13 декабря 2008, 21:36

Хроника насилия в Чеченской Республике. Октябрь 2008 года

Справка Правозащитного центра "Мемориал".

1 октября 2008 года

Примерно в 6.30, в ст. Ассиновская Сунженского района Чеченской Республики неизвестными был убит местный житель, Адам Амриев, проживавший по адресу: ул. Комсомольская, 77.

По словам сестры Адама, Мадины Амриевой, которая стала свидетелем убийства брата, рано утром она с братом вышла из дома, чтобы пойти к родственникам и поздравить их с праздником Ураза-Байрам (Мархаш). Недалеко от дома стояла машина "Лада-Приора" светлого цвета, без регистрационных знаков. Когда Адам и Мадина отошли от дома на несколько метров, из машины вышли два вооруженных человека в камуфляжной форме и в масках. Заподозрив неладное, Мадина попыталась заслонить брата собой. Один из неизвестных оттолкнул ее в сторону, а второй выпустил в Адама очередь из автомата. Человек, оттолкнувший Мадину, подошел к упавшему Адаму и выстрелил ему в голову. Мадина стала кричать и звать на помощь. Один из нападавших сказал Мадине: "Мархаш къобал хийла" (поздравление с праздником Ураза-Байрам). Неизвестные сели в машину и скрылись в неизвестном направлении.

В первую военную кампанию Адам Амриев участвовал в боевых действиях (по некоторой информации, являлся даже одним из полевых командиров). В 1997 году примерно три месяца работал префектом Сунженского района Чеченской Республики Ичкерия. После начала второй военной кампании уехал за пределы республики. В конце 2001 года Амриев вернулся в станицу, но уже как сотрудник ФСБ (многие односельчане видели как он предъявлял на блокпостах удостоверение сотрудника ФСБ).

* * *

Айша Мамедярова, жена Наримана Мамедярова, исчезнувшего 25 сентября 2008 года в г. Махачкала Республики Дагестан, обратилась в организацию "Матери Дагестана" и в ПЦ "Мемориал" с заявлением об исчезновении мужа. Она была уверена, что ее мужа похитили сотрудники силовых структур. За несколько дней до исчезновения Нариман говорил ей, что за ним следят машины без номерных знаков, но она не придала этому значения: "Тебе, наверное, кажется, кому надо за тобой следить, ты же ни в чем не замешан?", - успокоила Айша мужа. В тот же день, 25 сентября, не вернулся домой приятель Мамедярова, Мурад Магомедович Хириясулов, 1987 г. р. Родные Хириясулова также предполагали, что его задержали сотрудники правоохранительных органов.

Как вскоре выяснилось, ее подозрения целиком оправдались. В течение октября эта история развивалась по "классической схеме" - похищение, пытки, фальсификация уголовного дела, препятствие работе адвоката.

2 октября заявление Айши Мамедяровой было передано в международные и российские организации, в Прокуратуру РД начали поступать запросы.

3 октября вечером Нариман смог позвонить брату с неизвестного номера и успел сказать, что находится в Буйнакском РОВД. Затем телефон отключили.

Позже родные перезвонили на номер, с которого поступил звонок. Хозяин телефона сказал, что в Буйнакском РОВД, где он находился по своим делам, какой-то парень попросил его сделать звонок. От дальнейших комментариев этот человек отказался, и перестал отвечать на звонки.

В ночь с 3 на 4 октября отпустили Хириясулова. Сам он и его родственники от любых комментариев о произошедшем наотрез отказались.

4 октября в 11.00 адвокат ПЦ "Мемориал" Баканай Гусейнова с братьями Мамедярова находилась у здания Буйнакского РОВД. Внутрь здания адвоката не пропустили, несмотря на ее настойчивые требования и представленный ордер. На шумные возмущения родных вышел заместитель начальника Буйнакского РОВД, представился Арсеном. Адвоката пропустили во двор здания РОВД. Арсен позвонил в дежурную часть, после чего заявил, что в журнале доставленных в РОВД Мамедяров не значится, человека с такой фамилией к ним не доставляли, среди арестованных в административном порядке его также нет.

Адвокат Гусейнова попыталась войти внутрь здания РОВД в канцелярию, чтобы оставить заявление и ордер на имя начальника, однако ее не пропустили.

6 октября Гусейнова через своих знакомых в правоохранительных органах установила, что Мамедяров действительно находится в Буйнакском РОВД под арестом по постановлению суда. По просьбе руководства ПЦ "Мемориал" Уполномоченный по правам человека РФ В.П. Лукин позвонил в Управление прокуратуры по ЮФО и попросил прокурора Сыдорука установить местонахождение Мамедярова. К вечеру Лукину сообщили, что Мамедяров, действительно, содержится в РОВД г. Буйнакска, - в связи с административным арестом на 10 суток, якобы за сопротивление сотрудникам милиции.

7 октября адвокат и родственники снова приехали в Буйнакский РОВД, где им в очередной раз заявили, что Мамедярова у них нет.

8 октября адвокат обошла все судебные участки мирового суда, и, таким образом, смогла установить, что Мамедяров был арестован мировым судом с/у №46 по Буйнакскому району постановлением от 2 октября 2008 г. по ст. 19.3 п. 1 КоАП РФ. Согласно постановлению, Мамедяров был задержан 30 сентября 2008 г. в лесном массиве Буйнакского района недалеко от Казанишенского водохранилища с перевязанной рукой и в грязной одежде. На требования работников предъявить документы оказал сопротивление. В материалах дела об административном правонарушении отсутствуют объяснения самого Мамедярова по поводу обстоятельств его нахождения в лесу.

Суд выдал адвокату копию всего дела об административном правонарушении в отношении Мамедярова и с этим постановлением суда и с ордером она пошла в Буйнакский РОВД, где на этот раз признались, что он действительно находится под арестом на 10 суток в РОВД.

К подзащитному адвоката не попустили, ссылаясь на то, что допуск невозможен без подписи начальника РОВД, а начальник со всеми своими заместителями находиться в г. Махачкале на совещании МВД. До вечера начальник РОВД так и не появился.

Тогда адвокат вынуждена была написать заявление в прокуратуру Буйнакского района с изложением всех обстоятельств дела и потребовать привлечь к ответственности лиц, причастных к незаконному задержанию Мамедярова, и применении в отношении него физического насилия. Иначе, по ее мнению, невозможно объяснить, как он оказался в лесном массиве Буйнакского района, в двух часах езды от места задержания, со сломанной рукой, - причем, как утверждают свидетели, в том числе и в мировом суде, на руку наложен гипс и на его лице имелись следы побоев.

9 октября 2008 г адвокат в очередной раз поехала в Буйнакский РОВД с целью получения разрешения свидания с Мамедяровым. Только около 15.00 ее проводили к заместителю начальника Арсену. Разговор начался с того, что Арсен спросил адвоката "Мемориала", почему она ввязалась в это дело, - и обещал, что у нее будут проблемы. Гусейнова настаивала на свидании с подзащитным, однако заместитель начальника Буйнакского РОВД заявил, что Мамедярова в РОВД нет, что истек срок его 10-дневного ареста, и его отправили в сопровождении наряда милиции в г. Махачкала в прокуратуру РД для допроса по уголовного делу № 801167 по ст. 317 УК РФ по факту посягательства на жизнь работника правоохранительных органов 2 сентября 2008 года.

Адвокат потребовала выдать ей письменный ответ, на что получила отказ. Арсен также дал указание канцелярии не принимать у адвоката заявление. Далее адвокат услышала от Арсена: "Вы не боитесь, всякое может случиться на дорогах?" Адвокату пришлось предупредить заместителя начальника РОВД, что у нее включен диктофон, поэтому если с ней что-нибудь случится, об этом узнают "там, где нужно", поэтому ей не нужно угрожать.

Не получив ни письменного отказа, ни согласия, адвокат направилась к выходу, однако у выхода ее остановили и перевернули содержимое сумки, в поисках диктофона, на что адвокат ответила, что он в недоступном для них месте и будет лучше, если ее выпустят без проблем.

9-11 октября адвоката к подзащитному не допускали.

9 октября адвокат была на приеме у заместителя прокурора Буйнакского района М.А. Максудова. Максудов сообщил, что уже проведена проверка по заявлению адвоката и что Мамедяров дал объяснения по факту задержания и ареста, где он утверждает, что упал в лесу и сломал руку, со сломанной рукой его задержали в лесном массиве 30 сентября. Из объяснения следовало, что давления на Мамедярова никто не оказывал, объяснения он дал добровольно. Однако постановления заместитель прокурора адвокату не выдал, сообщив, что у него еще есть десять дней для принятия решения по заявлению.

Адвокат Гусейнова провела проверку устной информации, выданной ей в РОВД и прокуратурой Буйнакска, об этапировании Мамедярова Н.Ф. в прокуратуру РД для его допроса по уголовному делу №801167, находящегося в производстве СУ СК прокуратуры РД по факту 2 сентября 2008 г. по ст. 317 УК РФ (покушение на жизнь сотрудников милиции).

Вернувшись в Махачкалу, адвокат выяснила в канцелярии СУ СК прокуратуры РД, что в производстве прокуратуры отсутствует уголовное дело №801167, и Мамедярова в прокуратуру для производства следственных действий не доставляли.

11 октября адвокат, наконец, смогла встретиться с подзащитным. Мамедяров оказался сильно избит, все тело настолько болело от побоев и электротока, что он не в состоянии был писать. Со слов подзащитного адвокат составила заявление в прокуратуру:

Прокурору РД Ткачеву И.В.
Копия: Прокурору Ленинского района г. Махачкалы
от Мамедярова Наримана Фейзулаховича,
Находящегося в ИВС г. Махачкала

Заявление

Я работаю кафельщиком. В этот день, 25 сентября 2008 года, я работал в районе конечной остановки маршрута № 69, в доме человека по имени Лазарь, ставил ему кафель.

Мне позвонили с другого объекта насчет работы. Я пошел в район школы № 56, где находился этот объект, посмотрел квартиру и вышел в сторону дома. Это было время примерно 18 часов вечера. Возвращаясь домой. я говорил по телефон у с женой, спрашивал, готов ли ужин, надо открывать уразу [мусульманский пост — здесь и далее прим. ПЦ "Мемориал"].

Когда я говорил по телефону, подъехала машина — модель № 15 серебристо-матового цвета. Из машины вышли 3-4 человека в камуфляжной форме в масках. Закинули меня в машину, на голову мешок, не разобрал какой, но знаю, что не полиэтиленовый. Из их разговора я понял, что мешок спецназовский. Я ничего не видел, но чувствовал, что вывезли за пределы города, я почувствовал под собой траву на земле, когда лежал с завязанными руками и ногами и было тихо, не слышал шум машин. Минут 30-40 ехали.

Меня допрашивали, требовали, чтобы я рассказывал все, что я делал против государства, например: "Знаешь ли ты Вадима? Откуда ты его знаешь? Вхожу ли я в НВФ?" [незаконные вооруженные формирования] и т.д. Я все отрицал, говорил, что никакого отношения к Вадиму не имею. При этом меня били, угрожали пистолетом в затылок. Говорили, что мы убьем тебя, и никто не узнает, что и кто меня убил.

Потом меня привезли в какое-т здание, я все также был с мешком на голове. Я не видел, но понял, что нахожусь на 2 или 3 м этаже. По дороге я понял, что нахожусь в городе, слышал шум машин.

Руки были в наручниках. На пальцы замотали оголенные провода и пустили ток. Так продолжалось в течение часа. Били со всех сторон — руками и ногами, били страшно, я ничего не соображал от болей и ударов. Спрашивали про теракты, к которым я отношение не имею. Это происходило ночью с 25.09.08 по 26.09.08. Боли были ужасные от электротока. Я требовал убить меня сразу, чем терпеть такую боль. Я больше им ничего не мог рассказать. Ощущение было, как будто сломали ребра. Пистолетом холостым стреляли, говорили, что могут убить меня, никто об этом не узнает и т.д.

Когда били, я слышал "Азан" [призыв на молитву]. Я понял, что нахожусь в 6-м отделе, недалеко от главной мечети. Я хорошо знал голос муэдзина, читавшего Азан. На 3-й или 4—й день только сняли мешок с головы.

Забрали в Буйнакск на 3-й день. В кабинете начальник Буйнакского РОВД снял мешок с головы. С начальником был его замначальник. Позже я узнал, что его зовут Арсен.

Насчет руки: еще в 6-м отделе на второй день рука опухла, что даже сами работники испугались. Я не видел, но чувствовал, что рука опухла очень сильно, что даже рукав с трудом натянули. Мне делали уколы антибиотики, сказали, что против гангрены.

На третий день меня отвезли вечером в Буйнакскую больницу, где наложили гипс. В больнице запись произвели не под моей фамилией, а под чужой - Магомедов Али Магомедович из с. Кумух. Так сказали работники. Мне запретили называть свое имя. Прежде чем войти в больницу меня предупредили, что я не должен называть свое имя.

На второй день в 6-м отделе, когда рука опухла, меня отвезли в травмпункт ночью, на глазах была повязка, я ничего не видел. Это была повязка из бинтов. Кричать, просить о помощи было бесполезно, так как меня могли выдать за больного (психически и тогда никто помощи не окажет). Я почувствовал, чтобы выжить, нужно молчать и делать, что они скажут. Помню, что я поднялся по ступенькам, повернули налево, пошли до конца и завернули налево в кабинет. Я понял, что это рентген-кабинет. После снимка женщина стала записывать мою фамилию. Когда она спросила фамилию, я хотел назвать Мамедяров, но сопровождавший меня работник 6-го отдела прервал меня и не назвал моей фамилии и вывел меня.

На четвертый день от начальника Буйнакского РОВД с гипсом на руке меня привезли в 6-й отдел в Махачкалу. Меня уже не били, но продолжали допрашивать. Первого октября я был в Буйнакском РОВД. Переночевал. 2 октября привезли к судье, которому я также не рассказал правду, т.к. меня предупредили, чтобы я не рассказывал правду, иначе у меня будут проблемы.

9 октября 2008 года меня подняли к замначальнику Буйнакского РОВД к Арсену, который сказал мне, что несколько дней подряд ходит адвокат и требует свидания со мной. Он посмотрел на визитку на столе, я понял, что это визитка адвоката. Арсен положил визитку в карман. Он предложил мне, что если я подпишу одну бумагу, то мне дадут свидание с адвокатом, я согласился, так как очень хотел встретиться с адвокатом. Они дали мне на подпись текст, из которого я понял одно, что я якобы поехал в Казанище у Гуле и Магомеду 30 сентября 2008 года, заблудился в лесном массиве упал и сломал руку.

Я подписал, но адвоката не допустили. 9 октября 2008 года вывезли из здания Буйнакского РОВД, посадили в машину "Ниву" и привезли в Махачкалу. Мне снова надели полиэтиленовый черный пакет на голову. После этого меня завели в какое-то помещение, я не понял, где я нахожусь. Также с пакетом на голове меня допрашивали, поднимали пакет только тогда, когда подносили фотографии для опознания, разглядеть лиц в кабинете не успел. Допрашивавшие меня лица стояли за спиной.

Затем отвезли в Ленинскую прокуратуру. На улице Ирчи-Казака мне открыли лицо. Это было примерно в 12 часов ночи с 9-10 октября. Меня допросил следователь Абдурахман. Адвоката не было. Он сказал, что меня допрашивают в качестве свидетеля. Я рассказал всю правду про мое похищение и побои. Он дал мне расписаться, но я не успел прочитать, что там было написано. Я подписал, потому что очень устал, и не было сил читать. В 2 часа ночи 10 октября 2008 года меня доставили в ИВС г. Махачкалы.

10 октября после обеда меня привезли к Абдурахману. Сказали, что нет адвоката. Поехали за адвокатом. Пришла девушка. С момента задержания я требовал позвонить моим родственникам, предупредить их, что я задержан, но никто не звонил. Случайно в Буйнакском РОВД вечером мне удалось дозвониться до брата 3 октября 2008 года, но я не успел сказать, что я нахожусь в Буйнакском РОВД, телефон забрали.

Адвокат в Ленинской прокуратуре Майя дала мне возможность дозвониться до брата Ислама. Только после этого родственники узнали, где я нахожусь. Меня допросили. Дали опознать Вадима, которого я видел один раз, но ничего о нем не знаю. Узнал о том, что он был в розыске только от работников милиции. В связи с чем он разыскивается я ничего не знал, пока работники сами не рассказали мне.

С моих слов адвокатом Гусейновой Б.А. записано верно
Мамедяров А.Ф.
Прошу оказать мне медицинскую помощь: срочно требуется операция на руку.
11.10.08

Административный арест Мамедярова был оформлен 29, а не 25 сентября.

В журнале регистрации городской больницы г. Буйнакска имеется запись о том, что 27 сентября туда поступал "Магомедов Али Магомедович", которому был наложен гипс.

По состоянию на 16 октября никто не мог дать ответа адвокату - в связи с чем задержан Мамедяров и в чем его подозревают. Очевидно, что следственные органы не знают, что предъявить подозреваемому. Следователи избегают адвоката и уходят от ответа на этот вопрос. Документы по делу адвокату не выдают. Из постановления об аресте, которое адвокат нашла у подзащитного следует, что он подозревается в совершении терактов 2 сентября, 9 и 14 марта 2008 года, по ст. ст. 317, 222 УК РФ. Однако обстоятельства совершенного преступления и роль в нем Мамедярова не указываются. Адвокат опасается, что следствие тянет время, чтобы подогнать доказательства под придуманную ими версию преступления.

Подтверждением опасений адвоката является заявление от Усмана Салмановича Рустамова, 1982 г. р., поступившее 3 октября 2008 года в организацию "Матери Дагестана". В заявлении Рустамов указывает, что работает в охране на железной дороге, а после работы подрабатывает кафельщиком, выполняя заказы частных лиц. 1 октября он сдал смену по охране и оружие, собирался домой. В это время к нему подошел начальник оперативной группы Магомед Ибрагимов и сказал, что его вызывают в Линейную милицию.

В кабинете, в который Ибрагимов привел Усмана, сидели двое мужчин в штатской одежде. Они не представились, но от Усмана потребовали предъявить документы. Рустамову сказали, что 11 сентября 2008 года во время его дежурства на территории, которая находится рядом с объектом, который он охраняет, похитили черный металл. На что Усман объяснил, что эта территория к охраняемому им объекту не относится, и что там есть своя охрана, которая и должна нести ответственность за произошедшее. Затем его спросили, есть ли у него загранпаспорт, на что тот ответил, что есть. На вопрос "Зачем он тебе?", - Усман объяснил, что паспорт получил для поездки в хадж [паломничество в Мекку], где побывал в 2007 году.

После этих вопросов Рустамову показали, где расписаться. Это были листы бумаги, на первой странице содержались данные Рустамова, затем - пустое место, а в конце - печатный текст. Также ему сказали, чтобы он написал, что прочитано им лично, и что с его слов записано верно, несмотря на то, что показания, которые давал Усман, записаны не были. Сотрудники пообещали, что сами потом их впишут.

Вечером того же дня Усман вместе со своим напарником вышел с объекта, где они работали, и заметил троих мужчин в автомашине ВАЗ-15, которые пристально смотрели в их сторону. Эта машина сопровождала Усмана и его напарника Амира Султанова до самого дома. О том, что за ними следят, Усман и Амир сообщили родственникам.

Утром 2 октября 2008 года приехал отец Амира Султанова, который также ощутил слежку за собой. Он предложил обратиться в ФСБ, где работает его односельчанин. Все трое направились в ФСБ, где односельчанин Султановых провел их в здание. Мужчин развели по отдельным кабинетам. В беседе с Усманом Рустамовым сотрудник ФСБ сказал, что в из ведомстве есть информация о том, что Усман был в лесу, а так же у них есть фотографии, подтверждающие это, и еще есть информация, что Усман собирается похитить оружие в ВОХРе г. Махачкалы и в ВОХРе г. Дербента и с этим оружием уйти в лес. На что Усман ответил, что у него не было таких намерений. Затем его стали спрашивать, знает ли он Вадима и Наримана Мамедярова. Нариман обучал Усмана мастерству кафельщика, знакомство с ним было очевидно, и он этот факт не отрицал. Сотрудники ФСБ интересовались, в какую мечеть ходит Усман, и говорят ли там о джихаде. Советовали рассказать все, что он знает, так как люди, которые за ним следят, не будут с ним говорить по-человечески, у них другие методы. Один из сотрудников ФСБ сообщил Рустамову, что Нариман Мамедяров дает признательные показания, в том числе и против Усмана. Другой сказал, что, возможно, Наримана в живых уже нет.

На все это Усман ответил, что не понимает, в чем его хотят обвинить, и какие показания могут быть против него, ведь у него совсем нет свободного времени, так как он постоянно занят работой. С Рустамова взяли обещание, что он никуда из города не уедет, а Амиру Султанову велели срочно уехать в село.

Усман Рустамов просил "Матерей Дагестана" обнародовать его заявление, поскольку он по неосторожности, возможно, подписал показания против невинного человека. Он также просил обратиться от его имени во все властные структуры и в органы правопорядка за тем, чтобы остановить преследование в отношении него, содействовать в защите его конституционных прав.

Нариман Мамедяров, Мурад Хириясулов, а также Рустамов Усман, - "молящиеся" мусульмане. Они регулярно посещают мечеть и исполняют все религиозные предписания. Таких людей считают приверженцами ислама фундаменталистского толка. Именно молодые люди этой категории чаще всего становятся объектом незаконных задержаний с целью получения информации о членах вооруженного подполья и фабрикаций уголовных дел.

По состоянию на 16 октября медицинская помощь Мамедярову не была оказана, судебно-медицинское освидетельствование на предмет документации побоев не было произведено.

17 октября в камеру к Мамедярову явился следователь вместе со съемочными группами телевидения и склонял того к даче показаний. Адвоката Гусейнову к Мамедярову при этом не допускали. Ей удалось выяснить, что в отправке в больницу Мамедярову отказывали, - машина-де неисправна, но, если он даст показания, "что-нибудь придумают".

При этом, по словам республиканского уполномоченного по правам человека, посетившего Наримана в ИВС, медицинская помощь Мамедярову была оказана, никаких жалоб он не заявлял.

Утром 18 октября следователь вновь явился в камеру вместе с телевизионщиками. Адвоката пытались не допустить — она-де мешает вести допрос. Мамедяров был очень плох — высокая температура, болела распухшая рука. Видя это, адвокат Гусейнова рекомендовала Мамедярову согласиться дать показания, - но официально, с оформлением согласно закону. Тут выяснилось, что пришедший "для допроса" следователь не имел при себе ручки и бумаги.

20 октября стало известно, что Нариман Мамедяров дал требуемые следствием показания. Однако и после этого ему не была оказана надлежащая медицинская помощь.

2 октября 2008 года

Около 12.50, в ст. Орджоникидзевская Сунженского района Республики Ингушетия на ул. Колхозная неизвестные обстреляли автомашину ВАЗ-2114, в которой находился исполняющий обязанности начальника криминальной милиции Сунженского РОВД Тамерлан Мамиев.

В результате обстрела Мамиев был ранен и в тяжелом состоянии доставлен в Сунженскую больницу, где скончался не приходя в сознание. Нападавшие скрылись с места происшествия.

3 октября 2008 года

Около с. Яндари  Назрановского района Республики Ингушетия на федеральной трассе "Кавказ" неизвестными из а/м "Жигули" обстрелян КАМАЗ с военнослужащими ВВ МВД РФ. В результате обстрела никто не пострадал. Нападавшие скрылись.

4 октября 2008 года

Около 4.00, в с. Сагопши Республики Ингушетия на ул. Калинина неизвестные взорвали магазин "Балтика". Пострадавших нет, повреждена крыша здания. Примерно в то же самое время, по данным сайта Ингушетия.орг, в г. Малгобек на ул. Осканова были подожжены еще два магазина и ларек, в которых производилась торговля спиртными напитками. Еще один магазин был подожжен в ст. Орджоникидзевской.

* * *

В 9.40 в г. Малгобек Республики Ингушетия около здания ФСБ по городу Малгобек (ул. Этуша) произошел взрыв. Никто не пострадал, здание получило незначительные повреждения. Как сообщили в правоохранительных органах республики, взрывное устройство находилось под припаркованным рядом автомобилем "Тойта", принадлежащем сотруднику отдела.

5 октября 2008 года

Около 9.00 в г. Грозный в месте компактного проживания беженцев (МКП) "Сабила" (ул. Мичурина, 76) появилась женщина по имени Айшат. Она привела с собой до двадцати молодых людей, которые по ее указу стали бить стекла в окнах и ломать двери. Огорошенным людям заявила, что дом принадлежит ей, и она может распоряжаться им, как захочет.

В доме живет пять семей, переселенных из Назрани в конце 2004 года. Все семьи молодые, из-за войны у них никогда не было собственного жилья. В Чечню их усиленно звали, но, когда они приехали, оказалось, что мест в пунктах временного размещения (ПВР) нет. Больше года они снимали квартиры, но плата повысилась, и они потребовали, чтобы власти выполнили обещание. Тогда им и предложили заселиться в двухэтажный многоквартирный дом, который, по словам заместителя руководителя УФМС по ЧР Алавди Хасимикова, принадлежал ему на правах частной собственности. Миграционная служба заключила с ним договор об организации на этой жилой площади МКП "Сабили"  и оплачивала проживание здесь вернувшихся в Чечню беженцев,  Но в прошлом году ПВРы прекратили свое существование, и уже другой чиновник миграционной службы, Агаев, заявил обитателям МКП, что они должны покинуть этот дом. Проживающие здесь люди ответили, что им идти некуда,  и написали заявления с просьбой предоставить им другое место для проживания. После этого Агаев сообщил, что договор о функционировании МКП власти продлевают, не обозначив срока его окончания.

С марта 2008 года в дом 7 по ул. Мичурина стали приходить люди, никогда не называвшие себя по имени и требовать, чтобы его обитатели выехали, иначе их выселят силой. Жители обратились в прокуратуру Ленинского района Грозного. Там  сказали, что, поскольку насильственных действий никто не применяет, то и основания для проверки нет.

Полгода прошли в напряженном ожидании. Около месяца назад стала появляться Айшат и требовать, чтобы все проживающие покинули ее дом. Люди показывали ей детей и просили оставить их, ведь идти им некуда.

5 октября Айшат явилась с помощниками. Изгнанники остались возле дома, их вещи лежат прямо на земле у порога. Детей отдали родственникам.

6 октября они обратились в прокуратуру, милицию, администрацию района, мэрию. По состоянию на 14 октября, к ним никто не пришел. 12 октября они сами пошли в правительство, прождали целый день в приемной, бесполезно надеясь, что к ним кто-нибудь выйдет. Сотрудники аппарата объяснили, что, если бы просивших было 40-50 человек, тогда результаты могли бы быть положительными. 13 октября беженцы пошли в приемную правительства снова. Там они узнали, что их делом никто заниматься не хочет.

Вечером 13 октября к дому пришил рабочие, которые пытались наглухо заварить входную дверь, но, увидев корреспондентов с фотоаппаратами, разбежались.

В доме проживали:

  • Семья Закриевых: пятеро детей от одного года до 15-ти лет.
  • Семья Пайзуевых: двое детей 8 и 11 лет; муж инвалид, подорвался на мине, потерял ногу.
  • Семья Дараевых: пятеро детей, один - инвалид 1-й группы; муж ушел.
  • Семья Яхьяевых: ребенку 1 месяц.
  • Сацита Загаева: двое детей, один из которых инвалид (есть однокомнатная квартира, но внутри ремонт не сделан — средств нет).

* * *

В г. Грозный после полугодовой реконструкции открылся для проезда просп. Победы. Впрочем, неожиданно оказалось, что теперь он носит другое название. Уже с утра таблички на стенах извещали, что теперь это просп. Путина, но указ о переименовании был оглашен только днем.

Протяженность проспекта около полутора километров. На нем 26 домов, нижние этажи которых заняты государственными организациями, кафе, конторами, магазинами. Здания отделаны серым и красным гранитом. На идущей по середине проспекта аллее высажено около 700 деревьев, она обрамлена решетками чугунного литья. Реконструкция проспекта обошлась примерно в миллиард рублей.

На следующий день, 6 октября, предприниматели и государственные служащие, придя утром на работу, обнаружили, что двери их офисов опечатаны. На некоторых было написано, что это сделано администрацией Грозного, на других стояли невнятные штампы. Вскрыть можно было только, уплатив от 200 000 до 500 000 рублей неким представителям строительных организаций. Никаких документов при этом не оформлялось, владельцам и руководителям компаний показывали только некий список и проставленную сумму сбора. Платить обязали всех, в том числе и государственные организации. Всего на проспекте их восемь, в том числе Министерство образования, Управление судебного департамента, исторический музей, городская библиотека.

6 октября 2008 года

В 3.00 в с. Аллерой Курчалоевского района Чеченской Республики сотрудниками полка милиции специального назначения (ПМСН-2) были сожжены три дома местных жителей: семей Даршаевых, Джавтаевых и Буцуговых.

По словам жителей села, сотрудниками милиции командовал командир ПМСН-2 Ибрагим Бахаев, житель с. Аллерой. Дома были сожжены за то, что родственники хозяев ушли в лес к боевикам.

Ранее, ночью 30 сентября 2008 года, три молодых человека: Вахита Даршаев, 20 лет, Зелимхан Дахаев, 21 год и Валид Буцугов, 21 год, попросили своего односельчанина Усмаева, отвезти их в соседнее село. Когда машина выехала из Аллероя в сторону с. Ишхой-Юрт, молодые люди попросили остановить машину и, выйдя из нее, ушли в лес. Усмаев вернулся в село.

Родственники молодых людей не знали о том, что те ушли к боевикам и приступили к активным их поискам.

2 октября 2008 года сотрудники ПМСН предъявили ультиматум родственникам Даршаева, Дахаева и Буцугова. Им было предложено в трехдневный срок, вернуть молодых людей домой. В противном случае пригрозили наказать родственников. Вернуть молодых людей домой не удалось. По истечении срока ультиматума были сожжены дома.

Причины, по которым молодые люди ушли в лес, родственникам неизвестны. Все трое были очень набожными людьми. Валид Буцугов жил и рос с бабушкой. У него в раннем возрасте умер отец, а мать после его смерти ушла в родительский дом и позже вышла замуж. Валид совсем недавно построил себе дом. Дахаевы, уроженцы с. Аллерой, долгое время жили в Урус-Мартановском районе и вернулись в родное село недавно. Поселились в доме Джавтаевых. Дахаевы просили "силовиков" не сжигать чужой дом, но поджигатели были неумолимы. Зелимхан Дахаев женат, имеет ребенка. Вахит Даршаев жил с родителями.

После того как эти молодые люди ушли к боевикам, сотрудниками ПМСН-2 был задержан уважаемый в селе человек — Ибрагим-Хаджи Даудов и Усмаев, который 30 сентября подвозил молодых людей. Даудова обвинили в том, что он подбивает молодежь к участию в незаконных вооруженных формированиях. Сотрудники ПМСН-2 подвергли Даудова и Усмаева пыткам и избиениям, а затем отпустили. После освобождения они не общаются с посторонними людьми. Отец Усмаева запер сына в доме и не выпускает его на улицу.

Борьба властей с оттоком молодежи в НВФ методом террора их родственников (сжиганием домов, репрессиями против родственников) пока не дают никаких результатов.

7 октября 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратились жильцы дома № 8 на ул. Жулова (г. Грозный, Заводской район) с просьбой о помощи. Дом, в котором они живут, находится в аварийном состоянии, и его собираются сносить, но жильцам не предоставляют взамен даже временного жилья.

В 30-квартирном доме, который, согласно дефектному акту ПУЖХ Заводского района от 5 апреля 2004 года разрушен на 85% и восстановлению не подлежит, тем не менее, проживало десять семей. Все они прописаны в этом доме. В начале лета 2008 года районные власти временно подселили к ним из разрушенных домов еще трех человек, которые живали в Заводском районе.

Раньше дом принадлежал ГНПК (Грозненский нефтеперерабатывающий комбинат) им. Ленина. В 1991 году в нем было открыто семейное общежитие. До первой войны дирекция завода выкупала для своих семейных работников квартиры, а в освободившиеся комнаты общежития заселяла другие семьи.

С 2002 года жильцы дома неоднократно обращались в миграционную службу с просьбой поместить их в ПВР, однако всегда получали отказ, на том основании, что раз они никуда не выезжали и у них нет статуса беженцев, то и места в ПВРах им не положены. Обращались в администрацию Заводского района с просьбой сделать хотя бы частичный ремонт, например, починить крышу (ответ — "нет средств"), и в другие инстанции.

6 октября 2008 года жильцы обратились в "Чеченнефтехимпром". В материальном отделе им показали документ, из которого следовало, что их дом изъят решением суда в счет погашения задолженности по заработной плате работникам. В тот же день к жильцам приезжали представители руководства спецстроя ЧР, якобы по распоряжению министра строительства Гехаева, и предупредили, что дом скоро будет снесен. При этом удивились, что здесь в таких жутких условиях еще могут жить люди.

Люди не знают, куда идти. Многие являются воспитанниками детских домов и не имеют в Чечне родственников, у которых можно было бы поселиться; в некоторых семьях есть инвалиды. В районной администрации им сказали, чтобы они сами искали себе временное жилье. Но за него надо платить, а у людей денег нет, у всех тяжелое материальное положение. Многие живут на мизерные пенсии и пособия (детские, по безработице) или перебиваются случайными заработками.

В доме проживают:

  • Сапият Алиевна Алиева, 1960 г. р. (25 лет стажа работы на заводе), живет на пенсию в три тыс. рублей;
  • Хеди Абузаровна Каимова, 1966 г. р., с двумя детьми живет пособие по безработице и детское пособие, муж — больной;
  • Лариса Винникова получает пособие по безработице, иногда подрабатывает, где придется;
  • Лариса Шаганкаева за уборку парикмахерской получает три тыс. рублей и пособие по безработице;
  • Марха, сестра Ларисы, инвалид, с двумя детьми живет на пенсию в пять тыс. рублей;
  • Юрий Семенович Спасителев, 1950 г.р., в прошлом инструктор по туризму и экскурсиям, кавалер ордена мужества (за спасательные работы в Ленинакане после землетрясения), со своей больной женой живет на случайные заработки;
  • Марьям Салиева, 1960 г. р. (25 лет стажа) имеет временную работу в кафе, дневная выручка составляет 200 — 250 руб.

Никто из жильцов не имеет постоянной работы.

8 октября 2008 года

Около полудня в г. Грозный к пункту временного размещения беженцев (ПВР) по адресу: ул. Кольцова, 4 подъехало несколько машин, в том числе грузовиков. Чиновник, приехавший с колонной машин, сообщил, что его зовут Насруддин Саидов и он является заместителем главы администрации Старопромысловского района. Он заявил людям, проживающим в ПВРе, что они должны немедленно покинуть здание, которое будет ремонтироваться под один из корпусов 5-й детской больницы. Все это было сказано в крайне грубой форме, с угрозами насильственного выселения в случае отказа. Грузовики предназначались для перевозки их вещей. Люди возмутились, поскольку перевозить вещи некуда: их жилье, разрушенное в ходе боевых действий, не восстановлено и компенсации они не получили. Но Саидов был настроен решительно (тем более, рядом с ним было несколько вооруженных "силовиков"). Он заявил, что выполняет распоряжение главы администрации района.

Сотрудник ПЦ "Мемориал" Ахмед Гисаев, подъехавший по просьбе беженцев, предложил чиновнику показать документы, на основании которых происходит выселение. Иначе, эти действия незаконны и являются превышением должностных полномочий. Саидов, хоть и не сразу, но уехал, пообещав вопрос по расселению поручить главам администраций тех районов, в которых проживали беженцы до войны; за ним уехали и силовики.

В ПВРе осталось несколько семей, среди них:

  • Дашо Цухарова из с. Гухой Итум-Калинского района. Ее дом был полностью разрушен, а семья чудом уцелела после ракетно-бомбовых ударов авиации в январе 2000 года, но почти все были ранены.
  • Яха Тальхигова и пятеро ее детей-сирот из с. Ведучи Итум-Калинского района. Их дом полностью разрушен.
  • Марьям Мусаева из с. Вашиндарой Шатоевского района, в семье четыре человека. Дом полностью разрушен.
  • Муса Бадаев и семеро членов его семьи. Проживали по адресу: г. Грозный, Ленинский район, ул. Ноя Буачидзе, 73. Дом полностью разрушен.
  • Хаважи Бехиев из с. Старая Сунжа Грозненского (сельского) района с семью членами семьи. За годы войны и разрухи не смог построить свой дом.

Опасаясь, что к ним все-таки могут быть применены силовые методы, беженцы обратились в Общественный совет при администрации Старопромысловского района и ПЦ "Мемориал" с заявлением.

10 октября 2008 года

В г. Магас Республики Ингушетия неизвестными взорван автомобиль "Ниссан", принадлежащий сотруднику УФСБ по Ингушетии Халиду Арчхоеву.

В результате взрыва "силовик" получил серьезные ожоги лица и рук, а также ушибы и травмы различной степени тяжести. Он доставлен в республиканскую клиническую больницу в тяжелом состоянии. Назрановский межрайонный следственный отдел Следственного управления СКП РФ республики возбудил уголовное дело по статье 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и ст. 222 УК РФ (незаконный оборот оружия и боеприпасов).

11 октября 2008 года

В 13.07 в Чеченской Республике произошло землетрясение.

Эпицентр землетрясения был в Курчалоевском районе. В результате стихийного бедствия пострадали населенные пункты в Курчалоевском и Гудермесском районах. Большие разрушения зафиксированы в с.с. Майртуп, Курчалой, Бачи-Юрт и др. населенных пунктах. В г. Гудермес и в пос. Ойсхара (Новогрозненский) Гудермесского района разрушены частные домовладения и административные здания (больницы, школы). По сведениям ПЦ "Мемориал", в результате землетрясения погибли 13 человек (двое от сердечного приступа). Серди погибших три ребенка. В первые часы после землетрясения из Курчалоевской районной больницы в больницы г. Грозный был направлен 31 пострадавший. Много раненных обратились за помощью в больницы г. Гудермес.

12 октября 2008 года

В с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики прошел митинг в поддержку объединения Чечни и Ингушетии в единую республику.

По словам очевидцев, на это мероприятие на шести микроавтобусах "Газель" и на четырех-пяти легковых машинах приехала делегация из двух районов Ингушетии (Малгобекского и Сунженского), так называемая инициативная группа. Среди них были, чеченцы и ингуши, в основном молодые люди, но были и люди старшего поколения. Выступали в основном пожилые люди.

Встреча проходила во дворе Серноводской средней школы № 1 примерно в полдень и длилась примерно два часа.

По-видимому, среди выступавших не было представителей государственной власти Ингушетии. Правда один из них представился как, глава администрации с.Сагопши.

Все выступавшие говорили, что сложившаяся в двух республиках (прежде всего в Ингушетии) обстановка требует объединения. Звучали призывы сделать, как и раньше одну Чечено-Ингушскую Республику, так как "мы все один народ, у нас одна вера, одна история и один язык". По мнению выступавших,  некоторые "политики" в угоду своим политическим амбициям искусственно разъединили чеченцев и ингушей. На митинге прозвучали лозунги "Мы за объединение Вайнахов", "Чеченцы и ингуши – единый народ".

Со стороны властей ЧР на митинге присутствовали: глава администрации Сунженского района Салман Газмагометов, главы сельских администраций с. Серноводск и ст. Ассиновской (Ризван Арсамаков и Назарбек Терхоев), начальник Сунженского РОВД Шамиль Куцаев, руководители организаций и учреждений района, а так же экс-спикер парламента Чечни Дукваха Абдурахманов, с ним приехал депутат Нохчо Дарчиев и журналисты республиканских СМИ.

С ответным словом выступил Д.Абдурахманов, который в начале своего выступления поблагодарил гостей из Ингушетии за  такую инициативу. Сказал, что он случайно попал на этот митинг, так как приехал проследить, как проходят выборы, в Сунженском и Ачхой-Мартановском районе. Он пообещал, что передаст "мнение" собравшихся на митинг президенту Чечни Рамзану Кадырову.

Сам факт приезда людей из соседней республики, не был секретом для местных властей. Так один из директоров школ сообщил сотруднику ПЦ "Мемориал", что во время совещания 10 октября в РайОНО, заведующий Супьян Улубаев, предупредил всех директоров, чтобы 12 октября все они находились в Серноводской средней школе № 1. Это нужно в связи с тем, что туда приедут депутаты парламента Чеченской Республики, представители прессы и делегация из Ингушетии, по вопросу о воссоединении.

В общей сложности, по разговорам с разными людьми, на "митинге" присутствовали примерно от 400 до 700 человек.

* * *

В Чеченской Республике проходили выборы в местный парламент. По официальным данным, явка превысила 95% (по другим данным, проголосовали 100% жителей республики). По данным ПЦ "Мемориал", в районах, пострадавших накануне выборов от землетрясения, явка была низкая. Большинство избирательных участков пустовали. В с. Курчалой один участок располагался в здании магазина, напротив здания администрации села. Жителей, обращавшихся в администрацию с заявлениями о помощи в связи с разрушениями, после приемки заявлений в обязательном порядке направляли на избирательный участок. Таким же образом поступали в с. Гелдагана. В других селах Курчалоевского района явка было крайне низкая. Прежде всего, это был связно со страхом перед новыми толчками.

Руководство республики и районная администрация занимались выборами, а пострадавшие – своими делами: кто-то хоронил погибших, другие сидели и ждали помощи или хотя бы внимания властей.

13 октября 2008 года

На третий день после землятресения жители с. Майртуп Курчалоевского района Чеченской Республики вышли на акцию протеста – были перекрыты дороги, проходящие через село. Люди были возмущены тем, что власти не спешат помогать пострадавшим.

Первая помощь в село прибыла после обеда 13 октября. Сотрудники районной администрации сообщили, что привезли в населенный пункт 28 палаток и 200 одеял. Однако, по словам местных жителей, в Майртуп привезли только 15 двухместных палаток и небольшое количество одеял. При этом самые большие палатки были установлены во дворе родственников главы администрации села и его заместителя. Возмущенные люди избили главу администрации и его заместителя. Стихийные митинги майртупчан снимали на видеокамеру срочно прибывшие сюда сотрудники спецслужб. Выступавшие на митингах люди, критиковали республиканскую власть. Некоторые позволяли очень смелые высказывания о том, что чиновникам нет дела до целых пострадавших сел, а вот, стоит заболеть кому-то из родственников президента, то вокруг них начинают суетиться все руководители. Люди успокоились только после того, как в село приехала комиссия и стала производить оценку ущерба.

14 октября в с. Курчалой приехал премьер-министр ЧР Одес Байсултанов, а 15 октября президент ЧР Рамзан Кадыров. Они провели совещание в администрации района. Рамзан Кадыров был сильно недоволен тем, что жители с. Майртуп посмели выразить недовольство. 14 и 15 октября были задержаны трое местных жителей: Сулим Эргиев (43 года), проживающий на западной окраине села, Адам Алиев (около 50 лет), проживающий на южной окраине села на стыке улиц Кирова и Шерипова, Салман Магомадов (немой фотограф, занимался фотографированием разрушенных домов). Первые двое были задержаны за выступление на митинге местных жителей, а немой за то, что фотографировал. 16 октября все были освобождены.

Первые два дня после стихийного бедствия местное телевидение освещало только ход выборов, регулярно выпуская в эфир спецвыпуски с сюжетами о том, как голосуют высокопоставленные чиновники, а ситуацию в пострадавших селах показало только третий день, когда в зоне бедствия появились представители власти.

* * *

В юридический пункт ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратился Рустам Магомадов, брат Ризвана Магомадова, который отбывает наказание в ИК 398/2 (г. Ростов, пос. Каменка, ул. Туннельная, 4). В 2002 году он был осужден Ростовским областным судом на 24 года строгого режима по статьям: ст.105 (убийство), ст. 162 (разбой), ст. 131 (изнасилование), ст. 222 (незаконное хранение оружия) УК РФ.

2 октября его вызвали в оперативную часть. Там с ним разговаривали люди, представившиеся сотрудниками ФСБ. Они потребовали, чтобы Ризван написал чистосердечное признание в участии в НВФ. Угрожали, что в том случае, если он откажется, они применят к нему те же методы дознания, которые применяли, добиваясь признания в совершении тех преступлений, за которые он осужден.

Ранее, 24 мая 2001 года Ризван Магомадов был похищен, и несколько суток содержался в ИВС Шалинского РОВД, где его жестоко пытали и избивали. К нему не допустили адвоката, которого наняли родственники: увидев явные следы от побоев на теле и лице подзащитного, она заявила, что требует проведения судмедэкспертизы. Назначенного адвоката Ризван так и не увидел. После этого его увезли в Чернокозово, потом в СИЗО "Белый лебедь" (г. Пятигорск), оттуда возили в Минводы, Буденновск, заставляя признаться в нападении на это город в 1995 году. В этом городе его содержали в подвале следственного изолятора, где систематически избивали. Именно там, 3 июня 2001 года, он не выдержал и подписал то, что от него требовали.

Теперь от Ризвана Магомадова требуют признания в участии в НВФ (по этой статье его не судили), напоминая о пытках. В настоящее время он содержится в СИЗО и не может звонить брату.

* * *

Около 20:00, в станице Троицкая Республики Ингушетия неизвестные обстреляли поселковое отделение милиции. Огонь был открыт из проезжавшего автомобиля ВАЗ-2107. Сотрудники милиции открыли ответный огонь. Жертв и пострадавших нет.

14 октября 2008 года

После 22.00, в муниципальном округе Насыр-Кортовский г. Назрань на ул. Пионерская, 5 сотрудниками республиканских силовых структур совместно с сотрудниками российских силовых структур были задержаны пять жителей Ингушетии:

  1. Магомед Вахитович Яндиев, 1976 г. р.;
  2. Мухамад Нурдинович Кодзоев;
  3. Хасан Магометович Эсмурзиев, 1988 г. р.;
  4. Ислам Магомедович Евлоев;
  5. Мухамад-Ислам Умарович Хашагульгов.

По словам задержанных, поздно вечером они стояли возле дома Хасана Эсмурзиева, проживающего на ул. Пионерская, и разговаривали с его отцом, Магометом Эсмурзиевым. В это время возле них остановились два бронированных а/м УАЗ и а/м ВАЗ-21014. Из машин вышли до десяти вооруженных людей в масках, одетых в камуфляжную форму. Они не представились и задали молодым людям вопрос: "Кто такие? Что вы здесь стоите?". Получив ответ, они потребовали предъявить документы. Документов не оказалось только у Магомеда Яндиева. "Силовики" проверили предъявленные документы, затем произвели поверхностный обыск молодых людей и заявили им, что доставят их в отделение милиции для установления личностей. Возражения молодых людей были проигнорированы. "Силовики" задержали всех, а так же забрали а/м ВАЗ-2109, принадлежащий Мухамаду-Исламу Хашагульгову.

Задержанных доставили в ОВД по г. Назрань и поместили в камеру предварительного содержания, изъяв у всех мобильные телефоны. Через некоторое время в камеру ворвались сотрудники силовых структур в масках, стали оскорблять молодых людей, имитировать стрельбу. Они избили Кодзоева и Хашагульгова. Еще через некоторое время задержанных вывели на допрос. Предварительный допрос вели сотрудники ОВД. У задержанных сняли отпечатки пальцев и задали им несколько вопросов относительно их причастности к НВФ. Затем молодых людей допрашивали по отдельности сотрудники ФСБ и сотрудник отдела по борьбе с терроризмом. 15 октября задержанных перевезли в ИВС МВД РИ, разместив в отдельных камерах.

16 октября их привезли в судебный участок № 9 Назрановского районного суда. Мировой судья Б.Ю. Толдиев рассмотрел административное дело в отношении пятерых жителей Ингушетии М.В. Яндиева, М.Н. Кодзоева, Х.М. Эсмурзиева, И.М. Евлоева, М.-И.У. Хашагульгова на основании протокола 06 № 010723 об административном нарушении, составленный сотрудником ОВД по г. Назрань. Согласно этому протоколу 14 октября 2008 года около 23.00 на ул. Эсмурзиева (?) молодые люди оказали неповиновение законному требованию сотрудника милиции проехать в ОВД по г. Назрань, для установления личности. В тот же день оперативным дежурным ОВД по г. Назрань майором милиции М-С. М. Хамхоевым был составлен протокол об административном задержании, в котором указывается, что 15 октября 2008 года в 3.00 М.В. Яндиев, М.Н. Кодзоев, Х.М. Эсмурзиев, И.М. Евлоев, М.-И.У. Хашагульгов были доставлены в ОВД по г. Назрань в связи с совершением правонарушения, предусмотренного ч. 2 ст. 20.1 КоАП РФ.

На судебном заседании они виновными себя не признали.

Судья, выслушав обе стороны, признал Яндиева М.В., Кодзоева М.Н., Эсмурзиева Х.М., Евлоева И.М., Хашагульгова М.-И.У. виновными в совершении административного правонарушения, предусмотренного ч. 1 ст. 20.1 КоАП РФ и назначил им, согласно ч.1 ст. 20.1 КоАП РФ) административное наказание в виде административного штрафа в размере 500 (пятьсот) рубле. Меру пересечения - административное задержание – судья отменил и освободил их из-под стражи в зале суда.

Молодые мужчины не согласны с решением суда и намерены оспаривать его решение в установленном законом порядке.

15 октября 2008 года

В 21.50 у въезда в с. Мужичи Республики Ингушетия со стороны с. Галашки группа до 15 вооруженных людей в масках, одетых в военную форму, выставили передвижной пост.

Неизвестные останавливали все въезжающие и выезжающие из села машины. Водителей и пассажиров заставляли выходить из машин и ложиться на землю. Затем обыскивали людей и машины: искали сотрудников милиции, в том числе и бывших. Говорили, что будут убивать всех милиционеров.

Неизвестными был ранен житель с. Галашки Тимур Даудович Ханиев, 1983 г. р., который на своей машине ВАЗ-2108 проследовал мимо неизвестных, не подчинившись их требованию остановиться. Его машину обстреляли. В результате чего Ханиев получил ранения в ногу. Несмотря на это он сумел доехать до с. Галашки и обратиться за медицинской помощью в больницу.

По словам людей, которые подверглись принудительному досмотру, неизвестные вели себя достаточно вежливо, после обыска сразу разрешали ехать. Разговаривали на русском, чеченском и, предположительно, осетинском языках. На ингушском языке никто не говорил. Очевидцы отмечают так же, что неизвестные были наиграно вежливыми: предлагали теплую одежду и шоколадки "Сникерсы". При этом ехидно ухмылялись. Нескольких человек задержали на час (7-10 машин). Люди, проехавшие пост, предупреждали по телефону своих односельчан, сотрудников силовых структур, чтобы они не выезжали (или не заезжали) в село. Около 22.00 неизвестные сняли свой пост.

В тот же день, около 23.00 в с. Мужичи приехали сотрудники республиканских и федеральных силовых структур. Они передвигались на четырех или пяти БТРах, трех а/м УАЗ и а/м "Урал". Военные на БТРах оцепили район, где до этого был выставлен пост в радиусе 100-150 метров. Несколько ингушских милиционеров заехали в село и переговорили с местными жителями. Некоторые милиционеры обвинили сельчан в пособничестве боевикам: "Вы же охотники, у вас у всех есть оружие, надо было стрелять по ним". Военные и милиция уехали после полуночи.

16 октября 2008 года

В 18.30 в г. Грозный сотрудниками полка милиции специального назначения (ПМСН им. Кадырова) был задержан и увезен в неизвестном направлении Муслим Мусаевич Уцаев, 1984 г. р.

Муслим живет в Грозном в домашнем детском доме, который создала Хадижат Гатаева в начале первой чеченской войны. Она собирала детей, которые остались сиротами, находила пищу для них и убежище, в котором можно было спастись от бомб и снарядов.

Дети, которых она спасала, не всегда уходили из дома, когда вырастали: в разрушенном городе нелегко найти жилье. Некоторые уже повзрослевшие воспитанники, в том числе и Муслим, оставались в семье и помогали растить и воспитывать остальных.

Муслим был дома, когда подъехали три легковые машины, из которых вышли до 12 человек в черной форме с оружием. Вместе с ними был парень, лицо которого закрывали капюшоном. Они показали его Муслиму и спросили, знает ли тот его. Муслим ответил, что видел, но не знаком. Тогда ему приказали сесть в машину и увезли. Воспитатели не могли видеть номер машины, потому что из дома их не выпускали.

Вечером Муслим позвонил и сказал, чтобы за него не беспокоились, но, где находится, не сказал. Скорее всего, он сделал это по требованию тех, кто его увез.

На следующий день воспитатели обратились в милицию и прокуратуру с заявлением о похищении.

* * *

Вечером у въезда в с. Мужичи Республики Ингушетия на том же самом месте, что и 15 октября неизвестные вооруженные люди опять установили передвижной пост. Они искали сотрудников милиции. Остановили несколько машин заезжавших село. Недолго простояв, скрылись в неизвестном направлении.

17 октября 2008 года

Около 8.00 центр ст. Троицкая Сунженского района Республики Ингушетия был блокирован бронетехникой, а дом Тагиловых на ул. Молодежная оцеплен сотрудниками силовых структур. Тагиловы поняли, что "силовики" ищут 24-летнего Мухтара Тагилова.

В это же время к дому подъехал его старший брат, Тимур, сотрудник милиции. Он попросил дать ему возможность вывести из дома женщин и детей. Однако "силовики" не только не разрешили это сделать, но и очень сильно и жестоко избили его. Согласно сообщению ИА "Кавказский узел", он скончался, но эта информация не подтвердилась. Из дома вышли жена Мухтара, его дочери и сестра. Старшей дочери, Мадине, велели идти впереди, показывать дом. Фактически, ее использовали как "живой щит". Предложения сдаться не было.

Мухтар выбежал из укрытия и открыл огонь из пистолета. Мадина успела увернуться; милиционер, который шел за ней был убит, второй ранен. Затем сотрудники силовых структур открыли ответный огонь, и Мухтар был убит.

После этого "силовики" вошли в дом и забрали все вещи, которые представляли хоть какую-то ценность: ковры, бытовую технику, золотые украшения, деньги. Потом БТР въехал в дом, разбив несущие стены; остатки дома "силовики" подожгли.

Около года назад Мухтар Тагилов вступил в незаконное вооружено формирование.

Несколько месяцев назад отца Мухтара, Умалта, вызывали в милицию и потребовали, чтобы он  сумел вернуть сына из рядов боевиков. Из милиции Умалат Тагилов вернулся избитым.

На этот раз "силовикам", видимо стало известно, что Мухтар Тагилв тайно пришел в родной дом.

* * *

В г. Гудермес Чеченской Республики был освобожден местный житель Хаси Шабаев, 53 года, проживающий на ул. Первомайская.

По информации ПЦ "Мемориал" Хаси Шабаев, был похищен примерно три недели назад. Его увезли из дома на легковой машине без номерных знаков, без применения насилия. Более подробной информации от его родственников узнать не удалось. Домой его привезли похитители. После освобождения Хаси ни с кем на контакт не идет, из дома не выходит. В первую очередь, это связано с его неудовлетворительным состоянием здоровья. Хаси калека, у него нет ноги. Когда-то был "оружейником" и возможно похищение связано с тем, чем он занимался раньше.

В Гудермесском райне незаконные задержания (похищения) граждан сотрудниками местных силовых структур, продолжаются. Получить сведения от пострадавших становится все труднее, поэтому информация остается противоречивой.  Имеются сведения, что некоторых похищенных увозят в с. Центорой, и держат в домах командиров подразделений силовых структур. Впрочем имеются сведения и о том, что Р.Кадыров якобы запретил содержать задержанных (похищенных) людей в Центорое.

* * *

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань Республики Ингушетия обратилась местная жительница Раиса Юрьевна Чахкиева, проживающая по адресу: г. Назрань, ул. Набережная, 41.

Она сообщила, что 12 октября в 7.00 в ее дом пришли вооруженные сотрудники федеральных силовых структур (до 30 человек). Почти все они были в масках и камуфляжной форме. К дому "силовики" подъехали на БТРе, а/м "Урал" (бронированный) и нескольких легковых машинах. Они не представились и не предъявили никаких документов. Старший группы (по предположению Чахкиевой) был без маски. Он осмотрел все комнаты, записал паспортные данные всех жильцов, их место работы, переписал данные машины, стоявшей во дворе, предварительно дав приказ своим подчиненным досмотреть машину. После этого "силовики" так и не объяснив ничего, удалились.

Через два дня, 14 октября, домой к Чахкиевой пришел участковый милиционер Агиев. Он так же переписал паспортные данные всех членов семьи, сославшись на указание МВД. При этом он не смог ответить на вопрос, для чего он переписывает паспортные данные сейчас, если делал это месяц назад.

Ранее, 5 декабря 2006 года, Раиса Чахкиева уже обращалась в ПЦ "Мемориал" с письменным заявлением. В 2005 году ее сын, Мурад Гасаев, уехал с семьей в Испанию. В феврале 2006 года он был объявлен в федеральный розыск. Его обвинили в причастности к нападению на силовые органы Ингушетии в июне 2004 года. Его родные узнали об этом, увидев объявление о розыске боевиков, где была помещена фотография Мурада. Выяснилось, что при допросе одного из задержанных следственной группой Генеральной прокуратуры под руководством Криворотова, его под пытками заставили оговорить Гасаева как якобы участника нападения на Ингушетию в июне 2004 года. Позже на суде этот человек от своих показаний отказался. В конце ноября 2006 года по запросу генеральной прокуратуры РФ Гасаев был задержан властями Испании. Его дело рассматривалось в суде. По состоянию на 17 октября 2008 года, суд не удовлетворил ходатайство российской прокуратуры о выдаче Мурада Гасаева.

В своем новом заявлении Раиса Чахкиева жалуется на то, что с 2007 года в ее доме сотрудники МВД РИ три раза проводили проверки с привлечением сотрудников мобильного отряда МВД РФ. Регулярно к ним домой приходит участковый милиционер и другие работники МВД РИ под предлогом проверки паспортного режима. Всякий раз они пытаются выяснить местонахождение ее сына, Мурада Гасаева, хотя с тех пор, как уехал в Испанию, то своего место жительства не менял.

Информация ПЦ "Мемориал" от 4 декабря 2006 года:

По сообщениям ряда информационных агентств, прошла информация о том, что в Испании был задержан уроженец г. Грозный Мурад Гасаев.

5 декабря в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратились его мать, Раиса Юрьевна Чахкиева, проживающая по адресу: г. Назрань, ул. Набережная, 41. Согласно ее информации, Мурад Ахмедович Гасаев, 1974 г. р., с 2002 года по февраль 2005 года работал в Ингушском Республиканском Общественном Фонде "Технология", офис которого находился на территории РОВД Назрановского района. В начале 2005 года Гасаев попал под сокращение штатов и остался без работы.

Мурад регулярно посещал мечеть и соблюдал все религиозные обряды. После того, как в июне 2004 года боевики совершили вооруженное нападение на силовые структуры республики, молодые люди, соблюдавшие все религиозные каноны, попали в поле зрения сотрудников правоохранительных органов. Родители Мурада настояли на том, чтобы он со своей семьей (жена и сын) уехал в Европу. В мае 2005 года Мурад Гасаев по своим документам, легально вместе с семьей уехал в Испанию. Там он жил под своим именем и регулярно поддерживал связь с родственниками в Ингушетии.

В феврале 2006 года Гасаева объявили в розыск. Его родные узнали об этом, увидев объявление о розыске боевиков, где была помещена фотография Мурада. Выяснилось что при допросе одного из задержанных следственной группой Генеральной прокуратуры под руководством Криворотова, его под пытками заставили оговорить Гасаева как якобы участника нападения на Ингушетию в июне 2004 года. Позже на суде этот человек от своих показаний отказался.

В своем заявлении Чахкиева просит оказать, по возможности, юридическую или иную помощь в защите прав ее сына, так как опасается, что после экстрадиции Мурада в Россию, его могут подвергнуть жестоким пыткам, чтобы заставить признаться в несовершенных им преступлениях.

18 октября 2008 года

Около 10.00, примерно в 400 метрах от с. Мужичи Республики Ингушетия группа вооруженных людей атаковала военную колонну в составе двух-трех БТРов, двух бронированных а/м "Урал" и нескольких а/м УАЗ. Военные двигались в сторону с. Галашки. Обстрел велся в течение 50 минут из лесного массива, примыкающего к дороге. Из зоны обстрела удалось вырваться БТРу. Он заехал в с. Мужичи. Военные, находившиеся в БТРе, вытащили своего раненного товарища и положили на обочину дороги. Они попросили местных жителей отвезти его в больницу, а сами уехали вглубь села. Солдат был ранен в руку, ногу и брюшную полость. Местные мужчины, используя автомобильные аптечки, оказали раненому первую медицинскую помощь (сделали обезболивающий укол и перевязали раны). Отвезти раненного в больницу не было возможности, так как она находится в с. Галашки, а дорога в это село, пролегала как раз через зону обстрела.

В районе боя случайно оказался машина местного жителя несовершеннолетнего Алихана Аушева. Вместе с ним в ней находилась его сестра, Зарема Аушева, и ее малолетняя дочь. Аушевы ехали со стороны с. Галашки. Их машину остановили два вооруженных человека. Убедившись, что в машине нет военных, неизвестные разрешили Аушевым вернуться в Галашки. По свидетельству Аушевых, остановившие их неизвестные были совсем молодыми подростками, не старше 16 лет. Когда Аушевы отъезжали от места боя, они видели, как эти молодые ребята стали стрелять в сторону военной колонны.

Около 11.00 стрельба прекратилась. Примерно в 13.00, в с. Мужичи со стороны с. Галашки пешком стали приходить военные и милиционеры. В 13.10 в село прилетели два военных вертолета. Они приняли на борт многих военных, поднялись в воздух и в течение длительного времени кружили над лесным массивом, расположенным между с.с. Мужичи и Даттых.

В тот же день оперативный штаб по Республике Ингушетия объявил зоной проведения контртеррористической операции место обстрела колонны с военнослужащими. По данным УФСБ по РИ, боевики, совершившие нападение на военную колону, могли скрыться в лесном массиве, прилегающем к с. Мужичи.

По официальным данным, в результате нападения на военную колонну, погибли два военнослужащих, еще пять получили ранения. Данных о потерях со стороны боевиков отсутствуют.

Вечером режим контртеррористической операции был снят. Обнаружить нападавших не удалось.

* * *

Днем в с. Кантышево Назрановского района Республики Ингушетия недалеко от центральной школы прогремел взрыв. Как удалось выяснить, взорвался а/м ВАЗ-2107. В машине находился человек. Через несколько дней, сотрудники МВД по РИ установили его личность. Им оказался местный житель Алихан Гасаров, 1986 г. р.

По имеющейся оперативной информации, Гасаров намеревался совершить теракт, поставив начиненную взрывчаткой машину, возле школы, где должно было пройти праздничное мероприятие по случаю Дня села. Однако бомба сработала раньше. В результате взрыва Гасаров погиб; дома, находящиеся в этом районе, получили повреждения.

19 октября 2008 года

Около 15.00 в г. Назрань Республики Ингушетия вооруженные неизвестные пытались похитить сына бывшего мэра города Магомеда Цечоева. В районе центральной больницы неизвестные, бывшие на автомобиле ВАЗ-2112, остановили Мерседес-600, которым управлял 26-летний Ислам Магомедович Цечоев. Они попытались высадить и увезти Цечоева с собой. Исламу удалось вырваться и, объехав машину, блокировавшую дорогу, уехать. Установить личности нападавших не удалось.

* * *

Примерно в 22.30, в с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики сотрудники Сунженского РОВД совместно с сотрудниками неустановленного силового ведомства попытались задержать Мусоста Магомедовича Абаева, 1988 г. р., местного жителя, проживающего по адресу: ул. Больничная, 16.

По словам Абаевых, к ним дом ворвались три вооруженных человека. В это время там находились: хозяйка дома Петимат Абаева, двое ее дочерей и сын Мусост. Неизвестные, не представляясь и не объясняя своих действий, приказали Мусосту одеться и выйти на улицу. Петимат Абаева заявила, что никуда не отпустит сына и попыталась выяснить, куда его хотят забрать. В это время в дом вошли еще два "силовика". Один из них объяснил, что Мусоста доставят в РОВД, где допросят и отпустят домой.

Улучив момент, одна из сестер Мусоста выбежала на улицу и позвала на помощь соседей и родственника Хизира Витаева, бывшего главу администрации Сунженского района. Возле дома Абаевых собрались люди. Они стали ругать сотрудников милиции за неправомочные действия и заявили, что не допустят задержания Мусоста. В переговоры с "силовиками" вступил Хизир Витаев. После разговора с ним сотрудники РОВД отказались от своего намерения и уехали из села.

Семья Абаевых уже не раз подвергается нападению сотрудников милиции.

В 2006 и 2007 годах братьев Абаевых Мусоста и Усмана, 1984 г. р., несколько раз задерживали, доставляли в РОВД, где пытали и избивали, а затем отпускали.

В ночь на 19 июля 2008 года, при нападении на пост ДПС на федеральной трассе "Кавказ", Усман Абаев был убит (см. подробности на сайте "Мемориала").

20 октября 2008 года

Примерно в 23.15, в ст. Ассиновская Сунженского района Чеченской Республики в результате непрофессиональных действий сотрудников республиканских силовых структур был ранен житель г. Грозный Рамзан Зиявдинович Махаев.

Вечером несколько человек из семьи Махаевых на трех машинах возвращались из с. Серноводск с похорон родственника. Когда их автомобили выехали из ст. Ассиновская между ними вклинилась машина ВАЗ-21099 без номерных знаков под управлением (как выяснилось впоследствии) некоего Терхоева.

На одном из постов Терхоев не подчинился требованию сотрудника Сунженского РОДВ остановиться. Организовавшие погоню сотрудники милиции, посчитав, что все машины едут вместе открыли по ним огонь из автоматического оружия. В результате ранение получил Рамзан Махаев. Его родственники остановились и стали вытаскивать из машины раненного. Подъехавшие сотрудники милиции заставили всех лечь на землю и, угрожая оружием, не разрешали подняться. Среди Махаевых был Саламу Байсарович Махаев, заместитель главы администрации Итум-Калинского района и Иса Адамович Гелагаев, сотрудник милиции. Гелагаев предъявил свое удостоверение и только после его коллеги разрешили всем подняться с земли. Раненного Рамзана сразу отправили в больницу г. Грозный.

Терхоева и еще двоих человек, которые находились с ним в машине, а так же их автомашину доставили в Сунженское РОВД.

Утром 21 октября к Махаевым приехал начальник Сунженского РОВД Шамиль Куцаев и принес извинения за неправомочные действия своих подчиненных. Он обещал оказать материальную помощь в лечении Рамзана Махаева.

21 октября 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратилась жительница Ингушетии Радимхан Бейботовна Амирханова.

В своем заявлении она рассказала о трагической судьбе своей семьи. В частности, об убийстве сотрудниками неустановленных силовых структур ее сына Хазбулата Чингисхановича Амирханова, 25 лет, и незаконном аресте с последующей фабрикацией уголовного дела в отношении ее второго сына, Бейбулата Чингисхановича Амирханова.

14 декабря 2005 года, вечером, в с. Плиево, где проживает семья Амирхановых, их дом был блокирован большим количеством сотрудников федерального спецподразделения. "Силовики" ворвались внутрь, произвели обыск, ограбили дом. Затем, схватив Радимхан Амирханову, заставили ее провести их к ее сыну Хазбулату, который в этот момент находился в соседнем доме у брата Радимхан. Прикрывшись женщиной, спецназовцы подошли к указанному дому и без предупреждения открыли массированный огонь. В результате Хазбулат был убит. Его официально объявили террористом, оказавшим сопротивления властям при задержании. Радимхан Амирханова утверждает, что ее сын был мирным человеком, работал в службе судебных приставов, ни от кого не скрывался и в розыске не числился.

В тот же день в Москве был задержан второй сын Радимхан, Бейбулат Амирханов. В столицу России он уехала в надежде найти хорошо оплачиваемую работу. Из Москвы Бейбулата перевезли в г. Владикавказ и поместили в следственный изолятор. Его так же обвинили в террористической деятельности. В ходе допросов к Бейбулату Амирханову применяли физическое насилие и пытки током, вынудив его таким образом оговорить себя.

В настоящее время уголовное дело в отношении Амирханова Бейбулата передано в суд (См. здесь).

Радимхан Амирханова просит защитить права ее сына, спасти его от несправедливого наказания и оказать посильную правовую помощь.

Примечание: В январе 1995 года бойцы ОМОН похитили мужа Радимхан Амирхановой, Чингисхана Амирханова, проживавшего по адресу: г. Грозный, ул. Богдана Хмельницкого, 43. Его увезли в г. Моздок и в течение недели подвергали избиениям и пыткам. Этот случай подробно описан в докладе Ингушского "Мемориала" "О массовых нарушениях прав граждан ингушской национальности в Российской Федерации 1992-1995гг.". (Назрань - Москва, 1996 г. стр. 488-490, составитель М. Яндиева).

* * *

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Урус-Мартан Чеченской Республики обратилась жительница с. Валерик Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики Сацита Магомедовна Бибулатова, проживающая по адресу: с. Валерик, ул. Кирова, 82.

Она сообщила о том, что 26 сентября 2004 года в г. Нальчик при невыясненных обстоятельствах пропал ее брат, Яхья Магомедович Бибулатов, 1963 г. р., проживавший по адресу: Кабардино-Балкарская Республика, г. Нальчик, ул. Карашаева, д.9, кв.42.

Через два дня после этого случая, 28 сентября в г. Нальчик на ул. Гагарина сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен родственник Бибулатовых, Бислан Мустафаевич Гайтукиев, 1965 г. р., приехавший на поиски Яхьи. Родственникам удалось установить, что похитители на одном из постов ДПС при выезде из г. Нальчик предъявили спецталон за №007802 или (последние цифры 502). Машины (две машины ВАЗ-21213) с неизвестными направились в сторону ст. Прохладная.

По факту исчезновения и похищения Я. Бибулатова, и Б. Гайтукаева, прокуратурой города Нальчик возбуждено уголовное дело за № 21/204-24. По состоянию на 21 октября 2008 года, об их судьбе ничего не известно.

Из интервью с сестрой похищенного Сацитой:

"... 26 сентября 2004 года примерно в 20.45 мой брат, Яхья Бибулатов, вышел из своей квартиры, расположенный по адресу: КБР, г. Нальчик, ул. Карашаева, д. 9 кв.42, уехал на своей автомашине марки ВАЗ-21099 с регистрационным номером "Х 150 АМ 07" в неизвестном направлении и не вернулся. С тех пор о его судье родственникам ничего не известно. Яхья сказал своему сыну Адлану, что он приедет через час, но не стал уточнять куда он направляется. По истечению часа Адлан позвонил на мобильный отца, но телефон был выключен. В дальнейшем в течение двух дней семья не предпринимала никаких шагов для того, чтобы выяснить местонахождение Я. Бибулатова. Жена и сын думали, что он уехал в Пятигорск, где он работал на маслозаводе. Активные поиски родственники начали через два дня, когда им позвонил директор этого завода, чтобы выяснить почему Яхья не выходит на работу. Жена Бибулатова Яхьи, Луиза Аюбова, сразу же обратилась в письменной форме в правоохранительные органы.

28 сентября на поиски своего родственника Бибулатова Я., приехал Гайтукаев Бислан Мустафаевич, 1965 года рождения, проживающий по улице Кирова. Гайтукаев Бислан стоял в районе автовокзала на улице Гагарина и ждал маршрутное такси. В это время к нему подъехали люди в масках и в камуфляжной форме на двух автомашинах марки ВАЗ-21213 белого цвета с г/н "?402?? 05". Люди в военной форме выскочили из автомашины и насильно посадили Бислана Гайтукаева в одну из автомашин и увезли в неизвестном направлении. Почти что сразу родственникам стало известно о похищении Гайтукаева и после этого в поисках они провели собственное расследование. Нам удалось выяснить, что две вышеуказанные автомашины были остановлены сотрудниками БДПС УВД города Нальчика, но водитель одной из машин показал сотруднику ДПС спецталон за № 007802 то ли (502). Как только силовики проехали этот пост, следы автомашин теряются, лишь сотрудники ДПС сказали, что указанные автомашины направились в сторону Прохладного.

С тех пор и о его судьбе родственниками ничего не известно, несмотря на то, что последние неоднократно обращались в различные правоохранительные органы.

По факту похищения и исчезновения Бибулатова Я., и Гайтукаева Б., прокуратурой города Нальчик возбуждено уголовное дело за № 21/204-24".

22 октября 2008

В здании Верховного Суда Республики Дагестан начался процесс по обвинению Расиля Мамедмирзаева и Сифирали Сифирмирзаева в убийстве лидера дагестанского отделения партии "Яблоко", видного общественного деятеля Дагестана Фарида Бабаева. Хотя дело было передано в суд в июле 2008 года, первое слушание состоялось лишь в конце октября. В течение нескольких месяцев суд не мог сформировать коллегию присяжных. Пять раз потенциальных присяжных вызывали в суд, однако они не являлись. В связи с политическим резонансом, которое вызвало убийство оппозиционера Фарида Бабаева, граждане отказывались участвовать в процессе в качестве присяжных.

Напомним, нападение на Ф.Бабаева произошло 21 ноября 2007 года. Убийца ждал его в подъезде многоквартирного дома, где Бабаев проживал с семьей. Он четыре раза выстрелил в Ф. Бабаева, тяжело ранив его. Три дня спустя Фарида не стало.

Обвиняемые Р. Мамедмирзаев и С. Сифирмирзаев являются исполнителями убийства. Заказчик пока не найден. Интересы семьи Бабаева представляют адвокаты ПЦ "Мемориал" Баканай Гусейнова и Докка Ицлаев. Следующее заседание состоится 30 октября 2008 года.

* * *

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань Республики Ингушетия с письменным заявлением обратилась местная жительница Марьям Джамалдиновна Джаниева, 1950 г. р., проживающая по адресу: г. Назрань, ул. Чеченская, 17.

М.Д.Джаниева сообщила о том, что 16 октября 2008 года в ее доме сотрудниками УФСБ по РИ проводился несанкционированный обыск. Рано утром, примерно в 6.00, протаранив ворота БТРом, в их дом ворвалось большое количество вооруженных людей в масках, одетых в камуфляжную форму. Нецензурно выражаясь, они приказали всем, кто находился в доме, немедленно выйти на улицу; в противном случае угрожали расстрелом. Марьям пыталась выяснить у военных причину их визита, но на нее грубо накричали и приказали отойти в сторону. В это время другие "силовики" взламывали двери в дом и подвальные помещения, проигнорировав предложение хозяев взять ключи от дверей.

Хозяйку дома, ее мужа, Магомеда Дзаамиевича Аушева, 1933 г. р., беременную сноху и внуков вывели на улицу и взяли под прицел автоматов, запретив двигаться без разрешения. При этом в одном из помещений остались дети: 11-летняя девочка и два мальчика (трех и двух лет). Мать детей, сноха хозяев дома, попросила у "силовиков" разрешения вывести детей из дома, В ответ те накричали на нее, от чего у молодой женщины началась истерика. Среди сотрудников ФСБ была одна женщина, которая уговорила своих коллег разрешить молодой матери вывести детей.

Тем временем в доме "силовики" провели обыск, в ходе которого ломали мебель и двери, разбрасывали вещи. По утверждению Марьям Джаниевой, руководил действиями "силовиков" сотрудник УФСБ РФ по РИ старший оперуполномоченный майор А.В.Красин. Обыск продолжался несколько часов. Ничего противозаконного обнаружено не было.

Марьям Джаниева сообщила сотрудникам ПЦ "Мемориал", что за последние два месяца это уже не первый обыск в их доме. Только в октябре проверки в их доме проводились два-три раза в неделю. Обыски проводят представители разных силовых структур (как федеральных, так и республиканских), но только один раз был санкционированным.

Джаниева убеждена, что все эти обыски преследуют только одну цель — оказать психологическое давление на ее сына Макашарипа Аушева, лидера ингушского протестного движения, нового владельца оппозиционного сайта Ингушетия.орг (ранее Ингушетия.ру).

Марьям Джаниева настоятельно просит защитить членов ее семьи от произвола сотрудников силовых структур, защитить их права и привлечь к ответственности виновных в превышение своих служебных полномочий, допустивших незаконные действия своих подчиненных в доме Аушевых.

23 октября 2008 года

После 14.00 в ст. Орджоникидзевская Сунженского района Республики Ингушетия сотрудниками федеральных силовых структур (УФСБ по РИ и др.) было проведено несколько спецмероприятий, в ходе которых "силовики" проверили домовладения местного жителя Руслана Цечоева (инвалид без ноги), проживающего на ул. Калинина и домовладение семьи Саговых, проживающих на ул. Ленина.

По имеющейся информации, в доме Руслана Цечоева, кроме хозяина и членов его семьи, находились несколько гостей. Хозяин дома и его гости были задержаны. После установления личностей все задержанные были отпущены, в том числе и Руслан Цечоев.

По неподтвержденной информации, спецмероприятия проводились в рамках расследования уголовного дела по факту похищения жительницы Гамурзиевского м/о г. Назрань Раяны Боголовой в 2005 году.

* * *

Около 22.00, в ст. Орджоникидзевская Республики Ингушетия группа вооруженных людей в масках захватила и увезла в неизвестном направлении до 15 местных жителей.

Инцидент произошел в игровом салоне, расположенном в нескольких метрах от стационарного поста ДПС. Неизвестные в масках и камуфляже подъехали к игровому салону на двух автомашинах УАЗ и одной "Газели". Ворвавшись в здание, они захватили до 15 человек, среди которых оказался сотрудник ингушской милиции, а также три чеченских милиционера. Похитители также захватили несколько автомашин, которые были припаркованы возле этого зала. Предположительно, нападавшие увезли захваченных ими людей в сторону с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики.

Первоначально было выдвинуто предположение, что к похищению людей могут быть причастны боевики. Однако, после того как все задержанные вернулись домой (отпущены на следующий день), официальные силовые структуры отказались от публичного озвучивания этой версии. Пострадавшие так же отказались от комментариев. Между тем, по словам некоторых местных жителей, к похищению могут быть причастны сотрудники спецслужб.

24 октября 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" г. Назрань в очередной раз обратились матери и адвокаты 12-ти подсудимых, чье дело с апреля 2007 года рассматривается Верховным судом Республики Ингушетия. На данном судебно процессе рассматривается уголовное дело № 06560235 в отношении 12-ти обвиняемых в причастности к террористическому нападению на республику в июне 2004 года. Среди подсудимых 11 жителей Ингушетии и один уроженец Чеченской Республики. Судебные слушанья с участием присяжных заседателей проводятся под председательством судьи М.Б. Имиева. До июня 2008 года они проходили в здании Верховного суда РИ.

19 сентября 2008 года подсудимых перевели в ИВС г. Нальчик. До этого они содержались в СИЗО г. Пятигорск. В ИВС г. Нальчик подсудимых систематический избивают, за исполнения религиозных обрядов сажают в карцер, не передают им продуктовые передачи. Судебный процесс искусственно затягивается: следствие закончилось два месяца назад и осталось провести только прение. Прения все время откладываются по причине того, что в Ингушетии на ремонт закрыты все ИВС.

21 октября подсудимые М.Б. Илиев, А.А. Хатуев, М.И. Кодзоев, Б.Ч. Амирханов, И.Х. Ганиев, М.И. Эсмурзиев в знак протеста против систематического нарушения их прав, объявили бессрочную голодовку. Однако со стороны властей никакой реакции на это действие нет. 25 октября к голодовке присоединились З.М Эстоев. и А.А. Гамботов. Одно из требований подсудимых — незамедлительно продолжить судебные слушанья по их делу.

См. также здесь и здесь.

28 октября 2008 года

В г. Грозный жителям дома, расположенного по адресу: Заводской район, проспект Революции, д. 2/1, сообщили о том, что 15 ноября 2008 года их дом будут сносить.

Вначале, около полудня, во двор вошли какие-то чиновники с вооруженной охраной и проверили состояние двора. После их ухода двор заасфальтировали.

Затем, около 21.00, во двор зашла группа людей, представившихся сотрудниками ПУЖКХ, впрочем документов они не предъявили. Пришедшие предложили жителям дома  расписаться в том, что те предупреждены о том, что 15 ноября их дом будет снесен, так как он сейсмически неустойчив и проживание в нем опасно для жизни. При этом результатов экспертизы здания людям не показали. Им предложили утром явиться в ПУЖКХ, чтобы встать на очередь для получения другого жилья.

Новость вызвала тревогу у жителей дома. Они считают все происходящее произволом и направлено на их выселение для заселения в их квартиры других людей.

За несколько дней до этого случая сотрудники МЧС РФ обследовали дом на предмет разрушений, полученных при землетрясении. Дом не пострадал; жители, по их словам, даже не ощутили толчков. Сотрудники МЧС стали фотографировать здание. Люди поинтересовались, все ли дома проверяют. Им ответили, что проверяют все, но в соседние дворы по утверждению жителей дома 2/1, те заходить не стали. Сотрудники МЧС закончив осмотр дома, сказали его жителям: "Будет стоять еще сто лет".

"Сегодня они спохватились, что дом нужно сносить. Это после всех затрат, которые были произведены на реконструкцию дома и нами самими и государством. Мы вообще не понимаем, что происходит. Конечно же, мы не верим, что они собираются сносить его и, несмотря на то, что все наши квартиры приватизированы, мы опасаемся, что их попытаются отнять у нас, так как таких примеров в Грозном немало". - делятся своими опасениями жители  дома. 2/1 на просп. Революции.

Справка: Дом 2/1 на просп. Революции, так называемый "Барский дом", был построен в 1923 году. Название свое получил потому, что был построен для собственных нужд англичанами, работавшими в Грозном на нефтяных разработках. Впоследствии в этом доме проживала партийная и культурная элита Чечено-Ингушской АССР. Дом расположен в центре Грозного, квартиры в нем просторные и удобные. Дом очень сильно пострадал во время военных действий. В настоящее время находится в стадии завершения ремонта. Большинство жителей вернулись в свои квартиры уже в 2003 году. Внутри квартир ремонт они делали сами.

Свидетельства жильцов дома №2/1

Асет Магомедовна Ахмадова, 1954 г. р., проживает с семьей (муж и двое детей) здесь с 1984 года. Всю первую войну она с другими жителями дома провела в подвале. В августе 1996 года, в ходе боевых действий, большая часть дома сгорела, жители сгоревшей части дома были обязаны покинуть дом, в том числе и Асет со своей семьей:

"Так как там уже невозможно было жить, мы покинули этот дом, в конце первой чеченской войны. Все это время мы ждали, что наш дом восстановят, мы наблюдали за ним, боролись с мародерами, чтобы его не растащили на кирпичи... При первой возможности, как только сделали крышу, мы вернулись (то было в 2003 году) Весь остальной ремонт, то есть внутри наших квартир, мы произвели сами, так как строительная организация, которая занималась восстановительными работами нашего дома, прекратила свою деятельность, мотивируя это тем, что средств для дальнейшей стройки не поставляют. Но мы и этому были рады. А в марте 2008 года начали снова реставрировать проспект Победы, в том числе и наш дом. Мы думали, что все уже позади и мы снова наконец-то сможем жит,ь как и раньше в нормальном доме, нормальной жизнью, но это оказалось не так. Теперь нас снова пытаются выгнать из нашего дома".

Киса Арбиевна Алаева, 1942 г. р. С 1977 года проживала с семьей (муж и двое детей) в доме по адресу: г. Грозный, пр. Революции, д. 24, кв. 56. Во время первой чеченской войны дом, в котором она проживала, был полностью разрушен. После первой войны купили квартиру в "Барском доме". В 1999 году из-за боевых действий Киса и ее семья были вынуждены покинуть г. Грозный. В 2003 году Алаевы вернулись домой и, как остальные жители дома, произвели на собственные средства внутренние ремонтно-восстановительные работы своего жилья.

"Мы не верим что, они собираются разрушать дом, тем более после всех затрат на его реставрацию. Просто чиновники пытаются нас оттуда потихоньку вытурить. К тому же это же историческое здание, напоминание о старом Грозном. Столько всего связано с этим домом, не говоря уже о том, что он выстоял две войны. Это своего рода символ и его разрушение было бы актом вандализма. Я уже не говорю о наших правах, которые так грубо и бесцеремонно нарушаются".

30 октября 2008 года

В здании Верховного Суда Республики Дагестан прошло очередное судебное заседание по делу об убийстве лидера дагестанского регионального отделения партии "Яблоко", общественного деятеля и правозащитника Фарида Бабаева. Были допрошены трое свидетелей обвинения, сотрудники ППС, видевшие машину, на которой убийцы Бабаева скрылись с места преступления. Эти свидетели не были допрошены на предварительном следствии, их вызвали непосредственно в суд, где они дали подробные и обстоятельные показания.

Другой свидетель обвинения - Агалар Ибрагимов - на судебное заседание не явился. Судебный исполнитель, выезжавший к месту жительства Ибрагимова, дома его не застал. Он рассказал, что сам свидетель признался ему по телефону в том, что адвокат подсудимого Расила Мамедризаева настойчиво рекомендовал ему не приходить на суд, сказав, что "сам разберется". Ибрагимов был допрошен на предварительном следствии, протокол его допроса приобщен к материалам уголовного дела.

Ранее, 22 октября, от своих прежних показаний против обвиняемых отказался еще один свидетель, сотрудник ППС Ислам Алибатыров. На предварительном следствии Алибатыров утверждал, что автомашина, которую он видел, была светло-серебряной, как у убийц. В суде же он заявил, что машина была красной. Показания Алибатырова, данные им на предварительном следствии, также приобщены к материалам уголовного дела.

Другие свидетели обвинения в суд пока не явились. Одному из адвокатов семьи Бабаевых государственный обвинитель сказал, что на свидетелей обвинения оказывается давление. В этом неофициально свидетели признавались и родственникам Фарида Бабаева. Примечательно, что отказываются давать показания против обвиняемых в суде или меняют свои показания те свидетели, которых уже допрашивали на предварительном следствии, несмотря на то, что для безопасности их имена были заменены псевдонимами.

30 октября родственники Фарида Бабаева распространили заявление, в котором утверждают, что, по имеющейся у них информации, давление на свидетелей оказывает брат Седредина Канберова, находящегося в розыске по этому делу как заказчик убийства. Являясь старшим офицером центрального аппарата МВД РД и имея полную оперативную информацию, брат Седредина Канберова вычислил всех свидетелей, даже тех, кто был под "псевдонимом" и пытается повлиять на их поведение в суде. "Складывается впечатление, что, раскрыв данное уголовное дело и, направив в суд, оперативные службы МВД республики не заинтересованы, чтобы подсудимые понесли заслуженное наказание", - сказано в заявлении членов семьи Фарида Бабаева.

Напомним, что суд в течение нескольких месяцев не мог сформировать коллегию присяжных, так как граждане боялись участвовать в качестве присяжных заседателей в этом резонансном политическом убийстве. Интересы семьи Фарида Бабаева представляют адвокаты ПЦ "Мемориал".

* * *

В г. Владикавказ Республики Северная Осетия-Алания  сотрудниками милиции был убит Тамерлан Алиханович Шакриев, 1984 г. р., проживавший по адресу: г. Назрань, ул. Цечоева, 8.

По официальной информации, Тамерлан Шакриев совершил вооруженное нападение на сотрудников милиции, несших службу на КПП "Вильнюс", расположенном при въезде в г. Владикавказ. Ответным огнем он был убит. По данному факту следственным управлением следственного комитета при прокуратуре РФ по РСО-Алания возбуждено уголовное дело по ст.317 и ст.222 УК РФ. Дело ведет следователь Марат Гетоев. Он сообщил родственником, что следствие располагает данными о том, что Тамерлан Шакриев  подошел пешком к стоящим у КПП милиционерам со стороны г. Владикавказ и спросил у них о том, где можно купить шлакоблоки. Милиционеры ответили, что не знают. Шакриев отвернулся, затем резко повернулся назад, вытащил пистолет и с криком: "Аллаху акбар" стал стрелять в милиционеров. Один из "силовиков" сделал предупредительный выстрел в воздух и предложил Шакриеву сдаться, но он продолжал стрельбу. По нему открыли ответный огонь на поражение. Несколько раз раненый Шакриев поднимался с земли и снова продолжал стрелять, перезаряжая обойму. В итоге он был убит. По словам милиционеров, Шакриев мог находиться в состоянии наркотического опьянения. Следствие, помимо показаний милиционеров, располагает показаниями случайных свидетелей.

Родственникам в Шакриева версия следствия кажется надуманной. Они считают, что Тамерлан не совершал вооруженного нападения, а был просто убит. 30 октября он находился в "Росздравнадзоре" в г. Назрань, где работал помощником руководителя. В 11.00 он вышел из здания "Росздравнадзора" по своим служебным обязанностям. После этого его никто не видел. Как он оказался во Владикавказе, не известно. Раньше он в этот город не ездил, оружие не носил, обращаться с ним не умел. Был очень набожным, не курил, не пил, наркотики не употреблял. Занимался спортом.

Родственники располагают информацией анонимных свидетелей о том, что сотрудники поста, на котором был убит Тамерлан, находились в нетрезвом состоянии и придирались к некоторым водителям ингушам, проезжавшим в тот день через этот пост.

О том, что Тамерлан был убит Шакриевым сообщил их родственник, сотрудник милиции, прочитавший об этом инциденте в сводках МВД. 30 октября , вечером, тело Тамерлана Шакриева было передано родным для захоронения. На его теле они насчитали более 30 огнестрельных ранений. В тот же день Тамерлан Шакриев был похоронен в с. Долаково.

6 ноября в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратился родной брат убитого Заурбек Шакриев, проживающий по адресу: г. Назрань, ул. Цечоева, 8. Он просит оказать посильную помощь в установлении истинных причин смерти его брата Тамерлана Шакриева. Так же Заурбек Шаркиев написал заявление в следственный комитет при прокуратуре РФ по РСО-А с просьбой возбудить уголовное дело по факту убийства его брата.

источник: ПЦ "Мемориал"

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

26 сентября 2017, 21:14

  • Суд ужесточил приговор медэксперту в Волгограде

    Волгоградский областной суд изменил наказание руководителю бюро медико-социальной экспертизы Наталье Карпенко, оштрафованной по обвинению в получении взятки за помощь в установлении инвалидности, на семь лет колонии и 27 миллионов рублей штрафа.

26 сентября 2017, 20:58

  • Защита заявила о политическом характере преследования журналиста Асадли

    Корреспондент газеты «Азадлыг» Зия Асадли приговорен к трем годам лишения свободы по сфабрикованному обвинению в хулиганстве из-за своей профессиональной деятельности, заявил его адвокат. Асадли убедили не предавать процесс огласке, обещая мягкий приговор, заявил гражданский активист Юсиф Мурадханлы.

26 сентября 2017, 20:26

  • УФСИН рапортовало об оказании качественной медпомощи Батманову

    Волгоградский журналист Александр Батманов получает в СИЗО всю необходимую медицинскую помощь, а его заявление о преждевременном снятии гипса с ноги сделано в попытке добиться от суда изменения ему меры пресечения, заявила представитель УФСИН по Волгоградской области.

26 сентября 2017, 19:43

26 сентября 2017, 19:34

  • Силовики проверяют информацию о 30 случаях каннибализма в Краснодаре

    Житель Краснодара задержан по делу об убийстве и расчленении женщины. В его доме в солевом растворе были найдены части человеческого тела, сообщило следствие. Подозреваемый и его жена проверяются на причастность к другим аналогичным преступлениям, сообщили источники в правоохранительных органах региона.

Архив новостей