25 ноября 2008, 05:11

ПЦ «Мемориал»: в Дагестане вооруженные конфликты носят религиозный характер

Вооруженные конфликты в Дагестане носят религиозный характер, заявила сотрудник ПЦ "Мемориал" Екатерина Сокирянская на пресс-конференции в Москве 24 ноября, приуроченной к годовщине убийства дагестанского правозащитника и оппозиционного политика Фарида Бабаева.

Екатерина Сокирянская недавно вернулась из поездки в Дагестан. Министр МВД Дагестана, по ее словам, в одном из своих интервью признал, что на особом учете у правоохранительных органов сегодня находится 1370 человек, исповедующих ортодоксальное течение ислама - салафизм.

"Само по себе салафитское течение, наверное, не представляет особой угрозы для общества - люди живут и исполняют свои обряды так, как считают правильным. Однако в течение последнего десятилетия в Республике Дагестан официальные власти фактически приравняли салафизм к терроризму и бандитизму", - заявила Сокирянская.

Недавно в организацию "Матери Дагестана за права человека" поступило заявление Германа Хидирова. Осужденный на один год за хранение боеприпасов, Хидиров описывает избиения, пытки электрошоком и плоскогубцами, наконец, изнасилование в "шестом отделе милиции", куда он был доставлен в приклеенной скотчем к лицу шапке в марте 2008 года.

Дядя Хидирова, ранее не имевший отношения к боевикам, убил одного из сотрудников "шестого отдела" из мести за надругательство над родственником, сообщила руководитель организации "Матери Дагестана за права человека" Светлана Исаева.

"Мемориалу" стало также известно о пытках и фабрикации уголовного дела в отношении другого жителя Дагестана, Наримана Мамедярова, похищенного 25 сентября. Административный арест Мамедярова оформлен 29-м сентября. К этому времени у него была сломана рука, а впоследствии развилась гангрена. Несмотря на вмешательство уполномоченного по правам человека Владимира Лукина, Мамедярову отказывались оказывать медицинскую помощь до тех пор, пока он не дал признательные показания, на основании которых ему были предъявлены обвинения.

В ходе поездки в Дагестан Екатерина Сокирянская посетила два района республики - Уцукульский и Карабудахкентский, считающиеся проблемными с точки зрения безопасности. 21 октября в Карабутдахенском районе в десяти километрах от селения Губден произошло нападение на милиционеров. 7 человек были убиты, 9 ранены. Поиски боевиков в течение двух дней ни к чему не привели. Тогда в село было стянуто большое количество силовых структур, три из четырех въездов были блокированы, на оставшихся - выставлены блокпосты.

25 октября в селе Губден были произведены обыски, задержаны сорок верующих мусульман и направлены в ИВС в Махачкалу. Некоторым задержанным правоохранители так и заявляли: "Уходите в лес, ваше место там", рассказала Сокирянская.

26 - 27 октября в селе Губден, которое посетила правозащитница, были похищены три местных жителя - Саидгаджи Саидгаджиев, Гаджиахмеда Ахмедов и Нустапа Абдурахманов. Ахмедов сказал жене, что вернется через двадцать минут, но не вернулся. Когда жена сделала ему около тридцати звонков, ей пришло смс о том, что Ахмедов уехал в Москву и чтобы его не искали. При этом смс было написано не на губденском, а на чужом для Ахмедова сергокалинском диалекте даргинского языка. На следующее утро родственники подали заявление об исчезновении человека.

28 октября все трое пропавших были объявлены убитыми при оказании вооруженного сопротивления сотрудникам милиции. Трупы, вопреки обыкновению, выдали родственникам. На всех телах имелись многочисленные следы побоев и пыток, у двоих - контрольные выстрелы в голову, у одного огнестрельных ранений нет вообще.

Руководитель организации "Матери Дагестана за права человека" Светлана Исаева заявила, что родственники убитых передали им фотографии и видеосъемку тел с многочисленными следами истязаний. Фотографии также переданы в ПЦ "Мемориал". Исаева присутствовала на опознании и заявила, что на телах имеются следы от пыток током. А огромные кровоподтеки доказывают, что пинали не тело умершего, а живого человека.

"Таким образом, вместо поимки боевиков сотрудники силовых структур провели карательную операцию против религиозных жителей села Губден, уничтожили троих из них и, видимо, таким образом, отчитались за проведение спецоперации", - заявила Сокирянская. По ее словам, обстановка в селении крайне напряженная. В домах салафитов проводят незаконные обыски и задержания. За некоторыми, наиболее активными, установлена слежка, все телефоны прослушиваются.

По рассказам правозащитников, в настоящее время мужчины села боятся перемещаться по одиночке. Женщины спят в одежде, опасаясь внезапных обысков. По словам очевидцев, за время обысков ни разу ничего противозаконного обнаружено не было, но неоднократно изымалась незапрещенная религиозная литература. Десять семей недавно покинули Губден из страха.

При этом губденцы заявляют, что готовы сотрудничать с правоохранительными органами и ответить на все вопросы, только если это будет сделано в рамках закона.

Екатерина Сокирянская также попыталась посетить село Гимры, в котором с декабря 2007 по август 2008 года действовал режим контртеррористической операции (КТО). По словам Сокирянской, федеральные военнослужащие беспрепятственно пропустили ее в Гимры, но выдворили из села через полчаса, как только она встретилась с председателем совета старейшин Абдулой Магомедовым. Сейчас там действует СКПО – специальная комплексная профилактическая операция. Старейшина считает, что цель КТО в Гимры - устрашение других сильных религиозных анклавов на территории Дагестана.

Сокирянская побывала и в Унцукульском районе, где было затоплено шесть сел из-за строительства Ирганайской ГЭС. Две тысячи голов скота в настоящее время разлагаются в воде, заявила правозащитница. Единственный источник дохода местных жителей - абрикосовые сады - уничтожен. Жителям были выделены мизерные компенсации, а работы по санитарной очистке, за которые уже отчитались местные власти, даже не начинались.

13 августа при сходе оползня здесь погибли четыре девушки, потому что работы по укреплению грунта не проводились. Когда села были затоплены, в район были введены БТР, объявлен режим КТО, и любые акции протеста запрещены.

По словам Сокирянской, старики стоят у дороги с документами, в надежде передать документы с проезжающими мимо водителями "в Москву". На пресс-конференции журналистам были продемонстрированы фото затопленных сел, где жители, передвигаясь на лодках, пытались собрать урожай абрикосов. Они должны были созреть через семь дней после затопления.

Председатель общественной организации "Матери Дагестана за права человека" Светлана Исаева заявила, что в республике идет необъявленная гражданская война. По ее мнению, властям необходимо вести диалог, объявить амнистию тем, кто еще ничего не совершил, чтобы "вывести ребят из лесов".

Председатель правозащитного центра "Мемориал" Олег Орлов, в свою очередь, подчеркнул, что ПЦ "Мемориал" не поддерживает идею никаких переговоров с боевиками.

Говоря о сравнении ситуации в Ингушетии и Дагестане, Олег Орлов отметил, что, к сожалению, при новом руководстве не видно улучшений и в Ингушетии. Зязиков в чем-то устраивал боевиков, и теперь их цель - показать, что ничего не изменилось. Со своей стороны, силовики также торпедируют нормализацию ситуации - снова поступают сообщения о пытках и недопущении адвокатов к задержанным. В Дагестане же ситуация усугубляется национальным фактором, борьбой кланов. А в целом в Дагестане насилие происходит по нарастающей в ответ на незаконное насилие со стороны государства. Особенно это тенденция стала заметна с сентября, утверждает Орлов.

По его словам, в Дагестане повсеместно процветает коррупция, произвол правоохранительных органов, нарушения избирательных прав граждан, а вооруженное подполье проявляет довольно большую активность и способность к скоординированным действиям. Недавно, по его словам, была открыта "специальная охота" на высших офицеров правоохранительных органов в Дагестане: начиная с сентября было убито пять майоров, один подполковник и один полковник, и это не считая рядовых и низших по рангу офицеров.

Однако методы контртеррора оставляют желать лучшего: в Дагестане КТО проводятся с грубейшими нарушениями норм закона, заявил правозащитник. Вместо кропотливого сбора доказательств, милиционеры, по словам Орлова, "предпочитают зайти в мечеть, где молятся люди, исповедующие, по их мнению, салафизм, что само по себе преступлением не является, произвести задержания, произвести пытки, а потом сфабриковать уголовные дела и отчитаться за раскрытие преступления".

Автор: Анастасия Кириленко, корреспондент "Кавказского узла";

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhastApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 августа 2017, 06:25

22 августа 2017, 06:00

22 августа 2017, 05:34

22 августа 2017, 04:38

  • Адвокат члена "Сасна Црер" потребовал отстранить командира конвоя

    Адвокат Ара Карагезян обратился к главе полиции Армении Владимиру Гаспаряну с требованием временно приостановить полномочия командира сопровождающего батальона полиции, который, по словам адвоката, отдал приказ о применении силы в отношении подсудимых по делу "Сасна Црер".

22 августа 2017, 03:51

Волонтеры Навального: проплаченный пиар или новая политическая сила?

Волонтеры Навального: проплаченный пиар или новая политическая сила? Оппозиционный политик Алексей Навальный намерен баллотироваться в президенты на выборах, которые пройдут в России 18 марта 2018 года. С этой целью его команда открыла 63 региональных штаба. Корреспондент «Кавказского узла» посетил пять штабов оппозиционера: в Астрахани, Волгограде, Краснодаре, Ростове-на-Дону и Ставрополе. А также встретился с оппонентами Навального в регионах — представителями КПРФ и движения «Общероссийский народный фронт». Как сторонники, так и противники политика проанализировали работу волонтеров и штабов Навального и высказали свое мнение о причинах участия в движении молодых людей Рассказали о том, как к этому относятся семьи и друзья волонтеров. Подробности читайте в расследовании «Кавказского узла».
Архив новостей