13 декабря 2001, 14:50

По жалобе граждан Зурабова Муссы Алиевича и Оздоева Бейэла Джабраиловича на нарушение их конституционных прав положениями Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия"

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя М.В.Баглая, судей Н.Т.Ведерникова, Н.В.Витрука, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, Г.А.Жилина, В.Д.Зорькина, А.Л.Кононова, В.О.Лучина, Т.Г.Морщаковой, Ю.Д.Рудкина, Н.В.Селезнева, А.Я.Сливы, В.Г.Стрекозова, О.И.Тиунова, О.С.Хохряковой, Б.С.Эбзеева, рассмотрев в пленарном заседании вопрос о соответствии жалобы граждан М.А.Зурабова и Б.Д.Оздоева требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", установил:

1. Граждане М.А.Зурабов и Б.Д.Оздоев обратились в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой, в которой просят признать не соответствующими Конституции Российской Федерации и Федеральному закону от 19 сентября 1997 года "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" положения статей 6, 28 (пункты 1 и 2), 29 (пункт 1) и 30 (пункты 1, 2 и 3) Закона Республики Ингушетия от 1 октября 1998 года "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия", касающиеся выдвижения кандидатов в депутаты, сбора подписей избирателей в поддержку кандидатов, а также обжалования решений и действий избирательных комиссий. Эти положения, по мнению заявителей, нарушают их конституционное право быть избранными в органы государственной власти, предусмотренное статьей 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации.
Как следует из статьи 96 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", при обращении в Конституционный Суд Российской Федерации с жалобой на нарушение конституционных прав и свобод граждане должны представить копии официальных документов, подтверждающих применение или возможность применения в конкретном деле положений закона, конституционность которых ими оспаривается.
Документами, приложенными к жалобе граждан М.А.Зурабова и Б.Д.Оздоева, подтверждается применение полномочными органами при разрешении дел заявителей статей 28 (пункты 1 и 2), 29 (пункт 1) и 30 (пункт 2) Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия".
Следовательно, положения его статей 6 и 30 (пункты 1 и 3) в силу статьи 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации и пункта 3 части первой статьи 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не могут быть предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе, а сама жалоба в этой части в силу пункта 2 его статьи 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть признана допустимой.

2. Согласно пункту 1 статьи 29 Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" собрание избирателей по выдвижению кандидата в депутаты правомочно, если в нем участвует не менее 200 избирателей.
Ссылаясь на эту норму, территориальная избирательная комиссия N 5 города Назрани 7 февраля 1999 года отменила свое первоначальное решение о регистрации гражданина Б.Д.Оздоева кандидатом в депутаты Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия на том основании, что на собрании, где Б.Д.Оздоев был выдвинут кандидатом в депутаты, присутствовало лишь 30 избирателей.
На основании пункта 2 статьи 30 Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия", согласно которому в поддержку отдельного кандидата (баллотирующегося по многомандатному избирательному округу) должно быть собрано не менее 1500 подписей избирателей, та же избирательная комиссия постановлением от 30 января 1999 года отказала в регистрации кандидатом в депутаты гражданину М.А.Зурабову, представившему 220 подписей избирателей.
Сославшись на статью 28 Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия", в соответствии с которой решения и действия (бездействие) избирательных комиссий могут быть обжалованы в Верховный Суд Республики Ингушетия, а решение суда по существу жалобы является окончательным, Назрановский районный суд Республики Ингушетия отказал в приеме к производству жалоб М.А.Зурабова и Б.Д.Оздоева на отказ территориальной избирательной комиссии в их регистрации кандидатами в депутаты. Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Ингушетия, рассмотрев жалобу М.А.Зурабова на определение районного суда, 11 февраля 1999 года отменила это решение и направила дело в тот же суд для разрешения по существу, указав, что жалобы на действия территориальных избирательных комиссий подлежат рассмотрению в районных судах.
На основании судебных решений территориальная избирательная комиссия 24 февраля 1999 года зарегистрировала М.А.Зурабова кандидатом в депутаты Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия.
 Кандидатом в депутаты был зарегистрирован и Б.Д.Оздоев. На состоявшихся 28 февраля 1999 года выборах депутатами они избраны не были.

3. Нормативные положения о выдвижении кандидатов в депутаты и сборе подписей избирателей, аналогичные положениям Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия", конституционность которых оспаривается заявителями, ранее уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации. Правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации по этому вопросу, изложенная в постановлении от 21 июня 1996 года по делу о проверке конституционности отдельных положений статьи 20 Закона Республики Башкортостан "О выборах депутатов Государственного Собрания Республики Башкортостан", заключается в следующем.
Право гражданина избирать и быть избранным в органы государственной власти принадлежит к основным правам и свободам и в качестве такового признается и гарантируется в Российской Федерации (статьи 17 и 32 Конституции Российской Федерации).
Регулирование прав и свобод человека и гражданина Конституцией Российской Федерации отнесено к ведению Российской Федерации (статья 71, пункт "в"), а их защита - к совместному ведению Российской Федерации и ее субъектов (статья 72, пункт "б" части 1). Одним из способов такой защиты является законодательное закрепление гарантий реализации гражданами их конституционных прав и свобод, осуществленное федеральным избирательным законодательством.
В соответствии со статьей 76 Конституции Российской Федерации законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации либо по предметам совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов.
Следовательно, правовой акт субъекта Российской Федерации, регулирующий вопросы осуществления избирательных прав граждан, не должен противоречить федеральному избирательному законодательству.
Вместе с тем, в силу федерального избирательного законодательства, субъект Российской Федерации вправе наряду с основными гарантиями избирательных прав граждан, закрепленными на федеральном уровне, установить в своем законе дополнительные гарантии этих прав.
Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положения статьи 20 Закона Республики Башкортостан "0 выборах депутатов Государственного Собрания Республики Башкортостан", устанавливающие для регистрации в избирательном округе кандидата в депутаты, во-первых, требование к количеству подписей избирателей в поддержку кандидата, превышающему максимальное количество подписей, предусмотренное федеральным законом; во-вторых, требование представления в избирательную комиссию протокола общего собрания избирателей со списком лиц в количестве не менее 100 человек, проголосовавших за выдвижение кандидата в депутаты, вводят дополнительные по сравнению с федеральным законом требования, ограничивающие для граждан, проживающих на территории Республики Башкортостан, предусмотренное статьей 32 (часть 2) Конституции Российской Федерации право граждан Российской Федерации избирать и быть избранными в органы государственной власти и органы местного самоуправления, и признал их не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 2), 32 (часть 2), 55 (части 2 и 3), 76 (части 2 и 5).

4. В силу статьи 29 (пункт 2) Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" законы субъектов Российской Федерации не могут содержать такое требование к выдвижению кандидата (кандидатов) непосредственно избирателями, как необходимость проведения собрания избирателей с определенным числом его участников. Вопреки этому требованию Закон Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" предусматривает необходимость проведения собрания избирателей по выдвижению кандидата в депутаты, которое правомочно, если в нем участвует не менее 200 избирателей (статья 29, пункт 1).
Федеральный закон "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" определяет, что максимальное количество подписей, необходимых для регистрации кандидатов (списков кандидатов), не может превышать двух процентов от числа избирателей, зарегистрированных на территории избирательного округа (пункт 1 статьи 31); при этом в многомандатном избирательном округе максимальное количество подписей не может превышать двух процентов от числа избирателей соответствующего избирательного округа, поделенного на число мандатов (пункт 2 статьи 31). Установленное же в статье 30 (пункт 2) Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" необходимое количество подписей избирателей в многомандатном избирательном округе (1500), если соотносить его с общим числом избирателей в конкретном округе, означает существенное превышение максимального количества подписей, установленного Федеральным законом.
Таким образом, положения статей 29 (пункт 1) и 30 (пункт 2) Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" закрепляют не предусмотренные Федеральным законом "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" дополнительные ограничения для граждан, проживающих на территории Республики Ингушетия, ущемляющие их конституционное право быть избранными в органы государственной власти.

5. Согласно пункту 3 части первой статьи 43 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" Конституционный Суд Российской Федерации принимает решение об отказе в принятии обращения к рассмотрению в случае, если по предмету обращения ранее им было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.
Следовательно, жалоба М.А.Зурабова и Б.Д.Оздоева в части, касающейся проверки конституционности статей 29 (пункт 1) и 30 (пункт 2) Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия", содержащих такие же положения, какие уже были предметом рассмотрения Конституционного Суда Российской Федерации и по которым ранее им было вынесено постановление, сохраняющее свою силу, не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

6. Согласно статье 125 (часть 6) Конституции Российской Федерации, части третьей статьи 79 и части второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" признание нормативного акта или отдельных его положений неконституционными влечет утрату ими юридической силы и является основанием отмены в установленном порядке положений других нормативных актов, содержащих такие же положения, какие были предметом рассмотрения; положения этих нормативных актов не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.
Следовательно, и содержащиеся в Законе Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" положения о выдвижении кандидатов в депутаты и сборе подписей избирателей как аналогичные положениям, ранее признанным Конституционным Судом Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, подлежат отмене Народным Собранием - Парламентом Республики Ингушетия в установленном порядке и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.
Кроме того, согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в определении от 5 ноября 1998 года по запросу Иркутского областного суда о проверке конституционности ряда положений Закона Иркутской области "О статусе депутата Законодательного собрания Иркутской области", истолкование разграничения компетенции в области нормоконтроля между Конституционным Судом Российской Федерации и другими судами, данное Конституционным Судом Российской Федерации в постановлении от 16 июня 1998 года по делу о толковании отдельных положений статей 125, 126 и 127 Конституции Российской Федерации, не отрицает правомочия судов общей юрисдикции и арбитражных судов подтверждать недействительность законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, содержащих такие же положения, какие уже были признаны неконституционными на основании постановления Конституционного Суда Российской Федерации, сохраняющего свою силу.

7. Согласно пункту 2 статьи 63 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в суд субъекта Российской Федерации обжалуются решения и действия (бездействие) избирательных комиссий субъектов Российской Федерации, окружных избирательных комиссий по выборам в федеральные органы государственной власти и должностных лиц этих избирательных комиссий; решения и действия (бездействие) иных избирательных комиссий обжалуются в районные суды. Статья 282 ГПК РСФСР (в редакции от 4 января 1999 года) определяет, что решения всех судов Российской Федерации могут быть обжалованы в кассационном порядке сторонами и другими лицами, участвующими в деле.
Заявители утверждают, что названным положениям федерального законодательства противоречат положения статьи 28 (пункты 1 и 2) Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия", согласно которым решения и действия (бездействие) избирательных комиссий могут быть обжалованы в Верховный Суд Республики Ингушетия, и решение суда по существу жалобы является окончательным. Однако это утверждение не может быть проверено Конституционным Судом Российской Федерации, управомоченным в силу статьи 125 Конституции Российской Федерации устанавливать соответствие нормативных актов, в том числе законов субъектов Российской Федерации, Конституции Российской Федерации.
Соответствующее полномочие относится к компетенции других судов, которые, руководствуясь статьей 120 (часть 2) в ее взаимосвязи со статьей 76 (части 3, 5 и 6) Конституции Российской Федерации, устанавливают соответствие закона субъекта Российской Федерации федеральному закону и в случае противоречия между ними решают, какой закон подлежит применению в рассматриваемом деле.
Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, частью первой статьи 43, частями первой и третьей статьи 79 и частью второй статьи 87 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Положения пункта 1 статьи 29 и пункта 2 статьи 30 Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" о том, что собрание избирателей по выдвижению кандидата в депутаты правомочно, если в нем участвует не менее 200 избирателей, и о том, что в поддержку кандидата должно быть собрано не менее 1500 подписей избирателей, являются аналогичными положениям, которые ранее были предметом обращения в Конституционный Суд Российской Федерации и по которым Конституционным Судом Российской Федерации вынесено постановление, сохраняющее свою силу.
Пункт 1 статьи 29 и пункт 2 статьи 30 Закона Республики Ингушетия "О выборах депутатов Народного Собрания - Парламента Республики Ингушетия" подлежат отмене в установленном порядке и не могут применяться судами, другими органами и должностными лицами.

2. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы граждан Зурабова Муссы Алиевича и Оздоева Бейэла Джабраиловича как не отвечающей критерию допустимости обращений в соответствии с требованиями Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" и ввиду неподведомственности поставленного в ней вопроса Конституционному Суду Российской Федерации, а также с учетом того, что по предмету обращения Конституционным Судом Российской Федерации ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

3. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

4. Настоящее Определение подлежит опубликованию в "Собрании законодательства Российской Федерации", "Российской газете", официальных изданиях органов государственной власти Республики Ингушетия, а также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации
М.В.Баглай

Судья-секретарь Конституционного Суда Российской Федерации Н.В.Селезнев

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

19 января 2017, 00:59

18 января 2017, 23:59

18 января 2017, 23:52

18 января 2017, 23:32

  • Каладзе назвал подробности соглашения с "Газпромом" коммерческой тайной

    Огласить подробности соглашения властей Грузии с "Газпромом" о монетизации транзита газа в Армению, как того потребовала оппозиция, пока невозможно, поскольку это коммерческая тайна, заявил министр энергетики Грузии Каха Каладзе. При этом он заверил, что никакого вреда Грузии соглашение не принесет.

18 января 2017, 23:16

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии