04 марта 2008, 15:04

Хроника насилия в Чеченской Республике. Январь 2008 года

9 января 2008 года

В 5.15 в Барсукинском муниципальном округе г. Назрань дом, принадлежащий Осману Зязикову, блокировала большая группа сотрудников силовых структур. Дом расположен в районе новостроек и сдается под аренду братьям Евлоевым: Мустафе Султановичу, 1974 г.р., и Мураду Султановичу, 1972 г. р. (зарегистрированы по адресу: Малгобекский район, ст. Вознесеновская, ул. Октябрьская, 64, кв.2). Во дворе дома находится мебельный цех.

Сотрудники силовых структур - до ста человек в камуфляжной форме и масках - приехали на двух "Уралах", двух бронированных УАЗах и машине ВАЗ-2107 с тонированными стеклами. "Силовики" ворвались в дом, где проживает Мустафа и его брат Мурад вместе с женой и малолетним сыном. Три десятка человек остались на первом этаже, где жил Мурад с семей, не менее двадцати человек поднялись на второй этаж, где спал Мустафа. Они не представились и не показали документов, удостоверяющих личность. "Силовики" говорили по-русски, вели себя грубо, нецензурно выражались. Они приказали всем лечь на пол. В доме стали производить несанкционированный обыск. Во время обыска Мустафу держали на кухне под охраной двух сотрудников силовых структур, а полураздетого брата вывели на улицу. В ходе обыска на чердаке по неизвестной причине "силовики" произвели два выстрела. В результате рикошета пуля попала в ногу одному из военных. Мустафа узнал об этом из разговоров, которые они вели между собой. Он понял, что был ранен сотрудник по имени Ризван. После выстрелов у "силовиков" возникла суматоха. Некоторые из них стали разговаривать между собой по-ингушски и по-чеченски. Военные забрали стреляные гильзы и быстро уехали, так и не объяснив причины всего происходившего. Примерно через час на машине УАЗ приехали сотрудники ГОВД г. Назрань и представитель следственного комитета при прокуратуре г. Назрань. Они представились и сказали, что приехали расследовать факт самострела. Осмотрев дом и составив какой-то документ, сотрудники ГОВД забрали братьев Евлоевых и доставили в ГОВД г. Назрань. С 8.00 до 17.00 их держали в здании ГОВД, где сотрудники силовых структур и следователи производили допрос. Спрашивали о недавнем случае разбойного нападения на дом одного из жителей Барсуков, затем кто-то сказал, что есть оперативная информация о том, что в доме, где жили Евлоевы, хранится оружие. Ничего конкретного не сказали, никаких обвинений не предъявляли, а вечером отпустили домой.

14 января Мустафа Евлоев обратился в ПЦ "Мемориал" и сообщил о том, что произошло с ним и его братом. По его словам, малолетний сын Мурада до сих пор не может отойти от того стресса, который он пережил во время вторжения в дом вооруженных людей.

На территории арендуемого домовладения Евлоевы открыли мебельный цех, где и работают каждый день с утра до вечера. Никаких противозаконных действий они не совершали.

На окраине с. Первомайское Веденского района Чеченской Республики был найден труп молодого человека. Он был убит выстрелом в затылок. Убитый - житель с. Ахкинчу-Борзой Курчалоевского района Юсуп Хамзатович Гезиев.

14 декабря 2007 года Юсуп искал работу на стройках в г. Грозный. По словам односельчан, он нашел работу и вечером поехал домой, чтобы собрать бригаду строителей для совместной работы. Вечером того же дня Юсуп был похищен с остановки на перекрестке дорог, ведущих в села Ахкинчу-Борзой, Бачи-Юрт, Майртуп. С тех пор родственники безрезультатно пытались найти его. Когда обратились в РОВД, им сказали, что Юсуп ушел в "лес", т.е. примкнул к боевикам.

Вечером 10 января 2008 года родственники привезли труп домой и похоронили. Выдали труп из Веденского РОВД.

10 января 2008 года

Жителей пункта временного размещения (ПВРа, г. Грозный, ул. Выборгская) известили о том, что в ближайшее время в здании начинается ремонт, поэтому в течение десяти дней они должны его освободить. Тем, кто прописан в Заводском районе г. Грозный, но не получил компенсации, представители районной администрации пообещали оплачивать съемную квартиру в течение полугода. Для этого люди должны написать заявления о том, что обязуются покинуть ПВР, как только получат 18 000 рублей на оплату жилья. Люди возмутились: сейчас зима, причем на редкость холодная, и по закону их нельзя выселять из занимаемого жилья до 15 апреля, а жилье найти не просто. Чиновники были непреклонны, заявив, что выполняют приказ Рамзана Кадырова.

В конце декабря таким же приказом был расформирован ПВР на ул. Поняткова. Некоторые из его бывших обитателей получили квартиры, но большинство были вынуждены искать приюта у родных и знакомых. Часть жителей переселили в другие ПВРы в районы по месту прописки. В ПВР на Выборгской с ул. Поняткова перевели больше десяти семей, но здесь они должны были проживать как в общежитии и платить квартирную плату. Такие же правила действуют теперь и в других ПВРах, которые по статусу приравняли к общежитиям. Плата за проживание составляет от 500 до 900 рублей в месяц за одну комнату. Для многих непосильна даже такая плата: в ПВРах в настоящее время живут самые необеспеченные и беспомощные жители Чечни, которые не могут найти высокооплачиваемую работу. Почти в каждой такой семье есть инвалиды.

Жители через СМИ решили обратиться к президенту республики, чтобы рассказать о своих проблемах. Они уверены, что ему ничего не известно о сложившейся ситуации, но, как только он узнает, то защитит их от бездушных чиновников.

Яхъяева Малика, комендант ПВР на ул. Выборской, освещает другую сторону данной проблемы:

"Все намного сложнее. Около 50% зарегистрированных в ПВР жителей здесь не проживает, потому что у них есть, где жить. К нам часто приезжают на проверки, и они это видят. Начинают давить на нас.

Так же в данном случае дали указ, чтобы освободили здание в немедленном порядке, так как его нужно отремонтировать. Представители администрации обязаны выполнять эти указания, но мы не знаем, что нам делать с людьми. Мы понимаем, что от всего этого страдают самые незащищенные, а не те, которые здесь и так не проживают. На данный момент мы требуем освободить помещение только у тех людей, которые прописаны в Заводском районе и им предоставляется помощь в размере 18 000 рулей, для оплаты съемного жилья на шесть месяцев. Людьми с других районов должны заниматься представители их местных администраций. Они заявляют, что у них нет на это средств, от нас требуют, чтобы освободили помещение. Так что делать? 70% проживающих здесь людей не получили компенсацию за разрушенное жилье, 30% совсем не имеют своего жилья. Есть те, у кого жилье в данное время восстанавливается, есть, те, которые получили компенсацию, но ничего из этих денег не сделали. Здесь каждый случай нужно рассматривать индивидуально, но на это нужно время".

Румани Бурлигова, живет на первом этаже в маленькой комнате со своей престарелой слепой матерью и больной сестрой. Живут три женщины в недопустимых условиях, как и все жители этого ПВР.

"Я сама инвалид второй степени, у меня астма бронхиальная и мама у меня инвалид. Живем мы в таких условиях уже с начало войны, а это не способствует улучшению нашего и так слабого здоровья. Жили мы до войны на улице Никитина 71, я работала в гастрономе, в кондитерском отделе, у меня была нормальная жизнь и нас всего лишили. Мне не надо ни квартиры, ничего, просто помогите построить хотя бы две маленькие комнатушки в том дворе, где мы жили. Даже собака имеет право на свой угол, а нас посреди зимы выгоняют на улицу. Нам дали срок до конца месяца для того, чтобы найти квартиру и обещают 18 000. А что потом?"

В июле 2007 года Зару с семьей перевели из ПВР с. Серноводск. Их было около 10 семей, прописанных в Заводском районе.

"Нам обещали, что дадут жилье и привезли сюда, а теперь и отсюда выгоняют. Почему нас там не оставили? В Серноводске хоть условия были лучше, а здесь очень плохое отопление и в комнатах ужасно холодно, свет периодически отключают, вода привозная.

Угрожают, что отключат свет и газ, если мы не освободим помещение. К нам приезжали главы администраций Черноречья и Алдов и утверждали, что это указ президента, который был им передан через мэра города Грозного. Тем, кто прописан в Заводском районе, дают по 18 000 на 6 месяцев, и говорят, чтобы мы нашли себе жилье. Где мы до конца месяца найдем квартиры, тем более что в Черноречье дома еще не отремонтированы, к тому же зима такая холодная?".

Билкис Хадаева прописана в г. Урус-Мартан у родителей мужа. До войны жила на Черноречье в чужой квартире. Имеет шестерых детей от 12 до 18 лет. Младшая дочь — инвалид. Муж умер год назад от сердечного приступа.

"В Урус-Мартане уже 18 человек, для меня и моих детей там просто нет места. Но здесь говорят, что это их не касается и требует моего отъезда в Урус-Мартан. По правде, я не совсем понимаю, что от меня хотят. То они говорят, что нужно платить, то они требуют освободить помещение. Детям дают компенсацию, по 800 рублей на человека. Нам этих денег еле хватает, так как это единственный источник дохода.

Сейчас середина учебного года, а мои дети учатся в школе, так же не делают. Представители администрации нам еще угрожают: стучали кулаком по столу, говорили, что отключат свет, газ и, чтобы мы потом не жаловались. Меня довели до такого состояния, что я завидую своему покойному мужу".

Рукият Шамаева (1952 г.р.) прописана в Заводском районе. Ранее проживала с двумя дочками в палаточном городке в г. Карабулак Республики Ингушетия.

"Когда нас сюда привозили, мне обещали помочь и с жильем и найти работу, но это оказалось неправдой. Я сама ее себе нашла. Работаю диспетчером, сегодня целый день простояла в этот холод и заработала 80 рублей. Но откуда я возьму эти 500-900 рублей? Они требуют, чтобы я освободила жилье и, чтобы я оставила кровать и стол, которые мне предоставили в качестве гуманитарной помощи. Квартиру, в которой я проживала с 1996 года, у меня отобрали, хотя все документы в наличии. Куда мне идти, я не знаю".

Семью Махмудовых перевели в ПВР на ул. Выборгской из расформированного ПВР на ул. Поняткова. 21 ноября 2007 года с Поняткого привезли 10 семей, прописанных в Заводском районе, и всем им некуда идти.

"Нас привезли сюда в дождливую и холодную ночь, практически насильно. В тот день к нам приехал глава правительства, мы ему говорили о наших проблемах. Но нам это не помогло. Нам надоело такое обращение".

Тамара Никаева прописана в Урус-Мартановском районе, имеет пятерых несовершеннолетних детей, муж — инвалид. За дом, в котором прописаны, они получили компенсацию, но, по ее словам, эти деньги забрал ее деверь, так как на самом деле дом принадлежал ему.

Умист Батаева живет в этом ПВР с двумя детьми и мужем. Батаевы прописаны в Заводском районе, жилье разрушено.

"Я получаю пенсию по вредности (3,500 р.), так как работала на химзаводе. Муж оформляет инвалидность. Мы живем в боковых комнатах, а они на всех этажах не отапливаться. Мы купили обогреватель, но очень часто отключают электричество, недавно электричества не было два дня. Даже на окнах лед. Мы жили в таких условиях, но, по крайней мере, у нас была крыша над головой. Шесть месяцев пройдут быстро, а что нам потом делать".

11 января 2008 года

В 22.10 в с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики сотрудниками неустановленных силовых структур похищен местный житель, преподаватель сельхоз техникума, Таир Сайд-Ахмедович Арсанукаев, 1976 г.р., проживающий по адресу: ул. Вокзальная, 68.

"Силовики" подъехали к дому Арсанукаева предположительно на двух машинах ВАЗ-21010. Постучались в дверь. В дом их запустил Таир Арсанукаев. Вошли несколько вооруженных человек одетых в черную военную форму. Они спросили у Таира, есть ли в доме еще мужчины. Получив отрицательный ответ, задали следующий вопрос: "Ты Арсанукаев Таир?". И, когда Таир ответил утвердительно, приказали одеться и поехать вместе с ними. Жена Таира, Жанна, пыталась выяснить причину задержания мужа и куда он будет доставлен. Ей ответили, что Таира допросят в качестве свидетеля, а затем отпустят. По какому делу и где будут допрашивать Таира, "силовики" не сказали. Таира увезли в неизвестном направлении. Жена сообщила о случившемся матери Таира, Эльмире Арсанукаевой, которая в это время находилась на работе (дежурила в больнице). Эльмира поехала в РОВД Сунженского района, но там ей ничего не смогли сказать, так как сотрудникам РОВД не было известно о задержании ее сына.

Жанна связалась по телефону со своими родственниками, которые проживают в Грозном и попросила их о помощи в розыске мужа. 12 января родственники Жанны привезли Таира домой. Причины его задержания и место, где он содержался, выяснить не удалось.

Позже стало известно, что Арсанукаева возили на допрос в качестве свидетеля в УФСБ по ЧР в г. Грозный. Обращались во время допроса корректно.

Около 20.00 в с. Новые Атаги Шалинского района Чеченской Республики в дом Саламовых, проживающих по адресу: ул. Продольная, 19, ворвались сотрудники республиканских силовых структур.

Вооруженные люди, одетые в камуфляжную форму, подъехали на двух автомашинах УАЗ-469. Никто из них не представился, несмотря на требование хозяйки дома Санет Саламовой предъявить документы. "Силовиков" интересовало местонахождение ее сына, Рамзана Хусаиновича Саламова, 1988 г.р., который в тот вечер отсутствовал. Не предъявляя ордера, они произвели обыск в доме, а также в доме матери Санет, - проживает по тому же адресу, дом стоит в том же дворе - и в доме ее двоюродного дяди Мовсара Саламова, который находится по соседству. На вопрос Санет, зачем им понадобился ее сын, неизвестные ответили, что им необходимо с ним переговорить. Убедившись, что Рамзана действительно нет дома, они уехали.

Санет опасается за жизнь своего сына. По ее словам, четыре года назад неизвестные люди в масках, одетые в черную военную форму, похитили Рамзана из дома. Его вывезли на соседнюю улицу и завели в один из домов. Там находились еще трое молодых мужчин, похищенных той же группой людей, которая забрала Рамзана.

Люди в черном заставили Рамзана под давлением оговорить себя и тех троих молодых чеченцев в том, что они работают на российские спецслужбы и получают за это деньги. То же самое заставили сделать молодых людей. Через некоторое время к месту их содержания прибыли родственники, которым удалось выяснить местонахождение похищенных. Все четверо были освобождены.

После этого события родственники молодых людей, которые содержались вместе с Рамзаном, пришли к семье Саламовых и пригрозили что, если с их сыновьями что-то случится, ответственность будут нести Рамзан и его родные. Для того, чтобы разрешить эту проблему, Рамзан в пятничный день возле мечети заявил перед всеми собравшимися, что его заставили говорить тех молодых людей под угрозой убийства всех четверых. Проблема была разрешена, но односельчане предложили Саламовым увезти Рамзана из села. Саламовы так и поступили. С тех пор Рамзан проживает за пределами Чеченской Республики. Предосторожности родных Рамзана вполне оправданы, это доказывает и последний "визит" вооруженных людей в дом Саламовых.

12 января 2008 года

Около 18.00 началось расселение ПВРа на ул. Малгобекской в г. Грозный. Десять семей, прописанных в Ленинском районе, были перевезены на съемные квартиры. Им выдали по семнадцать тысяч рублей на оплату жилья в течение полугода, указали квартиры и обеспечили транспорт для переезда и перевозки вещей.

Накануне в администрацию Ленинского района поступило письменное распоряжение от министра строительства Ахмада Денисолтаевича Гехаева: он требует срочно освободить здание ПВРа, чтобы начать его ремонт. Это распоряжение министр выпустил, получив письмо от строительной организации "Монолит-Строй", которая остановила ремонт объекта в связи проживанием там людей. Теперь жильцов и выселяют.

На первом этаже этого здания планируется разместить мировых судей, на пятом - детский сад, на остальных этажах - семейное общежитие. Представители администрации не смогли внятно ответить, почему эти комнаты нельзя сдать семьям, живущим в ПВРе.

Сотрудники ПЦ Мемориал встретились как с жителями ПВР, так и с представителями администрации Ленинского района.

Рамзан Берсанов, заместитель главы администрации Ленинского района.

"Людям, прописанным в Ленинском районе, мы ищем жилье, подключены представители ЖКХ, административные отделы для поиска квартир. Пока мы им даем деньги на шесть месяцев, после мы тоже будем ими заниматься. У нас 13 семей из других районов. Мы понимаем, что мы не можем их оставить на улице, но этими людьми должны заниматься их администрации" (на вопрос, нашли ли они кому-нибудь жилье, Берсанов ответить не сумел).

Эльдарова Малика, руководитель четвертого территориального округа Ленинского района.

"Мы получили указ о том, что мы должны закончить ремонтно-восстановительные работы. Мы не можем его выполнить, потому что нужно решить проблему проживающих здесь людей. На это нужно время, а у нас его практически нет. Работники администраций тоже в очень затруднительном положении, с одной стороны представители власти которые требуют срочных результатов, с другой люди которых нам практически некуда девать. Жителям, прописанным в нашем районе, мы можем оказать реальную помощь, но у нас нет средств чтобы сделать то же самое для людей с других районов. Но те, кому действительно некуда идти, могут оставаться здесь до решения их проблемы".

Сацита Хазуева прописана в Заводском районе, трое несовершеннолетних детей. Администрация Заводского района утверждает, что у них нет возможности обеспечить жильем семью Хазуевых, представители администрации Ленинского района тоже отказываются ей помочь.

Марьям Музаева, 1967 г.р., прописана у брата в Ленинском районе (ул. Владивостокская, 4). В этом ПВР живет уже четыре года. Имеет четверых малолетних детей, двое из которых инвалиды (ДЦП).

"У меня четверо детей и двое из них очень больны. С мужем я разведена. Он нам ни оказывает никакую помощь. Я живу на пенсию детей.

У брата проживает восемь человек, том числе дети нашего умершего брата. Для нас там просто нет места. Мне сказали, что я в списках на выселение, но мне некуда идти. Тем более мой старший мальчик в очень тяжелом состоянии и я не хочу никого стеснять".

Роза Зугалова, 1958 г.р., прописана в Ленинском районе (ул. Моздокская, 3), имеет двоих детей (1989 г.р. и 1990 г.р.).

"В квартире, где я прописана, проживает мой бывший муж и она принадлежит ему. Наш брак не был зарегистрирован и у меня нет никаких прав на это жилье. Представители администрации предлагают мне уехать к брату в Шалинский район. Мой брат инвалид третьей группы, у него шестеро детей и проживают они в трех комнатах. Ко мне сегодня приходили сотрудники милиции и хотели вынести мои вещи на улицу. Они это уже сделали с вещами моей соседки. Они до сих пор на улице. Я их еле отговорила, пообещав, что все вынесу сама. Но дело в то, что я не знаю, куда мне идти со всем этим".

13 января 2008 года

Днем в Грозном в районе "Петропавловского рынка" сотрудниками неизвестных силовых структур был убит житель с.Серноводск Сунженского района Чеченской Республики Адам Гебартоевич Асхабов, 1977 г.р.

Об этом Бухару Асхабову, его старшему брату, сообщили сотрудники Сунженского РОВД, сказав при этом, что им звонили из Ленинского РОВД г.Грозный. Они также уточнили, что Адам скончался в грозненской больнице, куда его доставили сотрудники милиции. Об обстоятельствах убийства Адама Асхабова родственникам ничего не известно. Два месяца назад (после собственной свадьбы) Адам вместе с женой временно переехал жить в Грозный. Учился в университете, на момент убийства должен был сдавать сессию. По словам его жены, 13 января Адам отправил ее в Серноводск, а сам поехал на "Петропавловский рынок", чтобы купить машину. Что дальше случилось с Адамом, и что стало с деньгами, его родные не знают.

Когда Асхабовы поехали в Грозный, чтобы забрать труп, выяснилось, что тело отправили в г. Моздок Республики Северная Осетия-Алания. 14 января родственники поехали в РСО-А и забрали труп из морга г. Владикавказ. По их словам, в тот день, когда они забирали труп, из Чечни в морг привезли еще четыре трупа (3 мужчины и женщина).

По данным ПЦ "Мемориал", Адам Асхабов ранее неоднократно задерживался сотрудниками силовых структур. Каждый раз его отпускали, предварительно избив. Один из старших братьев Адама погиб в марте 2000 года во вторую военную кампанию в месте с дядей (родным братом матери, бывшим депутатом парламента ЧРИ Вахидом Баматгириевым), когда федеральные войска штурмовали с. Комсомольское (Гой-Уу) Урус-Мартановского района.

После всех этих событий семья Асхабовых постоянно была на особом контроле у правоохранительных органов и почти при всех "зачистках" в Серноводске, Адама и его двоюродного брата, Адама Салавдиевича Асхабова, 1983 г.р., задерживали, но затем отпускали.

По словам матери Адама Асхабова, Забуры Баматгириевой, 13 января вместе с сыном на "Петропавловском рынке" был убит еще один молодой человек (фамилию и откуда он родом, она не знает). Но в тот день, когда сын отправил свою жену домой, в Серноводск, на рынок он поехал с молодым человеком. Там они обнаружили, что за ними следят сотрудники правоохранительных органов. Они решили скрыться, разойдясь в разные стороны, но их стали преследовать и открыли стрельбу на поражение. В результате напарник Асхабова был убит на месте, а он сам ранен. Сотрудники правоохранительных органов доставили его в городскую больницу № 9 и выставили охрану у палаты. В больнице во время проведения операции Адам Асхабов скончался.

После выдачи трупа родным, матери вернули паспорт Адама, но не вернули студенческий билет и деньги.

14 января 2008 года

В г. Грозный при проведении спецоперации сотрудниками местных силовых структур был убит житель с. Серноводск Сунженского района Чеченской Республики Руслан Мухмад-Саниевич Исаев, 1978 г.р., и Зама Мацуева, его жена.

15 января сюжет о проведении спецоперации по задержанию боевиков показали в новостных программах НТВ и РТР.

По словам отца Руслана Исаева, Мухмад-Сани Исаева, два месяца назад его сын уехал в Казахстан. Последний раз он разговаривал с ним по телефону 8 января. В этом разговоре Руслан сказал отцу, что устроился на работу охранником в организации "Вторчермет" там же, в Казахстане. Как его сын оказался 14января в Грозном, Мухмад-Сани Исаеву неизвестно.

В 2006 году Руслан Исаев оформил явку с повинной и сдал автомат. Его осудили на небольшой срок. Наказание Исаев отбывал в тюрьме в с. Чернокозово. В марте 2007 году он освободился. В апреле 2007 году его вызвали в РУБОП Грозненского района и склоняли к сотрудничеству, угрожали более длительным сроком осуждения. Исаев отказался. Летом того же года женился. В конце октября вместе с женой уехал в Казахстан. В ноябре 2007 года Мухмад-Сани вызвали в РОВД Грозненского района и потребовали срочно доставить к ним Руслана; в противном случае грозились убить сына как террориста. Мухмад-Сани сказал, что не может этого сделать, так как тот уехал в Казахстан. После визита в РОВД Мухмад-Сани обратился за юридической помощью в представительство ПЦ "Мемориал" в с. Серноводск. На основании его письменных заявлений юристы ПЦ "Мемориала" подготовили запрос в прокуратуру и МВД ЧР, указав на факт преследования семьи Исаевых сотрудниками РУБОП. В начале декабря Мухмад-Сани отказался от услуг правозащитников, забрав свое заявление и запросы. Он сказал, что ему пообещал оказать помощь родственник, работающий в МВД ЧР.

17 января родным убитых выдали трупы Руслана Исаева и его жены. Также стало известно, что вместе с ними был убит, по крайней мере, еще один человек: Халид Асхабов (или Султанов), житель с. Шалажи Урус-Мартановского района Чеченской Республики.

Во время похорон Исаевых и Асхабова в Серноводске и с. Шалажи на двух БТРах приехали военные и потребовали, чтобы их родные закрыли ворота и не проводили похорон.

18 января 2008 года

Около 14.40 на федеральной трассе "Кавказ" на перекрестке Ассиновская—Серноводск (Чечня) произошло дорожно-транспортное происшествие. БТР № К511 врезался в рейсовый автобус ПАЗ-752, совершавший рейс по маршруту Серноводск-Грозный.

Рейсовый автобус под управлением водителя Адрахмана Магомедовича Дацаева (по паспорту Сабит Хажиев) уехал из Серноводска в 14.30. Пассажиров было немного — шесть-семь человек. Когда автобус доехал до перекрестка на федеральной трассе "Кавказ" и остановился, чтобы высадить пассажиров, в него врезался БТР, двигавшийся в сторону Ингушетии. При столкновении БТР протащил автобус еще примерно 10-15 метров. Люди, находившиеся в автобусе в момент столкновения, готовились к выходу и поэтому стояли. По словам очевидцев, сотрудники ДПС, которые были на перекрестке, вытащили из БТРа водителя и старшего из военных и начали избивать. Подоспевшие к месту происшествия сотрудники ГИБДД ЧР спасли военных от самосуда и доставили их в РОВД Сунженского района. Еще через некоторое время к месту ДТП подъехали военнослужащие и сотрудники Ачхой-Мартановской прокуратуры. Адрахмана Дацаева сразу же отправили на медицинское освидетельствование — проверить на наличие алкогольного опьянения. По словам жителей Серноводска, Дацаев алкоголь не употребляет.

Через 10 минут после аварии машины "Скорой помощи" отвезли пострадавших в местную больницу. Лейлу Дадаеву (проживала по адресу: ст. Ассиновская, ул. Комсомольская, 38), получившую серьезные травмы, отвезли в Грозный. Вечером того же дня она скончалась в больнице. 19 января ее похоронили. Дадаева была на седьмом месяце беременности, у нее осталось двухлетняя дочь. Лейла Дадаева являлась родственницей главы администрации Ачхой-Мартановского района (жена двоюродного брата). Два ребра были сломаны у жителя с. Серноводск Амагу Даламбека (на данный момент он находится дома). Остальные пострадавшие получили незначительные ушибы.

По предварительной информации, виновным в ДТП признан водитель БТР. По данным следствия, он не справился с управлением на скользкой дороге.

19 января 2008 года

Утром в дом Магомадовых, проживающих Октябрьском районе г. Грозный по адресу: ул. Новаясадовая, 90, пришли сотрудники Октябрьского РОВД. Они искали Тимура Магомадова, 1989 г.р., которого в этот момент дома не было. Милиционеры оставили повестку, и попросили отца, чтобы он привел Тимура в РОВД. Что конкретно сотрудникам РОВД понадобилось от Тимура, они не сказали. Утром того же дня были задержаны сверстники и соседи Тимура: Ибрагим Чимкаев, Асланбек Чабаев и Магомед Батиев.

Через несколько часов их отпустили, но вечером забрали снова и продержали в РОВД до часу ночи. Позже один из них признался Магомадовым, что его под давлением заставили оговорить Тимура.

21 января в 9.00 Тимур в сопровождении родных добровольно явился в РОВД. Сотрудники милиции пообещали Магомадовым, что зададут Тимуру несколько вопросов и тут же отпустят. Его освободили после 15.00. Со слов Тимура, все это время его допрашивали. В ходе допроса сняли отпечатки пальцев и сфотографировали. В конце допроса предложили подписать протокол, в котором Тимур признается в том, что он якобы собирался со своими друзьями произвести взрыв на территории 56-го участка и для этой цели лично подготовил фугас. Тимур отказался подписывать этот документ, так как во время допроса он ничего подобного не говорил. Ему стали угрожать пыткой током и отправить во "второй полк", где "быстро освежат память". При этом заявили, что, в принципе, не имеет никакого значения, подпишет он или нет, так как его "дружки" во всем признались. Тимуру показали видеозапись, сделанную мобильным телефоном, где Магомед Батиев дает показания против Тимура. После угроз Магомадов подписал сфабрикованный протокол допроса.

После того как все "нужные документы" были подписаны, его отвезли на 30-й участок, где имеется мусорная свалка. До ул. Верхней ехали на машине, оттуда пошли пешком по лесополосе. Все время "силовики" делали различные снимки, в том числе, когда Тимур указывал пальцем на снаряд, который они "нашли" по прибытии. Как утверждает Тимур, снаряд лежал на видном месте, но сотрудники РОВД делали вид, что ищут его. Один из милиционеров, улучив момент, когда рядом никого не было, предупредил Тимура о том, что против него фабрикуют дело, и чтобы он был осторожен. После того как Тимура отпустили, его матери пообещали больше не тревожить сына. Но Магамадовы опасаются, что сотрудники РОВД не выполнят обещание, так как они уже сталкивались с аналогичной ситуацией.

В ноябре 2006 года Чимкаева, Чабаева и Батиева забрали из дома и доставили на территорию полка, дислоцирующегося в Шалинском районе. Тимура Магамадова не забрали, так как его не оказалось дома. Родственники молодых людей заявили о незаконном задержании в РОВД Октябрьского района. При содействии сотрудников милиции на следующий день молодых людей освободили. За то время пока они содержались в полку их заставили дать ложное показание в содействии НВФ, в том числе, и против Тимура. Один из задержанных сам признался в этом Тимуру. Родители Тимура обратились в РОВД Октябрьского района с тем, что если их сын в чем-то виноват, они сами его приведут. Им ответили, что все закончилось, никаких претензий к их детям нет, что это было недоразумение. По факту похищения не было возбуждено уголовное дело. Два года спустя история повторяется, но на этот раз под угрозами и давлением показания дает и подписывает сам Тимур. Родные Тимура очень встревожены, так как фабрикация дел - распространенное в Чечне явление.

23 января 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозном обратилась жительница ПВР (ул. Чайковского, 24) Назо Гаургашвили. Она сообщила, что ей и другим жителям предложено покинуть помещение в кратчайшее время. Никакого другого жилья ей не предоставляют. Семья Назо лишилась жилья в результате войны и социальной напряженности в Чеченской Республике. В 1999 году она вместе со многими жителями Итум-Калинского района перешла границу с Грузией и временно проживала в Панкисском ущелье. Чеченское правительство не раз просило беженцев вернуться на территорию Чечни, обещая обеспечить жильем, работой, выплатить компенсации и защитить от преступников. С 2005 года беженцы, проживавшие в Грузии, поверив обещаниям, начали возвращаться в Чечню. Возвращение происходило организованно: за ними послали автобусы с красочными баннерами, их встречали члены правительства, события широко освещались в местной и российской прессе. Переехало более шестидесяти семей, до 290 человек. Но поселили беженцев, большинство из которых являются кистинцам, не в собственных домах и квартирах, а в ПВРах, обещая, что в скором времени они получат постоянное жилье. Прошло около трех лет, но жилье получили только две семьи. Теперь всем оставшимся приказано покинуть временные пристанища, несмотря на то, что по закону до конца отопительного сезона людей выселять нельзя. 28 января этим людям даже отключали электричество и газ.

Прокурору Ленинского района г. Грозного
от Гаургашвили Назо Бексултановны,
зарегистрированной по адресу:
Малгобекская, 19

Заявление

16 января 2008 года сотрудники администрации Ленинского района в приказном порядке заявили мне, что наша семья в составе шести человек должна покинуть занимаемые нами комнаты в ПВРе. Мы сказали, что нам идти некуда, но они заявили, что если мы не выйдем добровольно, нас выгонят силой. Мы поняли, что это вполне может произойти, потому что рядом с сотрудником администрации, который нам не представился, стояли вооруженные люди. Мы знали, что в таком случае людям выдают по 18 000 рублей, чтобы оплачивать съемную квартиру в течение полугода. Нам даже эти деньги давать не хотели, хотя справка № 7 у нас имелась. Нам пришлось ехать в УДМ, чтобы взять дополнительные документы. Но, получив эти деньги, мы не смогли найти квартиру. Теперь ютимся у знакомых по адресу: ул. Моздокская, 5 кв. 8. Двое моих детей ходят в 48 школу. Если мы найдем квартиру в другом районе, их придется переводить, а это сложно.

Нас вместе с другими семьями привезли из Грузии в ноябре 2006 года. Все наши документы проверяли, признали нас жителями гражданами Чеченской Республики и настойчиво предложили выехать. Мы говорили, что жилья в Грозном у нас теперь нету, то, что было раньше, пришлось продать из-за тяжелых обстоятельств, но нас заверили, что нам в течение года дадут квартиру. Поселили нас в ПВРе на улице Чайковского, 24. Я сразу подала документы на получение квартиры в администрацию Ленинского района, так как мы зарегистрировались именно в этом районе. В июне 2007 года нас переселили в ПВР на Малгобекской, так как мы зарегистрированы в Ленинском районе. Но 23 января, когда я пришла в администрацию Ленинского района за гарантийным письмом на квартиру, мне вернули ранее поданные документы и сказали, что я вообще не имею права на квартиру, так как зарегистрирована только в 2007 году. Теперь мы вообще не знаем, что нам делать.

Прошу разобраться в данной ситуации, так как мы уверены, что закон должен защищать граждан от произвола представителей администрации.

25 января 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный обратился вынужденный переселенец Мурад Арзуманян, проживающий в ПВР (ул. Олега Кошевого). Он попросил оказать ему содействие в выезде за пределы республики к месту последнего места жительства.

Мурад Арзуманян жил в Грозном с 1945 года. У него была семья, жена и двое детей, был дом, работа. С 1959 года и до начало первой чеченской войны работал на обувном комбинате. Проживал по адресу: ул. Комунная, 40.

Злоключения Арзуманяна начались в 1993 году. Кому-то приглянулся его дом. 10 мая 1993 года к нему во двор забрались вооруженные люди. Мурад проснулся от лая собаки, которую бандиты позже застрелили. В тот вечер он был дома один. Сын Мурада учился во Владикавказе, жена с дочерью уехали к родственникам. Увидев через окно вооруженных людей, Арзуманян убежал к соседям. После этого Мурад боялся за свою жизнь и за безопасность своей семьи. Под давлением он продал дом за мизерную цену (4000 неденоминированных рублей при реальной стоимости 25 000 000). К этому времени отношения с женой испортились, и она, взяв половину полученной суммы, уехала с детьми в Ставропольский край. Оставшись без семьи и дома, Мурада начал жизнь скитальца. Когда в Чечне начались боевые действия, Мурад прятался в подвалах с остальными горожанами, которые не смогли покинуть Грозный. В конце января 1995 года с беженцами выехал в г. Хасавюрт. Оттуда уехал к своей матери в г. Гулькевич Краснадарского края. Последние деньги потратил на дорогу. В 2005 году мать Мурада умерла, в квартиру поселился старший брат со своей семьей. Для Мурада места не оказалось. С 2005 года он жил в доме ветеранов труда в Краснодарском крае.

В 2006 году на открытии церкви в г. Грозном председатель правительства Рамзан Кадыров предложил русскоязычному населению, покинувшему ЧР в связи с военными действиями, вернуться на родину. Среди православных уроженцев республики, приглашенных на открытие, был и Мурад Арзуманян. В этот день у него появилась надежда вернуться жить на родину.

В марте 2007 года он написал поздравительное письмо Рамзану Кадырову в связи со вступлением в должность президента Чеченской Республики. В то время он проживал в пос. Иноземцево под г. Железноводск.

Из мэрии г. Грозный получил ответное письмо, в котором ему предлагалось следить за средствами массовой информации. 22 марта 2007 года в газете "Аргументы недели" вышла статья, в которой Р. Кадыров назвал одной из своих приоритетных задач "возрождение многонационального сообщества в нашей Республике". Он так же заявил что "работа в этом направлении не будет считаться законченной до тех пор, пока мы не вернем тех, кто был вынужден покинуть республики в период контртеррористеческой операции".

Обнадеженный Мурад в апреле 2007 года приехал в Грозный, где у него состоялась встреча с заместителем мэра города Грозный, который предложил Арзуменяну собрать необходимые документы и пообещал, что после этого он получит жилье. Приготовив все документы, 5 августа 2007 года Мурад вернулся в Грозный. Ему предоставили комнату в ПВР (ул. Маяковского 119).

28 декабря 2007 года состоялось собрание, где объявили, что жители ПВР должны оплачивать проживание, по 450 рублей в месяц. При этом потребовали заплатить за ноябрь, декабрь и январь. 10 января 2008 года в связи с недовольствами людей оплату понизили до 780 рублей за три месяца. Мурад отправился в мэрию, чтобы выяснить насколько законно это требование, и обратился к начальнику отдела по жилищным вопросам. Тот ему сообщил, что они не должны ничего платить, и Мурад, соответственно, отказался.

В январе 2008 года ПВР расформировали, и его переселили в общежитие на ул. Олега Кошевого. Но в этом ПВР дела обстояли еще хуже.

"Меня заселили в комнату, где нет отопления и там очень холодно. Но я еще могу перенести эти условие, хотя там никаких условий и нет, ни воды, ни санузла. Для меня самое обидное, это такое обращение ко мне. Я же человек, в конце концов. Комендант с ПВР Маяковского угрожала выкинуть меня на улицу, говорила, что заставит платить даже за коридор, по которому я хожу, а она ведь мне в дочери годится. Комендант общежития на ул. Олега Кошевого угрожала выкинуть меня на улицу, если я не оплачу мое проживание в предыдущем ПВР. Ну, сколько это может продолжаться?", - рассказал об условиях своей жизни Мурад Арзуманян в беседе с сотрудником ПЦ "Мемориал".

Мурад недоумевает, зачем нужны были все эти пустые слова и обещания, если на самом деле они в Чечне не нужны. Именно из-за такого обращения к себе Мурад хочет покинуть Чеченскую Республику и вернуться на свое прежнее место жительство.

Заводской районный суд города Грозного вынес решение по жалобе Элиты Сайд-Эминовны Хачукаевой, в порядке ст. 125 УПК РФ на действия (бездействие) работников прокуратуры Заводского района города Грозного.

В своей жалобе Элита Хачукаева просила:

  • признать незаконными и необоснованными решения следователя прокуратуры Заводского района города Грозного Р.Д. Лобова о приостановлении производства предварительного расследования по уголовному делу № 13023, об отказе в предоставлении ей для ознакомления и снятия копий материалов уголовного дела;
  • предоставить ей за счет федерального бюджета адвоката для представления ее интересов в уголовном деле № 13023;
  • обязать следователя прокуратуры Заводского района устранить допущенные нарушения, возобновить предварительное расследование по данному уголовному делу, разрешить ей ознакомиться со всеми материалами уголовного дела и снять с них копии за свой счет.

Свои требования Элита Хачукаева обосновала тем, что 24 ноября 2000 года на автотрассе Ростов-Баку вблизи поста ГИБДД в Заводском районе были задержаны и увезены ее муж, И.Ш. Дениев, Х.И. Ахмадов и И.С. Сааев, которые после задержания военнослужащими пропали без вести. По этому факту прокуратура Заводского района г. Грозного возбудила уголовное дело за № 13023. Хачукаеву признали потерпевшей и гражданским истцом.

1 января 2007 года следователь прокуратуры Заводского района города Грозного уведомил Элиту Хачукаеву в том, что предварительное расследование по данному уголовному делу приостановлено. Для обжалования решения о приостановления предварительного расследования у Хачукаевой возникла необходимость иметь в полном объеме информацию о проделанной работе по расследованию уголовного дела и в связи с этим 15 января 2007 года Элита Хачукаева обратилась с ходатайством о предоставлении ей материалов уголовного дела для ознакомления и снятий с них копий. Следователь прокуратуры Заводского района Р.Д. Лобов отказал удовлетворить данное ходатайство.

25 января 2008 года Заводской районный суд города Грозного удовлетворил жалобу Элиты Хачукаевой и признал решение следователя прокуратуры Заводского района г. Грозного об отказе в ознакомлении материалами уголовного дела и снятии с них копии необоснованными и незаконными и обязал устранить допущенные нарушения.

С конца 2000 года, то есть с того самого момента, когда было восстановлено судопроизводство в Чеченской Республике, подобного рода постановление суда было принято впервые. Заявителю дается право полностью ознакомиться с материалами уголовного дела и снять с них копии за свой счет.

26 января 2008 года

На 10:00 на площади Согласия г. Назрань (Республика Ингушетия) предполагалось провести митинг "В поддержку курса президента РФ Путина В.В. против коррупции и терроризма".

Ещё 11 января организаторы митинга направили уведомление о проведении акции в администрацию Центрального муниципального округа г. Назрань и в мэрию г. Назрань. В ЦМО уведомление было сдано под расписку. В мэрию уведомление отправили по почте, так как в приёмной администрации города отказались его принимать. Для участия в мероприятии были также приглашены руководители республики.

На митинге, кроме обсуждения актуальных социально-экономических и политических проблем, планировалась благотворительная акция, для которой несколько бизнесменов выделили средства для оплаты 300 лицам совершения хаджа в Мекку, закупки и распределения по бесплатной лотерее 15 автомобилей, 100 телевизоров, 100 компьютеров, 100 ноутбуков, 1000 сотовых телефонов и т.д.

С самого начала власти отрицательно отнеслись к проведению митинга. Так, 13 января в адрес Макшарипа Аушева, одного из организаторов мероприятия, поступили официальные письма, подписанные министром внутренних дел РИ Мусой Медовым и начальником управления уголовного розыска МВД РИ Багаудином Евлоевым, в которых они предупреждали, что 26 января во время митинга в Назрани могут быть совершены теракты. Указывалось, что силовые структуры располагают информацией по этому поводу и просят отложить проведение митинга.

21 января Макшарип Аушев был вызван в прокуратуру республики, где дал подробное объяснение одному из помощников прокурора республики о митинге, предстоящем в Назрани 26 января. Затем, М.Аушева пригласил к себе прокурор республики Юрий Турыгин. Аушеву были вручены два предостережения о недопустимости нарушений закона при проведении митинга.

Согласно заключению прокуратуры, установлено, что в нарушении действующего законодательства "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" уведомление о проведении публичного мероприятия в установленный законом срок в Правительство Республики Ингушетия и администрацию города Назрани не представлено, что влечет незаконность проведения митинга.

Также на территории площади Согласия г. Назрани проходит полоса отвода газопровода. К площади примыкают здания Центра правительственной связи и информации в Республике Ингушетия Федеральной службы охраны Российской Федерации, Главное управление Центрального банка Российской Федерации по Республике Ингушетия, а также ряд республиканских министерств, эксплуатация которых требует соблюдения специальных правил техники безопасности.

Размеры площади Согласия и ее состояние не позволяют провести на ней митинг без создания угрозы безопасности участников данного публичного мероприятия, количество участников которого составляет 10 тысяч человек.

Агитация населения на митинг происходит с грубым нарушением закона. Листовки распространяются в местах пребывания людей подростками. Владельцы транспортных средств извлекают листовки под стеклоочистителями лобового стекла, а жители домов по утрам в подъездах домов.

Планируемая, на площади Согласия бесплатная благотворительная лотерея также является незаконной, поскольку действующим законодательством определено, что для организации лотереи требуется разрешение на ее проведение.

В отношении Аушева было возбуждено дело об административном правонарушении по части 1 статьи 20.2 Кодекса ("Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания митинга, демонстрации, шествия или пикетирования").

Утром 25 января УФСБ по Ингушетии объявило часть территории республики зоной контртеррористической операции - якобы в связи с имеющейся информацией о подготовке боевиками терактов в местах массового скопления людей и нападений на административные здания. С 10:00 зоной контртеррористической операции объявлены частично города Назрань и Магас, а также окрестности станицы Нестеровская. По сведениям ПЦ "Мемориал", практически никаких действий по нейтрализации террористов силовые структуры не предпринимали, въезд через административную границу на территорию республики был свободный.

В тот же день правоохранительные органы республики сделали заявление о том, что митинг не разрешен. Однако организаторы не отказались от своего решения провести акцию протеста.

26 января утром площадь Согласия и прилегающие улицы были заблокированы милицейскими нарядами, военными грузовиками и бронетехникой. На площади и на основных перекрестках Назрани были сосредоточены сотрудники правоохранительных органов. Так, проспект Базоркина на пересечении с улицей Картоева был заблокирован бронетехникой, а на стыке проспекта Базоркина с улицей Фабричной стоял обычный пост. Площадь была блокирована многочисленной группировкой сотрудников правоохранительных органов с дубинками и другими спецсредствами, со щитами, шлемами и противогазами, - они плотными цепями стояли по периметру.

В 10:00 на площади Согласия ничего не происходило, ни митингующих, ни организаторов не было видно. Около 10:30 со стороны улицы Фабричной к площади Согласия организованно выдвинулись демонстранты. Внешние наблюдатели говорят о нескольких десятках (примерно сорок-пятьдесят молодых людей), журналисты, шедшие в колонне от Чеченской улицы мимо рынка, - о двух сотнях демонстрантов, собравшихся по пути из многих групп. Они несли транспаранты. Среди них было много несовершеннолетних. Молодежь сопровождал среднего возраста человек с громкоговорителем, призывавший всех присоединиться и участвовать в митинге.

Первый кордон милиции у памятника участникам Великой отечественной войны они миновали беспрепятственно, но на подходе к площади дорогу перекрыли "силовики", и стали теснить митингующих, применяя дубинки. В адрес сотрудников милиции полетели камни и бутылки с зажигательной смесью. Милиционеры открыли предупредительную стрельбу в воздух, применили слезоточивый газ. Таким образом они рассеяли группу митингующих. Несколько человек были задержаны - их валили на землю, сажали в УАЗики и увозили горотдел милиции. Подростки разбежались по окрестным дворам и попытались пройти к площади с другой стороны. В сторону сотрудников милиции снова полетели камни и бутылки. Сотрудники милиции в ответ открыли стрельбу, и кинулись в погоню, во дворы, задержали ещё несколько человек. Задержанных избивали, порою применяли электрошок.

После 11:00, когда митингующие были разогнаны, на площади по-прежнему ничего не происходило, но милиция продолжала ее блокировать. В непосредственной близости от площади с утра собралось человек около семидесяти наблюдателей, среди них - журналисты и правозащитники. Организаторов митинга видно не было. Говорили, что горит здание редакция газеты "Сердало" и гостиница "Асса". Впоследствии это отчасти подтвердилось - редакция "Сердало", отделанная пластиком, пострадала серьезно, а ущерб гостинице, напротив, был несущественный: пара брошенных бутылок с горючей смесью не могла поджечь здание.

Наблюдавшие со стороны сотрудники "Мемориала" видели, как избивали и задерживали местного журналиста Мустафу Курскиева, корреспондента газеты "Жизнь за неделю" и "Твой день". Говорили также, что задержана Ольга Боброва из "Новой газеты" и журналисты радиостанции "Эхо Москвы". "Мемориальцы" связались с адвокатами организации, чтобы направить их к незаконно задержанным корреспондентам.

Примерно в 11:20 сотрудники милиции, вооружённые щитами и дубинками, начали оттеснять людей от площади. Они не применяли грубую силу, поскольку никто им не сопротивлялся, а люди спокойно отходили в сторону.

"Мемориальцы" - Тамерлан Акиев и Екатерина Сокирянская - попытались вести видеосъёмку. Заметившие это милиционеры бросились на них, повалили на землю, отняли камеру и телефон, посадили в "УАЗ" и доставили в здание Назрановского ГОВД. Вместе с ними была задержана сестра журналиста Мустафы Курскиева.

В ГОВД ранее уже были доставлены журналисты - Данила Гальперович (радио "Свобода"), Владимир Варфололмеев и Роман Плюсов (радио "Эхо Москвы"), Ольга Боброва ("Новая газета"), Мустафа Курскиев (газеты "Твой день" и "Жизнь за неделю"), Саид-Хусейн Царнаев (информационное агентство "РИА Новости"), журналисты "5-го канала", РТР-"Вести" и интернет-издания "Galgai.com".

Сотрудников ПЦ "Мемориал" развели по разным кабинетам, милиционеры взяли с них объяснения, о причинах задержания не сообщили. Акиева завели в дежурную часть, сняли ремень и поместили в камеру к пятерым ранее задержанным. В камере можно было только стоять - не было ни скамеек, ни стульев. Всех ненадолго вывели, сняли отпечатки пальцев и снова водворили в камеру.

В это время их коллеги пытались добиться допуска адвокатов к незаконно задержанным. Эти попытки не имели успеха (адвокатов допустили только около 18:00) после звонков в республиканскую прокуратуру из Москвы, от руководителей "Мемориала".Члену Правления "Мемориала", члену Совета по правам человека при президенте Светлане Ганнушкиной поехавший в горотдел прокурор Галаев сначала ответил, что "мемориальцы" не задержаны, а всего лишь опрашиваются сотрудниками ФСБ в качестве свидетелей, и что адвокат к "мемориальцам" будет допущен немедленно. Затем выяснилось, что адвоката пропустили в здание, но не допускают к Сокирянской и Акиеву. После повторного звонка в прокуратуру представитель прокуратуры провел адвоката к "мемориальцам".

За это время "мемориальцев" успели допросить сотрудники ФСБ; кроме событий 26 января, они интересовались их профессиональной деятельностью, зарплатой, источниками финансирования организации. Интересовались также личными связями с организаторами митинга и способами, которыми организаторы распространяли листовки, призывавшие людей выйти на улицу. Потом их сфотографировали, сняли копии паспортов. Сотрудники ФСБ сказали, что "мемориальцы" могут быть свободны, однако сотрудники ОВД отпустить их отказались, мотивировав свой отказ тем, что отношении задержанных необходимо оформить протокол об административном нарушении.

Еще через несколько часов правозащитников ждал новый допрос - на этот раз как свидетелей в рамках уголовного дела, возбужденного "по факту организации и участия в массовых беспорядках" (ст.212 УК РФ). Допрашивающими были следователи управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ингушетии Ибрагим Чербижев и Магомед Могушков "Мемориальцам" сделали смывы с рук на предмет наличия следов керосина и взрывчатых веществ.

Между допросами в частных беседах с правозащитниками милиционеры рассказали, что всего в этот день были задержаны более сорока человек - среди них восемь журналистов центральных СМИ (впоследствии вывезенных во Владикавказ), двое местных журналистов и несколько несовершеннолетних.

Только после 21:00 "мемориальцы" смогли покинуть здание горотдела.

27 января утром с представительством ПЦ "Мемориал" связался фотокорреспондент агентства РИА-"Новости" Саид-Хусейн Царнаев, задержанный накануне вместе с коллегой корреспондентом газет "Жизнь за неделю" и "Твой день" Мустафой Курскиевым. Утром 26 января, когда они фотографировали горящее здание редакции газеты "Сердало", журналистов схватили, усадили в машину ГИБДД, и привезли на площадь Согласия. Там их пересадили в милицейский УАЗ, при этом Курскиева сильно избили дубинками. Свидетелями избиения стали "мемориальцы", тогда ещё не задержанные. Царнаева избили кулаками по дороге в ГОВД. Журналистов весь день продержали в горотделе. Их допрашивали сотрудники ФСБ и Следственного комитета, после чего перевели в ИВС, где следователь Кокурхоев объявил, что они подозреваются в совершении поджога редакции газеты "Сердало". В течение суток их не кормили и не давали пить. Ночью Курскиеву вызывали скорую помощь.

К задержанным не допускали направленного ПЦ "Мемориал" адвоката Батыра Ахильгова. После того, как выяснилось, что освобождены отнюдь не все задержанные накануне журналисты, интерес к судьбе Царнаева и Курскиева проявили многочисленные издания и редакции. Одновременно Светлана Ганнушкина факсом направила прокурору РИ Юрию Турыгину запрос по поводу журналистов. Около 18:00 заместитель прокурора РИ Павел Беляков сообщил в Москву Ганнушкиной, что журналисты уже не являются задержанными, и что их перевезли из в ГОВД для медицинского осмотра и оформления освобождения. К 21:00 журналисты были освобождены, никаких претензий в нарушении уголовного или административного законодательства им не предъявлено.

На следующий день, 27 января, на сайте Прокуратуры РИ события освещены следующим образом:

"8 журналистов, доставленных в ГОВД г.Назрани, в соответствии со статьей 11 Федерального закона "О противодействии терроризму", были правомерно удалены с территории проведения контртеррористической операции, проводимой на территории Республики Ингушетия.

Общее количество доставленных в ГОВД г.Назрани, подозреваемых в совершении массовых беспорядков, составило 48 человек. В отношении 39 составлены протоколы об административном правонарушении, 7 из которых в отношении родителей несовершеннолетних по статье 5.35 Кодекса об административных правонарушений РФ (неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних).

Действия 19 человек мировым судьей, на выездном судебном заседании, признаны незаконными, все они привлечены к административной ответственности по части 2 статьи 20.2 Кодекса об административных правонарушений РФ (нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания митинга, демонстрации, шествия или пикетирования) с назначением наказания в виде штрафа в размере от 500 до 1000 рублей.

Кроме того, 9 человек задержаны и в соответствии со статьями 91-92 Уголовно-процессуального кодекса РФ водворены в ИВС МВД по Республике Ингушетия"

28 января 2008 года

В представительство ПЦ "Мемориал" в г. Грозный позвонила Яха Кусаева, проживающая в пункте временного размещения (ПВР) по адресу: ул. Малгобекская, 19. Этот ПВР находится на стадии расформирования и там осталось несколько семей, которые еще не переехали, - среди них и семья Яхи Кусаевой. Она попросила сотрудников "Мемориала" приехать в ПВР и оказать ей правовую помощь.

По прибытию на место выяснилось, что Яху Кусаеву решили переселить в другое общежитие (ул. Дудаева) и дали один час на сборы. Это условие для больной женщины оказались слишком жестким. Накануне для Кусаевой вызывали скорую помощь. Врачи рекомендовали ей лечь в больницу, но из-за переезда в другой ПВР она не имеет возможности заняться своим лечением. Весь ее нехитрый скарб упакован и сложен кое-как. Дверь в прихожей взломали и, по словам Яхи, собирались сломать дверь в ее комнате. Растерянная женщина не знает, что ей делать. Она не понимает, зачем ее выселяют в немедленном порядке и почему с ней так обращаются. Кусаева просила сотрудников администрации Ленинского района, занимающихся расформированием ПВР, подождать несколько дней, пока ее вопрос с устройством на новом местожительстве не рассмотрит глава администрации Шелковского района, который обещал помощь.

"Я уже нашла квартиру, но у меня нет пока денег, чтобы ее оплатить, а они без предоплаты не пускают. Я же ничего у них не прошу, а просто подождать, пока я не найду какой-нибудь выход", - говорит Кусаева.

Я.Х. Кусаева — инвалид второй группы. До первой войны она работала начальником железной дороги и жила в служебной квартире. В 1996 году под угрозами была лишена работы и своего места проживания (ст. Шелковская, ул. Привокзальная, д.5, кв.1). В 1998 году временно переехала жить в Саратовскую область, где получила статус вынужденного переселенца. В 2002 году в Саратове в дорожно-транспортном происшествии погиб ее сын. Яха приехала в Чечню похоронить сына, затем заболела и осталась в республике. На ее попечении остались малолетние дети сына. В ПВР Кусаеву заселили не как временно перемещенное лицо, а по доброй воле властей.

Со слов Яхи, ей сегодня некому помочь. Она прописана в доме родителей, но размер жилплощади не позволяет ей там проживать. В этом доме уже проживает три семьи, и он переполнен. Яха нашла съемную квартиру в Заводском районе города, но у нее нет денег на оплату. Администрация района таких денег ей выделить не может. В квартире идет ремонт, и отопление еще не подключено.

Выслушав Яху, сотрудники "Мемориала" решили поговорить с заместителем главы администрации Ленинского района г. Грозный по имени Зелемхан. Именно он руководит работами по расформированию ПВРов.

Зелемхан не согласился с утверждением, что при расселение ПВРов нарушаются права жильцов и заявил, что они нашли для всех жильцов приемлемые решение: некоторым дали деньги, чтобы они нашли себе квартиры (если ВПЛ не в состоянии это сделать, то сотрудники администрации оказывают помощь при поиски квартир), остальных жильцов переселили в другие ПВРы или передали решение их жилищного вопроса представителям администраций по месту прописки ВПЛ.

Однако, когда представители "Мемориала" спросили, почему Яху Кусаеву выселяют с такой поспешность, не учитывая ее проблемы и трудности, Зелемхан сослался на указ из мэрии. По его словам, у мэрии нет возможности выделять квартиры для всех желающих, жилищной проблемой Кусаевой должен заниматься не он. Во время беседы Зелемхан продолжал отдавать указания своим подчиненным о выселении Кусаевой. Просьба правозащитников не торопиться с переездом больной женщины и подождать несколько дней была проигнорирована.

В это время в комнату зашла женщина и пожаловалась на то, что в ПВР, в который она была "переселена", ее не пустили. Вслед за ней с жалобой пришла еще одна быввшая жительница ПВР на ул. Малгобекская, 19, которая утверждала что ее "в 12 часов ночи заселили к какому-то наркоману, и она оттуда сбежала". Однако замглавы администрации Ленинского района Зелемхан все эти жалобы назвал ложью.

Среди посетителей была еще одна не переселенная жительница ПВР, Алисат Баснукаева. Она вдова, одна воспитывает шестерых детей, из которых одна девочка ездит в инвалидной коляске. Ей нашли квартиру, но она не хотела уезжать из этого района, так как больница рядом, она сама работает недалеко, и дети ходят в ближайшую школу. Она попросила оставить ее в ПВРе хотя бы до конца учебного года. Баснукаева сказала так же, что ей надоело переселяться из одного места в другое, и нет гарантии, что через шесть месяцев, в течение которых ей обещали оплачивать жилье, она не окажется на улице. Сотрудники администрации убедили ее уехать в квартиру, которую ей нашли.

Сотрудники "Мемориала", находившиеся в ПВРе и наблюдавшие за тем, как выселяют последних жильцов, позвонили в прокуратуру ЧР, чтобы узнать о наличии указа мэрии, на который ссылался замглавы администрации Ленинского района. В прокуратуре заявили, что ни о чем подобном они не слышали. После телефонного звонка в общественную палату ЧР, руководитель палаты Турпал-Али Джабраилов прислал в ПВР своего представителя, для выяснения обстоятельств. Туда же приехал замглавы администрации Заводского района, который пообещал сделать все, чтобы ремонты в квартире, куда собирается переехать Кусаева, закончили в течение трех дней. Турпал-Али Джабраилов через своего представителя обещал в ближайшие дни предоставить Кусаевой деньги для оплаты временного жилья. Обещанную сумму Турпал-Али не предоставил, это сделали представители администрации Шелковского района, но с условием, что Кусаева больше их беспокоить своими проблемами не будет.

В Правозащитный Центр "Мемориал"
от Баснукаевой Алисат Махмадовны,
проживающей в ПВРе по адресу:
улице Малгобекская, 19

Заявление

Я проживаю и зарегистрирована в ПВРе по улице Малгобекская 19 с 2003 года. Туда нас перевезли из палаточного лагеря "Алина" в Ингушетии. Я не хотела выезжать, но приехал президент ЧР Р.А. Кадыров и сказал, что семьям, в которых имеются сироты, полусироты, инвалиды, переехавшим в Чечню в первую очередь будут выделяться квартиры. Мой муж Хамзат погиб в 1995 году в результате артобстрела села Асланбек Шерипово Шатойского района. Я осталась одна с шестерыми детьми, старшему из которых было десять лет, младший родился после смерти отца. Дочь Милана 1991 г.р. инвалид детства, она слегла м неподвижна, нуждается в постоянном наблюдении врачей-специалистов. Один сын учится в профтехучилище, дочь проходит практику в больнице, двое детей учатся в школе № 48. Я работаю в организации "Сурсад", кроме пенсии, это единственный наш доход.

Я думала, что нам, действительно, дадут жилье. Своего жилья у нас с мужем не было, дом в Асланбек Шерипова, в котором живет деверь со своей семьей и матерью, находится в аварийном состоянии.

24 января ко мне пришли сотрудники администрации Ленинского района, дали 20 000 рублей и сказали, что я должна немедленно покинуть общежитие и уйти на квартиру. Я попросила, чтобы они сами нашли квартиру, если это так необходимо, я этого сделать не могу. Они сказали что искать не будут, если я не могу найти ничего, я должна уехать в ПВР в Черноречье. Это значит, что я теряю работу, детей нужно среди учебного года переводить в другую школу. Кроме того, я знаю, что из этого ПВРа тоже гонят людей. Я считаю, что действии администрации незаконны. Я не верю, что закон не защищает мои интересы.

25.01.2008
Баснукаева Алисат Махмадовны

В 15.30 в пос. Черноречье г. Грозный сотрудниками неустановленных силовых структур похищен местный житель, Беслан Султананович Эльмурзаев, 1975 г.р., проживающий в квартирном доме по адресу: ул. Выборгская, 46.

10-15 "силовиков" ворвались в квартиру Эльмурзаевых. К дому они подъехали на автомобилях "Волга", ВАЗ-2110 и микроавтобусе "Газель". Часть были одеты в черную военную форму, другие — в камуфляжную форму. Лица скрывали под масками. В это время в квартире находились Беслан, его жена Зура, двое малолетних детей (трех и семи лет), двоюродная сестра Беслана, Хеда, и три женщины, пришедшие к Эльмурзаевым в гости. По указанному адресу Эльмурзаевы проживают временно. Беслан Эльмурзаев являлся бригадиром строителей, восстанавливающих дом № 46 на ул. Выборгская, и проживал в этом доме до окончания ремонтно-восстановительных работы данного объекта.

"Силовики" схватили Беслана и без объяснения причины стали выводить на улицу. Его сестра попыталась выяснить, кто эти люди и, куда они хотят увезти брата. Один из военных ударил женщину прикладом автомата по лицу, и она потеряла сознание. Жену Беслана оттолкнули в сторону, когда она попыталась воспрепятствовать похищению мужа. Эльмурзаева посадили в "Газель" и увезли в неизвестном направлении.

У родных Беслана есть предположение относительно причины задержания. По их словам, в 2003 году Беслана задержали на блокпосту в г. Пятигорске при проверке документов у пассажиров автобуса. Он ехал к свом родственникам. У него отобрали паспорт и попросили подождать до окончания проверки документов. Наслышанный о задержаниях и пытках чеченцев, Беслан испугался и скрылся. Он вернулся домой, а паспорт остался у сотрудников милиции. С тех пор правоохранительные органы не проявляли к нему интереса.

"Если он в чем-то виноват и его в чем-то обвиняют, пусть задерживают, как того требует закон, а не врываются к людям, как бандиты, и не похищают людей среди белого дня. Он никогда не в чем не участвовал и вообще не жил ЧР. Беслан вырос в Калмыкии и приехал домой только в 2002 году", - сообщил сотруднику ПЦ "Мемориал" двоюродный брат Беслана.

29 января 2008 года

Около 2.00 с. Гехи Урус-Мартановского района Чеченской Республики было обстреляно из артиллерийских орудий со стороны расположения федеральных сил. Различные разрушения получили около двадцати домовладений местных жителей, разбито несколько машин. Жертв среди населения нет. От обстрела пострадала южная окраины села.

По неподтвержденной информации военные намеривались обстрелять группу боевиков, обнаруженных в районе с. Бамут Ачхой-Мартановского района. Вечером 28 января около Бамута разведргуппа из состава 10-й бригады спецназа ГРУ наткнулась на боевиков, в ходе один военнослужащий был убит, несколько получили ранения. Военные, дислоцирующиеся в районе Бамута, обстреливали из артиллерийских орудий лесной массив в районе с. Бамут, с. Янди-Котар, с. Старый Ачхой Ачхой-Мартановского района и южных окраин с. Гехи Урус-Мартановского района.

Военные признали факт обстрела и сослались на то, что произошла ошибка в выборе координат. Они пообещали возместить материальный ущерб, нанесенный жителям с. Гехи.

30 января 2008 года

После 19.00 на окраине с. Сурхахи Республики Ингушетия сотрудниками российских силовых структур были убиты два местных жителя: Джабраил Мухарбекович Муцольгов, 1983 г.р., на тот момент проживавший по адресу: с. Сурхахи, ул. Нагорная, 81 (зарегистрирован по адресу: г. Назрань, пр-т Базоркина, 7, кв. 23) и Рамазан Махмудович Нальгиев, 1984 г.р., проживавший по адресу: ул. Нальгиева, 8.

По словам очевидцев, Муцольгов и Нальгиев ехали на машине ВАЗ-21012 (хэчбек), принадлежащей Муцольгову. На подъезде к с. Сурхахи машину Муцольгова обогнали ВАЗ-2107 и микроавтобус "Газель". "Семерка" проехала вперед и остановилась на заправочной станции. "Газель" поравнялась с машиной, в которой находился Муцольгов и Нальгиев. Из нее был открыт шквальный огонь из автоматического оружия. Муцольгов и Нальгиев были убиты, их машина съехала в кювет. Через несколько минут к этому месту подъехали БТР, несколько автомобилей УАЗ и микроавтобусов "Газель", в которых находились сотрудники силовых структур. Они оцепили это место, перекрыли дорогу и стали досматривать расстрелянную машину. К месту проведения спецоперации никого не пропускали, включая и сотрудников республиканских силовых структур. "Силовики" вытащили убитых из машины. Еще через некоторое время машину взорвали.

По сообщению прокуратуры РИ: "30 января 2008 года, в рамках проведения контртерростической операции, на автодороге "Экажево-Сурхахи" уничтожено два находящихся в розыске члена незаконных бандформирований Нальгиев Р. и Муцольгов Д., которые причастны к совершению ряда диверсионно-террористических актов, совершенных на территории Республики Ингушетия. С участием прокурора Назрановского района проведены первоначальные следственные действия, а именно осмотр места происшествия, в ходе которого обнаружено и изъято большое количество огнестрельного оружия и боеприпасов".

По словам родственников, Джабраил Муцольгов в розыске не числился. С ноября 2005 по август 2007 года работал в республиканском Пенсионном фонде. В августе 2007 года уехал в Москву на повышение квалификации. Из Москвы приехал 24 января на свадьбу брата. 25 января купил машину ВАЗ-21012, так как машина брата находилась в аварийном состоянии.

Рамзан Нальгиев также ни от кого не скрывался, в розыске не значился. Работал в частной коммерческой фирме, изготовляющей и устанавливающей подвесные потолки.

Родственники Муцольгова предполагают, что убийство Джабраила и Рамзана каким-то образом связано с машиной, которую приобрел Джабраил. Сотрудники местных правоохранительных органов заявили им, что машина эта была замечена во время обстрела здания главпочтамта, и на нее могли дать ориентировку.

Тела убитых были переданы родственникам для захоронения.

2 февраля в интервью радиостанции "Эхо Москвы" пресс-секретарь УФСБ Ингушетии Петр Пронько заявил, что все операции в Ингушетии проводятся по личному указанию Президента России Владимира Путина. Буквально он сказал следующее:

"В связи с тем, что надо прекращать, скажем так, наличие боевиков в Республике Ингушетия. Вы знаете, что троих уже, как сказал президент Владимир Владимирович, замочили (имеются в виду — Муцольгов, Нальгиев и Чапанов, убитый 1 февраля. — ПЦ "Мемориал").

Сейчас проводится контртеррористическая операция на территории Республики Ингушетия с санкции президента Российской Федерации. Наличие боевиков — это не повод? Они убивают здесь мирных жителей, русских здесь убивают, корейцев, ингушей, боевики. А мы решили ответить тем же. Не мы, а вернее — президент Российской Федерации Путин" (радиостанция "Эхо Москвы", 2 февраля 2008 года).

Январь 2008 года

Знаешь больше? Не молчи!
Lt feedback banner
Лента новостей

27 марта 2017, 17:50

  • Тибилов обвинил Кокойты в попытке сорвать проведение выборов

    Бывший президент Южной Осетии Эдуард Кокойты пытается сорвать президентские выборы, однако с его сторонниками ведутся переговоры, заявил Леонид Тибилов в ходе поездки в Северную Осетию. Также Тибилов пожаловался на действия Анатолия Бибилова, назвав несвоевременной инициативу своего главного конкурента на выборах о проведении референдума о вхождении Южной Осетии в состав России.

27 марта 2017, 17:44

27 марта 2017, 17:06

27 марта 2017, 16:31

  • Президент Грузии подписал пакет законов о слежке

    Законопроекты, предусматривающие внедрение новой системы тайной слежки и прослушивания телефонных разговоров, на которые 20 марта Георгий Маргвелашвили наложил вето, подписаны сегодня в утвержденном парламентом виде.

27 марта 2017, 16:28

Архив новостей
Все SMS-новости
Персоналии

Все персоналии