08 января 2002, 11:46

Этнокультурная асимметрия как фактор политического процесса на Северном Кавказе

Социальная стратификация в социологии понимается как сложившееся неравенство, иерархия социальных групп. Этнические группы выделяются, в первую очередь, как группы с самобытным культурным своеобразием. Культурные группы не могут быть иерархизированы в силу изначального равенства культурных стилей. Но западная социальная наука уже в 60-70-х годах обратила внимание на проблему неравенства этносов [1].

В конфликтологической теоретической парадигме акцент делается на анализе не интегрирующего, а дифференцирующего механизма функционирования общества. Рассмотрение иерархии социальных групп здесь доведено до анализа социальных ресурсов, которыми они располагают и которые обеспечивают степень престижности социальной позиции группы (индивида).

В современном обществе статусные позиции формируются на пересечении ряда социальных подпространств (полей), каждое из которых, по мнению известного современного французского социолога П. Бурдье, образует разные измерения статуса, а само социальное пространство "может восприниматься в форме структуры распределения различных видов капитала, функционирующих одновременно как инструменты и цели борьбы в различных полях" [2]. В этой трактовке социальное пространство предстает как следствие властных отношений в обществе.

Этот подход интересен для определения источников формирования социальных статусов этносов в социально-политическом пространстве Северного Кавказа. Он позволяет конкретизировать и уточнить мимоходом брошенные замечания типа: "Этническое неравенство присутствует в любом этническом пространстве, ибо этнические группы, точно так же, как и все прочие социальные группы, образуют определенную иерархию" [3]. Вслед за П. Сорокиным и П. Бурдье можно сказать, что этническое неравенство формируется разными позициями этногрупп в разных "полях" социального пространства - экономическом, политическом, образовательном. Но источником доминирования этноса в этих ведущих полях социального пространства являются его "природные", примордиальные характеристики, те, которые зафиксированы в демографическом и экологическом статусе. Социальная иерархия этносов на Северном Кавказе выстраивается по этому принципу.

Условия для такой иерархии были заложены политикой советского государства. Напомним широко известную четырехуровневую модель национально-территориального устройства СССР, где одни народы образовали союзные республики, другие - автономные республики, третьи - национальные края, четвертые - автономные области. Были и народы, которые не имели никакой формы государственной организации. Внутри России одним из важных критериев наделения тем или иным политическим статусом народа являлись его численность и территориальная локализация. Как правило, численно доминирующие коренные этносы становились титульными, т. е. их этноним (самоназвание) являлся основой для названия государственного образования.

В настоящее время, исходя из численности и титульности, реально формируется политическое представительство народов в законодательных и исполнительных органах власти республик. Это, в свою очередь, предоставляет большие возможности для решения тех или иных проблем в пользу численно доминирующего этноса. Например, инфраструктура культуры (театры, выпуск книжной продукции, газеты и пр.) в республиках создавалась в пользу титульных народов, что, в свою очередь, отражалось на укреплении их статусных позиций. Поэтому изменение демографической ситуации в пользу того или иного этноса выступает предверием политической напряженности внутри республики.

Асимметричная статусность этносов предполагает формирование государственной (республиканской) поддержки развития социальной и культурной инфраструктуры недоминирующих численно этносов. Такая направленность деятельности управленческих органов республиканского уровня в действительности решает проблему усиления социокультурной интегрированности полиэтничных республик. Отказ от этой позиции приводит к политизации этногрупп, а также к использованию малочисленных этносов в острой политической борьбе доминирующих титульных народов. Ярким примером такой ситуации явились выборы Главы Карачаево-Черкесской Республики весной 1999 г.

ЛИТЕРАТУРА

1. Van den Berghe P. L. Race and Racims: A Comporative Perspective. N.Y., 1978; Schermerhord R. A. Comporative Ethnic relations: A Framework for Theory and Research. N.Y., 1970. Glazer N., Moynihan D. P. Beyond the Melting Pot: The Negroes, Puerto Ricans, Jews, Italians, and Irish of News York City. N.Y., 1963.

2. Бурдье П. Социология политики. М., 1993. С. 151.

3. Сикевич З. В. Социология и психология межнациональных отношений. СПб., 1999. С. 39.

Автор: А.А. Санглибаев, соискатель Института по переподготовке и повышению квалификации преподавателей гуманитарных и социальных наук при РГУ;

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

28 мая 2017, 10:47

28 мая 2017, 09:35

28 мая 2017, 08:36

28 мая 2017, 07:41

28 мая 2017, 06:42

Персоналии

Все персоналии

Архив новостей