненность сюжета и композиции. Темы и образы писатель черпал из жизни народа, из недалекого прошлого. Взгляд писателя глубоко проникал в суть народного бытия и человеческой природы. Он вскрывал социальные противоречия уклада жизни; на их фоне показаны жестокие нравы диких помещиков, щедрость души и величие многострадального народа. Его герои - простые горцы, но они исполнены чувства достоинства, им присущи благородные порывы к свободе.

Проза А. Коцоева - новый этап в развитии осетинской словесности, начавшийся такими его рассказами, как " Пасха Гиго" (1910), "Охотники", "Дмбаелттае - Друзья" (1912), утвердившими традиции реалистического искусства. Коцоев - непревзойденный мастер рассказа. Кажется, его тематика охватывает все стороны современной ему действительности. Писатель в драматических сюжетах раскрывает пагубность устаревших обычаев (калым, суеверия, кровная месть), показывает деградацию грузинского дворянства, разоблачает антинародную сущность мира чиновников и духовенства, отражает безотрадную жизнь молодежи и национальной интеллигенции. Образы рассказов А. Коцоева - полнокровные, характеры персонажей отличаются глубиной психологизма и достоверностью.

Значительного развития достигла осетинская драма, основа которой заложена Е. Бритаевым. Утвердились все жанры драматического искусства. Стихотворная комедия Б. Гурджибекова "Дурачок" - обыкновенная история сватовства. Но в ней показана печальная участь горянки в обществе, в котором прекрасные чувства подавляются силой денежного мешка. Истинно народным произведением стала пьеса "Лгун, или взбесившийся пристав" Розы Кочисовой (1888-1910). В комедии воссоздан колоритный образ крестьянина, чей изобретательный ум ставит в смешное и глупое положение всесильного чиновника, разоблачает людские пороки, утверждает торжество добра и разума.

Свой вклад в литературу внес драматург Давид Короев (1890-1924). Сюжет его комедии "Гадалка" - развенчание знахарства и торжество просвещения. Хрестоматийной стала остросюжетная социальная драма писателя "Не я был - кошка была". Драматург смело обнажил подлинное лицо царских чиновников, которые возвел в ранг закона угнетение народа, шантаж, взяточничество.

Вершиной осетинской драматургии стало творчество Елбасдуко Бритаева (1881-1923). Его драматическое эссе "Мир праху обезьяны, да здравствует осетинский театр" (1912) заложило основы национального театрального искусства. Творчество Бритаева отличалось широким охватом жизненных явлений. Комедия "Побывавший в России" (1905) - смешная и вместе с тем печальная история моральной деградации человека, оторвавшегося от родной почвы. Праздная жизнь, отрицание духовных ценностей народа, отречение от его традиций приводит, по мнению автора, к разрушению личности.

Другую сторону осетинской действительности раскрывает драма Е. Бритаева "Лучше смерть, чем позор". Произвол царской администрации является основной причиной возникновения абречества. Защищая свою честь, горец невольно оказывается изгоем. Образ жизни меняет образ мыслей героя. Враг властей становится врагом и мирного населения. Крайний индивидуализм лишает абрека Керима понятий чести и достоинства. В драме истинным рыцарем чести выступает труженик Ахмат. Столкновение противоположных характеров приводит к трагической развязке.

Е. Бритаева и других осетинских писателей глубоко волновала судьба женщины-горянки. Герои социально-бытовой драмы "Две сестры" - люди нового времени, испытавшие благотворное влияние просвещения и идей национально-освободительного движения. Они бросают вызов не только мрачным адатам, но и всему миру насилия и зла. Драматургу удалось раскрыть богатый внутренний мир женщины, показать ее светлый ум и достоинство.

Бритаев - создатель первой национальной исторической трагедии. В основу трагедии "Хазби" легли события 1830 г., борьба народа против карательной экспедиции царской армии. Произведение верно отражает историческую действительность, глубоко раскрывает социально-политические причины противостояния народа и колониальной власти. Трагедия пронизана идеями патриотизма, гуманизма и национального единения. В ней воссозданы монументальные образы осетин - мудрого старика Ислама, вождя народного сопротивления Хазби и его матери.

Основное идейное содержание творчества Бритаева - это раздумья о путях и средствах освобождения страждущего человечества.

В начале XX века осетинская литература обогатилась литературным сотрудничеством немецкого барона русского происхождения В.Я. Икскуля и М.Г. Дадианова из с. Гизель, офицеров русской армии. Магомет Гадариевич Дадианов пригласил барона Икскуля в Гизель. Знакомство с Осетией, Кавказом, образом жизни осетин, их культурой и традициями поразили немецкого помещика и вдохновили его на писательскую деятельность. Сотрудничество Дадианова и Икскуля было настолько тесным и бескорыстным, что трудно теперь установить, кто раньше написал "Габо", "Названых братьев", "Зелимхана".

Становление сценического искусства в Северной Осетии

Профессионального осетинского театра в начале XX века в Осетии еще не было. Но был русский драматический театр, который к тому времени уже накопил богатый опыт реалистического искусства.

В предреволюционные годы русский театр поставил несколько горьковских пьес. Это инсценировка романа М. Горького "Фома Гордеев" в феврале 1902 г., в котором "затронуты новые вопросы устройства настоящей жизни на земле". В декабре 1902 г. состоялась премьера "Мещан", затем на сцене театра идут "На дне", "Дачники" , "Дети солнца" , "Варвары".

В 1907-1909 гг. талантливый актер и режиссер П.П. Медведев ставит "Грозу", "Братьев Карамазовых", пьесы Шекспира, Шиллера, Ибсена, Мольера, Гауптмана.

К 50-летию А.П. Чехова в 1910 г. русский театр поставил пьесы "Иванов", "Чайка", "Дядя Ваня" и его миниатюры.

С 1911 по 1914 г. известный режиссер и антрепренер И.А. Ростовцев ставил народные спектакли, имевшие огромный успех. "Совершается большое культурное дело". "Первый народный спектакль показал, что дело это привьется, что есть интерес к театру..." - отмечала газета "Терек".

Русский театр способствовал воспитанию осетинского театрального зрителя; среди местной молодежи развернулось движение к театру, осетинскому театральному искусству. Зачинателями этого движения были Е. Бритаев, Р. Кочисова, Д. Короев, Б. Тотров. "Все мы, осетинские любители-актеры, - писал Б. Тотров, - были частыми посетителями русского театра, смотрели все его постановки, учились у наиболее талантливых актеров, которых немало побывало во Владикавказе..."

Первую постановку пьесы осетинского автора Д. Кусова "Дети гор" осуществил Владикавказский русский театр в 1912 г. под руководством И. Ростовцева с участием Е. Вахтангова.

Так постепенно формировалась почва для рождения осетинского театра. Первые постановки с участием Е. Бритаева на самодеятельной сцене в Ольгинском, затем во Владикавказе в 1904-1908 гг. зажгли свет осетинской театральной рампы. В Ардоне были созданы драматические группы, в которых участвовали Е. Тлатов, X. Дзугаев, Г. Урусов, Т. Гатуев и др.

На театральные подмостки вышли в начале века и осетинские женщины. В доме Айсат Цаллаговой с участием Розы Кочисовой, Пари и Таурзат Алдатовых, Пола Газдановой, Кошер Дзантиевой, Ксении Баевой, Вариньки Карсановой были поставлены пьесы Р. Кочисовой "Лгун, или наш пристав сошел с ума" и "Земля мой свидетель, а солнце мститель". В любительских спектаклях принимали участие П. Цоколаева, С. Джанаева, Н. Калоева, В. Касабиева, Н. Хетагурова, К. Зангиева.

В 1908 г., после кратковременной учебы в частном музыкально-драматическом училище Кедхудовой в Москве и в классе актера Малого театра Ф.П. Горева, возвращается во Владикавказ Б. Тотров, создавший кружок любителей драматического искусства. Активными членами кружка стали И. Кодоев, С. Джанаев, А. Тотиев, М. Гогичаев, Н. Калоева, А. Гостиев, X. Дзанагов, Д. Короев, Г. Хасиев.

Летом 1909 г. состоялось представление драмы "Две сестры" Е. Бритаева. Драматург, находившийся под надзором полиции, нелегально приехал во Владикавказ из Петербурга, где он в то время учился, предложил осуществить постановку пьесы, взяв на себя роль Камболата - дяди по матери двух сестер. Последних должны были играть невеста Бритаева Ольга Казбек и ее двоюродная сестра Тамара Казбек. В других ролях были заняты С. Джанаев, И. Кодоев, учителя - Гуриева, Зораев, роль Пупа играл Б. Тотров. Спектакль был поставлен в помещении коммерческого клуба и имел огромный успех.

Кружок любителей театра Б. Тотрова расширяет репертуар. Ставятся пьесы А. Рамонова "Гего", Б. Тотрова "Проклятье", А. Арисханова - Каболова "Калым", Д. Короева "Не я был - кошка была", "Женитьба" Гоголя, "Первый винокур" Л. Толстого в переводе Г. Хасиева - суфлера.

Эти и другие спектакли получили широкий общественный резонанс. В 1909 г. в газетах "Терек" и "Терские ведомости", в журнале "Горец" появляются рецензии на любительские постановки. О спектакле "Калым" газета "Терек" писала: "Нарождается понемногу осетинский театр. Впервые поставленный на сцене 16 апреля в здании общественного собрания "Калым" привлек в зрительный зал много публики из осетин". Газета объясняла это актуальностью темы. Однако не меньшее значение имели энтузиазм и мастерство исполнителей.

Б. Тотров любимцем публики называл И. Котаева, исполнявшего такие сложные роли, как роль Камболата в пьесе "Две сестры" Е. Бритаева, Саухала - в "Калыме" А. Арисханова, Алихана - в комедии "Осетины в России" Л. Хубаева, Заур-бека - в "Проклятье" Б. Тотрова. Ответственные роли исполнял С. Джанаев, искренне любивший искусство и обладавший несомненным актерским талантом. Постоянным участником любительских постановок был А. Тотиев.

В 1911 и 1912 гг. режиссером кружка был Андрей Гостиев, поставивший "Калым" и ряд других пьес. Его постановки отличались своеобразием режиссерских решений, тонким проникновением в замысел автора.

Любительский драматический коллектив Б. Тотрова просуществовал вплоть до 1918 г. и представлял собою нечто большее, нежели кружок художественной самодеятельности. По силам, занятым в нем (Е. Бритаев, Д. Короев, Р. Кочисова, сам Б. Тотров и др.), по уровню исполнения, драматургии и режиссуре - это был народный театр со всеми признаками профессионализма.

Живопись

В начале века в Осетии продолжало развиваться искусство живописи, зачинателем которого был К. Хетагуров. В эти годы раскрылся талант выдающегося осетинского художника М.С. Туганова (1881-1953). С 1901 г. он студент Академии художеств в Петербурге, ученик великого Репина, талантливых педагогов Мясоедова, Чистякова, Савицкого. Художественное образование Туганов завершил за границей. Летом 1903 года он уезжает в Мюнхен, где в школе Ашбе изучает технику рисунка, историю искусства народов Европы, знакомится с современными течениями в живописи, музыке, литературе. Это было время бурного роста его духовных сил, время становления таланта художника-реалиста.

Летом 1907 г. М.С. Туганов возвращается во Владикавказ, открывает художественную студию, организует выставки творческой молодежи, создает общество художников. Каждое лето он отправляется в горы, ведет этнографические зарисовки, собирает фольклорный материал. Он обращается к образу Прометея-Амрана, создает жанровые этюды на эту тему, а также полотна "Тба Уацилла", "Побратимы", а в 1910 г. иллюстрирует народную драму "Афхардты Хасана" А. Кубалова.

В начале века М. Туганов обращается к тематике нартовского эпоса, о чем говорит его заявление в осетинское историко-филологическое общество: "Прошу выписать на имя историко-филологического общества мои рисунки в красках, иллюстрировавшие почти полностью нартские сказания, из г. Вены, куда я перед войной 1914 г. отвез их с целью издать, но война не дала мне этого сделать (50 рисунков). Эти работы экспонировались во Владикавказе в 1910 и 1913 годах". Очень чувствительной потерей Туганов считал уничтожение фресок в его доме в Дур-Дуре.

Приоритет К. Хетагурова как родоначальника осетинского профессионального искусства признавал сам М. Туганов, но именно в творчестве последнего осетинское изобразительное искусство приняло новое направление, поднимавшее его до уровня европейской художественной культуры. Свет, цвет и беспокойная, искажающая форму линия - особенность экспрессионизма - живая традиция, заложенная М. Тугановым в основание осетинской живописи: она дала мощные побеги и способствовала ее расцвету на всем пути развития, особенно в конце XX столетия.

Другая традиция была заложена С. Едзиевым - художником-примитивистом большого художественного, философского звучания. В 1903 г. Едзиев вернулся из Тифлиса, где работал рабочим-камнетесом и поселился в с. Карман-Синдзикау. Здесь мастер создал свои знаменитые барельефы на стенах собственного дома: фигура мужчины, мужчины и мальчика, лежащей полуобнаженной женщины и др.

В надгробных памятниках С. Едзиева имеет место не столь часто встречающийся в искусстве синтез ваяния и живописи, объема, формы и цвета. Цветом художник не только придает произведению дополнительный эмоциональный заряд, но и "лепит" контрастное сочетание красок. С. Едзиев создал свой почерк в осетинском орнаменте, напоминающем, в его восприятии, переплетенный жгут или же переплетенную косицу; это имело свои идеологические истоки и культурное значение.

Зарождение периодической печати и книжного дела

В начале XX века в Осетии появляются газеты, журналы и национальное книгоиздательское дело - явление, свидетельствующее само по себе о происходящих в жизни народа важных социальных, культурных сдвигах: это развитие образования, литературы, рост общей культуры народа. Революция 1905-1907 гг. всколыхнула общественное сознание, выразителем чего явились газеты "Вперед", "Правда", "Горец", "Терская жизнь", "Казбек", "Терек", "Терские ведомости", "Северный Кавказ", "Владикавказский листок", "Владикавказские епархиальные ведомости".

Прогрессивные интеллигентские круги учредили газету "Жизнь Северного Кавказа". Ее редактором был И. П. Дзалаев, заведующим редакцией - О. Семин, секретарем - Г.М. Цаголов. Газета увидела свет 4 июня 1906 г., но на девятом номере она была закрыта "ввиду вредного направления". 24 номера выдержала газета редактора-издателя М.М. Далгата "Голос Кавказа". Издавались газеты "Черкешенка" (редактор-издатель Г.П. Валаев), "Отклики Кавказа" (A.M. Дзалаева), "Эхо Кавказа" (К.Н. Дигуров), но все они были также закрыты.

Большим событием в культурной жизни Осетии стал выход в свет "Ирон газет" ("Осетинская газета") 23 июля 1906 г. Ц. Гадиев, член редакции и один из учредителей газеты, писал: "В осетинских селах и аулах все чаще и явственнее раздавалось: "Газету, свою газету!..". Это сознавалось большинством интеллигенции и передовыми рабочими-осетинами". В редакции сотрудничали также Д. Газданов, А. Кануков и др.

"Ирон газет" звала трудовой народ Осетии на союз с рабочими и крестьянами России, утверждая, что у осетина, ингуша, кабардинца, балкарца и русского труженника - одна судьба, одна тяжкая доля. Не упустила газета извечно существующую проблему этнического единства осетин и осудила попытки развенчать это единство, разделить народ по диалектам и ущельям.В газете также высмеивались и отсталые обычаи и пережитки прошлого.

В газете были напечатаны ранее запрещенные цензурой и не вошедшие в первое издание "Осетинской лиры" Коста Хетагурова стихотворения "Тревога" и "Прислужник".

После выхода девятого номера "Ирон газет" была закрыта, а ее редактор Асламбек Бугаев заключен в тюрьму, а затем выслан из Терской области.

"Ирон газет" положила начало периодической печати на осетинском языке, и, что не менее важно, вдохновляла осетинский народ на активную деятельность, самоотверженную борьбу за социальную справедливость и всеобщее благо.

Событием в культурной жизни осетин было учреждение издательского общества "Ир". 12 ноября 1906 г. состоялось первое общее организационное собрание членов общества, которое избрало правление. В него вошли врач Л.Б. Газданов, присяжный поверенный А. Кубалов, инженер И. Дзалаев, учитель X. Уруймагов, частный поверенный А. Кануков. Кандидатами в члены были определены присяжные поверенные Дж. Шанаев, Г. Баев, Б. Туганов. Редакционную комиссию составили Ф. Коченов, А. Гассиев и М. Кануков. Председателем общества "Ир" был избран А. Кубалов. Общество ходатайствовало об открытии газеты на осетинском языке. 16 декабря 1906 г. было получено разрешение на издание газеты "Ирон ныхас" ("Осетинская речь"), но администрация Терской области тут же аннулировала его.

Первой культурной акцией издательского общества "Ир" было издание "Ирон фандыра" К. Хетагурова тиражом в 1000 экз. с портретом и биографией поэта. Затем состоялась серия изданий: "Нае райгуырвен баестае" ("Наша родина"), "Осетинские мотивы", "Смерть горянки", "Сказание об одиноком", "Стъалы" ("Звезда"), "Фыдынд бабызы цъиу" ("Гадкий утенок"), книги и брошюры по проблемам науки и искусства. И это в течение 1907-1908 гг. Издательство отметило память профессора Вс. Миллера и поэта Блашка Гурджибекова. Деятельность издательства "Ир" продолжалась до 1914 г.

Пора Джиоев - цензор осетинской литературы и печати Кавказского цензурного комитета, отличавшийся либеральным отношением к порученному делу, тем самым обеспечивавший определенную свободу осетинскому печатному слову, совместно с С. Тедеевым и Б. Кочиевым создал Юго-Осетинское издательское общество в 1906 г. в Тифлисе. Главным достижением этого общества явилось издание газеты "Ног цард" ("Новая жизнь") и журнала "Колос". Существовало общество до 1909 г. Газета "Ног цард" была запрещена раньше, 31 декабря 1907 г., но короткое время ее существования ознаменовалось актуальными публикациями на злобу дня. В газете были опубликованы ранее запрещенные царской цензурой стихи "Додой" и "Солдат" К. Хетагурова, а также переводы на осетинский язык произведений русской и грузинской литературы.

Издавались также литературно-художественные, общественно-политические журналы. Их жизнь была не более долговечной, но попытки утвердиться оказались более удачными, чем у газет.

В 1907 г. появился журнал "Зонд" ("Разум") под редакцией А. Канукова. Его направление носило культурно-просветительский характер, он пропагандировал творения К. Хетагурова, С. Гадиева, Р. Кочисовой. В журнале были напечатаны повесть С. Гадиева "Азау", пьеса Р. Кочисовой "Лгун, или наш пристав сошел с ума", перевод басни И. Крылова "Ворона и лисица". Однако просветительство не спасло журнал. Второй его номер оказался последним.

Журнал "Колос" под редакцией талантливого осетинского писателя А. Коцоева при сотрудничестве X. Уруймагова, Д. Короева и др. вышел в свет 14 февраля 1910 г. В журнале печатались произведения осетинских писателей, переводы сочинений русских авторов, научно-популярные статьи, материалы против пережитков старины в защиту женщины-горянки. Журнал пользовался популярностью, но просуществовал лишь до 12 апреля 1910 г., когда он был закрыт.

Журналу "Чырыстон цард" ("Христианская жизнь") власть имущими была заказана более длительная жизнь - до 1917 года. Это был печатный орган, призванный пропагандировать христианские ценности. Но он обращался и к мирскому материалу: на его страницах появились произведения А. Токаева, С. Тадиева, Д. Короева и других осетинских писателей.

9 января 1912 г. Е. Бритаев получил право на издание в Петербурге журнала на осетинском языке "Хуры тын" ("Солнечный луч"). Сотрудничали в журнале С. Гадиев, Д. Короев и др. Журнал печатал не только художественные произведения, в нем рассматривались и общественно-политические вопросы. Но свет увидели только три номера.

Значение осетинской периодики начала XX века огромно: она воспитала журналистские силы, деятелей боевой публицистики и стала благодатным полем растущей осетинской литературы.

Становление общественной мысли

В начале XX в. Северная Осетия, как регион Российской империи, переживала те же процессы, что и вся страна, но в более обостренной форме, ибо ко всем социальным противоречиям прибавлялись и проблемы межнациональных отношений, порожденные отношением самодержавия к местному населению, как к "инородцам", "туземцам".

В общественно-политической жизни Северной Осетии появились различные идеологические течения. Социальные верхи попытались создать свою политическую организацию, и в годы революции 1905-1907 гг. они требовали от властей "искоренять революционеров", собирать средства для найма убийц и воспитывать подвластных им "батраков и слуг" в духе любви к царю и государству.

Многие из высшего осетинского офицерства, особенно генералитет, поддерживали антинародную позицию помещичье - феодальной верхушки. Но было и демократическое крыло в общественно-политическом движении. Оно в целом продолжало традиции К.Л. Хетагурова. Это Г.М. Цаголов, А.А. Гассиев, А.Г. Ардасенов, А.Т. Цаликов и др. Особняком в то время стояла фигура Г.В. Баева - либерального демократа, деятеля, по службе связанного с правящим режимом, но немало делавшего для просвещения своего народа.

Было и третье направление. Это большевики: С.Г. Мамсуров, Г.А. Цаголов, Е. Рамонов и примыкавшие к ним керменисты: Х.Д. Гибизов, Н.У. Кесаев, X. Рамонов, звавшие народ к пролетарской революции.

Вообще же среди осетинской интеллигенции того времени были распространены суждения о том, что осетины не знают классовых делений, осетины "демократичный народ", однако, несмотря на эти утверждения, социальные противоречия в Осетии были весьма заметны. Критический дух публицистики, в целом общественной мысли поднимался до высокого жизнеутверждающего уровня и острой негативной оценки существующих порядков.



Источники:
  • История Северной Осетии: XX век/Северо-Осетинский институт гуманитарных и социальных исследований им. В. И. Абаева Владикавказского НЦ РАН . - М.:Наука, 2003.- 632 с.: ил.

  • Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
    Lt feedback banner
    Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
    Лента новостей

    21 октября 2017, 00:08

    20 октября 2017, 23:21

    • Защита заявила о недоказанности вины гуковских шахтеров

      Координатор шахтерских протестов Татьяна Авачёва заявила в ростовском суде, что подписала протокол о правонарушении под угрозой ареста. Суд не доказал ни ее причастности к одиночным пикетам в Гуково 15 сентября, ни того, что эти пикеты составляли одну массовую акцию, заявил адвокат активистов.

    20 октября 2017, 22:58

    20 октября 2017, 22:31

    20 октября 2017, 22:07

    • Глава подразделения МВД по Адыгее взят под стражу

      Начальник собственной безопасности МВД по Адыгее, задержанный сегодня по подозрению в вымогательстве и получении взятки, заключен в следственный изолятор. Его предполагаемый посредник помещен под домашний арест.

    «Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
    «Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
    Архив новостей