17 сентября 2008, 15:29

Серенко: российская политика на Кавказе сблизила позиции НАТО и ШОС

Южно-кавказская война, закончившаяся признанием Москвой независимости Абхазии и Южной Осетии, привела к неожиданной региональной изоляции России.

О парадоксальности ситуации и внешнеполитических угрозах корреспонденту "Кавказского узла" рассказал Андрей Серенко, эксперт Фонда развития информационной политики.

"Россия сохранила все свои основные традиционные дипломатические и международные связи. Однако по отношению к Грузии она оказалась в изоляции практически ото всего международного сообщества: как "атлантического", так и "евразийского". Это один из главных парадоксов августовской войны на Южном Кавказе. И, возможно, источник одной из самых опасных для Кремля внешнеполитических угроз", - сказал Андрей Серенко.

В разговоре Андрей Николаевич внес одно "попутное замечание". По его словам, Грузия проиграла в войне с Россией за независимость Южной Осетии и Абхазии. Причем, по мнению эксперта, потери грузинской стороны в этой войне вполне сопоставимы и даже превысили потери юго-осетинской стороны.

Как ранее сообщал "Кавказский узел", по обобщенным данным грузинской стороны, погибли 168 военнослужащих Грузии. В российской военной разведке, между тем, считают, что Грузия потеряла около трех тысяч силовиков.

Предположительно, жертвами грузино-осетинского конфликта в Южной Осетии стали 1694 человека, сообщил сегодня генпрокурор республики Таймураз Хугаев. Ранее международные правозащитники сообщили, что количество погибших в Южной Осетии могло составить 300 человек.

Впрочем, по заявлению Андрея Серенко, факт агрессии грузинской стороны, зафиксированный уже не только российской дипломатией, но и рядом западных, в том числе американских политиков, а также американской разведкой, "не дает ей права рассчитывать на широкое международное сочувствие (хотя битва за Цхинвал и стала для грузинской армии настоящей "гуманитарной катастрофой", подобно тому, как битва за Грозный в новогоднюю ночь с 1994 на 1995 год стала "гуманитарной катастрофой" для Российской Армии в Чечне)".

На что же тогда могут рассчитывать в Тбилиси? И на что также могут рассчитывать в Москве? Эксперт ФРИП отвечает на эти вопросы следующим образом: "С сочувствием со стороны западных военно-политических структур в пользу Грузии все ясно. Равно как и с углублением противоречий между атлантическим сообществом и Кремлем по южно-кавказскому вопросу (признание независимости Южной Осетии и Абхазии). Тбилиси получит всю необходимую финансовую, политическую и военно-техническую помощь для преодоления "гуманитарного кризиса" грузинской армии (включая План действий по членству в НАТО). Одновременно страны атлантического союза блокируют признание независимости Южной Осетии и Абхазии международным сообществом. И вот тут-то для России и начинается самая сложная игра".
 
В Кремле, по словам Серенко, "могут говорить все, что угодно относительно неизбежности независимости абхазов и осетин, приводить разного рода исторические доводы и т.д. Факт остается фактом - никто в мире, кроме России (Никарагуа и другие забавные государства "гондурасского типа" не в счет) независимость Абхазии и Южной Осетии не признал".

"Прошло больше месяца с начала войны на Южном Кавказе, а число сторонников независимости Сухуми и Цхинвали так и не выросло, - подитожил Андрей Николаевич. - И не только временной фактор в этом отношении является тревожным для российских чиновников".

Эксперт ФРИП отметил: "После завершения грузино-российской войны в августе 2008 года состоялось пафосное заседание Шанхайской Организации Сотрудничества (ШОС), членов которой Москва рассматривает в качестве своих стратегических союзников (особенно на фоне натовских кораблей в Черном море). Как утверждали российские дипломаты и СМИ, в ходе заседания ШОС позиция Москвы встретила понимание и поддержку "шанхайцев". Об этом, в частности, говорил Президент РФ Дмитрий Медведев и все основные российские федеральные телеканалы. Последние, например, многократно показали даже президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, который подтвердил всем неверующим, что в Пекине президент США Буш сказал российскому премьеру Владимиру Путину: "войны (на Кавказе) никто не хочет". Эти забавные свидетельские показания казахстанского лидера, равно как и итоговые декларации Шанхайской организации, видимо, должны были демонстрировать солидарность "шанхайцев" с Кремлем по "кавказскому" вопросу".

"Однако если сравнить слова и дела "шанхайского собрания", - продолжает Андрей Серенко, - То становится очевидным, что ШОС отнюдь не поддержал Россию а, в лучшем случае, "не заметил" ее действий в отношении Грузии в августе 2008 года. Доказательства этому искать не надо, они очевидны - ни одно государство, входящее в Шанхайскую организацию Сотрудничества (которую, напомним, Кремль считает своим стратегическим партнером) не признало независимости Абхазии и Южной Осетии. И, тем самым, фактически, признало территориальную целостность Грузии".

В этой связи эксперт задает вопрос: "а чем позиция официальных противников России (США и НАТО) по "кавказскому вопросу", не признавших независимость Сухуми и Цхинвали и поддержавших Тбилиси, отличается от позиции записных союзников России - стран ШОС, - которые всего лишь повторили своими действиями (а, вернее, бездействием) позицию НАТО и США"?

Эксерт ФРИП отметил, что для России сегодня тема признания или непризнания независимости Абхазии и Южной Осетии во многом является "тестом на стратегическую дружбу". "Как выясняется, его не прошли ни страны НАТО, ни страны ШОС, - сказал Андрей Николаевич. - Итоги последнего заседания глав Шанхайской организации вполне откровенно показали - на востоке у Москвы друзей не больше, чем на западе. А раз так, чем же тогда объяснить растущий "антизападный агрессизм" Кремля и ничем, на самом деле, не обоснованную любвеобильность московских политиков к шанхайским союзникам"?

"Когда Президент РФ Дмитрий Медведев, фактически, угрожает европейским странам-членам НАТО, что у России хватит газовых запасов, а также воли распечатать газовые месторождения, чтобы направить "голубой поток" не на запад, а в страны шанхайских союзников, трудно понять столь откровенную предпочтительность главы Российского государства", - заявил Серенко. - А за какие-такие заслуги нужно поставлять российский газ (если, конечно, он на самом деле есть) восточным соседям РФ, которые не прошли "тест на дружбу", "прокатив" вопрос с признанием Абхазии и Южной Осетии? За то, что шанхайцы подписали какую-то там декларацию со словами поддержки российской позиции? Так в реальной политике ценятся не декларации, а реальные поступки, конкретные шаги и действия, по которым только и происходит стратегическое опознание по линии "свой-чужой". А этого самого опознания по итогам сентябрьского заседания ШОС как раз и не произошло".

В этом смысле, по мнению эксперта ФРИП, страны НАТО оказались честнее "шанхайских друзей" России - "они прямо и открыто сказали Кремлю, что атлантическому сообществу в действиях РФ на Кавказе не нравится".

ШОСовцы же, по словам Серенко, "сказали одно, а сделали (вернее, не сделали) совсем другое". Игнорирование "шанхайцами" стремления России расширить периметр международного признания независимости Абхазии и Южной Осетии - это не менее антироссийский акт, чем заплыв натовский кораблей в Черное море.

"У России сегодня оказалось абсолютно размытым восприятие стратегических противников и союзников - и это главный результат кавказского кризиса августа-сентября 2008 года, продолжил свои размышления эксперт ФРИП. - Даже если Москва предпочитает этого "размытия" не замечать - это свершившийся факт. Для России страны НАТО реанимировали свой статус "полу-врагов", а страны ШОС проявили свой статус "полу-друзей". И еще неизвестно, какой статус для Кремля на самом деле хуже".

На взгляд Андрея Серенко, у "полудружеской позиции" сентябрьского совещания ШОС, итогом которой стал отказ поддержать линию России на признание независимости двух бывших грузинских автономий, "безусловно, следует искать китайские корни". Вопреки российской пропаганде и широко распространенному в России мнению, блок ШОС, "на самом деле, является одним из важнейших инструментов китайской внешней политики, цель которого сводится к освоению постсоветского пространства".

"Стратегическая цель этого альянса - китайская экспансия на территорию бывших республик СССР под благовидным предлогом "противостояния США и НАТО", а также ограничение российского влияния в постсоветском регионе Центральной Азии, Кавказа и Прикаспийском анклаве", - заявил Андрей Николаевич.

Экспансионистские планы Пекина на постсоветском пространстве, по мнению эксперта, ничем не отличаются от аналогичных планов США ("планы НАТО и вовсе скромнее, чем геополитический размах китайских товарищей"). Поэтому "подыгрывать российскому усилению в регионе того же Кавказа Пекин так же не намерен, как и Вашингтон". А признать независимость Абхазии и Южной Осетии для Китая - это, по словам Серенко, "значило подержать линию Кремля на усиление российских позиций на Кавказе и в Каспийском анклаве". Поэтому Пекин на это не пошел и своих "шанхайских" друзей не пустил.

"То, что ни одна страна ШОС не признала независимости Цхинвали и Сухуми красноречиво говорит о том, что в "шанхайском союзе" жестко доминирует китайский геополитический интерес, а отнюдь не российский, - уверен Андрей Серенко. - Россию в ШОС готовы поддержать словами. Делами в ШОС поддерживают Китай. Пекин же не торопится с признанием бывших грузинских автономий (прекрасно понимая, насколько это сейчас важно для Москвы!). Видимо, такая ситуация устраивает кремлевских чиновников, раз они заявляют о возможности распечатать для китайских друзей и их союзников российские газовые месторождения, отблагодарив тем самым "шанхайцев" за то же самое, за что одновременно Кремль стремится наказать "натовцев"".

Эксперт ФРИП указал также и на еще один немаловажный аспект проблемы: "Сентябрьский отказ "шанхайцев" поддержать российскую линию в отношении Грузии показал также, что Пекин и его сателлиты по ШОС намерены выстраивать самостоятельную стратегию на Кавказе, и что стратегия эта пока не совпадает с российской. И будет ли совпадать в будущем - большой вопрос".

По словам эксперта, очевидно, что Пекин (а вместе с ним и вся ШОС), как и НАТО, "не намерены, в отличие от России, портить отношения с Тбилиси". В этом смысле, Москва оказалась в политической изоляции, как относительно натовского "полюса", так и в отношении "шанхайского полюса". Не исключено, считает Серенко, что такая изоляция была, в том числе, и целью китайской стратегии ("американцы-то прогарантировать антироссийскую солидарность ШОСовцев в части непризнания Сухуми и Цхинвали вряд ли были способны").

В конце беседы Андрей Серенко заявил: "Такой любопытный поворот в новом раунде "кавказской игры" позволяет предположить, что плодами российско-грузинской войны на Кавказе и в Каспийском регионе, вполне возможно, скоро воспользуются не Россия и Никарагуа, а США, НАТО, с одной стороны, и Китай и ШОС (без России), с другой стороны. Во всяком случае, по "кавказскому вопросу" у "атлантического сообщества" и "большого китайского сообщества" (ШОС) отыскалось гораздо больше точек соприкосновения, чем с Россией".

Автор: Вячеслав Ященко, собственный корреспондент "Кавказского узла";

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 мая 2017, 09:23

  • Двое полицейских осуждены в Ростове-на-Дону по делу о взятке

    Начальник отделения полиции по делам несовершеннолетних Советского района УМВД Ростова-на-Дону приговорен к четырем годам колонии за получение взятки, местный участковый за посредничество во взяточничестве осужден условно, сообщили в региональной прокуратуре.

27 мая 2017, 08:23

27 мая 2017, 07:25

27 мая 2017, 07:15

27 мая 2017, 06:14

Архив новостей