15 апреля 2008, 15:33

Хроника насилия в Чеченской Республике. Февраль 2008 года

1 февраля 2008 года

После 13.00 в г. Назрань Республики Ингушетия на просп. Базоркина рядом с памятником участникам ВОВ сотрудниками российских силовых структур был убит местный житель Юсуп Амирович Чапанов, 1986 г.р., проживавший по адресу: ул. Машиностроителей 10/2.

Один из братьев Юсупа Чапанова, Муса Чапанов, находился в момент проведения спецоперации не далеко от этого места. Он работает охранником в магазине "Беркат". Услышав выстрелы, Муса пошел в сторону памятника участникам ВОВ. Это место было оцеплено сотрудниками силовых структур по периметру. Здесь же была сосредоточена военная техника: БТР, а/м "Урал", несколько бронированных а/м УАЗ и др. машины. В район оцепления никого не пропускали. С расстояния 40-50 метров Муса увидел тело убитого человека. По одежде он опознал брата. Некоторое время возле трупа находился один из сотрудников силовых структур. Он что-то делал, но что конкретно не было видно. После того, как этот "силовик" отошел от тела, подошел другой милиционер и взял с груди убитого пистолет, который положил в целлофановый пакет. Муса позвонил старшему брату Баширу и сообщил ему о гибели Юсупа. Приехав на место, Башир узнал от очевидцев, что Юсупа убили вооруженные люди, которые передвигались на а/м ВАЗ-21014 серебристого цвета. Сначала они крикнули ему: "Стой", а когда Юсуп оглянулся на крик, расстреляли из автоматического оружия в упор, сделав несколько одиночных выстрелов. Затем по лежащему телу произвели контрольный выстрел.

Труп "силовики" забрали с собой и доставили в морг центральной больницы г. Назрань. На место убийства прибыли сотрудники местных правоохранительных органов и прокуратуры. Они и сообщили родственникам убитого, где находится труп. Чапановы поехали в больницу и забрали тело Юсупа.

Около 14.00 к дому Чапановых на БТРе, а/м "Урал", а/м УАЗ и др. подъехали сотрудники российских и республиканских силовых структур. Около 30 человек (часть из них были в масках) прошли в дом. Несколько человек были одеты в штатскую одежду, все остальные – в военную форму. Они не представились и не предъявили никаких документов. В доме был произведен несанкционированный обыск, но ничего противозаконного обнаружено не было. Производившие обыск "силовики", вели себя грубо, переворачивали мебель и разбрасывали вещи. По окончании, протокол обыска составлен не был.

В тот же день прокуратура РИ распространила следующее сообщение: "1 февраля 2008 года в городе Назрани в ходе спецоперации, проводимой в рамках контртеррористической операции, при задержании уничтожен член незаконного бандформирования Чапанов Ю..

Проведены первоначальные следственные действия, где в ходе осмотра места происшествия обнаружен и изъят пистолет системы "ТТ" с запасным магазином к нему.

Следственное управление Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Ингушетия возбудило по данному факту уголовное дело по признакам составов преступлений, предусмотренных статьей 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и статьей 222 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств) Уголовного кодекса РФ. В настоящее время проводятся оперативно-следственные мероприятия".

1 февраля в представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратился брат убитого, Башир Чапанов, в котором попросил оказать содействие в выявлении лиц причастных к убийству Юсупа. По его словам Юсуп в розыске не числился и к уголовной ответственности не привлекался. Учился на заочном факультете Ингушского университета, работал охранником в магазине "Беркат". В день гибели возвращался с пятничной молитвы из центральной мечети г. Назрань.

Один из братьев Чапановых, Идрис Чапанов, 1971 г.р, почти три года находится в розыске по подозрению в вооруженном нападении в составе многочисленной группы боевиков на правоохранительные органы республики в ночь на 22 июня 2004 года. Родственники утверждают, что в нападении на ингушских милиционеров Идрис не участвовал, в этот день был дома, и его видели многие соседи. Но когда он узнал, что его объявили в розыск, вынужден был уйти из дома, чтобы не подвергать риску жизнь своих близких людей. О его местонахождении родственникам ничего не известно.

3 февраля 2008 года

В с. Калини-Аул Республики Дагестан при проведении сотрудниками ОВД Казбекского района оперативно-розыскных мероприятий был убит местный житель Анзор Набиев, 1980 г.р.

По словам очевидцев, сотрудники ОВД Казбекского района прибыли в село с целью задержать Анзора Набиева, которого подозревали в участии в НВФ. Набиев оказал вооруженное сопротивление и в ходе перестрелки был убит. Ранение получил начальник поселкового отделения милиции майор милиции Хункарби Магомедхабибов. Раненый милиционер был доставлен в районную больницу, где ему оказали медицинскую помощь.

По данному факту возбуждено уголовное дело, ведется следствие.

С 3 февраля в г. Грозном Чеченской Республики в пунктах временного размещения внутриперемещенных лиц на ул. Чайковского, 24 и 26 отключили электричество и газ. Подобные отключения происходят регулярно. Цель этого – вынудить проживающих там людей покинуть помещение.

4 февраля 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Назрань с письменным заявлением обратилась жительница г. Карабулак Республики Ингушетия, Тамара Тагировна Хутиева, проживающая по адресу: ул. Комарова, 31.

С ее слов стало известно, что 31 января 2008 года в г. Чегем Кабардино-Балкарской Республики из больницы сотрудниками неустановленных силовых структур был похищен ее сын, Дауд Умаевич Хутиев, 1985 г.р.

2 ноября 2007 года после полученных тяжелых травм в ДТП Дауд Хутиев был госпитализирован в Чегемскую городскую больницу, где и находился до момента похищения. 31 января к Дауду пришел гость – молодой человек, который ранее лежал с Хутиевым в одной палате, пока не был выписан. После 20.00 Дауд пошел провожать его. В приемном отделении на них набросились семь человек, двое из которых были в милицейской форме, а остальные в штатской одежде. Дауда и его гостя повалили на пол, обыскали, а затем вывели из больницы. Гостя отпустили на улице, а Хутиева посадили в машину и увезли в неизвестном направлении.

Родственники похищенного не имеют никакой информации о местонахождении Дауда. По словам матери, ее сын никаких противоправных действий не совершал и единственным увеличением в его жизни был спорт. В своем заявлении Тамара Хутиева просит оказать содействие в розыске ее сына.

С 4 февраля по 6 февраля в г. Махачкала Республики Дагестан на ул. Ленина родственники двух похищенных жителей г. Кизил-Юрт Джабира Камалдинова и Шамиля Омарова проводили пикет, требуя от властей установить их судьбу и добиться освобождения.

Обоих 31 января 2008 г. забрали неизвестные вооруженные люди. По факту их похищения родственники обратились в республиканскую прокуратуру и МВД, а также написали обращение на имя президентов РД и РФ. Все силовые структуры отрицают какую-либо причастность к исчезновению Д.Камалжинова и Ш.Омарова.

6 февраля 2008 года

В офис ПЦ "Мемориал" в г. Грозный с письменным заявлением обратились жители пункта временного размещения (ПВР), расположенного по адресу: просп. Дудаева, 15. Люди опасаются, что при расформировании данного ПВР, назначенного на март текущего года, им не предоставят альтернативного жилья.

В данном ПВР проживает 103 семьи, из них: три семьи из Заводского района г. Грозный, девять семей из Введенского района, одна семья из Грозненского (сельского) района, одна семья из Курчалоевского района и 86 семей из Ленинского района г. Грозный. Большая часть из них входит в т.н. категорию "стопроцентников": их жилье было полностью уничтожено в ходе боевых действий. Среди проживающих имеются как старые жители, так и недавно переселенные сюда и за уже расформированных ПВРов (ул. Чайковского, ул. Кирова, ул. Поняткого).

В марте намечено расформирование ПВР на просп. Дудаева. Представители власти не имеют четкого плана расселения этих людей. Пяти семьям обещали предоставить постоянное место жительство в течение одного месяца. Еще три семьи с сельской пропиской решено в немедленном порядке переселить в общежитие на ул. Выборгская. Администрация Ленинского района города отказывается решать жилищные вопросы этих граждан, ссылаясь на отсутствие средств. Сотрудники администрации района утверждают, что этими людьми должны заниматься не они, поскольку в их обязанности входит только ликвидация ПВРа и предоставление жилья для жителей своего района.

Один из тех, чья судьба остается неясной Казбек Гайрбеков, уроженец Веденского района. Его семья состоит из пяти человек (жена и трое детей). Его дом полностью разрушен, компенсацию не получал. Жена страдает открытой формой туберкулеза, сам он является эпилептиком.

Заместитель главы администрации района считает, что Гайрбеков может позволить "построить себе пару комнат".

В представительство ПЦ "Мемориал" продолжают поступать жалобы и от жителей других ПВРов.

В Правозащитный Центр "Мемориал"
от жителей общежития по бульвару Дудаева, 15/4

Заявление

В конце декабря комендант нашего общежития прошла по комнатам и сообщила, что мы должны платить арендную плату за проживание в сумме от 530 рублей в месяц. Никакие льготы при этом не действуют. Тех, кто не будет платить, по ее словам, выселят из общежития. Кроме того, нам сказали, что мы обязаны участвовать в субботниках, которые проходят только по субботам. Если человек не участвует по уважительной причине (например, у него рабочий день) должны заплатить 150 рублей. Кроме того, ежемесячно сдавать на нужды общежития 100 рублей.

3 февраля пришли сотрудники администрации Ленинского района и сообщили, что мы должны освободить общежитие в связи с его ремонтом. При этом нам предлагают деньги в сумме 20 000 рублей для оплаты съемной квартиры в течение полугода. Дают так называемое гарантийное письмо от администрации, в котором сказано, что через полгода нам будет предоставлено жилье.

Заместитель главы администрации Ленинского района сказал нам, что получен приказ освободить наше здание от жителей.

Нам, идти некуда. У многих из нас полностью или частично разрушено жилье. Компенсации мы не получили, несмотря на приказ правительства РФ №404 о выдаче компенсаций, хотя с начала его действия прошло уже больше пяти лет. Поэтому, у нас нет основания доверять гарантийным письмам администрации района, если не выполняются государственные постановления.

Среди нас немало людей, у которых своего жилья никогда не было. В основном, это молодые семьи, которые образовались в течение 15-10 лет. Все это время шли военные действия или обстановка была настолько тяжелой, что они не могли ничего построить или купить. Их вины в этом нет, в семьях растут дети, которые не должны страдать от того, что родина оказалась в такой сложной ситуации.

В 2002-2003 годах, перевозя нас в Грозный из палаточных лагерей, представители правительства Чеченской республики обещали нам выплатить в кратчайшее время компенсации или предоставить квартиры тем, у кого жилья не было. Эти обещания не выполнены. В июне, в ноябре, декабре переводили из других ПВРов, тоже обещая жилье в самое короткое время. Теперь нам снова настоятельно предлагают переселиться во временное жилье. Больше никаким обещаниям мы не верим, так нас обманывали уже много раз. Мы опасаемся, что с нами могут поступить также как с жителями ПВРа в поселке Мичурина, которых выселили за одни сутки. Мы согласны выйти из общежития, если нам выдадут договоры найма, даже на те квартиры, в которых ремонт еще не завершен, чтобы могли сами проследить за его качеством или выяснить, не претендует ли кто-то еще на это жилье. До этого времени мы просим оставить нас в общежитиях. Мы согласны платить плату за проживание в общежитие, но с условием действия полагающихся нам льгот и выдачи квитанции об оплате.

06.02.2008

В феврале 2008 года девять семей из Введенского района переселили в ПВР на ул. Выборгская, несмотря на то, что по программе восстановления горных сел в Ведено строится коттеджный поселок для таких семей. Предположительно, к лету 2008 году туда можно будет поселиться.

В ПЦ Мемориал
от Хатуевой Мадины Ахматовны
г. Грозный, Заводской район, ул. Выборская, общежитие
8 928 785 79 57

Заявление

Я, Хатуева Мадина Ахмматовна (1968 г.р.) проживала в ПВР на ул. Чайковская №28, вместе со своей семьей (муж, Байсултанов Леча Суламбекович, и 7 детей, 6 из которых несовершеннолетние). Единственный доход семьи, это пенсия мужа в размере 2 500 р.

Привезли нас в данный ПВР из палаточного городка (Ингушетия, г. Слепцовск, ПГ "БЭЛЛА") в 2002 году.

При этом обещали, что мы можем, там проживать пока не выдадут компенсацию на разрушенное жилье. Прописана я в Урус-Мартановском районе, дом разрушен, компенсацию не получала.

В ночь с 24 на 25 января 2008 года, нас с мужем не было дома. Я уехала, чтобы проведать свою больную мать. Около 1 часа ночи, мне позвонили дети и сказали, что их выселяют, для того чтобы перевезти на новое место жительство. Представители администрации, пригнали грузовую машину, загружали наши вещи на нее, детей они совсем запугали. Угрожали, что в случае неповиновения посадят их отца в тюрьму.

Проживание в общежитии на ул. Выборской я оплачиваю (1 200 р., за две комнаты, которые мы занимаем и 200 р. за уборку).

Но, тем не менее, нам говорят, что в месяце марте нужно освобождать помещение, при этом не предлагают никакую альтернативу. Я не знаю, что мне делать, так как мне некуда идти.

В сложившейся ситуации прошу вас оказать мне правовую помощь.

05.02.2008
Хатуева Мадина Ахматовна

По состоянию на 18 марта 2008 года, Хатуева проживает в данном ПВР; пока ее вопрос не решен.

7 февраля 2008 года

Около 3.00 в г. Кизил-Юрт Республики Дагестан были освобождены ранее похищенные местные жители Джабир Камалдинов и Шамиль Омаров.

Камилова и Омарова 31 января 2008 г. похители вооруженные люди в масках.

Д.Камалдинова похитители выбросили из машины около его дома, Ш.Омарова – на окраине города. У обоих на голову были надеты мешки.

Камалдинов и Омаров не знают, кто их похитил и, где они содержались.

По словам Д.Камалдинова их обоих около двух дней их с мешками на голове держали в каком-то помещении, расположенном на берегу моря. Все это время, его постоянно допрашивали, требуя назвать имена "неблагонадежных", то есть причастных к ваххабитскому подполью. Особенно расспрашивали про лидера махачкалинского джамаата Шамиля Гисанова, о котором он ничего не знает и не мог ничего сообщить.

Затем, их перевезли в Чечню. Такой вывод Джабраил сделал по времени езды ко второму месту содержания; по акценту, людей, которые его допрашивали и пытали; кроме того, он услышал как по телевизору передавали передачи на русском и чеченском языках о Грохном. Джабир также полагает, что место его содержания находилось в войсковой части, потому что был слышан шум работающих моторов больших машин, шум передвигающихся БТРов. Также там было много палаток. Это место, по его мнению, находится где-то недалеко от дагестано-чеченской границы. Перевозили похищенных на а/м УАЗ (туда и обратно). Он не знает, кто его допрашивал и пытал, но слышал, что люди говорили с чеченским акцентом. Кроме того, приходили люди, говорившие по-русски без акцента. Они требовали передать им Джабира и Шамиля. Похищенных все время запугивали, били по почкам, голове, в область паха пластиковой бутылкой, наполненной водой. Пытались вырвать плоскогубцами ногти. Душили, надевя противогаз и при этом перекрывая шланг.

Похищенных тем, что дадут им в руки оружие и затем проведут спецоперацию с известным финалом. По мнению Джабира Камалдинова, похитители - сотрудники силовых структур, но непонятно из какого ведомства. Они беспрепятственно передвигались через посты ГАИи , вероятно, через административную границу Дагестана и Чечни. В основном от похищенных добивались сведений о ваххабитском подполье. В конце-концов похитители потребовали "сознаться" хоть в чем-нибудь. Однако Джабир не стал брать на себя преступления, которые он не совершал.

По мнению Д. Камалдинова, похищение, возможно, было связано с тем, что его дядей является Богоудин Магомедов Боговдин один из лидеров ваххабитов в Дагестане (сейчас живет за границей).

Когда Джабир и Шамиль находились в Чечне, похитители постоянно спрашивали об их знакомом Амине Абускадырове, с которым они вместе работают. Им говорили, что поедут за Абускадыровым и привезут его сюда же. И действительно, вскоре после похищения Омарова и Камалдинова за А.Абускадыровым на работу приезжали "силовики". Но тот, понимая, что бесследно исчезли двое людей, с которыми он вместе работал, все время находился дома и никуда не выходил. Когда же сотрудники какой-то силовой структуры приехали к нему домой, Амин позвонил своему родственнику – сотруднику ФСБ. Тот приехал и, представившись, предложил и "силовикам" ответить из какого они ведомства. "Силовики" были вынуждены представиться. Оказалось, что они являются сотрудниками УБОП. Таким образом, весьма велика вероятность, что именно сотрудники УБОП имеют отношение к похищении. Д. Камалдинова и Ш.Омарова.

Джабир Камалдинов подал заявление в прокуратуру Ленинского района г. Махачкалы о его похищении и требует найти и наказать виновных.

Приблизительно в 13.00 в с. Гой-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленных силовых структур похищен местный житель Айнди Хумидович Акуев, 1985 г.р., проживающий на ул. Свердлова.

Накануне, 6 февраля, к Айнди Акуеву на своей машине ВАЗ-21115 приехал его знакомый, житель с. Алхазурово Алихан Магомадов. Айнди и Алихан на машине Алихана поехали в сторону с. Старые Атаги Грозненского (сельского) района. Алихан должен был встретить родственника на развилке автотрассы Старые Атаги-Советское-Алхазурово. Примерно 20 минут они простояли на этом перекрестке. Затем к ним подъехал а/м ВАЗ-21099 зеленого цвета. Алихан подошел к ней и две минуты разговаривал с водителем машины. Закончив разговор, Алихан вернулся к своей машине. Водитель ВАЗ-21099 развернулся и перегородил выезд машине Магомадова. В это же время подъехал еще один а/м ВАЗ-21114 серебристого цвета. Из нее выбежали вооруженные люди в камуфляжной форме, без масок. Без объяснения причины, угрожая оружием, они заставили сесть Магомадова и Акуева в свою машину. Похищенных увезли в неизвестном направлении. Машину Магомадова также забрали.

В тот же день, 6 февраля, около 20:00, неизвестные привезли Айнди в Гой-Чу и высадили около его дома. Айнди рассказал родным, что его и Алихана держали внутри какого-то помещения, огороженного бетонными плитами. Внутри помещения находилась оргтехника для работы. Айнди не заводили в камеру, допрашивали в кабинете. Ему предложили сотрудничество, но он категорический отказался. По дороге домой Айнди обратил внимание на то, что его провезли мимо с. Чечен-Аул. Сотовый телефон ему не вернули, но один из "силовиков" пообещал вернуть на следующий день.

Алихан Магомадов так же был отпущен в тот же день, 6 февраля (точное время не известно).

На следующий день, 7 февраля,, примерно в 13:00, к дому Акуевых приехали два человека в военной форме. Они были на машине ВАЗ-21115 темного цвета (регистрационный номер: 544 или 944). Неизвестные не стали заходить в дом, они послали соседского ребенка вызвать Айнди из дома. Акуев вышел, сел в машину и его увезли. Перед тем как выйти на улицу Айнди никаких объяснений родственникам давать не стал. В машину он сел сам, без какого-либо принуждения.

В течение двух с лишним суток о судьбе Айнди Акуева ничего неизвестно. Его сотовый телефон не отвечает. Родственники обратились в устной форме в Урус-Мартановское РОВД. 9 февряля (см) он был освобожден похитителями.

До 5 февраля 2008 года Айнди Хумидович Акуев вместе с семьей, временно проживал в с. Бурунское в Шелковском районе. 5 февраля 2008 года он с семьей переехал в родное с. Гой-Чу и временно поселился в пустующем доме Сардаловых (ул. Свердлова). Строительство дома Акуевых на той же улице еще не завершено.

Грозненский гарнизонный военный суд приговорил командира разведгруппы в/ч 6853, подполковника ВВ МВД России Алексея Коргуна к трем годам лишения свободы условно "за халатность, проявленную при исполнении служебного долго".

24 марта 2007 года он вместе с группой разведчиков проводил разведывательно-поисковые мероприятия в окрестностях с. Урдюхой Шатойского района. Военные наткнулись на трех местных жительниц, собиравших черемшу. Не разобравшись, военные открыли огонь в сторону женщин. В результате этого Халдат Мутакова, 1967 г.р., была убита, а ее сестра Залпа Мутакова, 1969 г.р., и их сноха Заира Касумова, 1980 г.р., получили тяжелые ранения. У Халдат осталось малолетняя дочь. Военные объяснили свои действия тем, что они приняли трех безоружных женщин за группу боевиков.

"Следователь, который пришел в больницу взять показания у моей дочери, заявил, что стрелявшие перепутали грабли с автоматами", - свидетельствует мать Заиры Касумовой.

Алексей Коргун еще до оглашения приговора, полностью признал свою вину за случившееся и попросил у родных убитой и пострадавших прощения.

"Да, он действительно просил прошенья и возможно что, это было искренне, но это не вернет здоровье моей дочери и жизнь Халдат. Я считаю, этот приговор слишком мягким и не верю, что это было несчастным случаем, они прекрасно понимали в кого они стреляют и лгут, что в то утро был туман. С первого выстрела военные ранили Халдат, после этого Заира и Залпа стали кричать и легли на землю, они их уже "добивали" там. Ладно, туман мешал их глазам, а что у них было с ушами? Они так же не могли отличить крик женщин о помощи от возгласов боевиков?", - сказала сотруднику ПЦ "Мемориал" мать Заиры.

Вынесенным приговором недовольны не только родственники пострадавших, но и многие жители Чечни.

Уполномоченный по правам человека в Чечне Нурди Нухажиев в своем интервью газете "Коммерсант" назвал вынесенный приговор вызовом правосудию и заявил, что суд просто увел убийцу от наказания. При этом он отметил, что в Чечне не собираются с этим мириться.

Суд вынес решение о возмещении морального ущерба в размере 450 000 рублей всем пострадавшим. В возмещении материального ущерба было отказано, "за недостатком оснований и доказательств". Хотя суд его к этому не обязывал, подполковник Коргун выплатил значительную сумму на воспитание малолетней дочери Халдат Мутаковой. Нужно так же признать, что Алексей Коргун был первый из российских военных, который попросил прошение у потерпевших и их родных за содеянное. Несмотря на выказываемое недовольство, потерпевшие не собираются обжаловать решение суда.

9 февраля 2008 года

Был освобожден Айнди Хумидович Акуев, 1985 г.р. По словам его родственников, приблизительно в 23:00 Айнди привезли и высадили в центре с. Гой-Чу Урус-Мартановского района Чеченской Республики. Он не может сказать, где его содержали. В чем он подозревался, и, что ему инкриминировали, неизвестно. Акуев и его родственники от комментариев отказались.

Айнди Акуев был увезен 7 февраля 2008 года примерно в 13:00 двумя сотрудниками силовых структур, которые приехали на автомашине ВАЗ-21115. В течение более чем двух суток о его судьбе ничего не было известно, его телефон не отвечал.

В с. Гойское Урус-Мартановского района Чеченской Республики силами сотрудников Урус-Мартановского РОВД была проведена проверка паспортного режима (т.н. "зачистка"). "Силовики", проводившие проверку, были без масок. На окраине села они выставили мобильный пост. Проверяющие заходили не во все дома. А в тех домах, куда заходили, записывали численность жильцов. По итогам проведенной проверки, никто не был задержан. Жалобы на неправомерные действия сотрудников силовых структур от жителей села не поступало.

13 февраля 2008 года

Примерно в 13:30 в г. Назрань Республики Ингушетия в районе автовокзала сотрудниками российских силовых структур захвачен житель с. Экажево Магомед Эльмурзаевич Евлоев, 1969 г.р. (полный тезка владельца сайта "Ингушетия.Ру").

По словам очевидцев, "силовики" подъехали к Магомеду Евлоеву на микроавтобусе "Газель" и БТРе. Его насильно посадили в "Газель" и на большой скорости скрылись. Свидетелями захвата стали родственники Магомеда Евлоева. Они оперативно сообщили о происшествии сотрудникам МВД РИ. Машины с сотрудниками российских силовых структур были остановлены сотрудниками республиканской милиции на федеральной трассе "Кавказ", недалеко от поста ДПС МВД РИ. Туда же прибыли и родственники Магомеда Евлоева. Сотрудники российских силовых структур отказались давать объяснения своим действиям; тогда им было предложено проехать в УФСБ по РИ в г. Магас. Туда же был доставлен и Евлоев. Вскоре у въезда в г. Магас стали собираться его родственники. Они ожидали, что им будут даны объяснения по факту задержания Магомеда. В течение дня никто из официальных представителей власти к ним с объяснениями не прибыл.

В ночь на 14 февраля одного из представителей Евлоевых пригласили на переговоры к министру МВД РИ Мусе Медову, который заверил его в том, что Магомед Евлоев находиться в республике и будет отпущен утром до 10 часов. Он попросил Евлоевых разойтись. Просьба министра была выполнена. Однако в указанное министром время Магомед Евлоев освобожден не был и его родственники снова стали собираться у въезда в г. Магас Для переговоров к ним прибыл руководитель ОВД г. Магас Магомед Цечоев. Вместе с ним несколько близких родственников Магомеда Евлоева проследовали в здание УФСБ, где им объяснили, что Магомед Евлоев задержан по указанию Главного следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по ЮФО и доставлен в г. Ессентуки Ставропольского края для проведения следственных действий по уголовному делу о массовых беспорядках в Назрани 26 января 2008 года во время митинга. Еще через некоторое время поступила информация о том, что Магомед Евлоев помещен в СИЗО г. Нальчик.

В этот же день прокуратура РИ распространила сообщение о том, что "правоохранительными органами Республики Ингушетия по подозрению в организации массовых беспорядков 26 января 2008 года в г.Назрани, в порядке статей 91-92 Уголовно-процессуального кодекса РФ задержан житель села Экажево Назрановского района Евлоев М.

Прокуратура республики вновь информирует население, что следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Ингушетия было возбужденно уголовное дело по факту массовых беспорядков 26 января в Назрани по части 1 и части 2 статьи 212 Уголовного кодекса (Организация и участие в массовых беспорядках).

По данному делу в ИВС МВД Ингушетии содержатся под стражей шесть человек, которые задержаны по подозрению в порядке статей 91-92 Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В настоящий момент, уголовное дело передано в Главное следственное управление по Южному федеральному округу, расположенное на территории Ставропольского края".

14 февраля отец Магомеда Евлоева, Эльмурза Евлоев, вместе с адвокатом Тамарой Амхадовой приехал в г. Нальчик и встретился со следователем, который ведет дело его сына. Следователь подтвердил информацию о том, что Магомед Евлоев был задержан в рамках расследования уголовного дела, возбужденного по факту массовых беспорядков 26 января в Назрани по части 1 и части 2 статьи 212 Уголовного кодекса (организация и участие в массовых беспорядках).

14 февраля 2008 года

Около полудня в пригороде Нальчика Кабардино-Балкарской Республики неизвестные люди в масках захватили Фатиму Текаеву, мать Расула Кудаева, обвиняемого в участии в нападении на Нальчик в октябре 2005 года. В настоящее время дело о нападении на Нальчик рассматривает Верховный суд Кабардино-Балкарской Республики. Ряд правозащитных организаций включил Расула Кудаева в списки политических заключенных.

Фатиму Текаеву доставили в помещение Центра "Т" (структура в системе МВД РФ, занимающаяся вопросами противодействия терроризму), где на протяжении шести часов ее незаконно удерживали и допрашивали отказавшиеся представиться люди в масках.

В это же время сотрудники силовых структур вошли в дом Текаевой, где незаконно задержали ее сына Арсена Мокаева. Его также доставили в центр "Т" и избили.

Из дома были изъяты: компьютер, книги религиозного содержания, документы, в том числе, и медицинские, письма и даже 524 тома обвинительного заключения по делу Расула Кудаева. Обыск и изъятие проводились с нарушением процессуальных норм.

Собранные свидетельства позволяют с большой степенью уверенности утверждать, что в отношении незаконно задержанных матери и сына сотрудники правоохранительных органов готовили провокацию, возможно во дворе дома сотрудники правоохранительных органов должны были "найти" боеприпасы. Однако благодаря соседям Фатимы Текаевой и Арсена Мокаева провокация в отношении них не удалась.

Фатима Текаева и ее сын Арсен Мокаев проживают в пригороде Нальчика - в пос. Хасанья, ул.Аттоева, 137. Фатима приходится матерью, а Арсен - сводным братом Расулу Кудаеву, арестованному в октябре 2005 г. Кудаева обвиняют в организации и руководстве нападением на пост милиции в пос. Хасанья 13 октября 2005 г. Расул Кудаев - бывший узник американской военной базы в Гуантанамо, был освобожден властями США и передан России в 2004 году.

В ходе событий в Нальчике 13 октября 2005 года Кудаев находился дома в поселке Хасанья. У правозащитных организаций есть серьезные основания полагать, что уголовное дело в отношении Расула Кудаева было сфальсифицировано. После возвращения в Россию Кудаев, в связи с крайне тяжелым состоянием здоровья, с трудом самостоятельно передвигался и вряд ли мог участвовать в нападении на милиционеров. По мнению защиты, у Кудаева есть алиби. Кроме того, он, как и все вернувшиеся в Россию бывшие узники Гуантанамо, находился под постоянным пристальным вниманием спецслужб. Имеются неопровержимые доказательства того, что после ареста, в ходе предварительного следствия, Расула Кудаева пытали. Ряд правозащитных организаций включил Расула Кудаева в списки российских политических заключенных. Правозащитный центр "Мемориал" предоставил Кудаеву адвоката Магомеда Абубакарова для защиты его интересов в ходе судебного процесса и для возбуждения уголовного дела по факту применения по отношению к нему пыток.

Защищая сына, Фатима Текаева много общается с российскими и зарубежными журналистами, правозащитными организациями. Она постоянно привлекает внимание к фактам нарушения прав человека в ходе расследования обстоятельств нападения на государственные учреждения в г.Нальчик в октябре 2005 года. По-видимому, в связи с этим она и ее второй сын, Арсен, подвергаются постоянному давлению.

* * *

Представители Правозащитного центра "Мемориал" опросили в Нальчике Фатиму Текаеву, Арсена Мокаева и их соседей, ставших очевидцами событий 14 февраля 2008 года.

Как рассказала Фатима Текаева сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал", утром 14 февраля она находилась в Верховном Суде КБР, где получила разрешение на свидание со своим сыном, Расулом, в следственном изоляторе. Однако в этот день в СИЗО посетителей не пускали, и Фатима на маршрутном такси отправилась на работу, в амбулаторию пос. Хасанья,

Около 12 часов на остановке, сразу же после того, как Фатима Текаева вышла из микроавтобуса, ее схватили подбежавшие люди в масках. Они не представились и никак не объясняли свои действия. Испугавшись, что ее похищают, Текаева стала кричать о помощи. Однако люди в масках, не обращая на крики женщины, грубо затолкали ее в подъехавшую машину, которая сразу же резко тронулась с места. Свидетелями произошедшего стали жители поселка, стоявшие на остановке.

Лишь в машине Фатиме Текаевой объяснили, куда ее везут - "Нам приказали доставить Вас в центр "Т". Там объяснят зачем" - "Но зачем меня надо было захватывать как террористку? Разве нельзя было просто попросить пройти вместе с вами?" - "Нам объяснили, что на Вас может быть "пояс шахидки" - "Кто вам мог сказать такой бред?!".

Доставив Фатиму по месту назначения (ул. Ногмова, 47), ее завели в один из кабинетов. Здесь те же люди в масках начали ее допрашивать. При этом они отказались представиться, предъявить свои документы, объяснить Фатиме ее процессуальный статус, не объяснили ей ее права.

В качестве причины силового захвата Текаевой люди в масках выдвигали абсурдную причину - якобы она не является на допросы по повестке. Следует отметить, что это утверждение не соответствует действительности – Ф.Текаева всегда аккуратно являлась по повесткам в правоохранительные органы. Кроме того, насильственный привод на допрос должен быть оформлен в соответствии с процессуальными нормами и не должен превращаться в похищение. Ни при захвате, ни позже, во время допроса, Текаевой, несмотря на ее законные требования, не предъявили никакой повестки, предписывающей ей явиться куда-либо на допрос. На любые ее требования – представить ей адвоката, показать повестку на допрос, дать возможность сообщить родственникам о своем местонахождении и т.п., - люди в масках никак не реагировали.

В ходе многочасового допроса Текаеву спрашивали о ее религиозных убеждениях, о месте ее работы, доходах, круге знакомых. Задавали вопросы о якобы имеющихся связях Фатимы Текаевой с "лесными братьями" (по-видимому, имели в виду вооруженные группы исламских фундаменталистов). В ответ она решительно отрицала наличие таких связей. Особый интерес у людей в масках вызвала поездка Фатимы Текаевой летом прошлого года в Ингушетию в офисы базирующихся там правозащитных организаций. При этом допрашивающие утверждали, что Фатима похожа на какую-то женщину, именно в это время совершившую нечто противозаконное в Ингушетии. Отдельной темой допроса стали правозащитные организации (состав, финансирование и т.п.), в которые обращалась Текаева. "Кто оплачивает работу адвоката твоего сына? Почему наняли адвоката из Чечни, а не местного?" - интересовались люди в масках.

Лишь после 18 часов Текаевой сказали, что какой-то человек, который должен был прибыть из Ингушетии для ее опознания, так и не приехал. В связи с этим ее сейчас отпускают, но завтра она должна будет сюда явиться. Текаева решительно отказалась приходить 15 февраля в центр "Т", поскольку на этот день в следственном изоляторе ей было назначено свидание с ее сыном, Расулом.

Отпуская Текаеву, люди в масках решительно отказались выдать ей какой-либо документ, удостоверяющий, что ее доставляли в центр "Т".

Лишь вернувшись домой, Фатима Текаева узнала, что одновременно с ней в центр "Т" доставляли и ее сына Арсена.

* * *

Арсен Мокаев рассказал сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал", что в этот день, около 12 часов, он вместе со своим приятелем, тоже жителем поселка Хасанья, находился дома. На громкий лай собаки он вышел во двор и увидел стоявших там вооруженных людей. Пять или шесть из них были в масках, и лишь один – в милицейской форме и без маски. Этот человек показал удостоверение (Арсен не помнит, что в нем было написано) и спросил: "Кто находится в доме?". Затем все зашли в дом: "Одевайтесь, бери документы, поедем на беседу". Не предъявив никакой повестки, Арсена и его приятеля посалили в машину и увезли в центр "Т". Перед отъездом Арсен попросил дать ему возможность запереть дверь дома. "Не надо!" - ответили ему.

В центре "Т" Асена, так же, как и его мать, допрашивали люди в масках. Они также не представлялись и не предъявляли каких-либо документов. Вначале спокойно задавали вопросы о круге знакомых, о том, где он работает. Однако примерно через 20 минут один из допрашивающих Арсена людей по телефону получил какую-то информацию, и ситуация резко изменилась. Последовал неожиданный вопрос: "Откуда у тебя дома патроны?" - "Какие патроны? Никогда не держал" - "Сообщают, что нашли во дворе 15 или 16 пачек. Ты их на улице грамотно спрятал. Лучше сейчас признавайся. Все равно же к вечеру, когда здоровье начнем отнимать, все расскажешь" - "Патроны не мои" - "Ну значит, твоей матери".

Арсена начали бить. Били "грамотно", не оставляя следов: сильно ладонью по затылку; спинкой от офисного кресла - по голове; несколько раз - в область почек; несколько раз - ногой в грудь. При этом говорили: "Мы тебя пока еще не бьем. Разве так бьют по настоящему?".

Предлагали "пойти на контакт": назвать адреса, где скрываются люди, находящиеся в бегах после 13 октября 2005 года, и тех, кто возит продукты "лесным братьям". За это обещали забыть про "найденные" патроны.

Последовали угрозы: "Сейчас у тебя еще есть возможность начать с нами сотрудничать. А вот настанет час, когда мы будем штурмовать, вот тогда у тебя уже такой возможности не будет – в клочья разнесем". "Ты что, не знаешь, как люди "теряются"? А бывает, что и машина наезжает".

Люди в масках интересовались адвокатом Расула Кудаева: кто оплачивает его работу, кто финансирует правозащитников, поднимающих "ненужный шум".

Потом Арсена в наручниках посадили в машину и повезли домой.

* * *

Здесь, во дворе его дома, тоже стояли люди в масках. Арсену предъявили выданный судом ордер на обыск.

Подошли соседи, которым сотрудник правоохранительных органов предложил быть понятыми. Поскольку Арсен также попросил их об этом, соседи согласились. Однако, неожиданно для сотрудников МВД, соседки резко заявили, что видели незаконные действия людей в масках в домовладении Фатимы Текаевой и Арсена Мокаева Их двор окружен проволочным забором и хорошо просматривается. Все время, пока хозяева дома отсутствовали, неизвестные вооруженные люди в масках заходили в остававшийся открытым дом, ходили по двору, занесли и оставили там какой-то черный мешок. При этом никаких понятых не было, а ордер на обыск предъявили лишь теперь. Одна из соседок указала на полного человека в маске, который заносил во двор черный мешок. Соседи заявили, что готовы свидетельствовать об этом где угодно.

Люди в масках явно занервничали. Когда одна из соседок попробовала зайти во двор, чтобы лично показать то место, куда заносили мешок, ей преградили путь, направив на нее дуло пистолета.

Все это соседи подтвердили и сотрудникам Правозащитного центра "Мемориал".

* * *

Начался обыск. Арсен поинтересовался у одного из обыскивающих: "А где патроны "найдете" - в доме или во дворе?", на что тот неожиданно задал вопрос: "Какие патроны? Разве они у тебя есть?".

Из дома изъяли: компьютер; компакт-диски; видеокассеты; флеш-карты; исламскую литературу; подшивки газет (особенно людей в масках почему-то заинтересовали номера "Новой газеты"); примерно 1200 писем, адресованных Фатиме Текаевой из разных стран мира в связи с уголовным делом ее сына; записи и документы, включая и медицинские документы Расула Кудаева.

Изъятие осуществлялось с нарушением процессуальных норм – в протоколе не описывались конкретные изымаемые документы, а писалось одно слово "корреспонденция", "документация". Между тем, изъятые документы, - например, о состоянии здоровья Расула Кудаева накануне его ареста, - необходимы для его защиты в суде. Не был описан состав находящихся в изъятом компьютере файлов. Как после этого можно будет утверждать, какие именно документы были изъяты, какая именно информация находилась на дисках компьютера и т.п.?

Но наиболее тяжкое нарушение закона в ходе обыска состояло в том, что из дома были зачем-то изъяты 524 тома обвинительного заключения по делу Расула Кудаева, выданные Верховным Судом КБР.

Арсен Мокаев обнаружил после обыска, что из дома исчезли также и некоторые предметы, не указанные в качестве изъятых, - например, слесарные инструменты, необходимые ему для работы.

Обыск и изъятие окончились около 18 часов, незадолго до возвращения домой Фатимы Текаевой.

15 февраля у Асена Мокаева проявились симптомы сотрясения головного мозга, - тошнота и рвота.

* * *

Есть все основания предполагать, что именно честная и активная позиция, занятая соседями, предотвратила серьезную провокацию в отношении Фатимы Текаевой и Арсена Мокаева.

Эти действия правоохранительных органов вряд ли можно объясниться реальными подозрениями, будто семья Кудаева на самом деле участвует в каких-либо действиях вооруженного подполья. При постоянной слежке, которую ведут в Нальчике за семьями арестованных после 13 октября 2005 г. людей, такое предположение просто абсурдно. Подобные незаконные действия сотрудников правоохранительных органов, скорее всего, имеют другую цель – любой ценой подавить неприятную им гражданскую активность Фатимы Текаевой.

14 февраля 2008 года

Около 16.00, при выезде из с. Экажево Назрановского района Республики Ингушетия, в районе т.н. экажевского круга сотрудниками российских силовых структур был захвачен житель с. Сурхахи Макшарип Магомедович Аушев, руководитель оргкомитета по проведению митинга 26 января 2008 года. Свидетели утверждают, что машину Макшарипа Аушева блокировали несколько машин: микроавтобус "Газель", бронированный а/м "Нива", ВАЗ-21010 и два БТРа. Из машины выбежали вооруженные люди в масках, одетые в камуфляжную форму. Они насильно пересадили Ашуева в одну из своих машин и на большой скорости проследовали сторону Северной Осетии. Родственники М.М.Аушева обратились за разъяснением в МВД РИ, где им сообщили, что Макшарип задержан в рамках расследовании уголовного дела по факту массовых беспорядков 26 января в г. Назрань и доставлен в СИЗО г. Нальчик. В свою очередь, родственники Аушева написали заявление в прокуратуру РИ называя действия сотрудников правоохранительных органов "похищением". Для защиты его интересов они наняли адвоката.

Вечером, выступая по местному телевиденью, заместитель прокурора Республики Ингушетия С.Н. Жилин прокомментировал обстоятельства задержания по подозрению в организации массовых беспорядков М. Аушева и М. Евлоева. В частности он сказал: "13 и 14 февраля 2008 года правоохранительными органами республики в рамках уголовного дела, возбужденного 26 января 2008 года по подозрению в организации массовых беспорядков, в порядке статьи 91 Уголовно-процессуального кодекса РФ, задержаны Евлоев Магомед Эльмурзаевич, житель села Экажево Назрановского района и Макшарип Магомедович Аушев – житель села Сурхахи Назрановского района. Оба водворены в следственный изолятор г. Нальчик Кабардино-Балкарской Республики. В ходе проверки законности оснований задержания - нарушений не выявлено".

15 февраля в г. Нальчик состоялся выездное заседание Назрановского районного суда об избрании в отношении подозреваемых М.М.Аушева и М.Э.Евлоева меры пресечения. В прениях выступили защитники подозреваемых и прокурор, поддерживающий ходатайство следователя о содержании задержанных под стражей. Председательствовала судья Назрановского суда Аза Газгиреева. Суд вынес решение в качестве меры пресечения избрать содержание под стражей на 10 суток.

15 февраля, после обеда, родственники Макшарипа Аушева во главе с его отцом, Магомедом Аушевым, приехали в с. Барсуки и в соответствии с вайнахскими обячаями предъявили претензии фамилии Зязиковых, обвинив президента РИ М.М.Зязикова в том, что Макшарипа Аушева задержали по его указанию. Такие же претензии Аушевы предъявили родственникам министра МВД РИ Мусы Медова, проживающим в с. Альтиево.

Через несколько часов после этих визитов во двор Магомеда Аушева, проживающего в г. Назрань на ул. Чеченская приехали сотрудники ГОВД во главе с начальником ГОВД Ахмедом Котиевым. Котиев заявил, что у него есть указание министра МВД РИ задержать Магомеда Аушева. В это время во дворе Магомеда Аушева находилось большое количество родственников, которые в жесткой форме потребовали от сотрудников ГОВД покинуть двор. Милиционеры уехали.

ПЦ "Мемориал" сообщал ранее о том, что 26 января в г. Назрань в районе площади "Согласия" была предпринята попытка проведения митинга. Руководителем оргкомитета был Макшарип Аушев. Сотрудниками республиканских правоохранительных органов место проведения митинга было блокировано. Попытки участников митинга пройти на площадь привели к столкновениям с сотрудниками республиканской милиции. По данным прокуратуры, были задержаны и доставлены в ГОВД 48 человек. Из них 10 журналистов российских СМИ. В отношении 39 человек составлены протоколы об административном правонарушении, семь из которых – в отношении родителей несовершеннолетних по ст. 5.35 Кодекса об административных правонарушений РФ (неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних). 19 человек из числа задержанных были признаны мировым судьей нарушившими ч. 2 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушений РФ (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) с назначением наказания в виде штрафа в размере от 500 до 1000 рублей.

Рассмотрение материалов о привлечении к административной ответственности в отношении остальных задержанных находятся на стадии рассмотрения.

15 февраля мировой судья Дакиева рассмотрела более 15 дел, связанных с митингом, однако на 17 марта точной информации о том, какие решения она вынесла нет. Известно только, что в большинстве из этих дел она не усмотрела признаков административного нарушения. Однако официального подтверждения этой информации пока нет.

Кроме того, девять человек задержаны и в соответствии со ст.ст. 91-92 Уголовно-процессуального кодекса РФ водворены в ИВС МВД по Республике Ингушетия. Двоих из них, журналистов Мустафу Курскиева (корреспондент газеты "Твой день"), Саид-Хусейна Царнаева (фотокорреспондент "РИА Новости") отпустили вечером 27 января.

По данному делу в ИВС МВД Ингушетии содержатся шесть человек, которые задержаны по подозрению в порядке ст.ст. 91-92 УПК РФ.

Уголовное дело передано в Главное следственное управление по ЮФО, расположенное на территории Ставропольского края.

В г. Махачкала Республики Дагестан в редакции газеты "Черновик" была проведена пресс-конференция Джабира Камалудинова, похищенного 31 января 2008 г. и освобожденного похитителями 7 февраля. Камалудинов рассказал об обстоятельствах своего похищения и содержания в неволе (см. сообщение от 7 февраля). По его мнению, похищение осуществили сотрудники государственных силовых стркутур. Он намерен добиваться расследования преступления и наказания виновных. Похитители были вынуждены освободить его и другого похищенного, Шамиля Омарова, потому, что вокруг их похищения был поднять большой шум, к нему было привлечено внимание общественности благодаря активным действиям правозащитной организации "Матери Дагестана за права человека" и пикетам, которые проводили родственники похищенных.

15 февраля 2008 года

В г. Грозный состоялось первое заседание городского Общественного Совета по оказанию содействия в обеспечении прав и свобод человека и гражданина. Он был создан во исполнение Указа президента ЧР от 6.12.2007 г. № 451 "О дополнительных мерах по обеспечению прав и свобод человека и гражданина в ЧР". Согласно этому нормативно-правовому акту, при главах администраций населенных пунктов Чечни должны создаваться общественные советы, обязанностью которых является помощь администрации в соблюдении прав человека.

7 февраля на встрече представителей правозащитных организаций в офисе Уполномоченного по правам человека в ЧР представители Общественной палаты ЧР поставили вопрос о том, что уже на протяжении трех месяцев нормы указа президента не воплощаются в жизнь.

Через неделю мэр Грозного, Муслим Хучиев, создал Общественный совет, который сам и возглавил. Заместителями председателя Совета стали: советник мэра А.М. Абдулазиев и заместитель министра внутренних дел по Грозному А.У. Тагиров. Секретарем совета назначен сотрудник мэрии. В Общественный совет вошел также и начальник управления социальной защиты администрации Грозного. Кроме того, в Совет были введены представители духовенства – кадии четырех районов города.

Пять мест из 14 выделены представителям общественных организаций. В числе них нет ни одной правозащитной организации. Одна из них, "Голос гор", занимается болезненной для республики проблемой мин, от которых гибнут и становятся калеками мирные люди. Ничего о деятельности остальных четырех общественных организаций ПЦ "Мемориал" не известно.

Приоритеты работы этого Общественного совета определились уже на первом заседании, где было заявлено, что его члены будут жестко противостоять тем, кто пытается "будоражить общественное мнение". На заседании выступил Омарпаша Хакимов, сотрудник аппарата Уполномоченного по правам человека в ЧР, который поддержал действия администрации по расформированию Пунктов временного размещения внутреннеперемещенных лиц. Между тем, следует отметить, что против расформирования ПВРов протестовали не только правозащитники: прокуратуры двух районов Грозного установили признаки нарушения закона в данных действиях администрации.

Около 15.00 в г. Назрань сотрудники республиканских правоохранительных органов совершили массовое избиение заключенных, содержащихся в ИВС МВД РИ.

19 февраля в офис ПЦ "Мемориал" в г. Назрань проступило 17 жалоб от подозреваемых, содержащихся в ИВС и подвергшихся избиению: Эстоева З.М, Накстхоева М.Х., Оздоева А.М., Гамботова А.А., Дарсигова В.О., Мальсагова М., Эльганаева М.А., Сампиева З.Х.-Б., Эсмурзиева М.М., Муталиева Д.Ю., Дзортова М.И., Хаутиева А.М., Муталиева А.А., Умарова С.С., Дзейтова С.Р, Хамуева А.А, Амирханова Б.Г.

В них они жалуются на то, что они регулярно подвергаются оскорблениям и насилию со стороны сотрудников различных силовых структур.

"В ИВС, где мы находимся, заходят люди в масках, провоцируют нас, применяя физическую силу, унижают и оскорбляют, называя нас бандитами, головорезами, ваххабитами. Когда применяют физическую силу, нам приходится вскрывать вены из-за беспомощности. Только таким образом можно их остановить", - пишет в своем заявлении Арби Хатуева, обвиняющийся в совершении преступлений, предусмотренных ст.209, 210 УК РФ.

Его слова подтверждаются и другими людьми. 15 февраля, около 15:00, в ИВС ворвались сотрудники силовых структур в масках и стали избивать содержащихся там людей дубинками, били кулаками и ногами. По словам пострадавших, это были сотрудники СОБРа и УБОП по МВД РИ. Избиение продолжалось до тех пор, пока несколько человек в знак протеста не вскрыли себе вены. В ИВС для оказания им медицинской помощи была вызвана бригада "Скорой помощи". Однако факт вызова "Скорой помощи" был зафиксирован в журнале ИВС только на следующий день.

В своих жалобах, написанных на имя ПЦ "Мемориал", люди, содержащиеся под стражей в ИВС МВД РИ, просят оказать помощь в защите их прав и защитить от насилия со стороны сотрудников правоохранительных органов. Аналогичные жалобы были направлены на имя прокурора РИ, Турыгина Ю.Н. и на имя генерального прокурора РФ Чайки Ю.

19 февраля в офис ПЦ "Мемориал" с письменным заявлением обратилась мать подсудимого М.М. Эсмурзиева, К.Э. Эсмурзиева, в котором она так же просить оказать помощь в защите прав ее сына, содержащегося в ИВС МВД РИ.

"В ПЦ "Мемориал" г. Назрань
от Эсмурзиевой К.Э.
Зарегистрирована по адресу:
г. Владикавказ, пос. Карца, ул. Ирафская, 21
проживаю по адресу: Гамурзиевский м/о
г. Назрань, ул. Щорса, 24

Заявление

15 февраля 2008 года, около 15:00, в ИВС МВД РИ в г. Назрань, мой сын, Эсмурзиев Мурат Магомедович и ещё несколько человек содержащихся в ИВС без причины были избиты сотрудниками правоохранительных органов РИ (СОБР, УБОП). По словам Мурада, это не первый случай, когда в отношении моего сына со стороны сотрудников ИВС и сотрудников других правоохранительных органов применяется немотивированное насилие. 11 декабря 2007 года я уже обращалась в вашу организацию с заявлением по поводу избиения моего сына 7 декабря 2007 года в ИВС Сунженского РОВД.

Мой сын Эсмурзиев Мурат был задержан 2 сентября 2005 года в Барсукинском м\о г. Назрань. В течение двух лет находился под следствием в г. Владикавказ, где числился за следственной группой при прокуратуре РФ в ЮФО. В марте 2007 года в Верховном суде Ри началось судебное слушанье по его делу. Вместе с ним по делу проходит ещё 11 человек. С этого времени Мурат был переведён в ИВС МВД РИ, где и находится в настоящее время.

Убедительно прошу вас оказать помощь в защите прав моего сына и оградить его от насилия которому он подвергается со стороны сотрудников правоохранительных органов.

19.02.2008 года
Эсмурзиева К.Э.

*   *   *

Прокурору РИ Турыгину Ю.Н.
Копия: Генеральному прокурору РФ
Копия: ПЦ "Мемориал"
от подсудимого Эсмурзиева Мурата Магомедовича, 1980 г.р. (ст. 209)

Жалоба

За время, что я нахожусь в ИВС г. Назрань. Я подвергался многочисленным нарушениям моих прав человека, которые гарантированы мне Конституцией РФ. К нам в ИВС заходят люди в масках, провоцируют нас, унижают и оскорбляют, называют бандитами и вахабистами. Применяют физическую силу. Из-за беспомощности нам приходиться вскрываться. Нет ни одного подсудимого или подследственного, который не подвергся бы физическому избиению или оскорблению. Сегодня, в 15 часов зашли люди в масках в ИВС, называя себя СОБРом, и начали избивать, оскорблять подсудимых, в результате чего пришлось некоторым вскрыться. Прошу Вас разобраться и виновных наказать.

15.02.2008 года
Эсмурзиев М.М.

В Правозащитный центр "Мемориал" поступил ответ из прокуратуры Старопромысловского района г. Грозного Чеченской Республики на запрос по поводу действий зам. главы администрации района А.Берсанова и коменданта ПВР по адресу: г.Грозный, ул. Маяковского, д. 111 М. Идиговой, которые в приказном порядке вынудили жителей покинуть ПВР.

Зам. прокурора Г.Н. Метаев сообщил, что в действия вышеуказанных лиц "усматриваются признаки преступления по статье 330 УК РФ (самоуправство), которые в соответствии со ст. 151 УПК РФ разрешаются дознавателями органов внутренних дел".

Напомним, что 15 декабря 2007 г. в ПВР по адресу: г. Грозный, ул. Маяковского, д. 111, пришли сотрудники администрации Старопромысловского района и сообщили живущим там внутриперемещенным лицам (ВПЛ), что они должны освободить общежитие в связи с его закрытием в течение трех дней. При этом им предлагали деньги в сумме 18 000 рублей для оплаты съемной квартиры в течение полугода. Практика показывает, что в настоящее время снять в Чечне жилье для семьи за эти средства и за такой короткий срок невозможно. При этом выдворяемым из ПВР выдавалось так называемое гарантийное письмо от администрации, в котором сказано, что через полгода им будет предоставлено жилье. Такие заверения не вызывали доверия ВПЛ, поскольку подобные обещания им давались уже неоднократно.

В этом случае имеются все основания говорить о самоуправстве, поскольку, выселяя жителей ПВР, сотрудники администрации, ссылаясь на приказ президента ЧР, мэра города или главы администрации района, ни разу не предъявили ни одного из этих приказов. Таким образом, можно с большой вероятностью предполагать, что никаких письменных приказов или распоряжений, только на основании которых могли действовать чиновники не было.

16 февраля 2008 года

В населенных пунктах Тибихи и Синий камень, расположенных в нескольких километрах от Барсукинского м/о г. Назрань Республики Ингушетия (административно они относятся к Барсукинскому м/о) сотрудниками неустановленных российских силовых структур (военнослужащие внутренних войск, либо командированные в Ингушетию из других регионов России сотрудники милиции) была проведена проверка паспортного режима.

"Силовики" приехали на БТРе и а/м "Урал". Сначала проверку провели в Тибихи. Здесь расположено семь домовладений, но постоянно проживает только четыре семьи. Перед проверкой населенный пункт блокировали, затем военные приступили к подворному обходу. В ходе проверки "силовики" не представлялись и не предъявляли никаких документов. По словам очевидцев, осмотрев жилы дома, взломав дверь, они осмотрели и один из пустующих домов. По окончанию проверки забрали проживающего в этом месте несколько лет беженца из Чечни, Николая Алексеевича Коптева, 1950 г.р., не имевшего документов в связи с их потерей. Его посадили в БТР.

Из Тибихи военные проследовали в н.п. Синий камень, где так же провели проверку паспортного режима по схожему сценарию. В этом населенном пункте проживает около 20 семей. По окончанию проверки был задержан еще один человек без определенного места жительства, по имени Алексей, русский по национальности.

Вечером того же дня Николая Коптева высадили из машины в г. Назрань. С его слов стало известно, что в БТРе, "силовики" предложили ему дать показания о том, что его насильно удерживали в качестве заложника, заставляли работать, регулярно избивают и т.п. То есть речь шла о фабрикации дела о "русских рабах, насильно удерживаемых ингушами". Эти показания Николая "силовики" намеривались записать на видеоплёнку. Николай отказался их давать, заявив, что проживал в Тибихи добровольно и считает себя местным жителем. Он объяснил, что документы он потерял, когда бежал от войны в Чечне. Сотрудник силовых структур, разговаривавший с Николаем, ударил его по лицу кулаком, выбив ему два зуба. Он снова потребовал от Николая дать показания о том, что его содержали в качестве заложника. Но Николай отказался снова. Второй задержанный по имени Алексей, видя как обходятся с Николаем, согласился дать любые показания. Коптева доставили в отделение местной милиции (в какое точно, он не знает), а Алексея "силовики" увезли с собой. Его дальнейшая судьбы неизвестна.

В отделении милиции Николая допросили сотрудники местных правоохранительных органов. Допрос носил формальный характер. Сотрудники милиции выяснили причину, по которой у него отсутствуют документы, время нахождение на территории республики, место прежнего места жительства. Продержав его еще несколько часов в отделение, Николая посадили в машину, и через некоторое время высадили в одном из районов г. Назрань.

По данным ПЦ "Мемориал", в некоторых республиках Северного Кавказа, в том числе и в Ингушетии, люди без определенного места жительства, как правило, русские по национальности, нанимаются к местным жителям в качестве работников с условием предоставления им хоть какого-нибудь жилья и обеспечения их постоянным питанием.

18 февраля 2008 года

Решение главы ЧР Рамзана Кадырова назвать одну из улиц г. Грозного в честь военнослужащих шестой роты Псковской дивизии ВДВ, погибших в феврале 2000 года в районе с. Улус-Керт Шатойского района многими жителями Чечни было воспринято крайне негативно.

Например, женщина по имени Деши, проживающая в этой части Грозного, у которой убили и сожгли сестер на соседней улице, была крайне возмущена этой новостью:

"Это пощечина не только всем жертвам "этих героев", но и всем жителям Чечни. Мы очень хорошо помним, что они здесь творили. Российская армия вела себя, как оккупационная. Моих сестер сожгли на глазах у моей старой матери. Она с тех пор лежит в постели, вот уже семь лет. На ее вопрос, зачем ее оставляют в живых, они ответили что она и так одной ногой в могиле".

Сестры Деши оказались в числе многочисленных жителей поселка пос. Катаяма и пос. Ташкала, убитых российскими военными в 2000 году.

Удивительно, что руководители ЧР решили переименовать улицу именно в поселке Катаяма Старопрамысловского района Грозного, в том районе города, где в начале 2000 г. российские военные в ходе "зачисток" расстреливали мирных жителей, включая стариков и женщин. Эти факты неопровержимо доказаны, по ним вынесено несколько решений Европейского Суда по правам человека.

Десантники, погибшие в Шатойском районе, не имеют непосредственного отношения к этим преступлениям, но местные жители неизбежно переносят свое негативное отношение в целом на российскую армию. Их негодование усиливает тот факт, что за преступления, совершенные военными. Никто не понес наказания.

"Не одни мои сестры были убиты тогда. Сколько людей, исчезнувших, убитых, ограбленных, сколько женщин изнасилованных, просто их семьи не хотят об этом говорить, так как по нашим обычаям это позор. Те, кто это сотворил до сих пор на свободе, ни один солдат не был осужден, мы живем со всем этим, а им все мало! Нас нужно добить, еще унизить. Мне лучше умереть, чем жить рядом с этой улицей. Еще приурочили официальное переименование улицы к 23 февраля. Я считаю это верхом цинизма. Это оскорбление памяти наших предков. Те, кто пережил эту страшную трагедию, все еще живы, а мы уже делаем вид, что ничего не было. Не мне напоминать, что добрая половина чеченского народа погибла в 1944 году" - говорит Деши.

Вслед за переименованием ул. 9 линия в пос. Катаяма Старопрамысловского района в ул. 84-х псковских десантников, Рамзан Кадыров заявил о намерении оказать финансовую помощь их семьям, в размере 50 000 рублей, что так же вызвало неоднозначную реакцию в Чечне.

"Родственникам и семьям убитых мирных жителей в Алдах, в Старопромысловком районе, в Алхан Кале... да сколько их можно перечислять... наше правительство не оказывало никакую помощь. Почему о них они не вспоминают? Раз так пошло, почему бы не выплачивать денежные компенсации семьям Буданова, Ульмана, Худякова? Не называть улицы и села в их честь? По моему мнению, ни один военный, служивший в Чечне, не заслуживает того чтобы в его честь здесь, что-либо называли, они себя полностью дискредитировали в глазах чеченцев", - свидетельствует один из жителей г. Грозного.

Катя, местная жительница, была свидетелем событий в пос. Ташкала 2000 года. На улице 4-я линия российские солдаты расстреляли ее отца и дедушку. Погибли ее соседи: Виктор Папов с супругой. На 9-й линии убили беременную женщину. Катя рассказывает что, жертв было очень много, но не все посмели об этом заявить, боясь расправы.

"На этой улице были убиты ни в чем неповинные люди, как и во всей республике. Почему в их память ничего не было сделано? Их семьям обещали выплатить по 20 000 рублей, еще в 2002 году, до сих пор этого не сделали. Мне эти деньги не нужны, просто возмущает такое обращение к нам. Наше правительство в очередной раз показало, что ни во что не ставит своих граждан".

Свекровь Кати не сдерживает своих слез: в с. Комсомольское ее дочь и зять также были убиты, а 23 февраля 1944 года ее саму выселяли. Она считает, что не только жители переименованной улицы, но все жители Чечни должны протестовать против такого решения.

"Для нас 23 февраля был черный день и останется таковым до конца жизни. Когда мы вернулись в 1957году, думали, что все уже позади и ад на земле мы уже пережили. Но нам довелось его пережить еще один раз, спустя полвека, уже на закате своей жизни. Армии, которая лишила меня самого дорогого, воздаются почести в тот день, когда меня лишили родины. Что я могу чувствовать?"

Впрочем есть и другие точки зрения. Например, один из преподавателей Чеченского государственного университета к этой инициативе отнесся более спокойно и заявил, что он считает принятие данного решения просто политическим ходом, хотя и не очень корректным.

В г. Махачкала Республики Дагестан на площади Ленина состоялся митинг родных, чьи родственники бесследно исчезли после похищений неизвестными людьми в масках и камуфляжной форме.

Митинг проводила общественная организация "Матери Дагестана за права человека". В нем приняли участие около 30 человек. Сотрудники правоохранительных органов были настроены против митингующих. Они не пускали людей на площадь и оттесняли их, так как на проведение митинга отсутствовало разрешение.

В результате, митингующие и все, кто просто находился на площади, были оттеснены оттуда. При этом, милиционеры говорили митингующим, что их детей правильно забрали, а сейчас нужно забрать и их.

На митинге присутствовали и представители СМИ. З. Кадиеву, корреспондента газеты "Новое дело" задержали и доставили в местное РОВД всего лишь за вопросы, заданные сотрудникам правоохранительных органов. Через два часа ее отпустили

27 февраля 2008 года

В офис ПЦ "Мемориал" в г. Назрань Республики Ингушетия с письменным заявлением обратился житель г. Назрань Муса Мошхоев, проживающий по адресу: ул. Орджоникидзе, 36.

Он сообщил, что месяц назад, 26 января, в 14:50, сотрудниками местных правоохранительных органов был задержан и доставлен в ГОВД г. Назрань его сын, Батыр Мусаевич Мошхоев, 1988 г.р. По словам Мусы Мошхоева, его сын после 14:30 вышел из дома, чтобы сходить в парикмахерскую, расположенную в Заводском районе города. Возле парикмахерской, рядом с площадью "Согласия" Батыр Мошхоев был задержан бойцами ОМОН МВД РИ. Следует отметить, что 26 января в 10:30 в районе площади "Согласия" была предпринята попытка проведения митинга, которая закончилась столкновением митингующих с сотрудниками правоохранительных органов. В момент задержания Машхоева район площади "Согласия" полностью контролировался сотрудниками силовых структур, обстановка была спокойной. Бойцы ОМОН, задержавшие Батыра, сначала потребовали от него, чтобы он ушел с того места, где он находился (у входа в парикмахерскую). Мошхоев отказался выполнять их требования, заявив, что они не имеют права указывать ему, где он должен находиться. Это и послужило поводом для задержания. Батыра доставили в ГОВД как предполагаемого участника митинга. Следственным управлением Следственного комитета при прокуратуре РФ по Республике Ингушетия было возбужденно уголовное дело по факту массовых беспорядков 26 января в Назрани по ч. 1 и ч. 2 ст. 212 ("организация и участие в массовых беспорядках") УК РФ. Машхоев был обвинен в участии в массовых беспорядках. В ходе следствия никаких доказательств его вины предъявлено не было, однако следственный комитет вынес постановление о его содержании под стражей. 28 февраля суд удовлетворил это постановление и вынес решение об аресте Мошхоева Батыра сроком на 10 суток до предъявления обвинения. Обвинение было предъявлено 5 февраля, и срок содержание под стражей автоматический был продлен на три месяца. Попытки адвоката, Амира Дудргова, который представлял интересы Мошхоева на суде, опротестовать данное постановление, судом в расчет приняты не были. Адвокат утверждает, что у следствия нет никаких оснований для содержания его подзащитного под стражей. В материалах уголовного дела отсутствуют даже косвенные факты, доказывающих причастность Мошхоева к организации массовых беспорядков. Адвокат попытался подать жалобу на имя начальника следственного комитета РИ, но она не была принята, тогда адвокат написал жалобу на имя генерального прокурора РФ и отправил ее по почте.

В настоящее время Батыр Мошхоев содержится в ИВС МВД РИ. Уголовное дело по факту массовых беспорядков передано в Главное следственное управление по Южному федеральному округу, расположенного в Ставропольском крае и находится в производстве следователя Пекова.

В своем заявлении Муса Мошхоев просит ПЦ "Мемориал" защитить права его сына и добиться его освобождения. Батыр Мошхоев является инвалидом детства. Во время нахождения в ИВС к нему несколько раз вызвали врачей, но ни суд, ни следствие не берут в расчет это обстоятельство и продолжают содержать Батыра под стражей.

В Назрановском районном суде под председательством судьи Р. Тутаева началось судебное заседание по иску Регионального общественного движения "Чеченский комитет национального спасения" (РОД "ЧКНС") против Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Ингушетия (УФРС по РИ). Поводом для подачи иска послужили незаконные, с точки зрения РОД "ЧКНС", действия УФРС по РИ, связанные с решением этой службы провести в августе 2007 года выездную внеплановую проверку деятельности движения. Интересы общественной организации представлял адвокат Шарип Тепсаев.

Предыстория дела такова. 17 августа 2007 г. руководитель Управления Федеральной службы регистрации по РИ "в связи с поступлением информации, являющейся основанием для принятия решения о проведении внеплановой проверки", подписал приказ о проведении проверки деятельности РОД "ЧКНС" за последние три года. Ее целью, как указано в документе, является "установление наличия или отсутствия нарушений, указанных в информации <...>

а) сбор негативных материалов о социально-экономической и политической ситуации в Республике Ингушетия с целью дискредитации политики Федерального центра и руководства Республики Ингушетия;

б) непрозрачность источников финансирования движения".

Между тем, последняя проверка деятельности РОД "ЧКНС" за 2004-2006 годы была проведена УФРС по РИ в марте 2007 г., и тогда серьезных нарушений выявлено не было, что подтверждается актом о результатах проверки от 23 марта 2007 года. Руководитель движения Руслан Бадалов в своем письме сотрудникам регистрационной службы обратил внимание на то, что, согласно Федеральному закону №83 "Об общественных объединениях", проверки общественных объединений должны проводиться не чаще одного раза в год. Он выразил готовность предоставить УФРС дополнительные сведения о финансово-хозяйственной и распорядительной деятельности исполкома РОД "ЧКНС" за период с марта по август 2007 года, попросив назвать источник информации, который подталкивает регистрационную службу к нарушению закона. Ответа не последовало.

19 сентября 2007 г. ЧКНС получил письмо УФРС и акт "О противодействии в проведении проверки деятельности РОД "ЧКНС" от 28 августа, утвержденный 7 сентября 2007 года. Это письмо и акт вызвали удивление сотрудников движения. Как пояснил руководитель РОД "ЧКНС" Р. Бадалов, никакого противодействия в проведении проверки с их стороны не было. 24 августа сотрудники регистрационной службы передали в офис "ЧКНС" уведомление и приказ о проведении проверки и ушли, так как в этот день руководителя и бухгалтера на работе не было (первый был в командировке за пределами республики, второй находился в отпуске). 27 августа офис движения посетил специалист-эксперт УФРС М. Хашегульгов, который поговорил с Р. Бадаловым по поводу проведения новой проверки. Он собственноручно составил перечень необходимых финансовых документов для бухгалтера (который должен был выйти 28 августа из отпуска). Но ни 28 августа, ни в последующие дни сотрудники регистрационной службы больше в офисе движения не приходили и по поводу проведения проверки не обращались. Тем не менее, "акт о противодействии" составили и подписали, кроме М. Хашегульгова, председатель комиссии М. Цуров и член комиссии А. Абадиев.

12 декабря 2007 г. руководство РОД "ЧКНС" получило от Управления ФРС по РИ предупреждение о нарушении законодательства (№06/2285-ХЦ от 4 декабря 2007 года). В нем говорится, что движение якобы не представило в УФРС документы о своей деятельности, в том числе документы по расходованию денежных средств и использованию иного имущества. Между тем, полный перечень необходимых документов был давно передан в регистрационную службу.

Руководитель движения Р. Бадалов считает, что все это не случайно. Вот уже три года против РОД "ЧКНС" с подачи УФСБ по РИ прокуратура республики ведет судебный процесс, который все еще не завершен. Когда обвинения против движения о том, что его информационные материалы носят экстремистский характер, рассыпались, начата очередная кампания по закрытию организации, и для достижения этой цели используются различные методы.

Экспертиза "Независимого экспертно-правового совета" (юрист И.Н. Пастухов) на основании анализа положений федерального законодательства, установила, что "Федеральная регистрационная служба и ее территориальные органы имеют право на проведение проверок соответствия деятельности общественных объединений их уставным целям и на принятие мер по результатам таких проверок не чаще одного раза в год, вне зависимости от вида осуществляемых проверок". Следующий вывод, сделанный экспертом НЭПСа: "Предупреждение о нарушении законодательства от 04.12.2007 г. №06/2285-ХЦ от имени руководителя Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Ингушетия в адрес Регионального общественного движения "Чеченский комитет национального спасения" составлено с нарушениями требования обязательных для исполнения сотрудниками Федеральной регистрационной службы нормативных правовых актов, в том числе положений федерального закона, и не может являться основанием для привлечения указанного общественного объединения или его представителей к какому-либо виду юридической ответственности".

На суде представители РОД "ЧКНС" настаивали на признании незаконности "внеплановой проверки" с последующими замечаниями в адрес движения. Представитель же УФРС М. Цуров ссылался на приказ своего начальства, в соответствии с которым они имели право на новую проверку. В ходе полемики выяснилось, что "информация", побудившая регистрационную службу еще раз проверить деятельность РОД "ЧКНС", была из УФСБ по РИ. (До этого М.Цуров отказывался назвать источник, заявляя о некоей "информации для служебного пользования, автора которой он раскрывать не имеет права"). По выдержкам из письма УФСБ, которые зачитал М. Цуров, следовало, что ЧКНС занимается сбором негативной информации о ситуации в республике, которую затем печатает сайт "Inqushetiya.ru". Кроме того, и собственные информационные материалы сайта РОД "ЧКНС", по мнению спецслужбы, являются "экстремистскими, провокационными, антироссийскими" (это не удается доказать прокуратуре РИ в ходе судебной тяжбы с ЧКНС, которая длится уже три года).

На вопрос, почему эти "очень серьезные нарушения" не выявили в ходе проверки самой службы Росрегистрации, а явились "откровением" от УФСБ, у М. Цурова не нашлось внятного ответа.

28 февраля 2008 года

В Назрановском районном суде продолжилось судебное разбирательство по иску РОД "ЧКНС" против Управления Федеральной регистрационной службы по Республике Ингушетия. Каждая из сторон представила аргументы и доводы в подтверждение своих позиций. Представитель Росрегистрации по РИ настаивал на законности действий своей службы. РОД "ЧКНС" в лице руководителя Р. Бадалова и адвоката Ш.Тепсаева приводили доказательства, подтверждающие несостоятельность утверждений оппонента. Претензии стороны истца сводились к тому, что УФРС по закону не имеет право в течение года проводить любого вида проверки чаще одного раза. Следовательно, акт о противодействии в проведении проверки (если даже такая попытка была, но на взгляд ЧКНС, фактически не было) и предупреждение о нарушении законодательства не имеют силы. Истинной причиной "внеплановой проверки" в нарушение закона, считает Р. Бадалов, явился документ из УФСБ по РИ, которое на протяжении последних трех лет не оставляет попытки закрыть ЧКНС.

По ходатайству представителей движения суд затребовал от ответчика представить суду документы, подтверждающие или опровергающие доводы истца, в том числе и письмо из ФСБ.

Следующее судебное заседание назначено на 1 апреля 2008 года.

После 15:30 в Гамурзиевском муниципальном округе (в некоторых информационных источниках указывается Альтиевский муниципальный округ) г. Назрань Республики Ингушетия сотрудниками УФСБ по РИ совместно с сотрудниками других российских силовых структур и спецподразделений была проведена спецоперация по задержанию группы предполагаемых участников незаконных вооруженных формирований (НВФ). По неутонченной информации, часть сотрудников российских силовых структур прибыли в Ингушетию с военной базы "Ханкала" под Грозным.. Место, где проводилась спецоперация, расположено на границе двух муниципальных округов г. Назрань – Альтиевского и Гамурзиевского. По этой причине и возникли разночтения в указании точного места проведения спецоперации. В ГОВД г. Назрань подтвердили, что ул. Хамхоева относится к Гамурзиевскому муниципальному округу города. В ходе проведения спецоперации произошло боестолкновение. Предполагаемые участники НВФ были убиты. Сотрудников республиканских силовых структур допустили в зону проведения спецоперации только после боя.

По данным прокуратуры РИ: "28 февраля во второй половине дня в Альтиевском муниципальном округе города Назрани Республики Ингушетия, при проведении спецоперации сотрудниками правоохранительных органов республики уничтожены три члена незаконных вооруженных формирований, среди которых оказалась одна женщина.

В ходе проверки одного из домов по улице Хамхоева, в районе новостроек округа, по сотрудникам была открыта стрельба из автоматического оружия, при этом использовались гранаты. Ответным огнем боевики были уничтожены. В ходе перестрелки один из сотрудников получил ранение, неопасное для его жизни и здоровья, ему оказана медицинская помощь. Прокурор республики Турыгин Ю.Н. выезжал на место происшествия, где в его присутствии проведен осмотр места происшествия.

По данному факту отделом по расследованию особо важных дел Следственного управления Следственного комитета при прокуратуре Российской Федерации по Республике Ингушетия возбуждено уголовное дело по статье 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) и части 2 статьи 222 (незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, совершенные группой лиц по предварительному сговору) Уголовного кодекса Российской Федерации".

3 марта сотрудники ПЦ "Мемориал" выехали на место происшествия и после опроса местных жителей смогли установить некоторые подробности данного события.

По словам немногочисленных соседей, домовладение, в котором проживали убитые люди, было приобретено ими примерно три месяца назад. В доме постоянно проживали два человека – мужчина и женщина. Они не общались с соседями. Это объясняется тем, что дом расположен в конце улицы. По соседству расположено только три дома, один из которых пустует (там ведется строительство). По предположению соседей, в последние две недели за домом велось наблюдение – неизвестные люди в штатской одежде регулярно приезжали на ул. Хамхоева на разных машинах и дежурили на значительном удалении от дома.

Информацию о том, что дом был приобретен, а не сдавался в наем, подтвердил и бывший хозяин, Ислам Беков. По его словам, три месяца назад он продал его жителю с. Сурхахи Алихану Евлоеву. Около месяца Беков проживал по старому адресу вместе с новыми жильцами, мужчиной и женщиной. Они представились как брат и сестра Аушевы. Женщину звали Мадина, а мужчину, который был младше ее, Асхаб. Ничего подозрительного в поведении этих людей Беков не заметил. Через несколько недель они намекнули Бекову, что ему пора съезжать из этого дома, что он и сделал.

28 февраля на ул. Хамхоева прибыли сотрудники силовых структур. Они блокировали дом, используя три-четыре БТРа, несколько микроавтобусов "Газель" и другой транспорт. Жителям, проживавшим по соседству, было запрещено выходить на улицу. Также "силовики" частично блокировали соседнюю ул. Евлоева.

Через некоторое время началась перестрелка. Кто был инициатором стрельбы, установить не удалось. Показания очевидцев противоречивы. Один свидетель слышал, как сотрудники силовых структур крикнули: "Женщина, выходи". После этого началась интенсивная стрельба. Дом обстреливали из гранатометов, БТРов и автоматического оружия. Этот свидетель сомневается в том, что люди, которые находились в осажденном доме, при такой плотности огня могли оказать хоть какое-то сопротивление.

Несколько очевидцев предположили, что люди, находившиеся в осажденном доме, могли вести ответный огонь, но при этом уточнили, что не видели самого боя, а могут судить об этом только со слов "силовиков", которые находились в оцеплении.

Еще один человек, сотрудник местных силовых структур, утверждает, что из осажденного дома вышла женщина и метнула гранату в сторону "силовиков". Когда она собиралась бросить вторую гранату, ее расстреляли из автоматов. Граната разорвалась у нее в руке. При этом этот очевидец не принимал участие в бое и к месту проведения спецоперации прибыл только после окончания перестрелки, когда в оцепленный район стали пропускать сотрудников местных силовых структур.

Свидетелем боя стал и бывший хозяин дома Беков, который прибыл туда, так как по соседству проживает его брат Амир. За оцепление его не пропустили. Бой продолжался около двух часов, до тех пор, пока все люди, находившиеся в доме, не были уничтожены. Когда бой закончился, Бекова пригласили во двор для опознания убитых. Там лежали два мужских трупа. Беков опознал в одном из убитых Асхаба Аушева. Другой, на груди которого лежал автомат, ему не был знаком. Труп женщины Бекову не показали.

В ходе обыска, который провели в доме, в одной из комнат, в стене, "силовики" обнаружили схрон с оружием.

Трупы убитых доставили в морг республиканской клинической больницы г. Назрань. Правоохранительными органами были установлены их личности. Это два жителя Ингушетии: Мадина Хаважевна Аушева, 1969 г.р., ранее проживавшая по адресу: с. Сурхахи, ул. Т. Аушева, 28 и Ибрагим Мустафаевич Евлоев, 1981 г.р., прописан по адресу: ст. Троицкая, ул. Чкалова, 25 а. Третий убитый – уроженц с. Дышне-Ведено Веденского района Чеченской Республики Акраман Генаев, 1985 г.р.

Через сутки трупы Мадины Аушевой и Ибрагима Евлоева забрали родственники для захоронения.

Похороны Аушевой проходили в с. Сурхахи в доме отца, Хаважа Аушева, проживающего по адресу: ул. Т. Аушева, 28. Выяснилось, что она является родной сестрой Руслана Хаважевича Аушева, который был убит 17 июня 2007 года сотрудниками УФСБ при проведении адресной спецоперации в с. Сурхахи.

Хаваж Аушев ничего не смог объяснить, почему его дочь оказалась в доме на ул. Хамхоева. Он также сказал, что не знает никакого Асхаба Аушева, и что брата с таким именем у Мадины не было. Неизвестен ему человек по имени Ибрагим Евлоев. Хаваж утверждает, что в ноябре 2007 года Мадина Аушева вышла замуж за уроженца с. Плиево Ибрагима Котиева, который несколько лет проживает в Германии. После свадьбы Мадина с мужем должна была уехать за границу. Из-за возникших проблем с оформлением визы поездку отложили.

Женщина, которая обмывала труп Мадины, сказала, что Мадина была беременна (два-три месяца беременности). На передней части тела убитой имелось множество осколочных ранений, права рука была оторвана. Мадина Аушева имела постоянную регистрацию в пос. Карца (пригород г. Владикавказ), в с. Сурхахи проживает с конца 1992 года. Факт ее замужества подтвердить не удалось, так как в с. Плиево сотрудники ПЦ "Мемориал" не нашли родственников Ибрагима Котиева, за которого она, со слова ее отца, вышла замуж. Представители фамилии Котиевых, проживающие в Плиево, сказали, что ни в ноябре, ни декабре 2007 года у Котиевых не было свадьбы Ибрагима Котиева и Мадины Аушевой.

Похороны Ибрагима Евлоева прошли в доме его родителей, проживающих в ст. Троицкая по адресу: ул. Чкалова 25 а. По словам его матери, пять лет назад (точной даты она не помнит) ее сын был задержан сотрудниками правоохранительных органов. Его забрали из мечети в с. Плиево вместе с другими молящимися. Всех задержанных отпустили, переписав данные и сняв отпечатки пальцев. Вскоре после этого случая мечеть, в которой задержали Ибрагима, была закрыта, так как, по мнению официальных властей, посетители этой мечети исповедовали ваххабизм. В июне 2004 года, после нападения отрядов боевиков на правоохранительные органы Ингушетии, в доме Евлоевых в ст. Троицкая периодически стали проводиться обыски. Сотрудники силовых структур искали Ибрагима Евлоева. С того времени Ибрагим Евлоев перешел на нелегальное положение.

Последний раз обыск в доме Евлоевых был произведен в 31 марта 2007 года. Руководил обыском следователь УФСБ РФ по РИ капитан Р.П. Чурилов.

Мать Ибрагима Евлоева характеризовала сына как очень доброго и отзывчивого человека, пользовавшегося уважением у соседей, но ничего конкретного о том, чем занимался ее сын в последнее время, она сказать не смогла.

5 марта на официальном сайте МВД РИ было размещено следующее сообщение: "Результаты баллистической экспертизы (исследование пуль и гильз), проведенной экспертами-криминалистами, подтвердили, что оружие, изъятое на месте проведения спецоперации в муниципальном округе Гамурзиевский г. Назрань 28 февраля текущего года, использовалась при совершении следующих преступлений: обстрел здания ОАО "Ингушэлектросвязь" 20 января 2008 года; обстрел работников ООО "Энигма" у базовой станции "Мегафон" в муниципальном округе Насыр-Кортский 12 ноября 2007 года; обстрел четырех сотрудников МВД по РИ в муниципальном округе Насыр-Кортский 03 февраля 2008 года; обстрел двух сотрудников оперативного полка при МВД по РИ на посту в муниципальном округе Барсукинский 2 февраля 2008 года; обстрел и ранение сотрудников оперативного полка при МВД по РИ, передвигавшихся на автомашине УАЗ "таблетка" в муниципальном округе Барсукинский 14 февраля 2008 года; убийство А. Кодзоева в с. Верхние Ачалуки 14 января 2008 года.

Установлено также, что бандгруппа одного из убитых участников НВФ Ибрагима Евлоева причастна к совершению следующих преступлений: похищение депутата Народного Собрания РИ М. Чахкиева 27 февраля 2006 года; подрыв автомашины ВАЗ-21099 на ул. Тутаевой в муниципальном округе Насыр-Кортский 17 мая 2006 года, в результате которого погибли трое сотрудников милиции, в том числе начальник Назрановского ГОВД Д. Костоев, и четверо гражданских лиц; убийство двух сотрудников Сунженского РОВД в с. Алхасты 20 августа 2006 года; подрыв самодельного взрывного устройства на автодороге Орджоникидзевская-Троицкая 31 октября 2006 года в момент проезда автоколонны с сотрудниками милиции, в результате чего был ранен и.о. начальника Сунженского РОВД И. Мержоев; подрыв гранаты у поселкового отделения милиции ст. Троицкая 07 ноября 2006 года, в результате чего были ранены трое милиционеров; обстрел автомашины ВАЗ-2107, в которой находились двое сотрудников МВД по РИ, 07 декабря 2006 года; похищение Зязикова У.А. 23 марта 2007 года".

Там же были вывешены две фотографии, на которых изображен Ибрагим Евлоев и Акраман Генаев, подтверждающие их принадлежность к вооруженному подполью.

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

20 января 2017, 17:07

20 января 2017, 16:49

20 января 2017, 16:38

20 января 2017, 16:08

20 января 2017, 15:59

  • Политический совет избран для руководства ЕНД

    По итогам съезда "Единого национального движения" пост председателя остается свободным. До возвращения экс-президента Грузии Михаила Саакашвили в страну партией будет управлять избранное сегодня руководство, сообщает корреспондент "Кавказского узла".

Архив новостей
Все SMS-новости