11 апреля 2008, 17:28

В блогах ЖЖ обсуждают видео о захвате заложников федеральными силами в Чечне

В блогах "Живого Журнала" (ЖЖ) в Интернете не утихает дискуссия, возникшая после опубликования одним из блогеров - dmitryhorse.livejournal.com фрагмента документального фильма "Чеченский капкан" о боевых действиях в Чечне во время первой кампании.

Речь во фрагменте фильма идет о том эпизоде кампании, когда в мае 1995 года в Шатое превосходящие силы боевиков окружили около 200 "федералов". Тогда ульяновские десантники захватили в заложники всё село, объявив боевикам: "Будете стрелять - перережем всех женщин и детей".

Александр Павлов, командир отряда, с улыбкой рассказывает журналистам в камеру, что этот ультиматум помог десантникам продержаться в селе до подхода подкрепления: боевики, превосходящие десантников количественно и требовавшие разоружения отряда, не решились открыть по противнику огонь, рискуя жизнями мирных шатойцев.

Автор сообщения ставит перед участниками дискуссии вопрос: почему действия командира отряда, по сути схожие с аналогичными требованиями террористов в Беслане и театральном центре на Дубровке, называются в фильме ни много, ни мало героическим поступком? Нет ли в подобном подходе практики "двойных стандартов" применительно к действиям на войне "своих" и "чужих"? "Ведь суть совершенного одна и та же: захват заложников из числа мирного населения", - замечает dmitryhorse.

Дискуссия вызвала большой интерес блогеров и побудила к обсуждению и оценке различных эпизодов чеченских кампаний.

Практику захватов заложников, как стало известно широкой аудитории "Живого Журнала", применяли не только боевики, но и неоднократно - представители федеральных сил. Как следует из доклада Правозащитного центра "Мемориал" "За спинами мирных жителей..." практика живого щита была применена в марте 1996 года в Самашках.

"Мирные жители Самашек использовались российскими военнослужащими для прикрытия бронемашин, по-видимому, в связи с тем, что на протяжении всей чеченской войны бронетехника в условиях уличных боев оказывалась беззащитной против выстрелов из гранатометов", - утверждается в докладе со слов многочисленных свидетелей.

Аналогичные события произошли в августе 1996 года в Грозном, в районе, называемом "15-й городок".

"...В 15-м городке нам завязали глаза и дали команду, чтобы все легли... Потом отобрали первых попавшихся четырех человек - в том числе меня и сына. Нас повели к БТРу. Я думал, что под шум мотора либо повесить нас хотят, либо расстрелять... Двое поднимают меня под руки на БТР - ну, думаю, - вешают. А меня там посадили, и еще сзади присаживают такого же, как я, и нас двоих проволокой обвязывают... Я понял, что они из нас мишень делают, - хотят проскочить по улице Ленина, надеются на милосердие боевиков, что те не будут стрелять. Через минут пятнадцать езды я сразу понял, что нахожусь на Ханкале", - приводит ПЦ "Мемориал" рассказ оказавшегося в заложниках у федеральных сил Тарамова Магомеда.

Захваченные в городке мирные люди в основном были обменяны впоследствии на живых и мертвых российских военнослужащих, а также - на продукты питания, которые родственники похищенных привезли на блокпосты.

В августе 1996 года в Грозном федеральными военнослужащими были взяты заложники из числа больных и врачей в городской больнице № 9. Их требование - дать коридор для выхода из окружения.

"...Оказавшиеся в тяжелом положении военные связались по рации со своим командованием и попросили подмогу. Однако, как позже сказали солдаты медперсоналу больницы, им ответили: "Помощи не будет - держитесь до последнего", - описывает события "Мемориал".

По-видимому, в этот момент у бойцов отряда и возникла мысль обеспечить собственную безопасность, заняв оборону в здании больницы. Они, по словам медработников больницы, закрыли и даже заминировали входы и сказали: "Никто отсюда никуда не уходит".

Открытым остался лишь путь через два окна во двор больницы - отсюда в здание заносили воду из резервуара и пищу из пищеблока. Этим же путем удалось бежать из здания больницы ряду людей. На всех этажах военнослужащие расположили свои огневые точки.

Лариса Бокаева, медсестра хирургического отделения больница рассказала: "В подвале находились 210 тяжелых больных. Они у нас там гнили в прямом смысле из-за того, что федералы нам не давали оказывать медицинскую помощь. Многие в подвале умерли из-за этого. Они нам часто не разрешали спускаться в подвал и ходить за медикаментами - все зависело от их настроения. У нас в отделении лежали два трупа. Они уже начали разлагаться, но солдаты не позволяли нам их похоронить".

Члены отряда боевиков утверждают, что федеральные военнослужащие, которых собралось в захваченной больнице от 60 до 90 человек, угрожали забросать подвал, куда снесли раненых, гранатами в случае, если боевики предпримут попытку штурма больницы. В дальнейшем была достигнута договоренность о беспрепятственном выходе военных из здания в обмен на жизнь заложников.

"Мы пошли на переговоры только из-за того, чтобы освободить людей, больных", -приводит "Мемориал" слова участника отряда боевиков. - "Женщин, стариков с болезнями печени, почек - там такие были. Много русскоязычных лежало в больнице... А они пошли на переговоры только из-за того, что в наших руках были их пленные - один из них старший лейтенант и рядовой состав. Только после этого они пошли на переговоры. Просто им дали возможность с оружием выйти, никто не требовал от них сложить оружие, ничего. Просто выйти с оружием, и если воевать, то уже в другом месте. Они не требовали - это мы сами предложили".

При своей эвакуации из больницы на территорию военного городка федеральные военнослужащие вновь использовали заложников в качестве живого щита, на этот раз - ходячего. Они потребовали для своего сопровождения 100 человек. Люди - персонал больницы, ходячие больные и их родственники - согласились на это. "Живой щит" окружал военных. Раненых и убитых военнослужащих также выносили из окружения. Когда заложники возвратились из воинской части, больница была обстреляна. Погибла молодая медсестра Тоита Кутуханова, пять человек из числа медперсонала и больных получили ранения.

Напомним, что в октябре 2004 года на тот момент Генеральный прокурор РФ Владимир Устинов, выступая в Госдуме, предложил в числе мер антитеррористического характера предусмотреть возможность "контрзахвата заложников".

"Задержание родственников террориста во время проведения теракта, безусловно, поможет нам сохранить и спасти людей", - сказал Владимир Устинов. Спикер Госдумы Борис Грызлов заявил, что Дума готова рассмотреть поправку в действующее законодательство по борьбе с терроризмом, касающуюся так называемого "контрзахвата заложников". Таким образом, идея об оформлении возможности захвата для каких-либо целей мирных людей была озвучена на высоком государственном уровне.

Правозащитный центр "Мемориал" утверждает, что практика захвата заложников (членов семей вооруженных чеченских сепаратистов, включая детей и стариков) применялась при попытках склонения к сдаче ныне покойного Аслана Масхадова, бывшего бригадного генерала Магомеда Хамбиева, попытках воздействия на террористов в Беслане.

Из приведенных материалов очевидно, что действия Александра Павлова, ради спасения своего подразделения взявшего в заложники мирное население, не явились чем-то экстраординарным для чеченских кампаний. Однако в общественном российском мнении подобные действия - преступная прерогатива лишь чеченских боевиков.

"Начало дискуссии в блогах "Живого Журнала" по этому вопросу в любом случае послужило как устранению белых пятен в истории чеченских войн, так и осмыслению обществом вопроса о допустимом и недопустимом в военных условиях, избавлению от "двойных стандартов", позволяющих один и тот же поступок считать для одних лиц и обстоятельств - преступлением, для других - геройским поступком", - полагает главный редактор веб-портала ВойнеНет.Ру, сотрудница ПЦ "Мемориал" Анна Каретникова.

В видеоинтервью "Кавказскому узлу" участниками прошедшего 10 апреля в центре Москвы пикета, посвященного жертвам "зачистки" чеченского села Самашки 7-8 апреля 1995 года, помимо прочего было заявлено, что безнаказанность совершённых в Чечне военных преступлений может привести к новому всплеску насилия и подпитывает вооружённое подполье на Северном Кавказе.

Автор: Дмитрий Зыков, корреспондент "Кавказского узла";

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Фото и видео для публикации нужно присылать именно через Telegram, выбирая при этом функцию «Отправить файл» вместо «Отправить фото» или «Отправить видео». Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS. Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram.
Лента новостей

14 декабря 2017, 01:58

14 декабря 2017, 00:56

  • Скандал с Comedy Woman выявил тренд на копирование молодежью "кадыровского" стиля травли

    Распространившаяся в России практика публичных извинений не имеет никакого отношения к кавказским и исламским традициям, кавказская молодежь берет ее на вооружение из-за безнаказанности властей Чечни за унижения жителей республики, заявили Татьяна Локшина и Вадим Муханов. Скандал с Comedy Woman не является первым случаем, когда популярные у молодежи люди вынуждены извиняться за свои слова.

14 декабря 2017, 00:52

  • Суд оценит критичность диагнозов Саида Амирова

    Показания тюремного врача, которого Соль-Илецкий райсуд допросит 14 декабря, будут ключевыми при разрешении вопроса об освобождении бывшего мэра Махачкалы. Защита, указавшая на тяжелые заболевания Саида Амирова, ожидает вынесения решения уже сегодня.

14 декабря 2017, 00:26

  • План "Перехват" объявлен в Абхазии после убийства Павла Ардзинбы

    Правоохранительные органы Абхазии ввели план "Перехват" для поиска причастных к убийству бизнесмена Павла Ардзинбы, находившегося в международном розыске по делу о покушении на бывшего президента республики Александра Анкваба, сообщил "Кавказскому узлу" источник в силовых структурах.

14 декабря 2017, 00:07

«Сафари по-сирийски» - рассказ бывшего боевика
«Сафари по-сирийски» — рассказ бывшего боевика. Полный текст интервью
Персоналии

Все персоналии

Архив новостей