12 сентября 2008, 15:22

В милиции Северной Осетии не видят в убийстве подполковника МВД межнациональной подоплеки

В уголовном деле, связанном с убийством старшего офицера МВД Северной Осетии Ильи Касрадзе, мотивация преступных действий, основанная на межнациональной розни, не прослеживается, считают действующие и бывшие сотрудники республиканской милиции.

Напомним, что убийство офицера произошло 9 сентября во Владикавказе возле кафе "Шатер", что на набережной реки Терек на улице Коцоева. Около 15.00 преступники обстреляли автомобиль "Нива-Шевроле", в котором находились Илья Касрадзе и еще двое граждан. Как явствует из официального сообщения пресс-службы республиканского МВД, подполковник милиции скончался на месте от полученных ранений, один из пассажиров получил тяжелые ранения, второй не пострадал. В отношении пострадавшего, пресс-служба МВД, уточняет, что "он является 28-летним жителем селения Ногир, ранее судимым по трем статьям Уголовного Кодекса, и в настоящее время находится в одной из больниц Владикавказа".

Версия убийства по межнациональному признаку не столь состоятельна, считает ветеран милиции по имени Александр. По его словам, в милиции Северной Осетии всегда был интернациональный состав - здесь работали осетины, русские, ингуши, грузины, армяне, азербайджанцы, греки, украинцы, белорусы, представители кавказских народов. Как сообщает корреспондент "Кавказского узла", бывший милиционер рассказал, что после трагических событий 90-х годов в Цхинвали, оттока специалистов грузинской национальности из рядов милиции практически не было.

"Длительное время грузины работали в системе органов внутренних дел - в уголовном розыске, следствии, дознании, тыловой службе, - сказал Александр. - В органах всегда характерен четкий подход к каждому офицеру, и критерием оценки того же следователя и сотрудника уголовного розыска является раскрываемость преступлений, а не национальная принадлежность, или же диплом, полученный в престижном вузе".

"Служить в милиции, особенно на протяжении последних 15-20 лет было непросто, и это была проверка на прочность, которую не все выдерживали", - добавил он.

Собеседник агентства вспомнил своих коллег - следователей Гочу Дурглишвили, Олега Гоголадзе, Василия Копадзе, оперативников Александра Корелидзе, Георгия Киташвили, Вячеслава Камараули, и других, отметив при этом их работоспособность и умение достигать нужного результата.

Что касается убитого Ильи Касрадзе, то другой собеседник корреспондента "Кавказского узла" рассказал, что в органы внутренних дел он поступил в начале 90-х годов и значительное время проработал оперативником.

"Мать Ильи - осетинка, отец - грузин, - пояснил он. - Оперативник говорил на трех языках, а это, как показывает практика, всегда дает возможность получать необходимую информацию, способствующую раскрытию преступлений".

Будучи на службе в оперативно-сыскном отделе МВД, а затем в оперативно-розыскной части, Илья Касрадзе сосредоточился на таких важных направлениях, как борьба с имущественными преступлениями, а именно кражи автотранспорта. Нередко за такими преступлениями стояли организованные криминальные группировки, которые работали под "конкретный заказ", зачастую с применением высокоточных технических средств. Группировки располагали так называемыми "отстойниками" ворованных автомашин, имели специалистов, способных изменить цифровые обозначения агрегатных данных, и перегон автомашин осуществлялся по заранее спланированным маршрутам. Офицерам милиции, как считают местные наблюдатели, действительно нелегко противостоять такому сложившемуся криминальному рынку, который по своей финансовой емкости уступает лишь торговле оружием и наркотиками. Кражи автотранспорта в Северной Осетии происходят практически ежедневно, и раскрываемость преступлений редко превышает 25-30%, и в лучшем случае, к законному владельцу возвращается одна из пяти похищенных автомашин.

Время, прошедшее после убийства, пока не позволяет однозначно определить наиболее перспективную версию преступления - никто не сбрасывает со счетов связь злодеяния со служебной деятельностью, могут и присутствовать личностные мотивы, а также бытовая мотивация.

В правоохранительных органах полагают, что преступление, совершенное девятого сентября, имело спланированный характер - убийцы располагали информацией о передвижениях своих жертв, выбрали не столь оживленное место для расправы, и предусмотрели пути отхода. Плотный огонь по автомашине, в которой находились Илья Касрадзе и его пассажиры, велся с применением автоматического оружия и пистолета, о чем свидетельствуют изъятые гильзы. Со слов специалистов, корреспонденту"Кавказскому узлу" стало известно о том, что кузов "Нивы" получил более двух десятков пробоин, а что касается преступников, то им удался скрыться на автомобиле "ВАЗ-2110" серебристого цвета.

На момент гибели Илья Касрадзе находился в отпуске, и не более полугода назад перешел из подразделения криминальной милиции в подразделение общественной безопасности. Его последнее место службы было заместителем начальника отдела организации деятельности участковых уполномоченных милиции ОВД Промышленного муниципального округа Владикавказа. Похороны подполковника милиции состоялись вчера, 11 сентября, в поселке Балта, что в предместье Владикавказа.

Напомним, 7 марта в результате перестрелки также во Владикавказе был убит начальник республиканского УБОПа подполковник милиции Марк Мецаев.

Несмотря на заявление республиканских милиционеров о том, что преступность в республике значительно ниже, чем в общем по РФ, из Северной Осетии приходили сообщения об ухудшении криминогенного фона в республике. Так, ранее "Кавказский узел" сообщал, что 3 мая в центре Владикавказа произошла криминальная перестрелка. В результате нее был убит один человек и один ранен.

Автор: Дмитрий Тамерланов, корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

29 марта 2017, 10:18

29 марта 2017, 10:00

29 марта 2017, 09:58

29 марта 2017, 09:50

29 марта 2017, 09:18

Архив новостей