26 февраля 2008, 15:53

Доклад "Об итогах работы Временной комиссии Народного Собрания Республики Ингушетия по проверке фактов нарушения прав граждан в Республике Ингушетия"

Доклад подписали: депутаты Народного Собрания Республики Ингушетия Манкиев Б.Б., Аушев М-С.А., Гагиев А.К., Марзиев Т.М., адвокат Ахильгов Б.А., правозащитники Хантыгов А. и Муцольгов М.А.

Депутат Алероев С.З., главный специалист Аппарата Правительства Республики Ингушетии Осканов М.А. и юрист межрегиональной общественной организации "Веста" Темурзиев М.Н. в работе комиссии участия не принимали.

Депутаты Хаутиева Т.О., Бузуртанов М.Х. (подготовивший проект доклада), Чахкиев М.И. (находился на лечении) и Костоев Я.А. по разным причинам отказались подписать данный доклад.

На координационном совещании руководителей правоохранительных органов, проходившем в июне 2007 года, на котором обсуждались вопросы о предупреждении и расследовании преступлений, связанных с безвестным исчезновением граждан, убийствами и похищениями людей, Президент республики Зязиков М.М. сказал: "Любые действия, совершаемые на территории Республики Ингушетия правоохранительными органами по борьбе с преступностью, не должны выходить за рамки закона, нарушать права и свободы человека. Борьба с таким явлением как терроризм, если она ведется незаконными методами, несомненно, будет способствовать еще большему порождению терроризма, не говоря уже о том, что такая борьба не приведет к положительным результатам. Незаконные методы борьбы с названным явлением, если, к тому же, они затрагивают невинных людей, обязательно приводят к распространению антигосударственных настроений среди населения, чего и добиваются наши противники".

Президент Российской Федерации Путин В.В. неоднократно заявлял о необходимости беспощадной борьбы с терроризмом, но при этом он требует, чтобы эта борьба велась законными методами и средствами, не ущемляя конституционных прав и законных интересов граждан Российской Федерации.

Тому, кто в повседневной жизни в Республике Ингушетия наблюдает, как сотрудники правоохранительных органов Российской Федерации ведут борьбу с терроризмом, очевидно, что вышеприведенных слов сотрудники силовых структур или не слышали или они их просто игнорируют. Грубые нарушения законности сотрудниками указанных структур, чинимый ими произвол именно в этой сфере деятельности, породили потоки жалоб и заявлений со стороны граждан в различные органы власти, в том числе и в адрес Народного Собрания Республики Ингушетия. В связи с поступающими многочисленными жалобами и заявлениями граждан Народным Собранием в 2006 году была создана Временная комиссия по проверке фактов нарушения прав граждан в Республике Ингушетия (далее - Комиссия).

Вместе с работой с заявлениями и жалобами граждан Комиссия провела анализ деятельности правоохранительных органов по борьбе с терроризмом за последние годы с учетом динамики совершенных в республике преступлений террористического характера и полученных конкретных результатов этой деятельности.

Борьба с терроризмом в Республике Ингушетия, как известно, проводилась силами спецслужб совместно с военными и республиканскими силовыми структурами. Изучив криминальную обстановку в республике за 2002 год, связанную именно с совершением террористических актов, и деятельность правоохранительных органов в этой сфере, Комиссия отмечает, что на территории Ингушетии в 2002 году не зарегистрировано ни одного террористического акта. Стоит только отметить, что в книге учета преступлений по Сунженскому РОВД зарегистрировано два преступления, совершенных путем приведения в действие взрывных устройств неустановленного образца, по которым уголовные дела возбуждены в соответствии со ст. 167 и ст. 222 УК.

Однако в течение 2002 года неизвестными вооруженными людьми в камуфлированной форме и в масках на а/м "Газель" и легковом автотранспорте, как правило, без госномерных знаков, а в некоторых случаях с использованием БТРов с замазанными номерами, были незаконно задержаны и увезены в неизвестном направлении 26 человек. Из них осужден как член НВФ только 1 человек, 4 из числа задержанных были оправданы решением суда и освобождены, 3 человека освобождены во время предварительного следствия, 1 из них как несовершеннолетний. Обнаружены впоследствии убитыми 4 человека, местонахождение 14 человек не установлено до настоящего времени.

Комиссия располагает более подробной информацией по некоторым из этих фактов.

4 февраля 2002 года около 6 часов утра в доме № 4 по ул. Зязикова в г. Малгобек вооруженными людьми в камуфлированной форме и масках были незаконно задержаны и на а/м "Газель" без г/н знаков увезены в неизвестном направлении жители г. Грозного Батаев Данилбек Адамович, 1981 года рождения и Токаев Мурад, 1980 года рождения. Задержание сопровождалось избиением последних, при этом была избита супруга Данилбека Батаева, Батаева Лаура.

Трупы Батаева и Токаева были обнаружены 9 февраля 2002 года в Сторопромысловском районе г. Грозного в местности, где было обнаружено массовое захоронение.

Обращение родственников Батаева и Токаева в органы прокуратуры Республики Ингушетия и Чеченской Республики никаких результатов не дали.

14 февраля 2002 года примерно в 23 часа к дому № 14 по ул. Заречная г. Карабулака, где временно проживал вынужденный переселенец из Чеченской Республики Идигов Наип Салманович, 1969 года рождения, на двух а/м "Газель", а/м марки "УАЗ" и марки "ВАЗ 2121" приехали вооруженные люди в камуфлированной форме и масках в количестве 15-20 человек. Эти люди ворвались в указанный дом, захватили Идигова, произвели несанкционированной обыск, изъяли во время этого обыска без составления протокола дорогие вещи, ценности и деньги. Избив супругу Наипа Идигова и его родственницу Идигову Марем, увезли задержанного в неизвестном направлении.

15 февраля 2002 года в вечерних новостях канала ОРТ диктором было озвучено сообщение ФСБ России о том, что федеральными силами в результате проведенной на территории Ачхой-Мартановского района Чеченской Республики спецоперации при попытке установки фугаса уничтожен полевой командир Наип Идигов, занимавшийся организацией терактов в Чеченской Республике.

Труп Идигова был обнаружен его родственниками на территории мечети Октябрьского района г. Грозного, где он был захоронен жителями этого района, только 21 октября 2002 года.

Уж совершенно нельзя заподозрить в участии в НВФ или в связи с боевиками 77-летнего жителя с. Галашки Сунженского района Сайнароева Султана Хасановича, 1925 года рождения, занимавшегося пчеловодством в местечке "Беришки", в 7-8 км от с. Галашки.

Есть очевидцы, которые видели, что Сайнароев был задержан сотрудниками правоохранительных органов, проводившими 22 октября 2002 года в селах Аршты и Чемульга Сунженскго района "спецоперацию". Среди материалов, собранных Комиссией по данному факту, имеется телеграмма за исх. №2303 от 29.11.2002 года, подписанная командиром в/ч 78814 Истраковым, в которой указывается, что гражданин Сайнароев С.Х. был задержан сотрудниками РОШ по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. Последние же отрицают свою причастность к задержанию Сайнароева, местонахождение которого не установлено до настоящего времени.

В 2003 году появилась тенденция роста преступлений, предусмотренных ст.205 УК РФ (терроризм). Всего на территории Ингушетии в течение 2003 года зарегистрировано четыре террористических акта: два из них совершено в отношении военнослужащих, в результате чего ранен один военнослужащий и два теракта совершено на объектах специального назначения и не повлекли за собой жертв и пострадавших. В г. Карабулаке, по информации правоохранительных органов, был предотвращен один теракт. Уголовные дела, возбужденные по этим преступлениям, прекращены по основаниям ст. 208 ч. 1 УПК.

В том же 2003 году на территории республики было совершено с использованием взрывных устройств три преступления, направленных на умышленное уничтожение или повреждение имущества (ч.1,2 ст. 167 и ч.1,2 ст. 222 УК РФ). Если сравнить с аналогичным периодом 2002 года рост этих преступлений составил 33,3 %. В 2003 году за оказание вооруженного сопротивления сотрудникам милиции задержаны и осуждены 3 человека (ст. ст. 318 ч. 2 и 222 ч. 1 УК).

По имеющимся у Комиссии данным в 2003 году в Республике Ингушетия похищены 40 человек. Из них: убит 1 человек; освобождены через короткие сроки после задержания и во время предварительного следствия 13 человек; не установлено местонахождение 26 человек. Все эти похищения граждан совершены вооруженными лицами в камуфлированной форме, масках, передвигающимися на а/м марки "Газель" и "ВАЗ 2121" и другом легковом автотранспорте.

Комиссия отмечает, что во многих случаях, связанных с безвестным исчезновением людей, правоохранительные органы пытаются не брать ответственность на себя. Тем не менее, многие факты похищения людей и другие преступления, совершенные сотрудниками правоохранительных органов, становятся известными. О некоторых таких фактах, имевших место на территории Республики Ингушетии в 2003 году, Комиссия представляет более конкретную информацию.

6 января 2003 года около 6 часов 30 минут из лагеря для внутриперемещенных лиц из Чеченской Республики "Сацита" большой группой вооруженных людей в камуфлированной форме и масках на шести автомашинах марки "Газель" были задержаны и доставлены в Сунженский РОВД Республики Ингушетия Шокаров Висади Вахаевич, 1971 года рождения, временно проживавший в указанном лагере, и еще трое мужчин. В тот же день был задержан приехавший в Сунженский РОВД за своим братом Шокаров Висита Вахаевич, 1986 года рождения. Впоследствии труп Шокарова Висади родственниками был обнаружен в морге г. Моздока. На теле его имелись многочисленные телесные повреждения. Местонахождение Шокарова Висита не установлено до сих пор.

10 июля 2003 года на окраине с. Галашки Сунженского района военными была обстреляна грузовая автомашина, в которой находились жители с. Галашки Забиева Тамара Султановна, 1938 года рождения, и двое ее сыновей: Умар, 1972 года рождения, работавший охранником службы безопасности Нестеровского кирпичного завода, и Али, 1975 года рождения, работавший диспетчером пожарной части в с. Галашки. В результате обстрела были тяжело ранены Забиева Т.С. и ее сын Умар. Али побежал в село за помощью. Когда жители села пришли на место происшествия, то нашли Забиеву, спрятанную в овраге. Только на следующий день, на расстоянии почти 2-х км от места события, нашли закопанный в землю труп Умара. Согласно судебно-медицинской экспертизе на теле Умара обнаружены огнестрельные ранения, переломы, многочисленные ссадины и ушибы. При осмотре места обнаружения трупа Забиева Умара следственно-оперативной группой обнаружены фрагменты от предметов, используемых только военными подразделениями МО РФ.

По факту убийства Забиева Умара Асхабовича органами прокуратуры Сунженского района возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 105 УК РФ. Однако преступление до сих пор остается нераскрытым.

Другой, не менее вопиющий, факт нарушения законности имел место 21 августа 2003 года. В этот день вооруженные люди в камуфлированной форме и масках, производя вверх стрельбу из автоматического оружия, ворвались в Сунженскую райбольницу. Там ими были избиты и задержаны жители Чеченской Республики Сайдулаев Расамбек Султанович, 1980 года рождения, Пацуев Адам Муратович, 1984 года рождения, Шаипов Лом-Али Хасанович, 1972 года рождения, Каримов Салам Исраилович, 1985 года рождения, Идигов Ибрагим Абазович, 1983 года рождения. При этом также были избиты работники медперсонала, в частности врач Хашиев Магомед. Все задержанные увезены в неизвестном направлении и до сих пор их местонахождение не установлено.

18 декабря и 27 октября 2003 года соответственно вооруженными людьми в камуфлированной форме и масках похищены Муцольгов Башир Адамович, 1975 года рождения, проживавший в г. Карабулак, ул. Осканова, 83 и Албаков Исмаил Умарович, 1973 года рождения, проживавший в ст. Орджоникидзевская,ул. Рабочая, 68.

Башир Муцольгов был похищен в г. Карабулак вблизи своего дома вооруженными людьми на двух автомашинах: марки "ВАЗ 2131" белого цвета, г/н знак которой, установленный на переднем бампере, был залеплен грязью, но отчетливо присматривался регион 26, и марки "ВАЗ 2106" без г/н знаков. Обе а/м были остановлены на посту ДПС г. Карабулак инспектором ДПС. Из а/м "ВАЗ 2131" вышел мужчина славянской внешности и предъявил спецпропуск сотрудника РОШ (регионального оперативного штаба по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе). В своих показаниях инспектор, остановивший автомашины, рассказал, что узнал в этом человеке сотрудника УФСБ РФ по Республике Ингушетия по имени Леонид, с которым неоднократно сталкивался в местах проведения оперативно-розыскных мероприятий или на местах происшествий.

По похищению Муцольгова было установлено точно, что к этому причастны правоохранительные органы. По факту преступления 26 декабря 2003 года было возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ. Родственники похищенного обращались во все соответствующие республиканские и федеральные органы власти с просьбой сообщить им, где содержится Муцольгов и по каким основаниям он задержан. Ни одна из силовых структур республики и командированных в республику спецподразделений не подтвердили, что Муцольгов Б.А. ими задержан. Похищенный Муцольгов исчез бесследно.

27 октября 2003 года около 16 часов в ст. Троицкая Сунженского района, со станции технического обслуживания на глазах у многих очевидцев, вооруженные люди в камуфлированной форме и масках схватили Албакова И.У., жестоко избив его, надев наручники, закинули в а/м "Газель" и увезли в неизвестном направлении. Вместе с Албаковым на том же автомобиле был увезен и работник этой техстанции Латыров Руслан Хамидович. В пути следования Латырова выбросили из автомобиля. Из разговора находившихся в автомашине лиц Латыров понял, что они являются сотрудниками правоохранительных органов. Эти же лица угнали с собой и автомобиль Албакова. По данному факту прокуратурой Сунженского района 5.11.2003 года возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 126 УК РФ. Местонахождение Албакова до настоящего времени не установлено.

Правоохранительными органами нарушения законности допускаются не только при задержании или похищении людей.

В Комиссию поступило заявление от Абадиева Бека Вагаповича, 1938 года рождения, работающего директором музея МВД Республики Ингушетия, проживающего в ст. Троицкая, ул. Калинина, 2, о том, что 5 ноября 2003 года, примерно в 18 часов, когда никого из членов его семьи не было дома, сотрудники правоохранительных органов в количестве 15-20 человек, приехавшие на 5-7 автомобилях, незаконно проникли в его домовладение и произвели несанкционированный обыск. Во время обыска указанные сотрудники похитили из его домовладения деньги в сумме 50000 рублей и золотые изделия. Нанесенный ущерб составил 100000 рублей. Многие в Ингушетии знают семью супругов Абадиевых как образцовую, интеллигентную семью. Кому могла прийти в голову мысль провести обыск в их доме и провести его с грубейшими нарушениями закона? На этот вопрос Абадиевы так и не получили ответа. В Сунженском РОВД, чтобы скрыть участие его сотрудников в производстве обыска у Абадиевых, уголовное дело было возбуждено по ч. 3 ст. 158 УК РФ, хотя действия сотрудников правоохранительных органов следовало квалифицировать как превышение должностных полномочий. Заявитель обращался по данному вопросу во все соответствующие инстанции, требуя наказать виновных, но так и не добился справедливости.

Сотрудник Курчалоевского РОВД Чеченской Республики лейтенант милиции Истамалов Рамзан Жалуевич был убит 24 сентября 2003 года на посту "Кавказ-2" заместителем командира ОМОН УВД Курской области Волобуевым В.П. Последний до настоящего времени не понес наказания, хотя его вина в совершении данного преступления доказана. Органы прокуратуры Республики Ингушетия приостановили уголовное дело в связи с отсутствием реальной возможности участия виновного в уголовном деле. Надо полагать, что УВД Курской области укрывает Волобуева от следствия и суда, а органы прокуратуры республики не принимают реальных мер по организации розыска и задержанию преступника.

Во время предварительного следствия Волобуев находился под подпиской о невыезде и для проведения следственных действий его привозили на 2-х БТРах два-три десятка до зубов вооруженных военнослужащих в целях оказания давления на следователей, выполняющих необходимые следственные действия в отношении виновного.

В первом полугодии 2004 года активность преступников заметно возрасла. За указанный период зарегистрировано 9 преступлений террористического характера, в том числе и покушение на Президента Республики Ингушетия Зязикова М.М., в результате которого были ранены 3 человека. Зарегистрированы два преступления, совершенные с использованием взрывных устройств из хулиганских побуждений или в целях умышленного уничтожения и повреждения имущества. В этот же период в Республике Ингушетия зафиксированы 18 преступлений, связанных с посягательствами на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Понятие "посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа" Комиссия рассматривает в двояком значении: посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа в результате оказанного преступником вооруженного сопротивления в момент его задержания, и посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа, инициированное самим преступником, осуществленное им путем вооруженного нападения на сотрудника. Такой анализ способствует установлению степени активизации преступников в различные периоды.

Таким образом, в 15 случаях из указанных 18 уголовные дела по ст. 317 УК возбуждены по фактам вооруженного сопротивления, оказанного преступниками сотрудникам правоохранительных органов во время проведения последними спецопераций, направленных на их задержание. Только в трех случаях из 18 участники НВФ по собственной инициативе совершили посягательства на жизни сотрудников правоохранительных органов, то есть осуществили эти покушения. При этом погибли 7 сотрудников правоохранительных органов и 2 гражданских лиц, ранены 5 сотрудников и 3 гражданских лиц. Убиты в результате проведенных правоохранительными органами спецопераций 34 человека, подозреваемых а участии в НВФ, совершении террористических актов и посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов, оказании пособничества членам НВФ. По тем же основаниям задержаны 21 человек.

В течение указанного периода в Республике Ингушетия вооруженными людьми в камуфлированной форме и масках на а/м марки "Газель" и легковом автотранспорте были незаконно задержаны 34 человека, подозреваемых в совершении преступлений террористического характера. Из них: 17 человек освобождены в течение короткого срока или во время предварительного следствия; 3 человека осуждены; местонахождение 14 человек не установлено до настоящего времени. По многим фактам похищения людей возбуждены уголовные дела, которые впоследствии приостановлены на основании ч. 1 ст. 208 УПК.

Комиссия считает необходимым обратить внимание на отдельные факты грубого нарушения прав человека, имевшие большой резонанс в республике.

25 марта 2004 года в 22 часа 20 минут в ст. Орджоникидзевская из военного вертолета был произведен ракетный обстрел по а/м марки "УАЗ", в которой находились жители ст. Орджоникидзевской Хашагульгов А.З., 1987 года рождения, Хашагульгов И.Х., 1988 года рождения, Хамхоев М.Р., 1983 года рождения, и Чилиева М.М., 1987 года рождения, проживающая в ст. Вознесеновская Малгобекского района. В результате обстрела ранения получили Хамхоев М.Р., скончавшийся на месте, Хашагульгов И.Х. (умер в больнице) и Хашагульгов А.З. Это особо тяжкое преступление, совершенное в отношении совсем молодых людей, еще больше отягчается тем обстоятельством, что никто за это не понес наказания, никто даже не объяснил - почему пилот решил расстрелять из ракет ни в чем не повинных детей.

2 марта 2004 года около 17 часов на ул. им. А. и М. Мальсаговых в Альтиевском муниципальном округе г. Назрани сотрудниками правоохранительных органов проводилась спецоперация. В этом месте совершенно случайно оказались супруги Хазбиевы - Иса Хаматханович, 1952 года рождения, и Циэш Султановна, 1950 года рождения, а так же их дочь Мадина, 1979 года рождения, ехавшие на своей а/м к родственникам. Из объяснения Циэш Хазбиевой следует, что они вынуждены были остановиться в момент, когда увидели, что на двух а/м "ВАЗ 21099" серебристого цвета и а/м "УАЗ" (таблетка) сотрудники правоохранительных органов блокировали а/м "ВАЗ" (такси) и вытащили из нее какого-то молодого человека, которого тут же расстреляли. Хазбиева утверждает, что возле расстрелянного один из сотрудников положил пистолет (в видах оружия она не разбирается). Затем кто-то из этой же группы сотрудников стал производить выстрелы из автомата по их а/м. Ее супруг Иса Хазбиев получил два огнестрельных ранения, а их дочь получила одно огнестрельное ранение в шею, несовместимое с жизнью. Циэш Хазбиева неоднократно обращалась в органы прокуратуры Республики Ингушетия, требуя найти и наказать лиц, совершивших данное преступление. Однако виновные не были привлечены к уголовной ответственности.

Можно ли отнести эти два особо тяжких преступления к категории преступлений, совершенных по неосторожности? Конечно же они совершены умышленно! Имеют ли отношения к борьбе с терроризмом действия правоохранительных органов и пилота вертолета, в результате которых были убиты три человека и три человека стали инвалидами? Эти действия не имеют никакого отношения к борьбе с терроризмом и совершены по безответственности лиц, их совершивших, из их твердой убежденности в своей безнаказанности, совершены цинично и жестоко.

Вечером 11 марта 2004 года на выезде из села Ачалуки Малгобекского района вооруженные люди в камуфлированной форме и масках на а/м "Газель" и двух а/м марки "ВАЗ 21099" без госномерных знаков совершили похищение старшего помощника прокурора Республики Ингушетия Оздоева Рашида Борисовича, 1975 года рождения, проживавшего в г. Малгобек, по ул. Кожедуба, 51, кв. 2 и Цечоева Тамерлана Саварбековича, 1962 года рождения, проживавшего в ст. Троицкая, ул. Курортная, 10. Родственниками Оздоева было установлено, что в похищении последних вместе с другими сотрудниками УФСБ РФ по Республике Ингушетия принимал участие офицер УФСБ Султыгов Руставел Гириханович, проживающий в г. Назрани. Султыгов в присутствии нескольких свидетелей подробно рассказал об обстоятельствах похищения Оздоева и Цечоева. Рассказ Султыгова был записан на фонограмму. Однако от официальных показаний на допросе у следователя Султыгов Р.Г. отказался. Фонограмма, на которой произведена запись беседы с Султыговым, впоследствии была передана органам прокуратуры республики. Тем не менее результатов в установлении местонахождении Оздоева и Цечоева не было достигнуто. По факту похищения указанных лиц возбужденны уголовные дела, но они приостановлены на основании ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Примерно в 22 часа того же дня вооруженные люди в камуфлированной форме и масках на двух а/м марки "ВАЗ 21099" без госномерных знаков, около поста ДПС, применив огнестрельное оружие, остановили а/м марки "ВАЗ 2107", в которой находились жители с. Экажево Назрановского района Измайлов Ибрагим Хасанович, 1976 года рождения, и Евлоев Расухан Мусаевич, 1976 года рождения, насильно пересадили их в автомобиль "ВАЗ 21099". Сотрудники ДПС хотели вмешаться в происходящее, но один из указанной группы вооруженных лиц показал им служебное удостоверение и представился: "майор ФСБ, Магас". Ничего не объясняя более эта группа вместе с задержанными Измайловым и Евлоевым поехала в сторону г. Назрани. Местонахождение последних не установлено до настоящего времени. Прокуратурой г. Назрани по данному факту возбуждено уголовное дело по ст. 126 УК, которое в настоящее время приостановлено на основании ст. 208 ч. 1 УПК РФ.

16 марта 2004 года в 16 часов 30 минут в г. Назрань, вблизи здания ОАО "Ингушэнерго" вооруженными людьми в камуфлированной форме и масках на автомашинах марки "Газель" и "Нива" без г/н знаков похищен Яндиев Тимур Мухамедович, 1978 года рождения, проживающий в г. Карабулак, ул. Балкоева, 30, кв. 13. По данному факту прокуратурой г. Назрани 26 марта 2004 года (через 10 дней после похищения) возбуждено уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного п. "а" ч. 2 ст. 126 УК РФ. До настоящего времени местонахождение Яндиева не установлено, а уголовное дело приостановлено в соответствии с ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

Общий итог деятельности правоохранительных органов за 2002, 2003 годы и в период с 1 января до 21 июня 2004 года следующий:

  • незаконно задержаны и похищены 100 человек. Из них: обнаружены трупы 5 человек: освобождены без проведения следствия или во время проведения следствия 33 человека; осуждены 4 человека; оправданы судом 4 человека; не установлено местонахождение 54-х человек;
  • в результате проведенных спецопераций убиты 34 человека, подозреваемых в участии в НВФ и совершении преступлений террористического характера и задержаны по тем же основаниям 21 человек. Здесь Комиссия приводит данные только за 1-ое полугодие 2004 года. За предыдущие годы аналогичными данными Комиссия не располагает.

Таковы результаты так называемой контртеррористической деятельности правоохранительных органов в Республике Ингушетия за отображаемый период.

Комиссия считает, что отсутствие гибкости у правоохранительных органов в борьбе с преступностью и терроризмом, неумение и даже нежелание работать с населением и, прежде всего, с молодежью, использование в своей деятельности только административных, карательных методов, отказ от профилактической деятельности вообще, а также неправомерные, незаконные действия и произвол, чинимые со стороны сотрудников правоохранительных органов, привели к трагическим событиям, которые произошли в ночь с 21 на 22 июня 2004 года.

Многочисленные факты похищения людей, многие из которых исчезли бесследно, грубейшие нарушения конституционных прав и свобод граждан, ущемление их законных интересов вызывали резкое недовольство, неприятие к деятельности правоохранительных органов со стороны населения, особенно молодежи. Представляется, что лидеры НВФ использовали жестокость правоохранительных органов в целях создания идеологической базы для привлечения части молодежи, хотя и незначительной, к участию в НВФ.

Очевидно, что для эффективного осуществления такой масштабной террористической акции, проведенной НВФ 21 июня 2004 года необходимы материальные средства и наличие других соответствующих условий. Одним из важных условий несомненно является моральная и психологическая подготовка исполнителей, внушение последним твердого убеждения в необходимости проведения таких акций и циничного отношения к жертвам. Карательная деятельность правоохранительных органов дала лидерам НВФ достаточно примеров, на которые, без всякого сомнения, они ссылались для внушения членам НВФ убежденности в своей правоте, убежденности в том, что против тех, кто унижает и оскорбляет достоинство ингушей и чеченцев, мусульман, уничтожает последних только из-за принадлежности к этим национальностям и исламу, должны действовать их же методами, также жестоко и беспощадно, не подразделяя их по национальностям.

Несмотря на то, что в правоохранительные органы постоянно поступала информация о готовящемся бандитском нападении на республику, тем не менее они не сумели предотвратить ни покушение на президента республики, ни нападение на Республику Ингушетия, а также другие преступления террористической направленности.

Проведенный Комиссией анализ деятельности правоохранительных органов по борьбе с терроризмом позволяет сделать вывод о том, что правоохранительные органы с самого начала своей антитеррористической деятельности прежде всего стремились уничтожить как можно большее количество лиц, якобы подозреваемых в участии в НВФ. То есть ощутимые результаты, вероятно для доклада вышестоящим органам, интересовали их больше, чем принципиальная борьба с терроризмом, направленная на его ликвидацию. В погоне за этими поверхностными результатами, которые, в сущности, не являются основой борьбы с терроризмом, правоохранительные органы, по мнению Комиссии, не проводили серьезную аналитическую работу по поступавшей на тот период информации. Насколько слабо правоохранительные органы в 2004 году были осведомлены о составе НВФ и действиях, которые они собираются предпринимать, ясно из одной фразы, прозвучавшей в выступлении ныне покойного Корякова С.Б., работавшего в то время начальником УФСБ РФ по Республике Ингушетия, перед депутатами Народного Собрания после трагических событий 21 июня 2004 года. В его выступлении было сказано, что о нападении боевиков на Ингушетию он узнал за 30 минут до начала трагедии. То есть, руководитель основного подразделения, осуществляющего борьбу с терроризмом, о нападении на республику узнал в то время, когда эти НВФ, вероятно, уже заняли боевые позиции и ожидали только сигнала! Кого же могут защитить такие оперативно-розыскные подразделения и кому они могут обеспечить безопасность?

Правоохранительные органы за 2,5 года (с 2002 по июнь 2004 года), период относительно спокойного развития республики, имели возможность для проведения профилактических мероприятий и недопущению эскалации насилия в республике.

К сожалению, итоги деятельности правоохранительных органов за указанный период привели к таким событиям, как покушение на президента республики, нападение на Республику Ингушетия и другим громким преступлениям. Эти события достаточно ясно показали отсутствие профессионализма сотрудников правоохранительных органов и их просчеты, которые очень тяжело отразились на жизни населения республики.

Остается безответным вопрос, - изучены ли в МВД и ФСБ причины, которые привели к трагическим событиям в ночь с 21 на 22 июня 2004 года, унесшие жизни десятков мирных граждан, работников правоохранительных органов и должностных лиц органов власти, и извлечены ли уроки из этих событий? Известно ведь, что НВФ, напавшие на объекты МВД и ФСБ Республики Ингушетия, на несколько часов полностью парализовали деятельность правоохранительных органов. При этом боевики, выполнив свою задачу, без всякого противодействия со стороны органов правопорядка и подразделений Минобороны оставили занятые позиции и скрылись. Не понятно - почему правоохранительные органы не оказались готовыми противостоять широкомасштабной боевой акции? Почему не было сделано ничего, чтобы блокировать пути отхода отрядов боевиков? Кому было выгодно, чтобы преступники ушли безнаказанно? Эти и многие другие вопросы остаются до сих пор без ответа.

Судя по дальнейшим действиям правоохранительных органов в борьбе с терроризмом причины этих событий не изучены и уроки из них не извлечены.

В течение второго полугодия 2004 года на территории республики совершено 8 террористических актов, унесших жизнь 1 человека, зарегистрировано 11 посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Десять из 11 посягательств связаны, по данным МВД, с оказанием вооруженного сопротивления правоохранительным органам во время проведения последними оперативно-розыскных мероприятий. Только по одному факту возбуждено уголовное дело за совершение покушения на сотрудника правоохранительного органа. При этом погибли 12 и ранены 19 сотрудников.

По подозрению в участии в НВФ и совершении террористических актов на территории Республики Ингушетия за тот же период убиты 50 человек и задержаны 42 человека.

Незаконно сотрудниками правоохранительных органов были задержаны 28 человек. Из них: 19 человек без всяких оснований содержались под стражей от 7 до 30 дней. О местонахождении задержанных близкие родственники не знали до самого их освобождения. Местонахождение 8 человек не установлено до настоящего времени. Труп жителя г. Малгобек Вельхиева Башира Улановича, 1963 года рождения, одного из задержанных правоохранительными органами, 20 июля 2004 года был обнаружен в кабинете № 17 здания УБОП при МВД Республики Ингушетия. Вельхиев убит при неустановленных следствием обстоятельствах, что звучит, конечно, как издевательство над здравым смыслом. По факту убийства Вельхиева возбуждено уголовное дело, но виновные лица так и не установлены.

В тот же день, 20 июля 2004 года, сотрудниками УФСБ РФ по Республике Ингушетия и МО МВД РФ в Республике Ингушетия был зверски замучен и убит в своем собственном доме, на глазах у жены и детей, житель с.Галашки Арапханов Беслан Сулейманович, 1966 года рождения. На иждивении у Арапханова находились семеро своих детей и четверо детей брата, работавшего сотрудником ППС Сунженского РОВД, убитого боевиками. Сотрудники спецслужб заскочили в дом Арапханова ночью 20 июля, его, спящего, ударили по голове прикладом автомата, после чего надели на руки наручники и стали жестоко избивать. Затем, находящегося в бессознательном состоянии Арапханова выволокли в огород и там расстреляли. На утро, когда в дом вошел офицер, представившийся следователем УФСБ РФ по Республике Ингушетия Костенко К.В., с двумя военнослужащими - понятыми и показал постановление на производство обыска в домовладении, где проживает Хучбаров Р.Т., выяснилось, что сотрудники просто перепутали адрес. Костенко К.В., узнав, что коллегами убит невиновный человек, повел себя совершенно невозмутимо, когда по закону он был обязан немедленно провести соответствующие процессуальные действия и принять необходимое решение.

Обыск в доме Арапханова все-таки был произведен, хотя на его производство у следователя не было разрешения. Следователь Костенко и его коллеги пытались представить дело так, что Арапханов уничтожен как участник НВФ, оказавший сотрудникам правоохранительных органов вооруженное сопротивление. По факту убийства Арапханова Б.С. возбуждено уголовное дело, которое находится в производстве военной прокуратуры. До сих пор по этому делу убийцы не понесли заслуженного наказания.

В ночь на 5 декабря 2004 года сотрудники УФСБ РФ по Республике Ингушетия задержали Берсанова Адама Магомед-Гиреевича, 1977 года рождения, который в момент задержания находился у себя дома по адресу: г. Малгобек, ул. Гагарина, 24. Сотрудники УФСБ увезли задержанного на а/м марки "Газель" и "Нива". Известно, что указанные автомашины были остановлены сотрудниками ГИБДД на посту ДПС "Вогла-14" (Кантышевский перекресток). Одним из находящихся в указанных а/м должностных лиц был предъявлен спецпропуск, номер которого постовой милиционер записал, а позднее передал в органы прокуратуры Республики Ингушетия. Близкие родственники Берсанова обращались в МВД, ФСБ и органы прокуратуры Республики Ингушетия с просьбой сообщить им причины задержания их родственника и место его содержания. Правоохранительные органы республики не взяли на себя ответственность за задержание Берсанова.

Через полтора месяца в газете "Коммерсант" от 20.01.2005 года появилась статья "Без вести арестованный", в которой приводятся следующие строки: "Точно известно, что за пособничество беслановским террористам арестован 30-летний житель г. Малгобека Берсанов Адам. Причем прокуратура Республики Ингушетия возбудила уголовное дело по факту его похищения".

По факту похищения Берсанова действительно возбуждено уголовное дело, которое, как и многие другие аналогичные дела, приостановлено на основании ч. 1 ст. 208 УПК РФ.

В 2005 году идет рост преступлений террористической направленности и посягательства на жизни сотрудников правоохранительных органов. В течение года в республике зарегистрировано 14 терактов. 6 терактов, по данным правоохранительных органов, было предотвращено. В результате осуществленных террористических акций убито два человека (один сотрудник и одно гражданское лицо), ранены 12 сотрудников правоохранительных органов. Совершено 31 посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Семнадцать из этих посягательств, по данным МВД, связаны с оказанием вооруженного сопротивления сотрудникам правоохранительных органов при проведении последними оперативно-розыскных мероприятий. В 14 случаях участники НВФ совершили покушения в отношении сотрудников правоохранительных органов. При этом погибли 12 и ранены 13 сотрудников. Убито 19 и задержаны 26 лиц, подозреваемых в участии в НВФ.

В 2005 году правоохранительными органами были незаконно задержаны и увезены в неизвестном направлении 14 человек. Все эти лица содержались под стражей без уведомления их родственников о месте их содержания. Впоследствии были освобождены 4 человека из числа задержанных, а о местонахождении остальных 10 человек до настоящего времени ничего не известно.

16 февраля 2005 года сотрудниками правоохранительных органов были задержаны Кодзоев Магомед Ахметович, 1979 года рождения, проживавший в с. Кантышево, и его брат Кодзоев Хаваж-Багаудин Ахметович, 1984 года рождения, проживавший в г. Назрани, ул. Московская, 29 кв. 43. Данный факт не нашел своего отражения в книге учета преступлений по Назрановскому РОВД и сводках МВД Республики Ингушетия.

В некоторых печатных изданиях от 21 и 22 февраля 2005 года появились публикации о проведенной в с. Кантышево Назрановского района 16 февраля 2005 года сотрудниками ФСБ спецоперации, в ходе которой, якобы, был ликвидирован арабский террорист, некий Абу-Дзейт. Скрывался этот Абу-Дзейт, по данным этих публикаций, в домовладении, принадлежащем Кодзоеву Мусе, который тоже задержан и теперь дает показания следователю. Близкие родственники братьев Кодзоевых в установленном законом порядке не были уведомлены о причинах задержания и месте содержания задержанных. Их обращения в правоохранительные органы, в республиканские и федеральные органы власти остались без ответов. И только через один год и три месяца за подписью заместителя прокурора Республики Ингушетия Фирсова С.Б. в адрес близких родственников пришло уведомление о том, что Кодзоевев М.А. скончался 16 февраля 2005 года во время транспортировки его в г. Владикавказ, а Кодзоев Х-Б. А. скончался 17 февраля 2005 года во время транспортировки его в УБОП МВД РСО-Алания для производства неотложных следственных действий. Согласно полученным заключениям судебно-медицинской экспертизы указанные лица скончались от болезни сердца.

По данному факту в Комиссию обратилась с заявлением вдова Кодзоева М.А. Кодзоева Залина Исмаиловна. Комиссией была проведена проверка, в ходе которой исследовались все обстоятельства дела: изучена часть материалов уголовного дела, проведены беседы с родственниками и соседями Кодзоева М.А., исследовано помещение, где по данным следствия был ликвидирован Абу-Дзейт и задержаны братья Кодзоевы, выполнены другие действия.

Анализ собранных материалов показывает, что 16 февраля 2005 года примерно в 6 часов 30 минут утра сотрудники УФСБ РФ по Республике Ингушетия и МО МВД РФ во главе с руководителем СГ ГУ ГП РФ в ЮФО Криворотовым К.Е. провели оперативно-розыскные мероприятия в домовладении Кодзоева М.А., в ходе которых хозяин дома был задержан без объяснения причин, после чего в его жилище произведен незаконный обыск без присутствия владельцев жилища и понятых. Из постановлений следователя от 29 марта 2005 года о прекращении уголовного преследования в отношении братьев Кодзоевых усматривается, что Кодзоев М.А. и Кодзоев Х-Б.А. находились в домовладении, где якобы был ликвидирован Абу-Дзейт, и оказали активное физическое сопротивление сотрудникам подразделения "Вымпел", а в ответ сотрудники подразделения "Вымпел" применили к ним специальные приемы рукопашного боя.

Комиссией установлено, что Кодзоев М.А. не оказывал сотрудникам правоохранительных органов никакого сопротивления. А приехавший к нему в гости его брат Кодзоев Х-Б.А. был задержан сотрудниками правоохранительных органов, стоявшими в оцеплении, около 10 часов того же дня. Исследованные Комиссией документы дают основания полагать, что материалы уголовного дела в отношении Кодзоевых следователями Генеральной прокуратуры РФ были грубо сфальсифицированы. Доказательств того, что Абу-Дзейт скрывался в жилище Кодзоева М.А. нет. Имеются основания полагать, что братья Кодзоевы умерли насильственной смертью. Служебная проверка по обстоятельствам смерти братьев Кодзоевых следователями ГУ ГП РФ по ЮФО не проводилась, хотя в своем письме в прокуратуру Республики Ингушетия Криворотов К.Е. указывал, что она проведена.

Ссылаясь на ст. 16.1 Федерального закона "О борьбе с терроризмом", ст. 14.1 Федерального закона "О погребении и похоронном деле", а также Положение, утвержденное Правительством РФ от 23 марта 2003 года №164 "О погребении лиц, смерть которых наступила в результате пресечения совершенного ими террористического акта", в рамках уголовного дела №201849 от 25 февраля 2005 года следователь вынес незаконное постановление о тайном захоронении Кодзоева М.А. и Кодзоева Х-Б. А.

Указанное Положение распространяется на лиц, уголовное преследование в отношении которых в связи с участием в террористической деятельности прекращено в связи с их смертью, наступившей в результате пресечения совершенного ими террористического акта. Смерть Кодзоевых наступила не в условиях пресечения совершенного ими террористического акта, а в результате неправомерных действий, совершенных по отношению к ним сотрудниками правоохранительных органов. Кроме того, вопреки требованию ст. 6 вышеназванного Положения следователь не направил близким родственникам указанных лиц уведомление о том, в какой орган загса им надлежит обратиться за получением свидетельства о смерти.

Таким образом очевидно, что должностные лица, осуществлявшие так называемые оперативно-розыскные и следственные мероприятия, в результате которых были задержаны Кодзоев М.А. и Кодзоев Х-Б.А., своими действиями грубо попрали нормы Международного права, Конституции РФ и федерального законодательства.

Комиссия, полностью разобравшись в деле братьев Кодзоевых, собрав по факту их задержания и наступивших последствий множество материалов, направила соответствующую справку с просьбой провести прокурорскую проверку заместителю генерального прокурора РФ И.И. Сыдоруку. С огромным сожалением приходится констатировать, что следственное управление ГУ ГП РФ в ЮФО оставило в силе все незаконные постановления, принятые следователем по особо важным делам управления ГП РФ на Северном Кавказе Криворотовым К.Е. и другими следователями.

Среди преступлений, связанных с похищениями граждан особое место занимает похищение неустановленными лицами одновременно трех жителей Ингушетии.

29 сентября 2005 года примерно в 9 часов 30 минут на территорию строящегося объекта по ул. Московская города Назрани заехали два легковых автомобиля, из которых выскочили вооруженные автоматическим оружием люди в количестве 6-8 человек. Они заскочили в рабочий вагончик, где переодевался рабочий - строитель Хамхоев Илез Исаевич, 1972 года рождения, временно проживавший в г. Назрани, и стали его зверски избивать. Хамхоева, находящегося в бессознательном состоянии, они выбросили через окно на улицу и закинули в багажник одного из своих автомобилей. Этот вопиющий факт произвола и беззакония произошел на глазах нескольких десятков строителей, и они видели, что Хамхоев, когда его волокли к машине, истекал кровью и не подавал признаков жизни. В действия лиц, избивавших Хамхоева, вмешались Барахоев Магомет Макшарипович, 1970 года рождения, работавший сторожем на данном объекте, и Яндиев Руслан Ахметович, 1980 года рождения, проживавший в г. Назрани, ул. Московская, 19 кв. 3, оказавшийся на объекте случайно. Последние двое тоже были избиты, задержаны и вместе с Хамхоевым увезены в неизвестном направлении.

О случившемся близкие родственники похищенных немедленно сообщили как в правоохранительные органы, так и в республиканские органы власти. Однако местонахождение Хамхоева, Барахоева и Яндиева так и не было установлено. Прокуратурой города Назрани по этому факту через 10 дней было возбуждено уголовное дело по ст. 126 УК РФ.

Через две недели после похищения названных лиц произошло интересное событие, связанное, на наш взгляд, с этим похищением.

14 октября 2005 года работники Управления госнаркоконтроля РФ по РИ совместно с сотрудниками МО МВД РФ приехали на тот же объект. Как утверждают очевидцы, сотрудники госнаркоконтроля и МО МВД РФ по РИ, вооруженные автоматами и пулеметами, многие из которых были в масках, неожиданно появившись на объекте, стали производить стрельбу в воздух, выкрикивая ругательные, нецензурные слова в адрес находившихся на объекте строителей. При этом сотрудники, избивая рабочих прикладами автоматов, оскорбляя их, уложили всех на землю и в течение часа они лежали на холодной земле, в грязи. Сотрудники провели осмотр вагончика, в котором 29 сентября 2005 года был избит Хамхоев, взломали пол, осмотрели участок вокруг него, даже перерыли этот участок, но ничего не нашли. Прибывшие на место сотрудники правоохранительных органов республики и представители органов власти не были допущены на территорию объекта. Должностные лица, проводившие оперативно-розыскное мероприятие, отрицали какую-либо связь между акциями 29 сентября и 14 октября 2005 года, но мнение Комиссии однозначно: эти две акции между собой связаны.

Близкие родственники похищенных и депутаты Народного Собрания РИ неоднократно обращались в органы прокуратуры и МВД РИ, УФСБ РФ по РИ, Генеральную прокуратуру, МВД и ФСБ РФ, другие федеральные и республиканские органы власти. Ни одно из указанных ведомств не дало ответа о месте содержания похищенных. В адрес близких родственников и депутатов Народного Собрания от ведомств поступили только ничего не значащие отписки.

В связи со складывающейся ситуацией 24 ноября 2005 года были проведены парламентские слушания на тему: "О состоянии законности, правопорядка, безопасности и соблюдении прав человека в Республике Ингушетия", на которые были приглашены руководители силовых структур республики, других органов власти, депутаты Государственной Думы и члены Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации. На слушаниях правоохранительные органы подверглись жесткой критике за нарушение законности, конституционных прав и свобод человека и гражданина в республике. По итогам слушаний были направлены обращения в ГД РФ, Генеральному прокурору РФ, МВД и ФСБ РФ, вынесены соответствующие рекомендации отдельным органам государственной власти Республики Ингушетия. В письме Генеральному прокурору России были изложены факты чинимого спецслужбами произвола, и просьба направить в республику следственно-оператиную группу из числа сотрудников Генеральной прокуратуры и МВД Российской Федерации для расследования всех обстоятельств, связанных с похищениями людей. Однако просьба депутатов Генеральным прокурором была проигнорирована.

30 ноября 2005 года сотрудники УФСБ РФ по РИ и МО МВД РФ провели "оперативно-розыскное" мероприятие в Кадияте Ингушетии (орган по разрешению споров по нормам Шариата), возглавляемом Мартазановым А.М. являющимся депутатом Народного Собрания.

В ходе этой акции сотрудниками указанных подразделений были незаконно задержаны Хашиев Юсуп Умат-Гиреевич, 1969 года рождения, проживающий в ст. Орджоникидзевская, ул. Мичурина, 29, водитель ПМК-7, Цечоев Муслим Багаудинович, 1980 года рождения, проживающий в с. Алхасты, ул. Советская, 21, окончивший юридический факультет Карачаево-Черкесской государственной академии, Цечоев Магомед Махмуд-Гиреевич, 1986 года рождения, проживающий в с. Алхасты, ул. Советская, 35, студент Майкопского государственного технологического университета, Цечоев Руслан Багаудинович, 1982 года рождения, проживающий в с. Алхасты, ул. Советская, 21, студент Кабардино-Балкарской сельхозакадемии, приехавшие в Кадият для разбирательства спора, возникшего у них с одним из жителей Ингушетии.

Во время задержания указанных лиц, сопровождавшегося грубыми ругательствами и отборным матом, было применено насилие в отношении всех граждан, находившихся в Кадияте, в том числе в отношении председателя Кадията, депутата Народного Собрания Мартазанова и депутата Народного Собрания Аушева М-С.А.

При этом сотрудники произвели тщательный досмотр двух автомашин марки "ВАЗ 21010" и "ВАЗ 21093", на которых приехали Хашиев и Цечоевы, но ничего противозаконного в них не обнаружили. После производства досмотра автомашин, очевидцами которого являются многие из лиц, находившихся в Кадияте, сотрудники правоохранительных органов посадили задержанных Хашиева и трех Цечоевых в микроавтобусы марки "Газель" и увезли их в г. Владикавказ. На двух автомашинах, принадлежащих задержанным, поехали сами сотрудники органов правопорядка.

Задержанных, как позже удалось выяснить, привезли к зданию УБОП МВД РСО-Алания, подняли на 4 этаж и положили на пол. На полу они пролежали с завязанными за спину руками более двух часов. Затем Цечоева Р.Б. отделили от остальных. Хашиева Ю.У-Г., Цечоева М.М.-Г. и Цечоева М.Б. продержали в здании УБОП до поздней ночи. В течение этого времени сотрудники УБОП вели с ними беседы с пристрастием. На них оказывалось психологическое давление, демонстрируя лежащие на столе плоскогубцы, шило, молоток, ножовку, угрожая пытать их этими предметами, предлагая задержанным самим выбирать для пыток один из указанных предметов. Задержанных били, чтобы не оставались следы от побоев. После многочасовых психологических и физических истязаний от Хашиева, Цечоева М.М.-Г. и Цечоева М.Б. потребовали подписать уже готовые протоколы допросов, обещая, в случае отказа, продолжить процедуры избиений, издевательств и оскорблений. При этом заставили в протоколах собственноручно записать, что показания ими даны добровольно и на них не оказывалось давления.

Ближе к полуночи Хашиева вывели во двор и подвели к его автомашине марки "ВАЗ 21093". Сотрудники УБОП в присутствии двух военнослужащих срочной службы, привлеченных к данному следственному действию в качестве понятых, стали производить досмотр автомобиля. Открыв дверь автомобиля, сотрудники показали Хашиеву пистолет и гранату, лежавшие под пассажирским сиденьем. Об изъятии оружия был составлен протокол. В полночь Хашиев, Цечоев М. М-Г., и Цечоев М.Б. были отпущены домой.

В отношении Цечоева Р.Б. 2 декабря 2005 года судьей Ленинского района г. Владикавказа была избрана мера пресечения в виде заключения под стражу.

27 декабря 2006 года ему было предъявлено обвинение в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 и ч.3 ст. 222 УК РФ.

В течение первых двух недель сотрудники УБОП МВД РСО-Алания неоднократно забирали Цечоева Р.Б. из СИЗО в УБОП и подвергали его различным пыткам и издевательствам, требуя признаться в том, что он является участником НВФ и совершал преступления террористического характера. Эти незаконные действия происходили с ведома следователя. Пытками и издевательствами сотрудники УБОП требовали от Цечоева Р.Б., чтобы он в присутствии защитника подписал протокол допроса, в котором ими же были состряпаны показания, якобы полученные от него. Обвиняемый, не выдерживая пыток, соглашался подписать протокол допроса в присутствии защитника, а как только адвокат приходил, заявлял ему, что это не его показания и от него требуют взять на себя преступления, которые он не совершал. После ухода защитника сотрудники УБОП вновь начинали пытки и издевательства, но они так и не смогли заставить обвиняемого подписать протокол допроса в присутствии защитника. Цечоев неоднократно передавал через своего адвоката заявление на имя прокурора РСО-Алания, к нему же обращался с ходатайством и сам защитник. Однако прокурор не принял должных мер прокурорского реагирования на незаконные действия следователя и сотрудников УБОП. По сфальсифицированным таким образом материалам следствия Цечоев находился под стражей почти три месяца.

9 февраля 2006 года следователем по особо важным делам ГУ ГП РФ в ЮФО Криворотовым К.Е. было вынужденно прекращено уголовное преследование в отношении Цечоева Р.Б. в части предъявленного ему обвинения в совершении преступлений, предусмотренных ч. 2 ст. 209 и ч. 3 ст. 222 УК РФ на основании отсутствия в деянии состава преступления. В тот же день в отношении Цечоева было возбуждено уголовное дело по ч. 1 ст. 222 УК РФ, которое выделено в отдельное производство из уголовного дела №12/2052 и 18 февраля 2006 года передано для дальнейшего расследования в СО ОВД города Назрани.

22 февраля 2006 года судьей Назрановского районного суда в удовлетворении ходатайства о продлении срока содержания под стражей обвиняемого Цечоева Р.Б. было отказано с избранием меры пресечения в виде подписки о невыезде. 9 апреля 2006 года уголовное дело в отношении Цечоева прекращено в связи с непричастностью обвиняемого к совершению преступления.

Что такое УБОП МВД РСО-Алания, кроме того, что оно является структурным подразделением МВД РСО-Алания? Это "страшилка" для задержанных ингушей и чеченцев, попавших в сети следователей следственной группы ГУ ГП РФ в ЮФО, базирующейся в г. Владикавказе. Когда задержанные ингуши или чеченцы не идут на сделку со следователями и не берут на себя не совершенные ими преступления, следователи им угрожают "следственными экспериментами" в североосетинском УБОПе. Арестованные, зная, что происходит в УБОПе, часто оговаривают себя.

В подтверждение указанного у Комиссии есть копия жалобы адвоката Владикавказского адвокатского бюро № 1 Кодзаевой И.Э, адресованной заместителю Генерального прокурора РФ Шепелю Н.И., в которой она приводит эпизод, связанный со следователем следственной группы Гаджиевым З.К., в производстве у которого находилось уголовное дело в отношении некоего Абуева Х.А., являвшегося подзащитным Кодзаевой И.Э. В жалобе изложен вопиющий случай выбивания под пытками нужных следователю показаний и фальсификации материалов уголовного дела, в частности протокола дополнительного допроса обвиняемого. Следователь Гаджиев в присутствии адвоката угрожал подследственному пытками в УБОПе и наглым образом говорил, что президент дал им такие полномочия- пытать и убивать.

На жалобу Кодзаевой И.Э. почему-то ответил начальник отдела ГУ ГП РФ в ЮФО Бодров А.Д., который указал в своем письме, что "проведенной проверкой в действиях следователя Гаджиева З.К. нарушений требований уголовно-процессуального законодательства не установлено, и что согласно объяснениям обвиняемого дополнительный допрос осуществлялся в присутствии защитника, показания записаны правильно и в протоколе допроса стоит его подпись".

Кому же верить и у кого гражданам искать защиты, если работники Генеральной прокуратуры, наделенные властными полномочиями по осуществлению надзора за деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия, сами нарушают закон и ущемляют конституционные права и свободы граждан? Где искать правду, если следователь, совершенно не стесняясь присутствия адвоката, угрожает обвиняемому пытками и без зазрения совести утверждает, что Президент Российской Федерации чуть ли не обязал его нарушать закон? Утверждение следователя, конечно, беспринципная ложь, однако он находит возможным запугивать обвиняемого именем Президента России. Можно утверждать, что работники правоохранительных органов, применяя в своей деятельности "гаджиевские" методы не только не способствуют достижению максимальных результатов в борьбе с терроризмом, а, наоборот, способствуют еще большему его порождению.

Как хорошо умеют следователи следственной группы фальсифицировать и выстраивать обвинения в отношении невиновных в совершении преступлений лиц можно убедиться и на примере расследования уголовного дела, возбужденного по факту убийства сотрудников ОУР Назрановского РОВД Гагиева И.Я., Костоева Р.И., Альдиева М.Э. и ранения Джаутханова Р.А.

Указанные сотрудники вечером 20 сентября 2005 года, работая в режиме так называемого "свободного поиска", на двух легковых автомашинах приехали на участок дороги, ведущей от автодороги "ФАД-Кавказ - г. Карабулак" к развлекательному комплексу "Золотой дворец" и, заметив стоявшую на обочине дороги автомашину марки "ВАЗ-21099" серебристого цвета, приняли решение произвести проверку находившихся в ней лиц и досмотреть ее. С этой целью сотрудники попытались блокировать данную автомашину. Попытка оказалась неудачной, и четверо находившихся в автомашине неустановленных следствием лиц из имевшегося у них автоматического оружия открыли огонь по сотрудникам. В результате обстрела Гагиев, Костоев и Альдиев получили множество огнестрельных ранений и скончались на месте, а Джаутханов получил два опасных для жизни огнестрельных ранения, но остался жив после длительного стационарного лечения. Преступники, совершившие указанное преступление, не были установлены. Однако следствие решило пойти по самому легкому пути. 17 марта 2006 года по ходатайству следователя по особо важным делам Панченко Ю.И., входившего в известную следственную группу ГУ ГП РФ в ЮФО, Советский районный суд г.Владикавказ принял решение об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении Джаутханова. Этот же следователь 24 марта 2006 года вынес постановление о привлечении Джаутханова в качестве обвиняемого по уголовному делу.

Чтобы показать, как следователь Генеральной прокуратуры РФ, обязанный надзирать за правильным применением органами предварительного следствия положений уголовно-процессуального законодательства при расследовании уголовных дел, обманным путем, в нарушение требований уголовно-процессуального законодательства, путем передергивания фактов и игры слов добивается решения суда об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении сотрудника милиции, отдавшего почти 10 лет работе в органах правопорядка, стоит привести в докладе полностью описательную часть постановления.

Из постановления следователя о привлечении в качестве обвиняемого усматривается, что "старший оперуполномоченный ОУР Назрановского РОВД Джаутханов Р.А. 20 сентября 2005 года, примерно в 18 ч. 30 м., имея умысел на оказание пособничества четверым неустановленным лицам в посягательстве на жизни сотрудников правоохранительных органов и в целях воспрепятствования законной деятельности по обеспечению общественной безопасности,а также из мести за такую деятельность сотрудникам того же РОВД Гагиеву И.Е., Костоеву Р.И., Альдиеву М.Э., обманным путем убедил последних прибыть на участок дороги возле г. Карабулак Республики Ингушетия, где находились его соучастники. После этого четверо неустановленных следствием лиц из неустановленного автоматического огнестрельного оружия причинили множественные огнестрельные ранения Гагиеву, Костоеву и Альдиеву, от которых последние скончались на месте".

Чудовищное обвинение в отношении сотрудника милиции, который сам находился на грани смерти, получил два огнестрельных ранения от этих же неустановленных лиц и чудом остался жив.

В постановлении о привлечении Джаутханова в качестве обвиняемого и в последующих постановлениях о возбуждении ходатайств перед судом об избрании в отношении Джаутханова меры пресечения и продлении срока содержания обвиняемого под стражей очевидно, что следователь передергивает факты, так как не указывает в них (постановлениях) о том, что вооруженное нападение вечером 20 сентября 2005 года неизвестными преступниками было совершенно не только на погибших Гагиева, Костоева и Альдиева, но и на самого Джаутханова, получившего два опасных для жизни огнестрельных ранения. Следователь в постановлении указывает, что Джаутханов "обманным путем убедил Гагиева, Костоева и Альдиева прибыть на участок дороги, ведущей от автодороги "ФАД-Кавказ - г. Карабулак" к развлекательному комплексу "Золотой дворец", расположенному вблизи г. Карабулак, где находились его соучастники". Употребляя словосочетание "убедил прибыть", следователь намеренно попытался ввести в заблуждение суд. Получается так, что Джаутханов убедил приехать своих коллег туда, где их ждали "его соучастники", а его самого как бы с ними не было или же он вместе с преступниками ожидал своих коллег. На самом деле Джаутханов, Костоев, Гагиев и Альдиев подъехали вместе на двух автомашинах к указанному выше участку дороги. По ним одновременно был открыт преступниками автоматный огонь из а/м марки "ВАЗ 21099", когда сотрудники милиции попытались ее блокировать.

Следователь безапелляционно утверждает, что преступники, расстрелявшие милиционеров, являются "соучастниками" Джаутханова. Какие есть основания у следователя утверждать подобное, когда до настоящего времени участники этого преступления не установлены, не задержаны и, следовательно, не допрошены?

Мотив и цель являются обязательными признаками субъективной стороны умышленного преступления. Если Джаутханов совершил данное преступление, то он должен был руководствоваться конкретной целью и мотивом. Следователь надуманно в своем постановлении указал, что Джаутханов совершил преступление "... в целях воспрепятствования законной деятельности по обеспечению общественной безопасности и из мести за такую деятельность". Исходя из изложенного можно сделать вывод, что обвинение в отношении Джаутханова безосновательное и в качестве обвиняемого по уголовному делу он привлечен в нарушение требований статьи 171 УПК Российской Федерации, в соответствии с которой только наличие достаточных доказательств является основанием для обвинения лица в совершении преступления. По этому поводу, в связи с письменными заявлениями, поступившими в адрес Народного Собрания от отца обвиняемого и адвоката Кодзаевой И.Э., депутаты Народного Собрания еще в июне 2006 года обратились к заместителю генерального прокурора РФ Шепелю Н.И. и в своем письме указали, что Джаутханов незаконно и необоснованно привлечен к уголовной ответственности следователем генеральной прокуратуры Панченко Ю.И., что последний применяет недозволенные приемы в расследовании данного уголовного дела. Вместо Шепеля на депутатский запрос ответил заместитель начальника ГУ ГП РФ в ЮФО Кравченко В.П., в котором указал, что "в материалах дела имеются процессуально закрепленные сведения, свидетельствующие о причастности Джаутханова к совершению посягательства на жизнь сотрудников милиции Гагиева, Костоева и Альдиева". Но через некоторое время тот же Панченко вынужден был прекратить уголовное преследование в отношении обвиняемого Джаутханова в части предъявленного ему обвинения в совершении преступления, предусмотренного ч. 5 ст. 33, ст. 317 УК РФ, по основанию, предусмотренному п.1 ч. 1 ст. 27 УПК РФ (непричастность обвиняемого к совершению преступления).

Когда Панченко понял, что уголовное дело по обвинению Джаутханова не имеет судебной перспективы, он возобновил уголовное дело 2001 года, по которому также необоснованно Джаутханов привлекался прокуратурой Пригородного района РСО-Алания по признакам преступления, предусмотренного ч.2 ст. 126 УК РФ, и прекращенного в том же 2001 году.

Во время судебного разбирательства стала выясняться невиновность Джаутханова в совершении инкриминируемого ему преступления. Уголовное дело могло быть прекращено и обвиняемый освобожден из зала суда. Но следствие и здесь пошло на нарушение закона. Для участия в судебных заседаниях стали привлекаться члены общественной организации "Матери Беслана", которые, совершенно не разобравшись в деле, оказывали давление на суд и требовали во что бы то ни стало осудить "бандита". Однако и "Матери Беслана" перестали приходить на заседания, когда, наконец, поняли, в каких целях их используют. Для осуждения Джаутханова не было достаточных оснований, но Пригородный районный суд признал его виновным в совершении преступления по признакам, предусмотренным ст. 126 УК РФ, и осудил к 10 годам лишения свободы в исправительной колонии строго режима. Прискорбно, что МВД Республики Ингушетия и МВД Российской Федерации даже не попытались защитить своего сотрудника и не проверив доводы следствия, бросили его на произвол судьбы. Какой же отдачи в борьбе с преступностью после такого отношения со стороны руководства следует ожидать от других сотрудников МВД?

Комиссия останавливается подробно на данных фактах, чтобы показать неспособность и нежелание отдельных сотрудников правоохранительных органов, уполномоченных государством вести эффективную борьбу с терроризмом, поскольку они больше увлекаются цифровыми показателями ради своих же благ. Стремление правоохранительных органов получать быстрые, осязаемые результаты в борьбе с преступностью всегда чревато нарушениями законности, прав и свобод человека, ущемлением законных интересов граждан. Попемлением законных интересов граждан.и гражданина, правоохранительных органов в борьбе с преступностью всегда чревато нарушениэтому и результаты бывают обратные, совсем не те, которые ожидаются.

И этот обратный эффект заметно отразился на росте преступлений, совершенных боевиками в отношении сотрудников правоохранительных органов. Если в 2004 году на сотрудников правоохранительных органов было совершено всего 4 вооруженных нападения, исключая акцию 21-22 июня, то в 2005 году на сотрудников было совершено уже 17 вооруженных нападений.

Кроме того, в том же году 27 июня в г. Карабулаке убит заместитель генерального директора "Ингушэнерго" В.А. Мольский. 25 августа в г. Назрани совершено покушение на жизнь председателя Правительства Республики Ингушетия Мальсагова И.С., в результате чего убит 1 и ранены 4 сотрудника милиции. 27 сентября группой вооруженных лиц в с. Алхасты Сунженского района в своем доме расстрелян религиозный деятель Белхароев М.М. и ранена его дочь. Правоохранительным органам стало известно, что группу, совершившую убийство последнего, прикрывали еще несколько групп, рассредоточившись в различных местах названного населенного пункта.

18 октября 2005 года участники НВФ в количестве 20-25 человек, вооруженные различными видами стрелкового оружия, гранатометами и гранатами, в камуфлированной форме и масках совершили дерзкую вылазку в с. Яндаре Назрановского района. Они подожгли 6 домовладений, в которых проживают сотрудники милиции. Одно домовладение и находящаяся во дворе этого домовладения иномарка были сожжены дотла. Это домовладение принадлежало сотруднику милиции, участвовавшему в задержании "оборотня в погонах" Плиева Башира, убитого сотрудниками милиции во время задержания. Боевики искали его, чтобы убить в отместку за Плиева, и спасло сотрудника только то, что он не оказался дома. И очень прискорбно, что правоохранительные органы не оказались способными защитить своего товарища, работника, и он вынужден был покинуть республику и уехать работать в другой регион. Удивляет в этой ситуации то, что преступники в течении полутора часов спокойно бесчинствовали и после совершения преступления так же, как после июньского нападения в 2004 году, спокойно ушли. В наводненной в буквальном смысле этого слова всевозможными подразделениями Минобороны и спецслужб республике не нашлось несколько десятков сотрудников, которые пресекли бы бесчинство бандитов, или преградили им пути отхода.

В 2006 году стала продолжаться тенденция снижения количества террористических актов с одной стороны, а с другой - тенденция роста заранее спланированных вооруженных нападений на сотрудников правоохранительных органов. Всего в республике за 2006 год совершено 11 террористических актов, унесших жизни 9 человек, из которых шестеро - гражданские лица, ранены - 15 человек, из них 13 человек - гражданские лица. Предотвращено по информации правоохранительных органов 10 готовящихся на терактов. В том же году совершено 37 посягательств на жизни сотрудников правоохранительных органов, в результате которых убиты 15 сотрудников и 4 гражданских лиц; ранены 37 сотрудников и 5 гражданских лиц. При этом 27 из 37 посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов инициированы участниками НВФ, что показывает значительный рост активности последних в преследовании сотрудников. Кроме того, участниками НВФ расстреляны заместитель главы администрации Сунженского района Губина Г.С. и совершены два покушения на жизни других должностных лиц административных органов власти. Зарегистрированы 4 вооруженных покушения, совершенных неустановленными следствием лицами в отношении сотрудников правоохранительных органов в целях завладения их табельным оружием и другим имуществом.

2006 год отмечен также ростом преступлений, совершенных с использованием стрелкового оружия, гранатометов, различного вида взрывных устройств из хулиганских побуждений или в целях умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества. Неустановленными следствием лицами совершено 32 таких преступления, в результате чего ранены 4 человека, нанесен ущерб чужому имуществу.

Правоохранительными органами на территории Республики Ингушетия за 2006 год по подозрению в участии в НВФ, совершении террористических актов и посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов убиты 31 человек, задержаны 41 человек.

За 2006 год похищены 5 человек. Местонахождение 4 из 5 похищенных лиц не установлено. Труп одного из похищенных был впоследствии обнаружен. В похищении данных лиц участвовали сотрудники правоохранительных органов.

Долаков Увайс Магомедович, 1957 года рождения, житель г. Назрани, был похищен 7 мая 2006 года в г. Назрани неустановленными следствием лицами, одетыми в камуфлированную форму, в масках, вооруженными автоматическим оружием, на а/м марки "ВАЗ 2110" серебристого цвета, г/н "392" - 95 регион. 4 июня 2006 года труп Долакова обнаружен в районе с. Веселое Моздокского района РСО-Алания. Труп был эксгумирован из ямы в присутствии сотрудников правоохранительных органов. По имеющимся у Комиссии данным место захоронения Долакова его близким родственникам за крупное денежное вознаграждение было указано сотрудником РОШ по борьбе с терроризмом на Северном Кавказе. В связи с обнаружением трупа Долакова Комиссия обращалась в прокуратуру РИ и Генеральную прокуратуру РФ с просьбой исследовать местность, где был обнаружен труп, на предмет обнаружения там массовых захоронений жертв других преступлений. Обращение Комиссии осталось без удовлетворения. Уголовное дело по факту похищения и убийства Долакова приостановлено.

27 февраля 2006 года ушедшие в лес за черемшой жители с. Галашки Сунженского района Калиматов Хусен Магомедович, 1987 года рождения и Костоев Азамат-Гирей Доламбекович, 1983 года рождения, не вернулись домой. Обеспокоенные близкие родственники последних с помощью других жителей села организовали поиски. Их обнаружили на третий день: Калиматов был убит, а Костоев ранен. Проведенной депутатской проверкой установлено, что Калиматов и Костоев наткнулись в лесу на группу военных, которая и обстреляла их. По данному факту возбуждено уголовное дело по признакам преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 105 и ч.3 ст. 30 УК РФ. Лица, совершившие данное преступление, были скрыты от следствия и уведены от заслуженного наказания.

11 апреля 2006 года около 6 часов утра сотрудниками правоохранительных органов был оцеплен квартал в Насыр-Кортском муниципальном округе г.Назрань, по ул. им. Гейрбек-Хаджи, где проживает Газгиреев Хусен Алиевич, 1960 года рождения. В его доме временно проживали жители ст. Нестеровской Борчишвили Магомед Халилович и Борчишвили Усман Аббасович, работавшие на техстанции, владельцем которого и являлся Газгиреев. Пытавшиеся скрыться Магомед и Усман Борчишвили сотрудниками правоохранительных органов были ранены. Очевидцы данного происшествия, утверждают, что у Магомеда и Усмана Борчишвили не было оружия, и они не оказывали вооружённого сопротивления сотрудникам. Когда они, получив огнестрельные ранения, упали, сотрудники просто добили их. Затем около них положили стрелковое оружие, боеприпасы, гранаты и засняли на видеопленку. Кроме того, как рассказывают очевидцы, сотрудники заставили соседей Газгиреева выкопать в его дворе небольшую яму. В эту яму они заложили и подорвали взрывное устройство. Производство взрыва тоже было зафиксировано на видеокамеру.

Владельца домовладения Газгиреева сотрудники спецподразделения заставили поднять руки, после чего один из сотрудников выстрелил ему в руку. Избивая и угрожая смертью, сотрудники требовали от него сказать, где он хранит золото и другие ценности. В доме Газгиреева был произведен настоящий погром: ножами исполосована находившаяся в доме дорогая мебель, взломаны полы, разбита посуда. Деньги, золотые изделия, другие ценные вещи, четыре телевизора сотрудники забрали из дома Газгиреева без составления протокола. Кроме всего прочего, сотрудниками были избиты ни в чем не повинные несколько человек, случайно оказавшиеся на территории оцепленного квартала. Раненного Газгиреева задержали и положили на лечение в ИРКБ, приставив к его палате охрану. Сотрудники неоднократно забирали его из ИРКБ, вывозили куда-то на пустырь, где пытками и избиениями пытались заставить взять на себя преступление, которое он не совершал. Впоследствии искалеченный Газгиреев был освобожден из-под стражи и уголовное преследование в его отношении прекращено.

Другой факт, имевший место в ст. Нестеровской Сунженского района, Комиссия приводит в докладе как яркий пример отношения правоохранительных органов к Конституции РФ, Конституции РИ, уголовно-правовому и уголовно-процессуальному законодательству. Сотрудниками МВД ЧР в доме номер 91 по ул. Леонидова в ст. Нестеровской, где проживал сын ныне покойного полевого командира Хейхароева Р. двадцатилетний Ризван Хейхароев были обнаружены члены НВФ. Во время проведения спецоперации последний по указанному адресу был задержан, но члены НВФ, скрывавшиеся в доме, оказали сотрудникам МВД ЧР вооруженное сопротивление. В результате, оказавшие сопротивление трое боевиков были убиты, а один – задержан. Из числа сотрудников МВД ЧР погиб один и трое были ранены.

После завершения спецоперации сотрудники МВД ЧР вытащили из багажника автомашины задержанного Хейхароева Р.Р. и расстреляли его на глазах сотрудников МВД и органов прокуратуры, УФСБ РФ по РИ, МО МВД РФ по РИ и жителей ст. Нестеровская. Сотрудники МВД ЧР, совершив описанный акт произвола, показали своё наплевательское отношение к закону, неуважение к органам власти республики. Трудно понять, чем руководствовались присутствовавшие при убийстве задержанного Хейхароева представители различных силовых структур, но каких-либо мер для предотвращения этого особо тяжкого преступления они не приняли.

Конституция России в статье 119 устанавливает, что правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Правоохранительные органы призваны для того, чтобы защищать Конституцию и законы РФ. О какой борьбе за восстановление конституционного порядка может идти речь, если сами блюстители закона позволяют совершить "грязное" убийство? Если же сотрудники правоохранительных органов не смогли предотвратить убийство задержанного, совершенное каким-то психопатом, то почему виновное лицо не было привлечено к уголовной ответственности и осуждено? Разве это не преступление органов правопорядка, совершенное в форме бездействия? Подобные действия правоохранительных органов оказывают негативное влияние на криминальную и общественно-политическую ситуацию в республике. Такие незаконные, а по сути своей, преступные действия сотрудников правоохранительных органов не только не приводят к ликвидации терроризма, а, напротив способствуют еще большему его порождению. Анализ деятельности правоохранительных органов в сфере борьбы с терроризмом за последние годы подтверждает этот вывод.

За 2007 год совершен всего один теракт, который обошелся без жертв. По информации органов правопорядка за этот же период предотвращено 4 теракта. Вместе с тем следует отметить, что почти вдвое возросло количество преступлений, предусмотренных ст. 317 УК РФ - посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа. За 2007 год совершено 67 таких преступлений, в результате которых убиты 30 сотрудников и одно гражданское лицо; ранены 57 сотрудников и 13 гражданских лиц. Из 67 посягательств 54 произошло в результате вооруженного нападения членов НВФ на сотрудников, и только 13 - в результате оказанного ими вооруженного сопротивления во время проведения сотрудниками спецоперации по их задержанию.

Проведённый анализ показывает, что члены НВФ от тактики террора полностью перешли к тактике индивидуального преследования и убийства сотрудников. Только этим обстоятельством можно объяснить снижение до минимума количества террористических актов, совершенных в республике за этот год.

В 2007 году зарегистрировано 28 преступлений, совершенных неустановленными лицами с использованием стрелкового оружия, гранатометов, взрывных устройств, из хулиганских побуждений или в целях умышленного уничтожения и повреждения чужого имущества, в результате которых ранено 5 человек и нанесен значительный ущерб имуществу жителей республики. Совершено покушение на жизни должностных лиц органов власти, общественных и религиозных деятелей республики, в результате чего погибли 2 человека и ранены 2 человека. С целью завладения табельным оружием и другим имуществом на сотрудников правоохранительных органов совершено одно вооруженное нападение.

Преступниками в 2007 году совершено 13 вооруженных нападений на русскоязычные семьи, в результате которых убиты 21 человек и ранены 6.

Правоохранительными органами проведено за год 13 спецопераций, в ходе которых задержаны 2 человека и убиты 14 человек, подозреваемых в участии в НВФ, совершении терактов и посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

В настоящем докладе Комиссия приводит много примеров о нарушениях законности сотрудниками правоохранительных органов, осуществлявших оперативно-розыскные мероприятия, направленные на задержание лиц, подозреваемых в участии в НВФ или пособничестве им. За 2007 год правоохранительные органы также допускали множество нарушений законности. Так, утром 15 марта 2007 года в г. Малгобек в своем доме сотрудниками правоохранительных органов был задержан Муталиев Хусен Увайсович, 1980 года рождения. В момент задержания Муталиев сопротивления не оказывал. Выйдя на улицу, задержанный вырвался из рук сотрудников и пытался бежать. Стражи правопорядка, не размышляя долго, произвели несколько выстрелов по убегающему Муталиеву. Раненого, истекающего кровью Муталиева сотрудники забросили в а/м "Газель" и, вместо того, чтобы немедленно доставить его в ближайшую больницу, увезли в г. Владикавказ. По дороге задержанный умер. Какое же преступление совершил Муталиев, что сотрудники сочли возможным стрелять по нему? Он был только подозреваемым. За что же убили человека, отняли у родителей взрослого сына? Трудно найти ответы на эти вопросы. Приходится только удивляться, что уголовное дело не возбудили в отношении Муталиева за посягательство на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Комиссия подчеркивает, что это единственный случай, когда органы прокуратуры РИ возбудили уголовное дело в отношении сотрудников, убивших Муталиева, по ст. 286 УК за превышение должностных полномочий. Прошел почти год с момента возбуждения данного уголовного дела, но никто еще не осужден за убийство Муталиева.

30 августа 2007 года в 16 часов 30 минут сотрудники правоохранительных органов, проводившие т.н. спецоперацию у входа в ООО "Визит", расположенного около ФАД "Кавказ", убили жителя с. Долаково Назрановского района Белокиева Ислама Борисовича, 1988 года рождения. Очевидцы утверждают, что у Белокиева не было оружия. Последний был ранен сотрудниками, но вместо оказания помощи с ближнего расстояния произвели в него ещё два выстрела. После убийства на глазах у многочисленной толпы положили рядом с ним пистолет и засняли всё это на видеоплёнку.

Другой, более вопиющий факт беззакония имел место через несколько дней в г. Карабулак. 2 сентября около 18 часов вечера сотрудники УФСБ РФ по РИ и УФСБ РФ по РСО-Алания пытались задержать жителя г. Карабулак Долакова Апти Усмановича, 1986 года рождения. Последний вырвался от них и побежал. Сотрудники ФСБ начали преследовать Долакова, производя по нему стрельбу из пистолетов и автоматов, не обращая внимания на то, что кругом находятся люди. Вынужденные переселенцы из РСО-Алания, проживающие в помещении детского сада, наблюдали за происходящим из окон своего жилища. Пытаясь скрыться от преследователей, Долаков забежал во двор детсада "Рябинка". Во дворе "Рябинки" кто-то из преследователей выстрелил ему в ногу, и он упал, а другой подбежал и произвел выстрел в затылок, от чего Долаков скончался на месте. Откуда появилась граната около трупа Долакова, который был одет в лёгкую маечку и джинсы, очевидцы не видели, но они точно знают, что когда он бежал, в руках у него ничего не было. По данному факту уголовное дело возбудили в отношении Долакова А.У. по признакам преступлений, предусмотренных ст. 317 и ч. 1 ст. 222 УК РФ. Таким образом, видимо, легче было скрыть совершённое спецслужбами тяжкое преступление, получившее большой общественный резонанс.

Произвол со стороны правоохранительных органов и военнослужащих зашел так далеко, что 28 июля 2007 года последние учинили массовое избиение жителей с. Али-Юрт. Это событие связано с обстрелом ночью 27 июля расположения в/ч 3772 в г. Магас и гибелью военнослужащего. По одной из версий военные сами организовали обстрел места расположения своего подразделения, чтобы скрыть совершенное ими же убийство своего сослуживца. Военным, якобы, показалось, что обстрел войсковой части велся неустановленными лицами из с. Али-Юрт, расположенного далеко напротив расположения части. Командиры части (такое решение вряд ли могли принять рядовые военнослужащие) решили наказать жителей с. Али-Юрт. Куда легче наказать ни в чем не повинных людей, чем заниматься поиском виновных. Рано утром 28 июля военнослужащие этой части на БТР-х и другой военной технике выдвинулись в вышеназванный населенный пункт. Они стали врываться в дома сельчан и избивать всех подряд, независимо от пола и возраста. Избили даже 80-летнего старика. На следующий день более двух десятков человек обратились в ИРКБ с телесными повреждениями различной степени тяжести. Эти же люди обратились и в органы прокуратуры республики. Однако должных мер прокурорского реагирования органы прокуратуры не приняли, виновные в массовом нарушении прав граждан наказания не понесли.

На основании Конституции, Закона "О прокуратуре РФ" и уголовно-процессуального законодательства органы прокуратуры Российской Федерации от имени государства осуществляют уголовное преследование в ходе уголовного судопроизводства, а также надзор за процессуальной деятельностью органов дознания и органов предварительного следствия. По многим фактам похищений людей, в которых подозревались спецслужбы, органы прокуратуры республики возбуждали уголовные дела по признакам преступлений, предусмотренных ст. 126 УК РФ. Однако эти дела не расследовались, если не считать формально проведенных предварительным следствием различных процессуальных действий. Все эти дела в установленном законом порядке и в соответствующие сроки приостанавливались на основании ч. 1 ст. 208 УПК. Так, без движения они пылятся в сейфах следователей. По мнению Комиссии, органы прокуратуры, возбуждая уголовные дела по фактам похищения спецслужбами граждан, фактически прикрывали их незаконные действия. Уголовные дела по этим преступлениям, как уже сказано, возбуждены в соответствии со ст. 126 УК РФ, предусматривающей уголовное наказание за похищение человека. В диспозиции ст. 126 УК не содержится описание этого преступления. Однако в теории уголовного права определены мотив и цель его субъективной стороны, которыми преступник руководствуется при похищении человека: выкуп, осуществление выгодной сделки, иная корыстная цель, дающая возможность обогатиться преступнику. За похищение лиц, о которых в докладе идет речь, никто выкупа не требовал, а также нельзя сказать, что похитители преследовали иную корыстную цель для собственного обогащения. Часть похищенных лиц, как сказано выше, спустя определенное время, составлявшее периоды от нескольких часов, дней и до нескольких месяцев, обнаруживались в СИЗО г. Владикавказа, оказывались освобожденными неизвестно кем и неизвестно откуда, были найдены убитыми, а местонахождение многих десятков похищенных граждан не установлено до настоящего времени. Анализ этих преступлений показывает, что похищения граждан в республике совершались именно силовыми структурами.

Во-первых, точно известно, что некоторые люди исчезли бесследно после доставления их в горрайорганы внутренних дел Республики Ингушетия.

Во-вторых, граждане на территории республики похищались вооруженными людьми в камуфлированной форме и масках, в количестве от 10 до 20 и более человек на микроавтобусах "Газель", легковых автомобилях марки "ВАЗ 2109", "ВАЗ 2110", "Нива" и др. без госномерных знаков. Весь этот парк автотранспортных средств можно обнаружить на территории мобильного отряда МВД РФ и УФСБ РФ по РИ. Эти автомашины беспрепятственно, по спецпропускам, проезжали посты ГИБДД МВД РИ.

В-третьих, характер задержания правоохранительными органами впоследствии освобожденных лиц, незаконно содержавшихся под стражей без уведомления близких родственников, идентичен методу и средствам задержания лиц, местонахождение которых не было установлено.

В-четвертых, тот факт, что преступники после похищения человека не требовали выкупа или удовлетворения иных потребностей и вообще не обнаруживали себя тоже говорит о том, что к многочисленным фактам похищения людей в республике имеют отношение силовые структуры.

Правоохранительные органы и сейчас отрицают свое отношение к похищениям людей. Тогда возникают другие вопросы. Кто на территории республики организовал и совершил похищения десятков людей? Если эти похищения людей совершены не сотрудниками правоохранительных органов, то кем они совершены и почему правоохранительные органы допускают, чтобы преступные группы безнаказанно похищали наших граждан? Почему до сих пор не раскрыто ни одно из этих преступлений и не задержан по ним ни один преступник? Тайное рано или поздно становится явным. Как бы не скрывали сотрудники правоохранительных органов свое отношение к этим преступлениям, но установленные факты говорят сами за себя.

Итоги деятельности правоохранительных органов в сфере борьбы с преступлениями террористической направленности на территории Республики Ингушетия в за последние годы по данным Комиссии следующие:

  • количество убитых без проведения следственных действий и суда лиц, подозреваемых в участии в незаконных вооруженных формированиях, пособничестве им, совершении преступлений террористического характера и посягательств на жизнь сотрудников правоохранительных органов - 149;
  • задержано лиц, подозреваемых в совершении указанных преступлений, - 90.

Здесь приведены данные только за 2004-2007 годы. Подробной информацией по предыдущим годам Комиссия не располагает.

Кроме того, следует отметить, что командированные в республику подразделения правоохранительных органов совместно с республиканским МВД принимали участие в задержании лиц, скрывавшихся от суда и следствия за преступления, не входящих в сферу терроризма, а также лиц, занимающихся незаконным оборотом наркотических средств, оружия, боеприпасов, взрывных устройств и взрывчатых веществ. Также необходимо отметить, что на совести у правоохранительных органов и прежде всего у УФСБ РФ по РИ и подразделений МВД РФ, командированных в республику для борьбы с терроризмом, похищенные и пропавшие без вести на территории республики в количестве 157 человек. Из них: не установлено местонахождение 83-х человек; обнаружены трупы семи человек. Остальные осуждены, оправданы судом, освобождены в течение нескольких дней после задержания или во время предварительного следствия. Освобожденных лиц всего 57. По отношению ко всем этим лицам применялись недозволенные методы следствия. Статья 75 УПК РФ гласит, что недопустимыми являются доказательства, полученные с нарушением требований настоящего кодекса, а стало быть, они не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения.

Анализ деятельности правоохранительных органов в сфере борьбы с терроризмом, проведенный Комиссией, показывает, что беззакония, творимые спецслужбами во время проведения следственно-оперативных действий, оперативно-розыскных мероприятий, других силовых операций не только не привели к улучшению криминальной ситуации в целом по республике, а, напротив, усугубили ее. За последние три года преступления, совершенные неустановленными лицами в целях уничтожения или повреждения чужого имущества с использованием стрелкового оружия, взрывных устройств, боевых гранат, гранатометов и другого оружия, увеличились многократно. Если в течение 2002-2004 года таких преступлений по республике было совершено всего 7, то за 2005-2007 годы совершено 60 таких преступлений. Ухудшение криминальной ситуации непосредственно оказало влияние на общественно-политическую ситуацию в целом и привело к ее осложнению.

В уголовном судопроизводстве исключительно важное место занимают принципы уголовного судопроизводства. Все они исходят из признания человека, его прав и свобод высшей ценностью. Ст. 2 Конституции Российской Федерации устанавливает, что "Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства". Принцип уважения чести и достоинства личности состоит в том, что согласно Конституции Российской Федерации достоинство личности охраняется государством, и ничто не может быть основанием для его умаления. Никто не должен подвергаться пыткам, насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Стало быть, суду, прокурору, следователю, дознавателю и органу дознания при выполнении своих процессуальных функций по уголовному делу вменяется в обязанность не осуществлять действий и не принимать решений, унижающих честь и достоинство участника уголовного судопроизводства.

В докладе достаточно подробно изложены отдельные факты, показывающие, что принцип уважения чести и достоинства личности правоохранительными органами попросту игнорируется. Принцип неприкосновенности жилища закреплен в ст. 25 Конституции Российской Федерации. Этот принцип провозглашен в большинстве международно-правовых актов, ратифицированных Россией. Конституционный принцип неприкосновенности жилища обеспечивает право на неприкосновенность частной жизни, уважение личной и семейной тайны, уважение чести и достоинства личности в уголовном судопроизводстве, поскольку именно эти права ограничиваются в наибольшей степени в случае производства процессуальных действий, связанных с проникновением в жилище. Комиссия констатирует, что многие следственные действия, связанные с проникновением в жилище, на проведение которых требовались судебные решения, сотрудниками силовых структур производились с грубым нарушением конституционных прав граждан на неприкосновенность жилища.

Принцип неприкосновенности личности, обеспечивающий право на свободу и личную неприкосновенность, закреплен в ст. 22 Конституции Российской Федерации и гарантируется многими международными правовыми актами, являющимися в силу ст. 15 Конституции РФ составной частью российской правовой системы. Этот принцип определяет основания и условия ограничения свободы человека в уголовном судопроизводстве, а также круг процессуальных гарантий от произвольного нарушения права на личную неприкосновенность. Применение мер уголовно-процессуального принуждения возможно только при наличии надлежаще доказанного фактического основания и соблюдения условий, предусмотренных уголовно-процессуальным законом. Незаконные задержания и содержание лиц под стражей в нарушение требований ч. 1 ст. 96 и ч. 12 ст. 108 УПК РФ без уведомления близких родственников задержанного, применение с ведома следователей насилия в отношении задержанных, содержащихся под стражей, что в некоторых случаях приводило к тяжким последствиям - смерти задержанных, свидетельствует о том, что сотрудниками правоохранительных органов принцип неприкосновенности личности также грубейшим образом нарушался.

Принцип презумпции невиновности закреплен в ст. 49 Конституции Российской Федерации и конкретизирован в ст. 14 УПК. Данный конституционный принцип устанавливает, что каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда. Содержание презумпции невиновности состоит в том, что в силу прямого предписания Конституцией и уголовно-процессуальным законодательством лицо, в отношении которого осуществляется уголовное преследование, считается невиновным вплоть до определенного законом момента, независимо от убеждения лиц, ведущих производство по делу. Только после вступления в законную силу обвинительного приговора суда осужденный может считаться виновным в совершении преступления и подвергаться мерам уголовного наказания. Однако сотрудники органов правопорядка к лицам, задержанным по подозрению в участии в НВФ, совершению терактов, с момента их задержания относятся как к виновным лицам. В докладе приведено множество примеров незаконного задержания и содержания под стражей людей без основания, а также убийств граждан сотрудниками спецслужб без суда и следствия.

Принцип презумпции невиновности также, как и другие принципы уголовного судопроизводства, каждый раз, когда им это было выгодно, нарушался правоохранительными органами в грубой и циничной форме. Принцип законности состоит в требовании точного и неуклонного соблюдения и исполнения Конституции Российской Федерации, положений УПК, основанных на Конституции, государственными органами и должностными лицами. Этот принцип охватывает собой все начала уголовного судопроизводства, является общим по отношению ко всем остальным, в том числе и вышеизложенным принципам уголовного процесса, представляющим собой различные выражения принципа законности, реализации его в уголовном судопроизводстве.

Доказательства при производстве по уголовному делу нельзя получать с нарушением требований УПК. Получение доказательств вопреки требованиям уголовно-процессуального закона непременно влечет юридические последствия. Они теряют законную силу и не могу быть положены в основу обвинения.

В докладе приведено большое количество фактов, свидетельствующих о грубом нарушении, искажении, извращении принципа законности должностными лицами правоохранительных органов, принимавшими участие в проведении на территории Ингушетии силовых операций, оперативно-розыскных мероприятий, следственных действий.

Возможно, что отдельным представителям правоохранительных органов представляется правильным и необходимым нарушать закон при производстве следственных или оперативно-розыскных действий в сфере борьбы с терроризмом. Возможно, им представляется, что нарушать законность при производстве по уголовным делам во время проведения указанных действий более целесообразней и эффективней, чем соблюдать законность. Однако члены Комиссии убеждены в том, что нарушение законности сотрудниками правоохранительных органов недопустимо не при каких обстоятельствах, так как это приводит к более нежелательным последствиям, нежели к положительным результатам.

Правоохранительные органы могли бы добиться наиболее положительных результатов в борьбе с терроризмом, если бы они могли пользоваться поддержкой общественности. Для этого требовалось проведение огромной профилактической работы среди общественности, работы, приближающей общественность к себе, организовывающей ее и мобилизующей на борьбу с этим злом современного мира. Административные, карательные методы в этой борьбе должны были иметь только вспомогательное значение.

Комиссия считает, что сотрудники правоохранительных органов не просто нарушали закон, конституционные права и свободы граждан, но и совершали особо тяжкие преступления как похищения и убийства граждан.

Грубо нарушая требования статьи 152 УПК РФ, следователи Генеральной прокуратуры России осуществляли производство следственных действий в отношении жителей Республики Ингушетия не по месту совершения преступлений, а в г.Владикавказе.

Комиссия особо отмечает, что судами Республики Северная Осетия-Алания выносились по представлениям следователей Генпрокуратуры абсолютно незаконные решения о разрешении проведения обысков в жилищах граждан, проживающих в Республике Ингушетия, признании законными проведенных в их жилищах обысков, избрании и продлении меры пресечения в отношении жителей республики Ингушетия. В соответствии со статьями 152 и 165 УПК РФ ходотайство о разрешении следственного действия подлежит рассмотрению единолично судьей районного суда по месту производства предварительного следствия или производства следственного действия.

Уголовное судопроизводство имеет своим предназначением, согласно Конституции Российской Федерации и нормам уголовно-процессуального законодательства, не только уголовное преследование и назначение виновным справедливого наказания, но в той же мере его предназначению отвечает и отказ от уголовного преследования невиновных, освобождение их от наказания, реабилитация каждого, кто необоснованно подвергся уголовному преследованию. Данное положение уголовно-процессуального закона касается всех лиц, привлеченных незаконно к уголовной ответственности, а также лиц, в отношении которых предварительное следствие велось незаконными методами, а в основу обвинения легли доказательства, полученные с нарушениями требований уголовно-процессуального закона, и впоследствии осужденных на основании таких материалов предварительного следствия.

Обсудив настоящий доклад, Комиссия пришла к следующим выводам и предложениям:

1. Направить настоящий доклад:

  • Президенту Российской Федерации Путину В.В.
  • Генеральному прокурору Российской Федерации Чайке Ю.Я.
  • Министру внутренних дел Российской Федерации Нургалиеву Р.Г.
  • Директору ФСБ Российской Федерации Патрушеву Н.П.
  • Председателю Верховного Суда Российской Федерации Лебедеву В.М.
  • Председателю Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации Грызлову Б.В.
  • Председателю Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации Миронову С.М.
  • депутатам Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации от Республики Ингушетия
  • членам Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации от Республики Ингушетия
  • Уполномоченному по правам человека Российской Федерации
  • Руководителю Общественной палаты Российской Федерации
  • Президенту Республики Ингушетия
  • Министру внутренних дел Республики Ингушетия
  • Прокурору Республики Ингушетия
  • Начальнику УФСБ Российской Федерации по Республике Ингушетия
  • Председателю Верховного Суда Республики Ингушетия
  • в центральные и республиканские СМИ.

2. Предложить Генеральному прокурору Российской Федерации создать и направить в Республику Ингушетия следственно-оперативную группу для расследования массовых нарушений конституционных прав и свобод граждан в Республике Ингушетия, совершенных правоохранительными органами.

3. До конца февраля 2008 года подготовить и провести в Народном Собрании Республики Ингушетия парламентские слушания в связи с массовыми нарушениями правоохранительными органами прав и свобод граждан в Республике Ингушетия. Пригласить для участия в слушаниях представителей соответствующих федеральных и республиканских органов государственной власти.

4. Предложить Председателю Верховного Суда Российской Федерации Лебедеву В.М. принять меры по недопущению нарушений уголовно-процессуального законодательства судами РСО-А.

21 февраля 2008 года

Гласность помогает решить проблемы. Отправь сообщение, фото и видео на «Кавказский узел» через мессенджеры
Lt feedback banner
Кнопки работают при установленных приложениях WhatsApp и Telegram. Качественные фото для публикации нужно присылать именно через Telegram, с обязательной пометкой «Наилучшее качество». Видео также лучше отправлять через канал в Telegram. Каналы Telegram и WhatsApp более безопасны для передачи информации, чем обычные SMS.
Лента новостей

24 сентября 2017, 00:55

23 сентября 2017, 23:55

23 сентября 2017, 23:10

23 сентября 2017, 22:16

23 сентября 2017, 21:37

Архив новостей