22 августа 2008, 06:32

Сведения о разрушениях в Цхинвале преувеличены, говорят очевидцы

Цхинвал в ходе боев в столице Южной Осетии сильно пострадал от обстрелов, но большинство домов уцелело, во многом благодаря поддержке из России, рассказали осетинские ополченцы и журналисты, побывавшие на месте боев.

Полностью разрушены многие административные здания, несколько многоэтажек и несколько районов, в том числе знаменитый "еврейский квартал" - старая часть Цхинвала.

"В Цхинвале нет газа, электричества и воды, не работают магазины. Чтобы выпить чаю, нам каждый раз приходилось разводить костер во дворе дома, где мы жили. Из еды - хлеб (пекарня в эти дни продолжала работать) и армейские пайки, которые приносили ополченцы", - передает свидетельства очевидцев издание "Южнокавказская интеграция. Альтернативный старт".

По словам ополченцев, без поддержки российской армии город был бы взят грузинскими войсками. Но первые грузинские танки развернули именно ополченцы - вооруженные силы Южной Осетии оказались неготовыми к войне.

Как рассказал Тимур Цховребов, авторитетный осетинский полевой командир еще со времен войны 1991-1992 годов, утром 8 августа, в первый день войны, грузинские силы на короткое время заняли позицию у соснового леса недалеко от дороги в направлении села Тбет. Бой с танками на данном участке приняли несколько ополченцев Цховребова, поддержанные через какое-то время подразделением пограничников КГБ Южной Осетии из 25 человек.

"Головную машину мы остановили только с третьего раза, - рассказывает Цховребов. - Пограничники тоже вышли из ступора: они же увидели, что это сделали какой-то старик и молодой пацан! Они вступили в бой, уничтожили еще один танк. Был короткий миг радости, я даже не чувствовал, что меня ранило в руку. И тут я оглянулся на город и увидел, как грузинская колонна идет по центру, мимо здания телевидения. В этот момент я просто заплакал: решил, что Южной Осетии настал хана".

По рассказам Тимура Цховребова, утром 8 августа, после массированного ночного обстрела столиц, грузинские наземные силы начали атаковать Цхинвал с разных направлений. Вопреки первоначальным утверждениям самой же осетинской стороны, грузинам не удалось взять под контроль весь город, и даже центр Цхинвала. Лишь один квартал - район старого асфальтового завода - полностью удерживался грузинскими силами в течение суток, то есть до момента вступления в городскую черту российской бронетехники утром 9 августа.

Жители взятых грузинскими войсками 8-9 августа районов города поведали, что грузинские солдаты не уничтожали гражданское осетинское население поголовно. Однако людей, которые высказывались против действий грузинской стороны, могли убить без различия пола и возраста. Пик таких убийств, по данным "Южнокавказской интеграции", пришелся на вечер 8 августа, когда грузинская сторона поняла, что в войну вступила Россия. Крайней точкой продвижения грузинских войск на север стал район привокзальной площади Цхинвала.

Как говорят местные жители, 8 августа вели бой пограничники ЮО, омоновцы, спецназ Минобороны. Однако действия югоосетинских военных были организованы плохо. Слабым местом югоосетинских сил стали проблемы со связью. Отдельные ведущие бой подразделения были полностью лишены информации о происходящем на других участках. Рации работали плохо, мобильную связь спецслужбы Грузии пытались глушить.

"В отличие от многих наших бойцов, я считаю, что с военной точки зрения президент Кокойты поступил абсолютно правильно, когда утром 8 августа покинул город и направился в Джаву, поближе к российской границе, - говорит Тимур Цховребов. - Главнокомандующий не должен находиться на передовой. Другой вопрос: почему в Джаве не была сразу же развернута ставка? Почему мы не получали никаких приказов - выдвинуться туда-то, держать оборону там-то, - а были предоставлены сами себе? Отлично вооруженные части Минобороны отступали, как только кто-то кричал об очередном грузинском прорыве. А на брешь выходили ополченцы. Грузинский танк на улице Героев подбил завхоз газеты "Южная Осетия" Алан Базаев. Это нормально?"

С другой стороны, действия грузинских войск также не были высокопрофессиональными, говорит ополченец. Снайперов в пределах Цхинвала было мало. Спецназовцам в форме армии противника проникнуть в город не удалось.

"Грузины не повторили ошибку российской армии при штурме Грозного в первую чеченскую: их бронетехника продвигалась по улицам только в сопровождении пехоты", - говорит Тимур Цховребов. Однако в городе, по его словам, оставалось еще много несгоревших зданий, в которых укрывались осетинские бойцы. В направлении грузинских пехотинцев из окон зданий Цхинвала летели ручные гранаты, после чего гранатометчик делал прицельные выстрелы по танку или БРДМ.

"Когда грузин остановили на привокзальной площади, я понял, что еще не все потеряно, - вспоминает Цховребов. - Я направился к себе в район, он захвачен не был, здесь действовал штаб группы "Таран" - в нее вошли ветераны первой войны и молодые парни. Туда, кстати, как раз вместе со мной пришли за оружием несколько заключенных цхинвальской тюрьмы - во время обстрела города все камеры открыли и они разбежались".

8 августа в Южную Осетию вошли российские войска, в основном из соседних с Южной Осетией регионов, утверждают побывавшие на месте событий журналисты указанного выше издания. 

Побывали сотрудники СМИ и в осетинском селе Хетагурово. Они рассказывают, что здесь не осталось практически ни одного целого дома, улицы пусты и ощутим трупный запах, доносящийся из-под завалов.

"После обстрела ко мне во двор зашли грузинские военные, один чисто говорил по-русски, сказал, что родом из Абхазии. Посмотрели, походили, потом он говорит: мы вам все восстановим, гарантирую, как капитан грузинской армии. Поможем, говорит, но и вы нам помогите. Чем же, спрашиваю, я вам могу помочь? Вам, говорит, надо поддержать законное правительство Санакоева. Спасибо, отвечаю, вы мне уже помогли. Дом в Тбилиси уже потеряла, выжили нас оттуда, теперь и этот разнесли! Ушли, ничего не сказали", - рассказывает бывшая тбилисская учительница Ирина Бикаева.

"Такого я даже во время войны в Египте не видел, где советником служил, - говорит полковник в отставке и бывший председатель сельсовета Ахсарбек Мамиев. - Как военный, я не понимаю ни логики их операции, ни допущенного варварства. Ведь как было? Когда Хетагурово покинули наши ополченцы, в село вошла их разведгруппа. Сначала прошли огородами, потом открыто по улицам, даже во дворы заходили. Были здесь целый день, а к вечеру ушли. Наступила такая тишина, какой я никогда в жизни не слышал. Потом начался обстрел, да еще какой! Из установок "Град" били - и это по мирному-то селу! Они же прекрасно знали, что у нас нет ни осетинских военных, ни ополченцев. Через день они из села ушли, когда узнали, что наши, то есть ваши войска идут".

Полковник рассказал, что, будучи главой сельсовета, работал в тесном контакте с администрацией соседних грузинских сел. Жили неплохо, было много смешанных браков. Все изменилось в последние годы: "Начиная со времен Гамсахурдиа нашим соседям внушают, что они исключительные, что последний грузинский свинопас выше осетинского профессора. Разве это правильно?"

Тела убитых грузинских солдат убраны только в городе. Некоторые трупы обливали бензином и поджигали, но сгорали они не до конца, оставаясь лежать на улице, на обочинах дорог.

"В лесу, на повороте на село Тбет, ополченцы накрыли из минометов целую группу грузинских солдат. Часть тел свалили в кучу у дороги, но большинство все еще лежат в лесу. Все в натовском камуфляже. Тут же рационы питания и полные наборы медикаментов, вплоть до пакетов с заменителями крови. Можно было найти даже оружие: мы, например, нашли ящик с патронами и заряженный гранатомет, который потом отдали ополченцам", - говорится в сообщении "Южнокавказской интеграции".

Сильно пострадали не только осетинские села. Тамарашени - самое большое село в самом большом (северном) грузинском анклаве Южной Осетии. Здесь были парк с каруселями, европейского уровня дороги, магазины и даже банкоматы. Сюда привозили иностранцев, для которых построили хороший отель. После военных действий журналистам удалось встретить лишь одного пожилого человека с разбитым лицом. По словам журналистов, по-русски он почти не говорил, удалось только понять, что какие-то люди сказали: "Вот тебе Саакашвили!" и ударили по лицу прикладом".

В селе в горящих подворьях осталось множество брошенных домашних животных.

В Курта, другом селе "северного анклава", находилась резиденция прогрузинского правительства Дмитрия Санакоева, которая полностью сгорела.

В населенных пунктах процветали грабежи и мародерство, рассказывают журналисты. "Один наш знакомый яростно доказывал, что имеет право забрать любую понравившуюся ему грузинскую машину, потому что его собственная сгорела при обстреле. Другой говорил, что находящееся в брошенных домах имущество трофейным не является и брать его - позор", - пишется в статье издания "Южнокавказская интеграция".

В первые дни по дорогам вместе с танками и бэтээрами двигались легковушки и грузовики, груженные мебелью, бытовой техникой, игрушками, коробками с едой и прочим.

13 августа, однако, российские военные выставили посты на дорогах, ведущих как из грузинских анклавов, так и из самой Грузии. Военнослужащие останавливали и досматривали проезжавший транспорт и пресекали вывоз награбленного.

"Это приказ командования: мародерства больше не будет! С этого дня проезд по этой дороге запрещен. Что ты сказал? Ты рисковал? Мы рисковали не меньше вас! Позор!", криком объяснял на одном из таких пунктов полковник российской армии одному из пытавшихся провезти мимо поста украденное имущество.

Территория Грузии начинается прямо за южными окраинами Цхинвала, отмечает издание, сообщая: "Захваченные 8 августа районы Цхинвала грузины защищали ожесточенно. Отчаянные бои велись и на линии грузино-осетинской границы, и в пограничных грузинских селах Никози и Эргнети (Никози, кстати, брали бойцы чеченского батальона "Восток"). А затем начался обвал. Населенные пункты, расположенные вдоль трассы на Гори, грузинские войска бросали почти без боя. В этом мы сами убедились 13 августа, когда уговорили водителя отвезти нас на грузинскую территорию".

Грузинских партизан в селах, по словам очевидцев, не оказалось. В крупных населенных пунктах - таких как Каралети - можно было видеть группы гражданских, в основном пожилых. На шоссе иногда встречались идущие по жаре беженцы с тележками.

В центре села Тирдзниси у разграбленной аптеки лежал труп мужчины в гражданской одежде. Дома здесь еще были целыми, за исключением нескольких горящих.

Как рассказал "Профилю" глава югоосетинского МВД Михаил Миндзаев, как минимум в пограничных с Южной Осетией грузинских селах Никози и Эргнети будут созданы поселковые отделения милиции РЮО. "Туда будем брать на службу людей независимо от национальности, если они себя не запятнали преступлениями, не воевали и не пропагандировали фашистскую власть Саакашвили", - заявил Миндзаев.

Президент Южной Осетии Эдуард Кокойты отказался комментировать тему "санитарного кордона", сказав, что пока считает необходимым заниматься более насущными гуманитарными проблемами.

Как уже сообщал "Кавказский узел", в ночь на 8 августа начались широкомасштабные боевые действия между грузинскими и югоосетинскими воинскими подразделениями. К конфликту присоединилась Россия. 12 августа президент России Дмитрий Медведев принял решение "о завершении операции по принуждению Грузии к миру" и выдвинул условия окончательного регулирования конфликта в Южной Осетии.

Президент Грузии Михаил Саакашвили, принявший пять из шести пунктов условия, 15 августа подписал соглашение о прекращении огня. 14 августа в Москве президенты Абхазии и Южной Осетии также подписали этот документ, а 16 августа его подписал и президент России Дмитрий Медведев.

21 августа Совет Безопасности ООН не смог принять резолюции по Грузии. Ряд членов Совета отказались поддержать проект резолюции о ситуации в Грузии представленный на рассмотрение российской делегацией и содержащий шесть принципов урегулирования ситуации по Южной Осетии, и требуют немедленного вывода российских войск из Грузии.

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

22 октября 2017, 22:27

22 октября 2017, 21:22

22 октября 2017, 20:47

22 октября 2017, 19:59

22 октября 2017, 19:03

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей