20 января 2009, 16:15

Правозащитный центр "Мемориал" об освобождении Юрия Буданова

24 декабря 2008 года суд Димитровграда удовлетворил ходатайство бывшего полковника Юрия Буданова об условно-досрочном освобождении. Предыдущие прошения отклонялись четыре раза. Юрий Буданов с 2003 г. отбывал десятилетний срок наказания в колонии Ульяновской области за совершенное им в марте 2000 г. похищение и убийство чеченской девушки Эльзы Кунгаевой. Напоминаем, что ПЦ "Мемориал" одним из первых сообщил об этом преступлении. Правозащитный Центр "Мемориал" оказывал потерпевшим - родителям убитой девушки правовую помощь, участвовал в приглашении и оплате адвокатов. Недавно один из жителей Грозного обвинил полковника в убийстве еще троих мирных граждан.

С первых дней ПЦ "Мемориал" следил за ходом следствия и развитием общественной полемики вокруг этого дела, освещал его на сайте, выступал с заявлениями для средств массовой информации.

Из интервью Олега Орлова, председателя Совета ПЦ "Мемориал", информационному агентству "Интерфакс" 24 декабря 2008 г.:

"Я считаю это [условно-досрочное освобождение] насмешкой над правом. При исполнении своих обязанностей, облеченный властью человек в погонах, совершает такое - Буданова нельзя освобождать. Я не верю в то, что человек, который вел себя так во время следствия и суда, может раскаяться. Условно-досрочное освобождение Буданова станет оскорблением для жителей Чечни, независимо от того, по какую они сторону баррикад."

Из беседы Светланы Ганнушкиной, члена Совета ПЦ "Мемориал", председателя комитета "Гражданское содействие", на радио "Свобода" 12 января 2009 г.:

"Полковник Буданов - это результат того, как относилась к чеченской войне наша власть, непосредственное руководство, того, как его готовили, когда он ехал на эту войну... Когда журналисты спросили его, как могло случиться, что российский офицер убил гражданку России, он ответил:

Когда меня сюда посылали, никто не говорил мне, что это граждане России, мне сказали, что это враги, которых надо уничтожать.

Я думаю, что все остальное - следствие того настроя, с которым он туда ехал. Если бы правосудие осуществлялось так, как ему следует осуществляться, и если бы по этому делу проходила адекватная информация и соответствующие высказывания представителей власти и средств массовой информации, а я была бы адвокатом, и мне предложили бы защищать Буданова, я бы, наверное, согласилась. Я думаю, что не ему одному следовало сидеть на скамье подсудимых, и у него действительно были смягчающие обстоятельства, которые заключались в том положении, в которое его поставили...

Дело Буданова – политическое дело от начала до конца. Это был один из очень немногих судебных процессов, доведенных до суда, когда виновные были если не достойно наказаны, то, по крайней мере, приговорены к тюремному заключению. Этим процессом хотели показать, что есть примеры, когда государство выступает на стороне мирных жителей Чечни.

Но кто комментировал процесс? Генерал Шаманов, на совести которого сотни жертв среди мирного населения.

Семья Кунгаевых, Виса, Роза и их пятеро детей находятся в Норвегии. Они уехали не потому, что им не хотелось жить в Чечне, а потому что им начали угрожать. Им угрожал Буданов, который поначалу был весьма мрачен, не считал себя героем и, возможно, испытывал муки совести. Потом приходит Шаманов, пожимает ему руку, говорит, что такие офицеры делают честь российской армии. Постепенно Буданова убедили в том, что он герой. И он стал вести себя соответствующим образом на суде: угрожал матери Эльзы Кунгаевой, говорил, жаль, что ее там не было. Угрожал семье, отцу Эльзы. И когда в 2003 году Кунгаевым было предложено выехать из России и Норвегия предоставила им приют, то они этим приютом воспользовались. Вскоре после этого начались телефонные звонки. Звонили второй девочке, Хаве, второй по возрасту в семье, потому что Эльза была старшей. Хаве угрожали, что она пойдет вслед за сестрой. Семья тут же обратилась в полицию, и девочка два года ходила с таким прибором, который называется "Аларм", то есть в случае необходимости она мгновенно могла нажать кнопку, и полиция, где бы она ни находилась, могла бы прийти ей на помощь. Никаких извинений никаких компенсаций не было - это неправда. И, по-моему, семья чувствует себя оскорбленной этим решением об условно-досрочном освобождении. Вообще надо сказать, что семья Кунгаевых - это одна из очень советских по менталитету семей, которая доверилась закону. И это с их стороны было подвигом. Потому что они постоянно подвергались опасности, родители, потерявшие дочь, шли сквозь коридор людей, которые требовали дать свободу полковнику Буданову и которых судьба их дочери не интересовала ни мало. Со стороны Кунгаевых это был серьезный гражданский поступок, и мы все должны быть им благодарны...

Дело тут не в Буданове. Дело в нашем обществе, которое требовало освободить офицера Буданова, и которое с такой легкостью согласилось, хотя этому не только нет никаких доказательств, об этом не ставился даже вопрос на следствии и в суде, о том, что Эльза была снайпершей. Однако это внедрено в сознание людей, также как то, что Буданов там "защищал нас". И еще раз скажу, что возмутительно, что Шаманов, имеющий отношение и к истреблению людей в Катыр-Юрте, и к бомбежке колонны беженцев 29 октября 1999 года, именно он оказался главным комментатором этого события, этого преступления. В то время как были же другие люди.

Знаете, 10 декабря 2002 года у меня был разговор об этом с Президентом России Владимиром Владимировичем Путиным, который сказал - у нас такая армия. И мне пришлось ему ответить: вы знаете, я лучшего мнения о нашей армии, чем вы - ее главнокомандующий. Был генерал Герасимов, арестовавший Буданова, еще два генерала дали четкие свидетельские показания против него. Но самое важное то, что в деле есть эпизод с лейтенантом Романом Багреевым, который в день убийства Эльзы Кунгаевой не выполнил приказ Буданова и не обстрелял деревню Танги-Чу. Буданов попросту решил таким фейерверком отметить день рождения своей двухлетней дочери. За непослушание Багреев был закован в наручники, избит, сброшен в яму и засыпан хлоркой. Суд счел, что такое обращение с русским офицером допустимо, если он не выполнил приказ. Если бы все это было рассказано Герасимовым и Багреевым с экранов ТВ, то многое могло измениться и в деле Буданова, и в течении чеченской войны, и в сознании наших людей.

В царской армии был документ, который назывался "Наставления нижним чинам российской армии". И он раздавался как листовка всем солдатам, с одной стороны были поучения, а с другой - утренняя молитва. То есть человек должен был прочитать утром молитву, а потом читать наставления. И там было сказано, что мирный житель не может быть врагом солдата. И солдат не может чинить ему никаких неприятностей. Там много чего сказано, как обращаться с людьми в белых халатах, как нужно вести себя с ранеными. И даже сказано, что раненый враг уже не враг. И так учили русских солдат. Не знаю, всегда ли они так поступали, но, во всяком случае, наставление имели при себе каждый день наравне с молитвой...

Буданова судили за похищение человека и за убийство, и этого вполне достаточно для того, чтобы он получил не только этот срок, но и больше. Но еще раз повторяю, что для меня неважно, когда Буданов выйдет на свободу, важно то, что происходит вокруг этого человека. Я боюсь больше всего не того, что он выйдет завтра по УДО на свободу или выйдет через полтора года, я боюсь того, как он выйдет. Если он выйдет героем, его будут встречать с цветами - это крах нашего общества, крах идеологии общества, и это страшно для нашего будущего, для других девочек, которые тоже будут подвергаться опасности стать жертвами таких же потерявших человеческий образ полковников. Важно, чтобы Буданов вышел из тюрьмы, когда бы это ни произошло, не героем, а человеком, который отбывал наказание за совершенное им особо тяжкое преступление...

Дело не в том, что произойдет завтра с Будановым, а дело в том, что произойдет завтра с нашим народом, с нашим обществом, как мы будем относиться к тому, что сделал он, и к подобным событиям, подобным преступлениям сегодня и в будущем. От этого зависит будущее нашего общества, судьбы наших детей. Люди, которые сегодня выступают защитниками Буданова, должны подумать о своих детях, подумать о том, что их надо защитить от будановых."

19 января 2009 года

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 04:12

29 марта 2017, 03:46

29 марта 2017, 03:16

29 марта 2017, 02:54

  • "ЭкоВахта" попросила отправить свое дело в суд Майкопа

    Советский районный суд Краснодара провел первое заседание по административному делу в отношении организации «Экологическая Вахта по Северному Кавказу», распространившей пресс-релиз без ярлыка иностранного агента. Суд согласился отложить процесс до разрешения вопроса о подсудности дела.

29 марта 2017, 02:20

  • Ирина Снытко удалена из зала суда после многочисленных вопросов свидетелю

    Суд в Сочи по делу Ирины Снытко, обвиняемой в насилии по отношению к двум полицейским, во время допроса свидетеля обвинения снял все вопросы подсудимой к нему, посчитав, что они заданы не по существу дела и мешают процессу. После этого судом было принято решение об удалении Снытко из зала суда, передает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей
Персоналии

Все персоналии